Книга «Чужак»

Чужак (Глава 7)


  Детектив
29
36 минут на чтение
0

Возрастные ограничения 12+



День прошёл, а вернее, промелькнул со скоростью недавно посетившего город урагана, потому что злой, измученный зубной болью Лурк срывался на нас с Юджином, раздавая бессмысленные поручения и сгоняя с «не в меру ленивых сотрудников» семь потов ― никак не меньше. Хотя природа и без него сегодня прекрасно справлялась с этой задачей, устроив на улице без преувеличения адское пекло…
Не удивительно, что как только изнуряющее солнце начало клониться к горизонту, а начальник, наконец, решился отправиться к доктору, быстро избавившему его не только от боли, но и от её причины, мы с напарником приползли на берег небольшого городского озера.
Я валялся под деревом на начинавшей жухнуть колючей траве, раскинув руки и ноги в стороны и прислушиваясь к довольному фырканью рассекавшего водную гладь Юджина. Сил не было не только раздеться, но даже пошевелить пальцем, а настырный парень снова и снова звал присоединиться к нему в покорении озёрных просторов, рассказывая дикие байки о водившихся здесь когда-то «монстрах».
― Отстань, приставучий; дай хоть раз за день спокойно полежать… ― блаженно зажмуренные глаза не хотели открываться, хотя над ухом кто-то противно и тревожно жужжал.
― Твоё дело, Дасти. Не хочешь охладиться ― не заставляю, вот только дикие пчёлы с того дерева, под которым ты устроился, кажется, не очень рады такому соседству…
Это замечание подействовало на меня не хуже щекотки от кнута, временно вернув силы, и уже через несколько мгновений я плавал рядом с хихикающим напарником, недовольно бурча про «слишком тёплую воду, которая могла бы быть и похолоднее»…
Оказалось, что лежать на спине, уставившись в раскрашенное закатом небо, очень приятно. Необычно солёная для озера вода поддерживала тело, и оставалось лишь расслабиться, предаваясь мечтам об обещанном Лурком скором отпуске. Надо было всего лишь закрыть все безнадёжные дела и поймать убийцу. Только-то, какая мелочь…
Я хлебнул горькой воды и, вынырнув, зло откашлялся:
― Сволочь Лурк, не видать мне отпуска как своих ушей. Эй, Юджин, господин «водяной монстр», ты что вдруг замолчал ― фантазия закончилась?
Встревоженный внезапной тишиной, обернулся ― мальчишка словно испарился. Пришлось нырять, и, слава богу, что это у забывчивого сыщика получалось неплохо. Вскоре, перепуганный до дрожи, я вытащил потерявшего сознание напарника на берег. Первоначальное предположение, что ему судорогой свело ногу, было безжалостно отброшено, потому что шею парня стягивал тёмный шёлковый шнурок…
Острый кинжал быстро справился с удавкой, а дальше я начал проделывать какие-то странные вещи, смысла которых не понимал ― видимо, сработала та часть памяти, до которой дотянулась дубинка негодяя, лупившего меня в трактире по голове. Как бы то ни было, это помогло ― вскоре Юджин хрипло, с надрывом, но смог дышать самостоятельно.
Я гладил его по бледной, покрытой каплями воды щеке, заглядывая в полные боли и страха глаза:
― Ишь что придумал, негодник… Не смей больше вытворять такое ― я уже сменил двух напарников… Кто это с тобой сделал, помнишь? Можешь говорить, нет? Ну и ладно, давай убираться отсюда, а там разберёмся…
С трудом натянув одежду на мокрое тело, отнёс его в стоявшую неподалёку служебную коляску и, не жалея коней, погнал их в сторону дома. Мне было плевать, как это выглядело со стороны ― выбив ногой дверь, я ворвался в его комнату, держа полураздетого Юджина на руках.
Уложив парнишку на кровать и убедившись, что он нормально дышит, выскочил в общий коридор и, поймав первого встречного соседа, схватил его за грудки, гаркнув как на пожаре:
― Веди сюда лекаря, живо! На одного из «наших» напали…
Вид у младшего агента Дасти Роджа, наверное, был устрашающий ― ещё бы: не успевшая отрасти непривычно короткая поросль волос, с которых на сердитое лицо стекала зеленоватая, уже начинавшая «цвести» вода. Злой, полный решимости взгляд раненого зверя, обещавший убить любого, кто посмеет ему противоречить, а тем более, встать на пути…
Иначе как объяснить реакцию соседа, убегавшего от меня по стенке с выпученными глазами:
― Сейчас, сейчас… будет Вам лекарь, вот же псих…
Я даже не удивился, когда на «вызов» первым откликнулся наш «трупорез» Дохляк Пит, поблизости отмечавший с приятелем годовщину то ли рождения, то ли смерти его собаки. Любившего крепкие напитки «эксперта по мертвякам» такие мелочи особенно не волновали. Он осмотрел Юджина, довольно хмыкнув:
― Да ты, парень, родился в рубашке ― опоздай бешеный Родж хоть на минуту, и всё… А так ― живи дальше, ― и, повернувшись, добавил, ― раздобудь бедняге тёплого молока, какое-то время ему будет трудно разговаривать…
С этой задачей я справился легко ― зашёл в небольшую лавочку напротив нашего «заведения», где симпатизирующая «господину сыщику» толстушка, ободрённая моей улыбкой, принесла и молоко, и сдобные плюшки. Правда, есть их пришлось самому ― напарник медленно, глоток за глотком осушил кувшин, но от выпечки отказался и молча вздыхал, отвернувшись к стене.
Просидев с ним почти до ночи и, видя, как бедолагу трясёт, затопил печь, решив, что пора вернуться к себе. Но его несчастный взгляд был так убедителен, что, смягчившись, я буркнул:
― Ладно, не кисни. Быстро схожу за одеялом и вернусь ― видно, придётся твоему спасителю сегодня ютиться на этом крошечном диване…
Возвращался я в комнату Юджина бегом: внутри что-то беспокойно переворачивалось ― возможно, слишком свежие булки, или не в меру разыгравшаяся фантазия решила меня пощекотать. Зато успел вовремя ― напарник сидел на кровати, поджав под себя ноги и, пытаясь совладать с трясущимися руками, целился из любимого самострела куда-то в пол.
Подумав:
― Вот дурачок ― совсем от страха крыша поехала, ― шагнул вперёд, пытаясь его успокоить, но был остановлен полузадушенным хрипом:
― Не двигайся, Дасти ― там змеи…
В комнате горел только один фонарь, но даже в этом полумраке при неярком свете, исходившим от пламени печи, я заметил чёрные извивающиеся тени. Действительно, очень похожие на змей. Не знаю, как Дасти Родж относился к этим тварям в «прошлой» жизни ― до потери памяти ― похоже, не очень хорошо, и сейчас в душе сыщика проснулась лютая ненависть.
Видимо, раньше я всё-таки работал в цирковом балагане, потому что так лихо управляться со спрятанными за голенищем сапога ножами мог только специально обученный человек. Острые лезвия стремительно вылетели из пальцев, и каждое из них нашло свою цель. Даже сам удивился, не говоря уже о Юджине, так и застывшем с открытым ртом.
Поскольку добавить к выкинутому мной фокусу было нечего, я, вытащив ножи, молча сгрёб ещё трепыхавшихся «вражеские» тела в первую попавшуюся корзину, плотно закрыв её крышкой. Потрясённый напарник, положив самострел на кровать, сделал несколько неуверенных хлопков, которые после моего хмурого взгляда перешли в бурные овации единственного зрителя этого странного представления.
Театрально раскланявшись, буркнул:
― А тебя, смотрю, отпустило… Откуда взялись эти ползучие гады?
Юджин долго откашливался и хрипел, с трудом произнеся:
― Думаю, прежде чем попытаться придушить меня на озере, убийца решил подстраховаться, выпустив змей в комнате. Печь нагрела воздух, и они зашевелились. Я немного разбираюсь в этих, как ты говоришь, ползучих гадах, ― он снова закашлял, краснея от напряжения, ― все они ядовиты. Наверное, чтобы на этот раз уж наверняка покончить с Юджином Норманом…
Я сел на маленький диван, поставив в ногах корзину, и тяжело вздохнул:
― Слушай, Юджин. Ты ― неплохой парень, но работать со мной опасно. Откажись от задания, если надо ― сам поговорю с Лурком… И Дарси, и Остин уже пострадали, а теперь ненормальная сволочь охотится за тобой. Не хочу новых жертв…
Напарник молчал, вертя в руках самострел, и, видя, что он колеблется, я продолжил «атаку»:
― Ты хоть понимаешь, что только чудом выжил? Пошли, не стоит сегодня здесь ночевать ― кто знает, что ещё выкинет этот сумасшедший…
Мы лежали, устроившись вдвоём на одной кровати, притворяясь, что спим. И дело было даже не в неловкости сложившейся ситуации, а том, что оба ждали очередного нападения. Поэтому, когда в дверь забарабанили с криком:
― Пожар! ― не раздевавшиеся на ночь напарники быстро вскочили, ринувшись в общий коридор.
Из комнаты Юджина вырывались клубы дыма. Меня просто распирало от злости:
― Вот же неугомонный, чтоб он сдох…
Голос «погорельца» был на удивление спокоен:
― Как знал, что не вернусь ― забрал с собой документы и ценные вещи. Жаль новые рубашки и штаны, а ещё зимний плащ… Слушай, Дасти, мы же заперли комнату на ключ. Значит, взломал… Убийца был всё время рядом и подслушивал наши разговоры. А ещё он прекрасный наблюдатель ― поверь, я знаю в этом толк и, тем не менее, ни разу не почувствовал слежки…
Мы присоединились к суетившимся огнеборцам, заливавшим огонь из вёдер и других подручных ёмкостей, и вскоре, вытирая пот со лба, я спросил напарника:
― Ты хорошо знаком со своими соседями?
Размазывая сажу по лицу, он вскинул серьёзные синие глаза:
― Справа живёт Жак с семьёй, хороший человек, а слева комната пустует. Думаешь, убийца…
Кивнул и, как только дым развеялся, осмотрел место пожара, быстро обнаружив несколько дыр в стене. Ожидавший в коридоре Юджин всё понял по моему взбешённому лицу и, зачем-то засучив рукава испачканной рубашки, прохрипел, не переставая кашлять:
― Не уговаривай больше ― сам найду и прикончу мерзавца. Дасти, я с тобой до конца, каким бы он ни был…
К нам подошёл Дохляк Пит, сняв огромные, на пол-лица очки, в которых он напоминал странную костлявую рыбу с плешивой головой и ненормально выпученными глазами:
― Кажется, ты сильно разозлил этого типа, Юдж ― три покушения за сутки… Серьёзный парень, да? ― и, видя, что мы не в настроении шутить, добавил, ― без сомнения, это поджог. Вот ещё что ― когда я тебя осматривал, счастливчик, заметил на шее следы очень едкого вещества. На коже осталось пятно, похожее на ожог. Убийца привык иметь дело с алхимическими препаратами; интересно, что в случаях с потерпевшими из клуба любителей мистики тоже были пятна. Думаю, это один и тот же человек ― ищите негодяя с обожжёнными пальцами, возможно, вынужденного постоянно носить перчатки…
Он дохнул на нас перегаром, похлопав обоих по плечам:
― Пошли к Эндрю, мы там немного… э… погуляли. Вам просто необходимо расслабиться, ребята ― вид у обоих слишком напряжённый, а это плохо…
Послушно немного посидели в комнате незнакомого приятеля Пита, сладко спавшего, уронив голову в тарелку с чем-то съестным. Но, выпив рюмку настойки, я вернулся к себе, утащив клюющего носом напарника, где сон, наконец, сморил и нас, хотя бы до утра избавив от растущих как снежный ком проблем…
На следующий день Лурк выслушал мой доклад о вчерашних событиях с видом каменного истукана ― такой он был непоколебимый и мрачный. Но совет дал дельный:
― Узнайте, кто в городе держит змей, и навестите его…
«Следы» змей обнаружились в доме, где раньше проводились заседания клуба «Заблудшая душа», и привёз опасных тварей туда не кто иной, как Адам Чадински. Это смущало, но времени ехать к «покойному» не было, и мы с Юджином направились по известному адресу.
В старом флигеле обитал одинокий и, похоже, глухой на оба уха старик. Он объяснил, что господин «маг» перед отъездом из города заплатил ему за год вперёд, поручив заботится о «зверушках», которых, по словам сторожа, очень любил:
― А я что ― я не против покормить красивых змеек, тем более что мышей в доме полным-полно… А? Что? Не слышу ― говорите громче! ― орал дед, сердито сверкая серыми слезящимися глазами, пока Юджин посмеивался над моими тщетными попытками донести вопрос до «старого пня», ― и нечего так кричать, господин сыщик. Кто ж знал, что змей похитят… Вчера после обеда… А? Что, что Вы сказали?
На обратном пути мы заехали в больницу, навестив Остина и пришедшую в себя Мелену. Она не разговаривала и смотрела с грустью обречённого человека, отчего на душе стало только хуже. Когда дверь в её палату закрылась, я не смог сдержать вздоха облегчения, что не осталось не замеченным наблюдательным напарником. В ответ буркнул:
― Ненавижу такие места… Пора навестить Адама, что-то не так с этими змеями. Кстати, есть новости о нашем лжесмотрителе кладбища?
Юджин нервно бил каблуком сапога трясущийся пол коляски, пока я временно исполнял обязанности возничего:
― Как сквозь землю провалился ― может, он ушёл «к себе»? Если допустить, что «другой мир» на самом деле существует, то было бы логично всем «чужакам» прятаться на Родине. Потому-то мы и не можем схватить убийцу ― после каждого злодеяния он возвращается туда, откуда его не достать…
Я вспыхнул:
― Но, в таком случае, мы обречены на неудачу. Знаешь, не думаю, что все, причастные к этому делу ― «чужаки», и «переход» ― такое уж простое дело, это же не из комнаты в комнату шагнуть. У людей с «той стороны» должно быть временное убежище здесь, и надо его найти.
В голосе Юджина уже не было прежнего оптимизма:
― Допустим, мы найдём место, где они прячутся, возможно, даже, переловим членов этой банды извергов, а дальше-то что? Как будешь объяснятся в суде, кто из почтенных горожан поверит в реальность «другого мира»? Нас с тобой просто засмеют, а потом запрут в сумасшедшем доме…
На это мне нечего было возразить.
Адам встретил нас радостно, как давних друзей; на вопрос о змеях сказал, что этих «красавиц» ему подарил Дарси. Вроде, кто-то из его знакомых учёных уезжал в экспедицию, и было жаль выпускать в лес редких тварей ― привыкшие к жаркому климату, в холодное время они бы погибли без присмотра. «Мистическому» же клубу необычные создания только добавили экзотики, создавая атмосферу таинственности…
Мы с Юджином расстроенно переглянулись ― это был очередной тупик. Я чувствовал, как с трудом сдерживаемое раздражение вот-вот выплеснется в мир, но старался не сдаваться:
― В городе почти всё лето «гостили» циркачи ― по дороге сюда как раз обогнали их повозки. Давай поинтересуемся у этой братии ― не они ли те самые «учёные морды», продавшие Дарси пёстрых змей…
Пока мы с Юджином переругивались с цирковыми, пытаясь их остановить, моё плохое настроение наконец-то нашло на ком оторваться, и на душе полегчало. Не менее заведённый покушениями напарник даже успел размять кулаки и получить пару тычков под рёбра от местного пьянчуги-клоуна. После чего, выпустив пар, мы «нормально» ― с помощью самострела ― поговорили с укротителем местной «живности». Итог был неутешительным ― из змей в цирке доживал свой век только престарелый питон, а это был не «наш размер»…
Мы понуро возвращались к коляске, провожая мрачными взглядами проползавшие мимо цирковые повозки, обитатели которых довольно корчили нам рожи, сопровождая их неприличными жестами и насмешками. Пришлось придерживать раскипятившегося Юджина за воротник, слушая, как он фыркает и пыхтит, словно готовый взорваться паровой котёл…
Я уже поставил ногу на ступеньку, надеясь забраться внутрь и поскорее забыть недавно пережитые унижения, как сзади кто-то сильно потянул меня за сюртук. Только чудо в лице напарника не позволило младшему агенту Дасти Роджу с размаха приземлиться на пыльную, усыпанную крупными камнями дорогу.
Взбешённый, не стесняясь в выражениях, я обернулся, чтобы размазать обидчика по этой пересохшей, заждавшейся дождя земле. Но, наткнувшись на несчастный взгляд вишнёво-карих глаз на милом личике хрупкой молоденькой девушки с двумя короткими, переброшенными за спину косами, замолчал. Её пестрое старенькое платье трепетало на ветру, подчёркивая стройную фигуру и соблазнительность скрытых им форм, от которых невозможно было оторвать взгляд.
Посмотрел на напарника, ища у него поддержки, но тот уже попался в сети любви, о чём говорили его сияющие глаза и идиотская улыбка до ушей. Глядя на него, не верилось, что этот явно потерявший голову дурачок только что пережил три покушения.
― Вот что значит юность, Дасти, ― уныло сказал я сам себе, ― ей всё ни почём… И почему ты, если верить документам, всего-то на несколько лет его старше, чувствуешь себя уставшим от жизни стариком? В чём причина?
Расстроенный, сделал «суровое» лицо, обратившись к этой похитительнице сердец и надеясь отпугнуть её от легкомысленного напарника:
― Сударыня, Вы, кажется, перепутали коляску Тайного Сыска с почтовым дилижансом. Нам не по пути…
Она взмахнула длинными ресницами, покушаясь и на мою душу:
― Простите, господин. Я ― Эмма, сбежала от хозяина цирка. Этот негодяй не хотел отпускать «лучшую наездницу» труппы, удерживая там силой. Сама судьба послала Вас на помощь… Умоляю, довезите до города, если надо, я готова заплатить, ― она открыла висевший у пояса кошель, высыпав на дрожащую ладонь несколько потёртых медяков.
Стараясь не смотреть на жалобно кивающего Юджина, чей умоляющий взгляд начинал меня раздражать, строго отчеканил:
― Сожалею, не положено…
И тут… Шёлковые как крылья бабочки ресницы вспорхнули над большими, несчастными глазами, и по бледным щекам красотки быстро заструились ручейки, вот-вот грозя превратиться в бурные полноводные потоки. Её тоненькие плечики вздрагивали вместе с упавшими на них толстыми косами, словно упрекая бездушного стража порядка:
― Негодяй, изверг, да как ты только посмел обидеть это небесное создание! Нет тебе прощения…
В общем, как-то так ― меня просто перекрутило внутри от стыда, и, крякнув, я нехотя добавил:
― Посторонним не положено находиться в служебной коляске, но… если бы Вы тайком пробрались внутрь…
Дальше я с открытым ртом наблюдал, как по волшебству горькие слёзы исчезли с хитрой мордашки, а её обладательница пулей вскочила в коляску, забившись в самый уголок и нежно проворковав оттуда на радость восхищённому Юджину:
― Вы так великодушны, добрый господин… Я буду сидеть тише мышки, считайте, что меня здесь нет…
Поскольку мы временно остались без возницы, напарник лихо, явно красуясь, вскочил на его место, и, бросив горячий взгляд на улыбавшуюся Эмму, выпалил:
― Садись, Дасти, домчу с ветерком. Кстати, Эмма, я ― Юджин Норман, а это господин Родж. Надеюсь, по дороге Вы расскажете нам о себе. Вас кто-то ждёт в городе, наверное, жених?
Вздохнув, сел рядом с неожиданной попутчицей, отодвинувшись от неё подальше и делая вид, что с интересом рассматриваю проносящиеся мимо деревья. Тем временем, Эмма словно только и ждала возможности излить на нас с Юджином душещипательную историю своей жизни, показавшуюся мне довольно складной и хорошо отрепетированной.
Я пропустил мимо ушей рассказ о несчастном детстве, злом отчиме и тяжёлой работе в цирке на недостойного негодяя. Это было слишком предсказуемо, а потому неинтересно. А вот то, как после одного из представлений к ней подошла милая женщина, представившись набиравшей работниц хозяйкой нового модного ателье ― было занятно. Она пригласила Эмму приехать к ней в город, пообещав обучение и хорошую оплату.
― С чего бы какой-то даме зазывать к себе в модистки не умеющую шить цирковую наездницу? Подозрительно…
Как только мы въехали в город, Юджин предложил подвести девушку к дому и, узнав адрес, резко остановил коляску, с удивлением уставившись на меня. Ещё бы, мы оба хорошо знали это место ― известный в городе публичный дом в самом центре «Весёлого квартала». И, разумеется, никаких ателье поблизости…
Юджин потупился, явно не зная, как сообщить Эмме, что её заманили в ловушку. Так что пришлось самому открыть глаза искательнице лучшей жизни. Её реакция была вполне ожидаемой: бедная девочка то бледнела, то покрывалась пунцовыми пятнами, и, в конце концов, выскочив из коляски и понурив голову, молча побрела в сторону большой шумной улицы, забыв на сидении свой узелок с вещами.
Я с грустью смотрел, как расстроенный напарник догнал её, за руку притащив назад, и опередил его, не дав и рта раскрыть:
― Прости, Юдж, но что мы можем сделать? У нас итак проблем немеряно, и их надо как-то решать ― ты сам остался без крыши над головой, или уже забыл? К тому же, на тебя в любой момент могут напасть. Хочешь, чтобы и Эмма пострадала? Не смотри так… Был лишь один человек в городе, к которому я мог бы её отвести ― старик Шань, но и его больше нет.
На парня было страшно смотреть, впрочем, как и на девчонку: её опустошённый взгляд бродил где-то далеко, и сейчас она точно не притворялась. Теперь её голос звучал совсем иначе ― глухо и устало:
― Спасибо, что подвезли, господин Родж. Не беспокойтесь, я что-нибудь придумаю, ― она взяла из моей руки узелок с вещами и, осмотревшись, быстро пошла в сторону озера…
В отчаянии ударившись головой о коляску и скрипнув зубами:
― Ну вот, Дасти, поздравляю с ещё одной проблемой, ― стукнул напарника в плечо, ― что застыл, болван, догони её: я знаю, где Вы сегодня сможете переночевать, а завтра что-нибудь придумаем…
Мы вышли у дома Адама Чадински, и, достав из пустого фонтана в саду запасной ключ, о котором мне рассказал сам хозяин особняка, я быстро открыл замок на входной двери. Внутри пахло пылью и… одиночеством, и на душе снова стало холодно. Передал молчаливому Юджину корзинку с купленными в соседней лавке продуктами:
― Не боишься остаться в доме «мистика»? А как же «привидения»? Ну и хорошо. Идите вместе с Эммой и осваивайтесь. Тут полно комнат, насколько я помню, гостевые на втором этаже. Выбирайте любую и отдыхайте. Завтра сам поговорю с Лурком, и мы что-нибудь придумаем. Слышал краем уха, что его жене требуется горничная, может, она возьмёт…
Не успел договорить, как сначала Эмма бросилась мне на шею, а потом и Юджин так крепко обнял, что от смущения тут же захотелось провалиться сквозь землю. Вырвавшись из этих неожиданных объятий, я осторожно пожал им руки:
― Устроитесь, погуляйте в саду, здесь так красиво. Лето, луна, темнеет поздно… Утром заеду за вами, позавтракаем вместе. Отдохните и выспитесь, день был трудным.
Я не спеша управлял лошадьми, улыбаясь и вспоминая, как эта славная парочка махала мне вслед, и, несмотря на странную тяжесть в груди, гнал плохие предчувствия прочь. Хотя чёртова интуиция всю ночь нашёптывала, что Дасти Родж снова упустил из виду что-то очень важное и скоро непременно поплатится за это…
P.S. Новая глава будет опубликована в среду 8 мая.

Свидетельство о публикации (PSBN) 68389

Все права на произведение принадлежат автору. Опубликовано 02 Мая 2024 года
Полина Люро
Автор
Окончила МГТУ им. Баумана, работаю
0






Рецензии и комментарии 0



    Войдите или зарегистрируйтесь, чтобы оставлять комментарии.

    Войти Зарегистрироваться
    Обгоняя солнце 6 +7
    Чужак 4 +7
    Чужак 2 +7
    Привет, Серёга! 4 +7
    Рюк - 2 (Враги 20) 0 +6