«Пересказки, часть 38-яя,о… Нашем Герое» из сборника: «Записная книжка» Часть №38: (Глава 38)



Возрастные ограничения 18+



– Пересказки?
– Да!
– Опять?
– Снова. Накопилось, пока был занят «Забытыми морскими небылицами», да серией очередных «Удивлений…». А что?
– Да, ничего, конечно! Слово смешное. Нет такого слова в русском словаре.
– Конечно, нет.
–?
– Но… когда любое другое не подходит, будет не точным, приходится изобретать новое, хотя, конечно, и не претендую быть, как…
– Ну и что оно означает?
– Видишь ли, всё в нашей жизни есть постоянное повторение старого только на новом современном уровне. Помнишь, как у Екклесиаста?..
– Вот только не надо, мол, «…что было, то и будет… и всё суета сует и… томленье духа»! Помню, всё, помню! И что с того?
– Так вот: Пересказки – это удивления чьими-то словами, высказанными когда-то прежде, и записанные здесь в ракурсе собственного сомнения ими, поиска в них… собственной мечты и… Истины. Одним словом, это простой пересказ давно известных мыслей через призму своего мироощущения и определение «зовет» ли он к… Свету!
Итак, сегодня о…
…Впрочем, нет!
Не так!
Пересказать своё восприятие этих очень важных, мне думается, для всех нас, нашей страны мыслей этого необычного автора, из этой необычной книги, выпущенной в 2007 году в очень необычной редакции, – Сретенский монастырь! – своими словами, пожалуй, невозможно.
Во всяком случае, сегодня не возьмусь за это.
Но и не промолчу!
Как бы не были близки к духу первоисточника мои собственные мысли, они всё равно будут неточны, вольны в трактовках, излишни.
А раз так, то применю давно опробованный способ, – читай четвертую Пересказку о Горе Вечности! – выписка особо важных мне цитат из неё, книги.
Итак, сегодня только прямая речь автора, которая удивительным некрикливо рвущим барьеры неведенья и даже мракобесия образом, а лишь тихим спокойным любящим словом, снисходительным повествованием развеивает многие неразумения вокруг великого имени настоящего подлинного народного героя нашей страны, Нашего Героя…

«А правда… она только и есть в народной памяти, не в газетах, а тем более на телеэкране. Клеветнику постичь законы этого народного отбора невозможно, но они единственно справедливы и верны».
«…в 1915 году, когда шла война и в Москве на каждом шагу …он… встречал несчастных калек, вернувшихся с фронта, он отверг предложение дяди устроить отсрочку от призыва, …ответил, что по своему долгу обязан защищать Родину. Попрощался с родными, со своей малой родиной, – ведь на войне всё может случиться, – и стал солдатом. … Окончив учебную команду, вице-унтер-офицер … в составе 10-го драгунского Новгородского полка был направлен на Юго-Западный фронт. Там произошло его первое «знакомство» с немцами. Скоро он стал героем, получив два Георгиевских креста. Солдатский «Георгий» давался нижним чинам «в награду за выдающиеся подвиги храбрости и самоотвержения, против неприятеля в бою оказанные». Одним, 4-й степени, он был награжден за захват в плен немецкого офицера и другим, 3-й степени, — за храбрость в разведке и тяжелую контузию. Были у него и две Георгиевские медали».
Он «…любил родной язык. Его речь была образной, сочной. Он никогда не был многословен, очень четко формировал свои мысли, точно подбирал слова. В этом была его удивительная простота, не ума, конечно же, а сердца. … Не та простота, которая, как говорят в народе хуже воровства. А та, которая исключает всякое лицемерие, позу, двусмысленность, неискренность. Его речь не требовала напряжения ума собеседника, чтобы найти какой-то скрытый смысл…».
Он говорил «…никогда не откладывай на завтра то, что можно сделать сегодня. Имей ввиду, что упущенное время ничем не нагонишь».
«На его письменном столе лежала фотография проекта памятника Александру Невскому, на мече которого были начертаны слова, особо запавшие мне тогда в душу: «Кто с мечом к нам придёт, от меча и погибнет» …».
«Когда отцу предоставили 8-комнатную квартиру, он велел разделить её, оставив только четыре комнаты, заметив при этом, что нард живёт в стеснённых условиях, и ему неудобно жить в таких «хоромах» …».
«Однажды отцу была предложена анкета, сохранились ответы на некоторые вопросы.
– Что вы считаете главным в жизни человека?
– Сознание выполненного долга.
– Какое качество в людях цените больше всего?
– Честность!
– У мужчины?
– Мужество и смелость!
– У женщины?
– Верность и нежность!
– Ваш любимый цвет?
– Цвет неба, голубой.
– Любимый писатель?
– Лев Толстой, Михаил Шолохов, Александр Твардовский.
– Самый талантливый русский полководец?
– Суворов и Кутузов – их разделить нельзя.
– Любимый композитор?
– Чайковский.
– Что не прощаете людям?
– Предательство!
– Знакомо ли вам чувство зависти?
– Да! Всегда завидовал Буденному, – очень он виртуозно на баяне играл, мне до таких высот было не подняться!»
«Однажды на каком-то торжественном собрании к …отцу… протиснулся подвыпивший старый большевик Ермаков. Представляясь, объявил, что он тот самый Ермаков, который участвовал в расстреле царской семьи, и протянул руку для пожатия. Он ожидал привычной реакции – удивления, расспросов, восторга. Но …отец… повёл себя по-другому, чего Ермаков никак не ожидал. Он сказал, …твердо выговаривая слова: «Палачам руки не подаю».
«Помню, как отец сказал Щелокову, приехавшему поздравить его с юбилеем, что при воспитании личного состава необходимо помнить в первую очередь о душе человека: «Каким бы ни был знающим специалист, а если он без души работает, ничего не получится!»…».
«Майор в отставке Владимир Николаевич Фомичев из Екатеринбурга писал мне: «Мы чтим великий полководческий талант Георгия Константиновича, перед которым преклонялись полководцы великих держав. Его боялись наши вожди, и боялись даже его мертвого тела, предав кремации, а не захоронив у Кремлёвской стены, чем вызвали тогда большое возмущение ветеранов…».
«…получила письмо из Санкт-Петербурга…: «…имела счастье быть знакомой с Анной Григорьевной Эдвард. Среди верующих нашего города это имя известно благодаря её духовной поэзии. …Привожу её стихи светлой памяти Маршала Жукова:
Москва и Курская дуга
И Сталинграда котловина,
Какого страшного врага
Ты гнал… до самого Берлина.
И всех, весь мир освободил,
И скрылся вдруг от наших взоров.
Кутузову не уступил,
В опале был, как был Суворов.
Герой, прославленный стократ,
Ты спас отцов, сынов и внуков,
Но даже твой портрет изъят,
Забытый нами маршал Жуков.
И многие прошли года,
И смерть своё свершило дело,
И вспомнили тебя… когда
Твоё уже остыло тело.
Со всех концов, со всех сторон
Стотысячною шли толпою,
Но блеском этих похорон
Не оправдались пред тобою.
Несли все ордена твои,
Как у тебя их было много!
Да не нужны теперь они –
Иные ордена у Бога.
К чему здесь этот блеск теперь,
Когда нездешний льётся свет,
И для тебя открылась дверь
Туда, где смерти нет!»
…»
«Однажды я получила письмо, написанное на листе из школьной тетради крупным почерком: «…9 мая я ходил с братом поздравлять ветерана. Когда я подарил ему фотографию, где Жуков с солдатами, он заплакал и произнес: «это братья мои фронтовые. Земля нам была мать, а Жуков – отец». Многие старые солдаты, как он говорил, узнав о смерти Жукова, плакали и даже есть ничего не могли» …».
…Пересказать, повторюсь, все эти бесконечно искренние, эксклюзивно нежные и несгибаемо верные (от слова верность)… мысли из книги Марии Георгиевны Жуковой «Маршал Жуков – мой отец» невозможно.
В этой её повести столько внутренних исканий, гениальных сомнений, светлой веры… в мечту и Истину, что их можно лишь… повторить, и, может быть, чуть-чуть добавить к ним свое личное соприкосновение с этим поистине легендарным великим Именем…
Нашей семье посчастливилось многие десятилетия иметь своего собственного родного ЖИВОГО ветерана, самого настоящего, призванного в семнадцать лет в ряды Советской армии. Он, старшина Блохин Юрий Васильевич, не любил рассказывать о войне, нечасто надевал свои боевые награды, но, сколько помню, в его, нашем доме всегда висел огромный старый плакат с черно-белой фотографией Георгия Константиновича Жукова, под которой в памятные для себя дни он собирал всю свою, нашу семью.
Ныне нет уже и его, а плакат по-прежнему с нами!
Что интересно, после знакомства с этой книгой, когда вдруг очень захотелось нарисовать портрет великого маршала-героя, поиски того плаката на волнах вездесущего Интернета не привел к положительному результату. Пришлось рисовать с маленькой фотографии старенького плаката в своем гаджете, от чего задача, безусловно, сильно усложнилась. Зато по завершению её вдруг как-то сама на одном дыхании пришла строчка-рифма:
Он наш, поистине кумир
И современник… мой,
Вернувший Миру жизнь и мир,
И радость, и покой.
Он – не герой, нет-нет… Он – Бог,
Сошедший вдруг с небес!
Жаль, Мир не понял до сих пор,
И он, увы, исчез,
Как улетал Иешуа,
И Дух Святой вослед,
как всё уходит… навсегда
Великое на Свет.

Автор благодарит своего критика и корректора (ЕМЮ) за оказанную помощь.
20.09.2019г.

Свидетельство о публикации (PSBN) 23089

Все права на произведение принадлежат автору. Опубликовано 29 Ноября 2019 года
Еквалпе Тимов-Маринушкин
Автор
...все сказано в прозе, но больше в рифме - она не управляема...
0






Рецензии и комментарии 0



    Войдите или зарегистрируйтесь, чтобы оставлять комментарии.

    Увы-увы, не знаю сам! 2 +3
    Родительское собрание 3 +3
    Потерянные 4 +2
    «Морские байки ложь, да в них намек, командирам всем урок» 8 +2
    Принимаю решение... верное. 2 +1

    «Об тройной интеграл на палубе не споткнешься»

    Октябрь, вероятно, 1984 года. Город-герой Ленинград.
    Одно из старейших военно-морских училищ страны.
    Кафедра «Корабельного устава».
    …Как вчера это было. Аура того времени и того города оживает стоит лишь взять в руки эти записки. Вп.....
    Читать дальше
    446 0 +1

    Сапог, подвинься

    Рассказ, из книги «Курсантские байки восьмидесятых».. Читать дальше
    378 0 +1

    Гимнастика для беременных

    Аннотация не требуется... Читать дальше
    318 1 0




    Добавить прозу
    Добавить стихи
    Запись в блог
    Добавить конкурс
    Добавить встречу
    Добавить курсы