Дилекта


  Фантастика
179
31 минута на чтение
0

Возрастные ограничения 0+



Дилекта! Твой свет озаряет темное пространство вокруг меня и моих братьев и сестер. Ты такая красивая! Ты светишь нам для того, чтобы мы жили. Ты наша мать, и мы любим тебя. Я мчусь вдоль твоей орбиты, рассекая звездный ветер, что послан тобой, словно ласка материнской ладони – нежное прикосновение к щеке. Ты тоже любишь нас, я это чувствую.
И сейчас я хочу рассказать тебе о том, что ты создала.

Ты – наша звезда, а мы – твои дети. И мы вечно будем вращаться вокруг тебя, согласно траектории, что ты нам назначила. Мы родились после тебя, но, о, счастье, почти сразу. Ты не была одна, и больше не будешь.
Мое появление из проплида не было столь захватывающим, как твое. Ты возникла из того же газа и пыли, но воссияла огнем и светом, сжигая водород и превращая его в гелий. Осветив эту часть пустой материи, ты вдохнула жизнь в маленькую часть бескрайнего космоса. Часть – которую я теперь называю домом.
Я слышу, как ты поешь. И песня твоя греет нас. И звучит она бесконечно, ничто не способно прервать ее или заглушить — на то Темный закон тишины.

Ты величественна и единственна в моей жизни. Благодаря твоему появлению, родился я. Хоть и не первый — всего лишь третья от тебя планета по счету. Но надеюсь, что любишь ты меня ровно также как моего брата или сестру, что роились передо мной. Мы разные, но отличаемся лишь в деталях. Основа наша едина – это ты, мать миров, Дилекта. Звезда, что царствует коронованная оранжевым пламенем.

Первой родилась Игнис, она вращается ближе других к тебе. И имеет возможность слышать твою песню в первом ряду. Я бы многое отдал, чтобы побыть хоть один оборот на ее месте.
Игнис очень похожа на тебя, словно маленькая копия. Она пылает похожим желтым светом, и хотя поверхность Игнис бурлит не так яростно, но тебе все равно удалось передать ей свою сильную красоту. Бушующие реки раскалённой лавы и огненные фонтаны. Вечно активная поверхность ее неустанно кипит, и в кипении этом, Игнис прославляет тебя! Момент рождения я не застал, но отлично помню, как она стала той планетой, что является сейчас. Размером Игнис была куда больше, чем сейчас. Но пролетающие мимо назойливые метеориты измываясь уменьшали ее, откалывая кусок за куском. И вот однажды, после сильной бомбардировки, она стала настолько маленькой, что ядро ее воссияло огнем. Мать Дилекта, я уверен, ты страдала, наблюдая, как непокорные куски холодной тверди разрушали твою дочь. Но они же и довели ее до идеала. Теперь Игнис совсем как ты, а значит прекрасна. Она так мала и горяча, что ни один бунтующий астероид не смеет прикоснуться к ее раскалённой поверхности. И в этом есть ее защита. Может быть так и было задумано. Превращение Игнис во благо ее будущему, но что за расчет такой, согласно которому страдает твое дитя.

Лишь несколько мелких осколков Игнис забрал в темную пучину космос. Самые больше ждала судьба более радостная. Их приютила Глория.
Я уверен, что во всем бескрайнем космосе нет звезды прекраснее тебя, Дилекта. Точно также, как во мне нет сомнений, во всей тьме не найдется планеты красивее Глории. Она в три раза больше Игнис, и удалена достаточно чтобы не пылать тем же огнем. Ее розовый туман окутавший всю поверхность плотной завесой, отражает твое сияние. Она сверкает словно метал, переливаясь из оттенка в оттенок. Глория видом своим вызывает восторг. Я нахожусь сразу после нее, и это счастье, когда оборот за оборотом мы встречаемся. Она радует меня прелестью своего темно-розового света, а я стараюсь пролететь мимо не так как раньше, хотя это и невозможно. Или возможно, но слишком незначительно, чтобы это было заметно. Однако мне кажется она ценит мои попытки. Я думаю она смеется, хоть и не слышно, согласно Темному закону тишины: «Достойны звука, лишь несущие свет».

Глория не только бесконечно прекрасна. Она также переняла твою силу заботы. Как я говорил, осколки Игнис, что были приговорены улететь в бесплодную темноту или растворится в огне притянутые тобой, Глория смогла сохранить. Она позволила им жить на своей орбите, отточила до идеальной формы, и теперь они служат ей, небесными украшениями, что кружат подле нее. Ее спутники Сервус, Вирум и Уксорем сияя металлическим светом переливаются словно стальные бусинки, окрашенные в синие и зеленые оттенки. И так она стала еще красивее.
Мы живем в твоей власти, Дилекта, в твоем мире. И мир этот далек от определения спокойной гавани. Этот мир постоянно меняется, и жить в нем было бы куда опаснее, если бы ты не защищала нас. Ничто не остается без твоего ведома. Но скажи, Дилекта, те страдания, что обрушиваются на твоих детей. Это то, что осталось без твоего внимания, или часть большого замысла. Ведь ты любишь нас, я убежден в этом, и когда мы страдаем – страдаешь вместе с нами. Но я не хочу верить в существовании хотя бы мига вне твоего контроля. Значит все происходящее часть задуманного тобой. И значит должна существовать достаточно веская причина для твоих страданий. Потому что, мать миров, я не могу представить что-либо
равноценное твоей боли. Мы крутимся подле тебя, но для чего. Ты создала нас силой своей энергии из проплида, чтобы не быть одинокой. И слава тебе, Дилекта. Но что, если кому-то, точно не мне, но кому-то, могла бы прийти в голову мысль, что дети твои — лишь случайная аномалия. Что мы остаточное вещество, после твоего рождения. Тогда это бы означало, что нет для нас твоей материнской любви. Конечно, это несуразная глупость. Я живу в надежде, что подобные мысли полные отчаяния никогда не возникнут у моих братьев и сестер. Ведь конечно ты любишь нас, ты наша мать. И другой истины быть не может. Ты освещаешь каждый оборот наших жизней, даришь тепло и энергию. Без тебя, не было бы и нас.

Но что, если и ты не так одинока в своем подобии. Что если, мы такие же спутники твои, словно спутники Рекса или Глории, а ты, Дилекта, звонко и ярко летишь по окружности вокруг своего прародителя, чего-то столь значимого и громадного, что мой скромный мир не смог бы осознать, столкнувшись с ним нос к носу. Вдруг ты не центр, а лишь часть другой сложной системы, в которой твои дети, лишь ничтожные крохи, недостойные занимать значимое место в общей картине.
Летая от оборота к обороту, по одной и той же траектории, очень сложно видеть мир во всех его размерах, пропорциях и плоскостях. Но чтобы там не было, ты все равно остаешься центром моей жизни. Ты моя мать – Дилекта. И я верю, ты любишь нас.
Твой талант создавать прекрасное безграничен и непостижим. Я горжусь, что появился в твоем свете. Я часть тебя, как и Фрат. Фратер — мой ближайший из братьев. Он практически мой близнец, только имеет спутник. Ты создала его сразу после меня, и сделала это с тем же постоянным великолепием. Мы твои дети. И несмотря на то, что он дальше от тебя, я уверен, его ты любишь не меньше. И надеюсь не больше.
И как близки мы с ним и похожи. Мы летим вблизи или порознь – не важно. Виднеется ли он на фоне темной мглы, что соткана из блестящих соседних семей, или же в свете твоего жара, он прекрасен во всем. На нем можно разглядеть то разнообразие чудес, что ты создала. Эти чудные горы и пустыни, поглощенные песочными волнами. Эти волшебные плоские леса из чудаковатых растений. Фрат так быстро разросся ими, что я и не успел заметить, как его бурлящая и кипящая поверхность преобразилась в водяную спокойную гладь, прячущую в своих глубинах целый мир разнообразных форм и причудливых составов. И вот я уже тону в море любовной завести к своему великолепному брату.

Но и это был не конец. Чудесные события начали происходить на поверхности Фрата. Это было что-то необыкновенное. Его величественная морская поверхность разразилась оплотами суши. Каждый участок был не похож на другой и дрейфуя в водном покрове, они сходились, создавая горные массивы, настолько прекрасные, будто созданы были специально. На участках суши возникали удивительные растения, захватывающие все больше пространства. С каждым оборотом, я наблюдал за появлением новых объектов на поверхности Фрата. Это обилие и разнообразие поражало, и совсем неудивительным стал тот момент, когда я услышал на нем музыку света. Это было не то привычное сияние, каким ты озаряешь нас. Это был свет жизни. Музыка появилась на поверхности Фратера, и он стал еще прекраснее, куда прекраснее, чем раньше. Смысл наполнил его. Мой брат стал храмом жизни. И этот дар был посвящен тебе, Дилекта. Разнообразные, странные и смешные, жуткие и милые, большие и маленькие по отношению друг к другу существа начали населять мир Фрата. Они дружили и враждовали, объединялись и боролись. Они словно молились, да, это несомненно была молитва жизни. Они вели себя словно мы, настолько, насколько им позволяла Дилекта. Они мерили свою жизнь твоим светом. Делили его на день и ночь. Днем одни трудились, пока другие прятались и отдыхали, а ночью менялись местами. И эта активность вызывала во мне восторг. Еще больший восторг охватил меня, когда одни из существ начали воспевать тебе песни. И это подтверждало сияние внутри них, иначе я не смог не услышать ни звука. Они просыпались с твоим озарением их жилищ и начинали восхвалять тебя. Жаль, что недолго длилась прекрасная эпоха. Они не смогли долго жить с твоим сиянием внутри. Глупая несдержанность существ выпустила сияние наружу, и это было прекрасно. Они начали видоизменять все вокруг себя, они переделывали Фратера. Я дивился наблюдая за этим, пока не заметил, что мой брат стонет от боли. Эти существа поглощали Фрата, пытаясь окончательно вырваться из-под его контроля и подчинить его. И однажды, я увидел, что это им удалось. Существа управлялись с каждым его действием, они поглощали каждое событие и передавали ему направление собственной выгоды. И это стало грустно. В один из оборотов существа, увенчанные светом, не смогли прийти к мнению кто станет главным правителем храма жизни, и они начали отнимать друг у друга сияние. Их оружие сначала было маленьким и опасным только им самим, но вскоре боль окутала поверхность братской планеты. Существа наносили все больше и больше повреждений своему дому. А кто не любит свой дом – тот не любит твой свет, что создал его, а кто не любит твой свет – тот несет разрушение, и в первую очередь для самого себя. Сияние начало гаснуть в существах, а там, где тьма – там и гибель. Они выпустили объект, видимо целясь в своих братьев, но попали в спутник Фрата, заставив того сойти с орбиты и в итоге бесследно исчезнуть. Очень скоро, моря и океаны, которые завораживали своим бунтующим и беспокойным нравом, превратились в лужицы. Растения на Фратере начали засыхать, существа умирать, унося с собой красоту сияния жизни. Фрат опустел.

Рекс – наш большой брат! Титан маленького мира. Твой сын исполинских масштабов, Дилекта. Твое гигансткое дитя из примеси водорода и амиака. Темно-коричневые и черные облака, растянувшиеся по окружности планеты сменяли друг друга. Его вид ошеломляет. На заднем плане он пристально следит за границами нашей системы. Бессмертный, холодный и огромный. Он вселяет ужас в тех, чья траектория хотя бы по касательной направлена в сторону нашего дома. Я видел, как отразил тысячу атак, как он успевал заградить своим массивным телом нас почти от каждого удара. Его оборот вокруг тебя длится в десятки раз дольше, но странным образом ему удается оказаться в том месте, где он нужен. Он принимает астероидные удары с непоколебимым спокойствием, будто он осознал свою задачу и гордо выполнял роль планеты-магнита окруженный свитой из шестидесяти одного спутника. Летевшие в нашу сторону незваные гости были либо похоронены в недрах водородного шторма-гиганта, либо были захвачены мощной силой притяжения и присоединялись к его вечной миссии. Большая часть кружившихся вокруг Рекса спутников были мелкими, но находились экземпляры размером с каждого из нас, меньших братьев и сестер. Все атаки, что смог отразить Рекс, могли с легкостью вымести нас с материнской орбиты.
В тот оборот, когда Игнис пострадала, тот миг, когда и без того маленький шар стал крошечным, я уверен, он защищал нас. Точнее меня. Две метеоритные тучи неслись к краю нашего спокойного мира, одна волна была направлена на меня, другая приходилась на учесть Игнис. Уверенно вращаясь вдоль пограничной окружности нашей системы, успев в ключевой момент, Рекс сумел поглотить и принять на себя большую часть первой бомбардировки, мелкие остатки ее трусливо бросились за приделы нашего дома. Но несмотря на то, что вторая волна была немного позже, верный защитник не сумел закрыть собой вход в межпланетное пространство, и рой мерзких холодных камней, врезаясь крушил всё, что вставало у него на пути к тебе, Дилекта. Метеориты так и растаяли бы внутри твоего высокоградусного тела, но Игнис оказалась щитом, принявшим весь урон.

Умоляю прости меня, мать миров, но в тот момент, смотря на происходящее, Игнис издалека приобрела почти то же величие, что имел Рекс. Жертвуя собой, она на мгновение перестала быть маминой дочкой и превратилась в бесстрашного защитника, готовая отдать собственное тело, для спасения Тебя.
Так и каждый отдал бы себя, ради твоего спасения. А сейчас твоя поверхность начала краснеть и расширяться. По мере того, как твоя поверхность угрожающе приближалась к нам, я все ближе подпускаю к себе самую жестокую из истин. Жизнь начинает покидать тебя, Дилекта.

Первой стала Игнис. Малютка так на тебя похожа, что исчезает почти незаметно. Та, что так хотела походить на тебя, теперь стала частью тебя. Ее огонь стал твоим огнем, ее горящие реки металла, теперь паром протекают внутри тебя, образуя причудливые вихри. Игнис всегда мечтала об этом, и ты подарила ей эту радость.
Но это не конец. Твое расширение продолжалось, и ты забирала все больше объектов родной системы. Когда ты прикоснулась к Глории, она содрогнулась. Столь сильная тяга к тебе не давала ей ни секунды покоя. Она дрожала от предвкушения участи Игнис. Она понимала, что от слияния с тобой станет еще прекраснее. Я знал, что больше не увижу Глорию. Что больше не смогу насладиться красотой ее темно-розового тумана. Больше не увижу лиловые облака и бордовые горы. Мне стало невыносимо жаль того времени, когда я пролетал мимо сестры с холодным рутинным вниманием. Она казалась мне столь обыденной и знакомой. Но только когда взгляд был устремлен на ее гибель, я увидел ее по-новому. Металлические горы начали плавиться, переливаясь красочными вихрями. Это было безумие цветов. Они бросались из крайности в крайность, испуская свет не знакомый мне ранее. По мере приближения твоих окраин к Глории, достаточно быстро вся поверхность моей прекрасной сестры превратилась в море растопленного металла, отражающего твой свет розово-синими оттенками. Зрелище было шикарным, хоть и скоротечным. Постепенно планета начала рассыпаться в конусообразную форму. Глория тянулась к тебе, спешила вернуться туда, где родилась. Торопилась скорее стать частью тебя и закончить смертельное воссоединение.

И вот он я перед тобой! Я теперь ближайшая планета к тебе, теперь я твой самый верный спутник, твое бесконечно преданное дитя. Я здесь, замечаешь ли ты меня? Все горы, что были взращены, все вихри поднятые мной, все реки пущенные по мне – все это для тебя! Бери их, они мой последний дар
тебе. Любила ли ты меня, также сильно как я тебя? Печально ли тебе, от прощания со мной?
Я чувствовал, как оборот за оборотом Фратер и Рекс приближались к авангарду событий. Мне был понятен их интерес, они хотели видеть конец своих родных, а также примириться с собственной кончиной. Я готов встретить твои смертельные объятия. Готов растаять в жаркой душе твоей сущности.

Внезапно маленькие сорванцы Рекса, устремляются к тебе, попутно сталкиваясь с Фратом. Они спешат, летя, через пространство между трех планет, торопятся перебраться через границы нашего солнца, и сгореть, пылая от твоего последнего жара. Лишь верные и самые крупные бойцы отряда Рекса никуда не сбежали, не смея покинуть свой пост, оставаясь на защите наших космических тел. Под градом обезумевших спутников Рекса, Фратер начинает все ближе приближаться ко мне. Чудом ли, или задуманным и просчитанным тобой путем, они не задевают меня, но ударами своими смещают Фратера ближе к тебе, да так, что ось его вращения, сначала приближается к моей вплотную, а потом и вовсе обгоняет ее по близости к тебе, Дилекта. Сначала мне показалось, что мы столкнемся с Фратером в процессе этого последнего танца, но после того как он обогнул твой слепящий диск, я увидел, как стремительно он несётся к тебе. Первыми твоей поверхности достигают мелкие безумцы. Яркий салют из микровзрывов вспыхнул на твоей поверхности, они взорвались яркими красками и погибли столь же быстро, сколько спешили прикоснуться к тебе. И почти сразу за ними следует Фратер. Мой милый брат, снова вызвал во мне зависть. Опередив меня, он поспешил скорее прильнуть к тебе, но тем самым отвел мне еще немного времени насладиться твоим великолепием. Мы остались вдвоем с Рэксом, он двигался по траектории за мной, в окружении своих верных поданных. Я знал, что он уйдет последним. Тот, кто защищал нас с момента своего возникновения, выполнит свой долг, только когда защищать будет больше некого. Тогда он сможет спокойно принять свою участь. А значит больше нет вариантов – я следующий. Границы твоего жара уже достаточно близко, что бы во мне закипели реки.

В эти последние обороты своей жизни, я вдруг осознал, с какой скоростью ты поглотила Игнис, затем Глорию, после выскочившего вперед Фратера, а теперь и меня. Твой рост замедляется, и границы все медленнее отодвигались от твоего сердца. И самое главное — до Рекса рост остановится. А значит вы останетесь вдвоем. Ты и твой верный рыцарь, который рожден чтобы защищать тебя и твоих детей. Он будет наблюдать за тем, как ты медленно
начнешь остывать, отдаляясь все дальше от него. Могли ли вылетевшие спутники Рекса или рывок Фратера быть попытками спасти меня, чтобы ему не пришлось в одиночку наблюдать всех, кто ему был дорог. Этого я не узнаю. Мой миг присоединения к тебе уже неизбежен.

Мне бесконечно жаль, что мой путь подошел к концу, но все же я жил в прекраснейшем из миров. Мир наполненный твоим сиянием. И сейчас я горд, что ухожу в это самое сияние и стану частью его. Ты приближаешься и меня начинает рвать по частям. Уже все перестало иметь значение, вся вселенная сузилась до этого мгновения. Я начинаю двигаться к тебе навстречу. Я почти с тобой. Твой огонь касается планеты и меня наполняет покой. Все именно так, как и должно произойти. Я рвусь к тебе, и проникая в слои твоего испепеляющего жара, я становлюсь тобой. Я счастлив, теперь мы будем единым целым, Дилекта, я вернусь туда, откуда пришел. Твоя любовь грела меня столько времени, а теперь она поглощает меня. Я счастлив, потому что теперь я снова часть тебя.

Свидетельство о публикации (PSBN) 22303

Все права на произведение принадлежат автору. Опубликовано 17 Октября 2019 года
И
Автор
Автор не рассказал о себе
0