Книга «Тюльпаны»

"Тюльпаны". Глава 8. Часть 1. (Глава 16)



Возрастные ограничения 12+



ГЛАВА 8.

Стас отключился от платформы и упал на колени. За окном «Тюльпанового сада» был малиновый рассвет. Он стал раскладывать вещи по своим местам.
Из открытых окон шла приятная утренняя морская прохлада, от которой становилось легче дышать. Он убрал за собой все улики, заварил фруктовый чай и, закинув ноги на стол, стал размышлять.
Он был рад вернуться в реальность. Сервер «М1» оказался невыносимым испытанием, тем, от которого хотелось как можно быстрее избавиться. После влажного мира, который утонул в болоте и кишит скользкими агрессивными существами, действительность, в которой он оказался, была раем. Действительность, в которой не нужно быть начеку, в которой можно расслабиться и чувствовать себя в полной безопасности, приносила невыносимое удовольствие. Мысль о том, что современный человек при этом всём успевает жаловаться, вызвала у Стаса приступ смеха.
Закинув ноги на стол и потягивая фруктовый чай, Стас смотрел в даль комнаты «Тюльпанового сада» и разговаривал сам с собой.
«Да что вы, черт возьми, постоянно жалуетесь? Всё вам не так, никогда не бывает, как вы хотите, вот только что вы в этом мире видели? Ничего. Ваши мозги — бескрайняя пустошь, будто море, которое уходит за горизонт. Да-да, именно так. Вы живёте в безопасности, в городе, который переполнен едой, в городе, в котором нет войны и все люди относительно равны, но при этом умудряетесь говорить, что что-то вас не устраивает.»
Стас допил чай и, поднявшись со стула, весело закричал: «А правильно ли мы вообще живём? И мир, который кажется нам истинным, заслуживает ли он право на жизнь?»
По комнатам «Тюльпанового сада» пошло эхо. Он успокоился, сел и закинул ноги на стол. Похоже, сестра была действительно права — люди сходят с ума от этого.
Стас подумал о том, что было бы хорошо поесть. Он достал еду, которую наготовила ему мама, но, посмотрев на неё, положил обратно.
Ничего не хотелось, кроме как пойти домой и лечь спать. В двери постучал Андрей. Он с улыбкой протянул Стасу руку:

— Ну как ты?

— Нормально, обычный рабочий день, без приключений.

— Да уж, работа у нас скучноватая, но зато стабильная. Есть время, так сказать, планировать свою жизнь. Вам, молодым, такое не нравится, но вот когда стукнет за тридцать, время начинает идти по-другому, год за два. Всё и сразу не бывает, а вот если действовать по-немногу и планировать наперёд, тогда от жизни будет толк.

— Меня моя работа устраивает. Лучше сейчас не найти.

— Абсолютно правильно рассуждаешь. Тебе, можно сказать, повезло. Я в твоём возрасте работал на рыболовном судне, и это было ужасно. Видишь эти шрамы?

Он вытянул пред Стасом свои руки.

— Откуда они?

— Порезал рыболовной сетью. Платили неплохие деньги, но, честно тебе скажу, оно того не стоит.

— Понимаю.

— Так что цени, что имеешь.

— Ценю.

— Ладно, ты, наверное, устал, не буду тебя задерживать.

Они пожали друг другу руки, Стас накинул на плечи рюкзак, отдал Андрею ключи и с улыбкой и лёгкостью на душе вышел из «Тюльпанового сада».

Чайки кричали и разбрасывали мусор, который лежал в контейнерах. Стас погрузился в мысли и мечтал лишь об одном — только бы сегодня не встретить Анжелику. Солнце поднималось всё выше, а воздух становился слаще и насыщенней. Ярко-голубое небо приветствовало всех, кто был здесь. Стас думал о неповторимости своего мира и не спеша шагал домой. Город сегодня был необычно живым и гармоничным, спокойным и умиротворяющим.
Стас шел в надежде не встретить ни одного знакомого лица, как вдруг он услышал крик:

— Стас! Стас, постой, ты куда собрался?

Стас от злости закатил глаза, но, обернушись, увидел Витьку, и его настроение сразу же подскочило.

— Витька, ты что здесь делаешь?

— Да вот, с Каролиной решили выбраться в люди, так сказать. Не только же дома сидеть. А я так и знал, что тебя тут встречу.

— А где же Каролина?

— В магазин пошла, за одеждой.

— А ты почему не с ней?

— Не могу я. Уж слишком долго она там всё выбирает. Мне нужен свежий воздух, а от похода с ней по магазинам я становлюсь нервным.

— Я недавно приходил к вам.

— Разве? Каролина мне ничего об этом не рассказывала.

— Может, забыла.

— Хм, на неё это не похоже, обычно она помнит всё и обо всём.

— Ну, видимо, не в тот раз.

Витька посмотрел по сторонам:

— Так что, может, по кофейку? Или лучше по пиву?

— Мне неприятно тебе отказывать, но я, честно, очень устал.

— Ничего страшного, я тебя понимаю, сам ведь работаю. Тебе после смены нужно поспать.

— Ты не обижаешься?

— С чего бы вдруг?

— Спасибо тебе. Ты заходи на днях к нам в гости. Отец, мама и Вика будут очень рады тебя видеть.
— Да всё пытаюсь, планирую, вот только не по плану сейчас всё идёт. Работы много, хочется отдохнуть, ты меня понимаешь. Да ещё и Каролине нужно внимание постоянно уделять.

— Понимаю.

— Но это ничего, все трудности временные. Просто сейчас так нужно, нужно много работать, чтобы нам было за что жить.

Витька задумался, а потом добавил:

— Достойно жить.

— Ты прав.

— Ну, ты не расстраивайся. Чего с таким кислым лицом стоишь? Я к вам обязательно загляну на чай. Как там твоя работа?

— Да работа как работа. Стабильно, даже и рассказать особо нечего.

— Наверное, вдохновляет охранять сколько серверов?

— Серверов?

— Но ты ведь не маяк охраняешь, а то, что внутри его.

— Ты что-то об этом слышал?

— О чем именно?

— О серверах.

— Да честно говоря ничего особенного я о них не знаю. Коллеги на работе рассказывали. Говорят, первый сервер был создан военными, это была симуляция войны или что-то в этом роде, чтобы подготовить военнослужащих психологически к боевым действиям. Но потом бюджет армии сократили, многие были уволены, поэтому группа программистов начала создавать их в качестве развлечения для людей. Идея развивалась, дело росло, до того момента пока государство не решило всё запретить.

— Как ты думаешь, почему они это сделали?

— Что именно?

— Запретили серверы.

— Ну ты же знаешь, этому государству лишь бы что-нибудь запретить. А если серьёзно, то вроде бы это стало проблемой. Людей, которые подключались к серверам, переставала интересовать реальная жизнь, я слышал даже о сектах, которые им поклонялись, но думаю, что всё это миф, любит наш народ всё приукрасить и преувеличить. Запретили и запретили, что с того? Сухой закон тоже хотят ввести, вот тогда люди по-настоящему будут возмущаться, а эти симуляции — не велика потеря, я считаю.

— Да, ты прав.

— А вот и Каролина идёт.

Стас обернулся и увидел движущийся силуэт с пакетами.

— Так что? Точно не хочешь с нами куда-нибудь зайти?

— Точнее некуда, я действительно сейчас могу думать только о сне, у нас ещё будет время, не расстраивайся.

Витька натянул улыбку, по нему было видно, что он не хотел отпускать Стаса, но он просто протянул ему руку:

— Ну, тогда всего хорошего.

Стас пожал брату руку.

— Увидимся.

Стас пошёл домой, пытаясь не оглядываться на Каролину.

Он подумал, что у его брата очень добрая душа, насколько добрая, что это его и погубит. Прийдя домой, он снял с себя обувь и увидел, что его семья завтракает. Вика читала книгу, отец с мамой о чем-то болтали. Все обратили внимание на Стаса. Мама обрадовалась, увидев сына.

— Ну что, рассказывай, как отработал?

— Отработал как обычно, ничего нового. Витьку видел недалеко от «Тюльпанового сада».

— Серьёзно? И что же он там делал?

— Ходил с Каролиной по магазинам.

Отец от услышанного подавился супом, прокашлялся, а потом сказал:

— Ох уж эта Каролина, опять тратит Витькины деньги. Сама ни гроша не заработала, а чужое так она сразу готова.

Мама ответила:

— Уже не чужое, они практически семья.

— Да знаю я такие семьи, на пару месяцев их ещё хватит. Витьку только жалко, доверяет он ей и слушать никого не хочет.

— Ну сколько можно об одном и том же? У него уже своя жизнь, пусть сам и решает.

Отец перевел взгляд на Вику.

— Вика, а ты чего молчишь постоянно? Это твой брат, скажи хоть что-нибудь.

— А что мне сказать, если до меня уже всё сказано?

— Не знаю, скажи, что думаешь, семье интересно узнать твоё мнение.

— Я думаю, нужно перестать это обсуждать и дать Витьке спокойно жить. Человек учится на своих ошибках, и если Каролина разобьет ему сердце, то в будущем он будет аккуратней и не допустит подобного.

Мама подхватила:

— Правильно, Вика, вот она в два раза младше тебя, зато в два раза умнее. Никому она не нравится, но это его выбор, мы должны принять её, чтобы он был счастлив.

Стас начал выкладывать на стол контейнеры с едой, мама посмотрела на него испуганно.

— Не поняла, а почему ты ничего не ел?

— Да что-то аппетита не было.

— Ты хоть не заболел?

Мама дотронулась ладонью к его лбу.

— Нет, чувствую себя хорошо, просто не хотелось есть.

— И что ты, голодным теперь собираешься спать пойти? Это не дело, давай я тебе что-то приготовлю.

— Но я ведь не голоден.

— Как ты можешь быть не голодным, если целый день ничего не ел? Что положить?

— А что есть?

— Есть картошка с мясом, есть суп.

— Картошку.

— Отлично. Не голодный он, ты на него посмотри, целый день не ел.

Отец посмотрел на Стаса:

— Ну что, когда на рыбалку? Пока ещё погода есть.

— Не знаю, а когда будет такая возможность?

— Дядя Женя мне место новое посоветовал, говорит, клёв был такой, что он не успевал удочку закидывать. Но ты знаешь его, он любитель преувеличить, хотя проверить однозначно стоит.

Мама поставила пред Стасом тарелку с едой.

— А Вика с нами поедет?

Сестра посмотрела на него устало.

— Ты же знаешь, я не люблю рыбалку.

— Вик, ты вообще из квартиры выходишь?

— А если мне и дома неплохо, зачем что-то менять?

— Не злись, я просто спросил, вдруг тебе скучно.

— Когда мне будет скучно, я тебе об этом скажу.

Стас перевёл взгляд на отца.

— Поедем, в ближайшее время поедем.

Стас доел картошку, залпом выпил стакан вишнёвого компота и сказал:

— А сейчас мне нужно поспать. Был рад вас всех увидеть.

Мама засмеялась:

— Мы тебя тоже, Стас, сладких снов.

Стас вышел из кухни, закрыл двери комнаты и достал из рюкзака пачку рисунков. Взглянув на них усталым взглядом, он сам себе произнёс «не сегодня», скинул одежду и, закутавшись в одеяло, моментально провалился в сон.
Проснулся он от того, что его будила сестра.

— Стас, проснись, ты что, двадцать пять часов проспал?

— Что?

— Ты вообще вставал?

— Нет ещё, а что случилось?

— К тебе пришли.

— Кто?

— Вот выйди и посмотри, ты так всю жизнь проспишь.

— Кто бы говорил. Ладно, встаю я, спасибо что разбудила, не знаю, что на меня нашло.

Вика вышла из комнаты. Стас стал лениво одеваться, почёсывая затылок и думая о том, кого же это к нему ещё принесло. Не сказать, что он не был рад гостям или любому вниманию, просто не любил, когда его застают врасплох. Одевшись, он посмотрел на себя в зеркало сонным взглядом и вышел. В подъезде его ждали одноклассники Леша и Борис.

— Привет, парни. Какими судьбами?

— Да так, хотим тебя кое с кем познакомить.

— Ого, как загадочно. Мне аж интересно стало.

— Помнишь, о чем мы говорили в прошлый раз?

— Да, но я ведь сказал, что это невозможно.

— Да ты просто поговори с ним, ничего такого.

— Ну, поговорить я всегда не против.

Они пошли по дворам и вышли к детской площадке. На лавочке, докуривая сигарету, сидел мужчина лет сорока. Все дружно поздоровались с ним и присели рядом. Мужчина начал первым:

— Честно говоря, Стас, о тебе мне уже рассказали. Ты серьёзный парень, и я не хочу тратить твоё время. Смотри, у меня есть деньги, это минимум две твои зарплаты. Я отдам их тебе, если ты впустишь меня в «Тюльпанов сад» и дашь возможность подключиться к серверу.

Он достал пачку денег из кармана и показал их.

— Я слышал, что от этого люди сходят с ума, именно поэтому их запретили, не так ли?

— А от чего сейчас люди не сходят с ума? Почему о других проблемах никто не говорит, да и кто на самом деле сумасшедший, тот, кто запрещает информацию, или тот, кто хочет её узнать?

— Почему Вы так сильно хотите сделать это?

— У меня есть личные причины, это не тема для разговора. Я предлагаю тебе сделку, выгодную сделку, поверь, такой шанс даётся не каждому. Сводишь за них свою девушку в ресторан или купишь ей что-то, она будет в восторге от тебя.

— Предложение хорошее, но я вынужден отказаться.

Одноклассники посмотрели на него, будто на подобный ответ никто не рассчитывал. Леша сказал:

— Стас, ты чего? Какая тебе разница, что может случиться?

— Я уже об этом говорил. Там везде стоят камеры, меня могут уволить.

— А кто за этими камерами смотрит?

Он задумался, что бы такого сказать, чтобы от него отстали.

— Ну, у нас проверки есть. Деньги это, конечно, хорошо, но если я потеряю работу, они меня не спасут, ничего лучшего я уже себе не найду.

Все затихли, мужчина докурил и кинул окурок себе под ноги.

— Хорошо, я понял тебя. Какая вероятность того, что проверка тебя заметит?

— Вероятность есть всегда.

— Но ведь она минимальная, верно?

— У меня есть деньги, я дам тебе три твоих зарплаты, неужели в тебе нет желания рискнуть и помочь хорошему человеку?

— Помочь человеку у меня всегда есть желание, вопрос только в отсутствии возможности. Как Вы думаете, почему мои коллеги этим не занимаются?

— С чего ты взял, что они этим не занимаются?

— Тогда почему Вы не договоритесь с ними?

Все опять затихли, мужчина продолжил:

— Хорошо, чего ты хочешь?

— Я хочу, чтобы моя семья была счастлива.

Он засмеялся.

— Благородно. Я дам тебе четыре твоих зарплаты, и эта цена действительно завышена в четыре раза. Ты сможешь купить за эти деньги для своей семьи всё, что захочешь, или даже если тебя уволят, ты сможешь жить за эти деньги ещё полгода.

— Я и так себе особо ни в чем не отказываю, я просто пытаюсь делать свою работу, и если государство запретило это, значит, так нужно.

— Ты у нас слишком правильный, да?

— То, что я не оправдал Ваших надежд, не значит, что я такой правильный. У каждого свои приоритеты, мой на данный момент — сохранить работу. В этом нет ничего такого, возможно, каждый из вас на моём месте поступил бы также.

— Но ведь Стас, тебя просят просто помочь. Дело не в деньгах, дело в том, что…

— Послушайте, ребята, а вы не думали о том, что своим отказом я наоборот помогаю? Что вы вообще знаете о том, с чем хотите столкнуться?

Незнакомый мужчина засмеялся.

— Парень, а что ты знаешь об этом?

— Я знаю, что люди от этого сходят с ума, знаю, что это вызывает зависимость, знаю, что действительность кажется недействительной после того как увидел другие миры. Всё становится безразличным, ведь реальность, в которой мы живём, абсолютно скучна и тосклива, и всё, о чем будет думать человек после того как подключился к серверу, это как бы увидеть и ощутить на себе это ещё раз.

— Ты говоришь так, будто сам подключался.

— Я говорю о том, что знают все. Говорю о том, почему старый военный маяк у нас в городе прозвали «Тюльпановым садом», хоть и ни одного цветка там не растёт. Если люди что-то спрятали от людей, то какой смысл вскрывать этот гнойник и ковыряться в нём?

— Ты не понимаешь, о чём говоришь. Нам оставили огромное наследие, тысячи умов работали над этим на протяжении нескольких десятков лет, ты думаешь, они этого заслуживают? Думаешь, они хотели бы, что бы их огромный труд просто спрятали, а люди об этом забыли?

— Я думаю, что у каждого своё мнение об этом, и Вы не имеете права меня осуждать за мой выбор. Вы можете считать меня слишком правильным, но и неправильных людей сейчас слишком много. Если хотите попытать удачу, то попробуйте договориться с моими коллегами, я свою позицию озвучил.

Присутствующие огорчились от такого ответа и будто бы ушли в себя. На минуту все затихли. Мужчина пытался подобрать слова чтобы переубедить Стаса, но этих слов не было. Леша сказал:

— Стас, ты чего? Мы же ещё со школы тебя знаем, ты изменился. Ты действительно изменился.

Стас присел с ними на лавочку.

— И в какую сторону, как ты думаешь?

— В худшую. Тебя просят помочь, а ты отказываешься.

— Разве это помощь, когда мне предлагают деньги? Это не помощь, а сделка. Помощь делается людям абсолютно безвозмездно, мы говорим о разных вещах.

— Но…, — Мужчина перебил Лешу.

— Он прав, он абсолютно прав. Я не буду тратить твоё время, очевидно, что тебя не переубедить, просто хочу сказать, будь поаккуратней с этим.

— С чем именно?

— С тем, что ты делаешь. Свобода освободит тебя, но изначально она убьёт тебя изнутри. Я вижу тебя и вижу то, что ты в скором времени скоро станешь видеть.

— Я не понимаю, о чем Вы.

— Скоро ты всё поймёшь и вспомнишь о словах, которые я тебе говорил. Пойдёмте, парни.

Леша вскочил с лавочки.

— Но ведь как это? Мы ведь ни о чем не договорились.

— Всё в порядке, все так, как оно должно быть.

Мужчина встал с лавочки, а за ним поднялись и одноклассники. Он крепко пожал Стасу руку и сказал:

— Будь аккуратней, Стас. Возможно, скоро ты всё поймёшь, и когда ты сможешь видеть, не говори мне ничего, просто улыбнись и кивни.

Стас не понимал, о чем речь, и поскорее хотел избавиться от этих людей.

— Отлично, так и сделаю.

Одноклассники ушли, не попрощавшись с ним. Было немного неприятно, но потом он переубедил себя, что больше неприятностей принесли они ему, а не он им. Успокоившись, Стас пошёл в сторону дома. Улицу стало разогревать утреннее солнце. Сонные люди, зевая, выходили во дворы и наполняли жизнью места, где стояли серые многоэтажки. Стас ещё раз подумал о том, что произошло. Ему стало неприятно от мысли, что он подвёл одноклассников, но всё же виноватым он себя не чувствовал.
О чем говорил незнакомый мужчина? Вероятно, он был просто сумасшедшим, и не пустить его в «Тюльпанов сад» было абсолютно правильным решением. Дело было не в деньгах, дело было в осознании, что людям это не нужно. Стас вынул деньги из кармана и пересчитал их, а затем пошёл к ближайшему киоску и взял бутылку крепкого пива. Он посмотрел по сторонам. Наблюдая за миром вокруг, он вдруг понял, что стал его видеть по-другому, и от этого по коже пошли мурашки. Люди казались ему не личностями, а безликими чужими программами, которые, будто роботы без глаз, передвигаются по этому миру наощупь в надежде хоть как-то его понять и осознать.
Небо стало затягивать черными тучами со стороны моря. Стас выбросил пустую бутылку в урну и пошёл домой. На кухне в одиночестве сидела Вика. Стас снял обувь и подсел к сестре.

— Вика, чего ты в одну точку смотришь? Все нормально?

— Зачем эти парни приходили к тебе так рано? Это выглядело странно, будто что-то срочное.

— Родители дома?

— Нет, дома только я и ты.

— А где они?

— Понятия не имею. Ты так и не ответил на мой вопрос.

— Я даже и не знаю, что ответить. Я попал в странную ситуацию. Эти два парня мои бывшие одноклассники.

— Я знаю. Лёша и Борис, я помню их со школы.

— Так вот, сегодня они привели ко мне какого-то мужчину, он предлагал мне деньги за то, что я проведу его в «Тюльпанов сад».

— Сколько он предлагал?

— Около четырёх моих зарплат.

— Откуда он знает, какая у тебя зарплата?

— Не знаю, возможно, просто предположил. Они были очень настойчивы, но я им отказал. Неловко получилось, думаю, парни обиделись на меня. Они явно от меня такого не ожидали.

— Ты поступил правильно.

— Этот мужчина был каким-то странным. Не знаю, он не понравился мне с первого взгляда. Говорил о каких-то странных вещах, будто фанатик.

— Что он тебе говорил?

— Он говорил что-то о том, что сейчас меня видит, и в будущем я тоже смогу видеть.

— Вика засмеялась, лицо Стаса оставалось серьёзным.

— Что смешного я сказал?

— Вот когда ты сможешь видеть, мы с тобой об этом и поговорим.

— То есть, по-твоему это весело?

— А почему нет? В последнее время ты стал каким-то слишком серьёзным.

— Я? Серьёзным? Вот так, значит?

Стас резко поднялся со стула и стал щекотать сестру. Вика, не сдерживая смеха, пыталась его от себя оттолкнуть.

— Стас, хватит, остановись, сколько тебе лет?

Она продолжала смеяться, но Стас остановился лишь после того, как у сестры хватило сил его от себя оттолкнуть.

— Вот так, значит. Не любишь брата.

— Ты же знаешь, что я не переношу щекотки.

— Если ты будешь говорить, что я стал слишком серьёзным, то я вообще тебе рассказывать ничего не буду.

— Ну извини, ты что, обиделся?

— Нет, я не обиделся, просто мне кажется, что ты не воспринимаешь всерьёз всё то, что я тебе говорю.

— А чего ты волнуешься? Ты ведь ему отказал, верно? Не думаю, что ты увидишь его ещё раз, а даже если увидишь, откажешь ещё раз. Зачем ты создаёшь проблему там, где её нет?

— Ничего я не создаю, и вообще, весь этот диалог ты затеяла. Кто ко мне пришёл и почему так рано, уж слишком ты любопытная.

— Ты мог бы не рассказывать мне об этом, если бы не хотел.

— В следующий раз я так и сделаю.

— Ладно, Стас, не горячись, начинаешь, как маленький.

— Так я слишком серьёзный или как маленький?

— Ну это уже тебе самому решать.

— Меня больше другое интересует.

— Что же?

— Что мама оставила нам поесть?

Стас поднялся из-за стола и заглянул в холодильник. Обнаружив там несколько кастрюль, он переключился на посуду, которая стояла на плите. Здесь была чугунная сковорода с тёплой картошкой и мясом. Стас спросил у сестры:

— Будешь?

— Нет, спасибо, я ела.

— Что же ты ела, если тут ничего не тронуто?

— Не нравится мне эта картошка, слишком она жирная.

— А по-моему, она нормальная.

— Ну, если по-твоему она нормальная, то бери её сам и ешь.

— В детстве ты не была такой грубиянкой.

— Детство давно закончилось.

Стас взял себе глубокую тарелку и стал накладывать в неё со сковороды теплую картошку с горой. Для него это блюдо сейчас было таким аппетитным, что он был не против начать есть его прямо со сковороды.

— Приятного аппетита, Стас.

— Спасибо.

Вика встала из-за стола и ушла к себе в комнату. Стас, наконец, принялся за еду. Он был невероятно голоден и не мог думать больше ни о чем другом. Съев целую тарелку, он почувствовал, как по его желудку растекается приятное тепло, но потом вспомнил ситуацию с одноклассниками, и его настроение опять упало. Появилось чувство, что он поступил с ними неправильно, но впустить незнакомого человека в «Тюльпанов сад» было бы ещё большей ошибкой, чем отказать в помощи своим друзьям. Тем более, человека, который с первого взгляда тебе неприятен. Как же всё-таки сложно чувствовать. Особенно неодобрение других людей. Вероятно, именно это чувство и рушит современное общество, поскольку человек, в большинстве случаев, становится не тем, кем он хочет видеть себя, а тем, кем его хотят видеть другие, даже не подозревая об этом.
Стас поставил грязную тарелку в раковину и выглянул в окно. Мир уже не казался ему таким огромным и бесконечным, как в детстве, а наоборот, теперь он был тесным и ужасно предсказуемым. Небо стало затягивать черными тучами всё сильнее, откуда-то издалека стали доходить первые звуки мощного грома, от которого в квартире дрожали стёкла. Эта погода его успокаивала. Казалось, что серый и скучный мир за пределами его квартиры вот-вот смоет водой, и он возродится заново.
Стас достал пачку рисунков и стал рисовать. За окнами квартиры начался ливень. Моргая усталыми глазами, Стас окончил свой набросок, а после укрылся тёплым одеялом и снова провалился в сон. Проснувшись, он с испугом посмотрел на будильник. Время показывало, что он опаздывает. Хаотично натягивая на себя одежду, он думал о том, чтобы ничего не забыть, затем схватил рюкзак и щелкнул замком входной двери.
На улице пахло сыростью, воздух был влажным и тяжелым. Солнце пряталось за густыми черными тучами. По дороге ездили одинокие автомобили, разбрызгивая лужи колёсами. Стас шел быстрым шагом, оглядывая окрестности. Вот уже издалека стала видна верхушка величественного «Тюльпанового сада». Михалыч, зевая и потягиваясь, ждал Стаса у входа.

— Ну как ты, Стасик? Выспался?

— Да как-то не особо.

— А что ж такое?

— Понятия не имею, чем больше сплю, тем больше хочется.

— Понимаю тебя, у меня тоже такое было. Меня пока в армию не забрали, дома спал по 10-12 часов и вечно чувствовал себя уставшим. А вот в армии на сон было по шесть часов, и всегда полно сил и энергии. Кто знает, как это работает.

— Согласен.

— А я вчера из окна смотрел, волны на море метра по четыре были. Давно я такого не видел. Всю жизнь на море живу, но оно не перестаёт меня удивлять.

— Море — это сила.

— Как там отец?

— Всё в порядке.

— Что-то давно я его уже не видел.

— Так Вы в гости приходите.

— Да неудобно как-то без приглашения.

— А как он Вас пригласит, если вы не видитесь?

— И то правда, может, как-нибудь и зайду. Ты скажи ему, что Михалыч привет передавал.

— Обязательно передам.

— Ну ладно, Стас. Побежал я тогда, вот тебе ключи, всего доброго.

— И Вам не хворать.

Михалыч, подкурив сигарету, ленивой походкой стал отдаляться от «Тюльпанового сада». Стас закрыл за ним двери, позавтракал и стал бродить по этажам. Он рассматривал серверы и думал о том, что, если они все пронумерованы, то в этом здании должен быть журнал, в котором указано, какая реальность находится под каждым номером. На его рабочем столе лежала стопками старая документация и журналы. Стас побежал к ним и скоро нашел то, что искал. Это было невероятно. Под каждым номером было краткое описание сервера. Сердце стало биться так сильно, что он отложил журнал, чтобы отдышаться. Мужчина, который предлагал ему деньги, искал что-то конкретное. И он знал о существовании этого журнала, так как без него в этом бардаке было бы невозможно что-то найти. Стас начал читать журнал, как вдруг на одном из полей вместо описания сервера нашел рисунок. Семь колец внутри треугольника. Он закрыл журнал и побежал на первый уровень, чтобы найти сервер «Б 66». Когда Стас его обнаружил, то был удивлён. Сервер был без пыли, выглядел новым, как будто его недавно использовали. Всё это выглядело странно. Первой мыслью было вернуть сервер назад и пойти листать журнал. Но затем он взял с собой сервер «Б 66» и понёс его к платформе. Тюльпаны, таймер, подключение.

Свидетельство о публикации (PSBN) 57224

Все права на произведение принадлежат автору. Опубликовано 01 Декабря 2022 года
Константин Энбо
Автор
Они обернулись, и я увидел в их глазах надежду. Я подбежал к воротам и открыл огромный навесной замок, а за ним и двери, повалил тяжелый, елово-цитрусовый..
0






Рецензии и комментарии 0



    Войдите или зарегистрируйтесь, чтобы оставлять комментарии.

    Девять 2 +1
    "Тюльпаны". Глава 2. Часть 2. 0 0
    "Тюльпаны". Глава 3. Часть 1. 0 0
    "Тюльпаны". Глава 3. Часть 2. 0 0
    "Тюльпаны". Глава 4. Часть 1. 0 0







    Добавить прозу
    Добавить стихи
    Запись в блог
    Добавить конкурс
    Добавить встречу
    Добавить курсы