Книга «Тюльпаны»

"Тюльпаны". Глава 9. Часть 1. (Глава 18)



Возрастные ограничения 12+



Глава 9.

Стас отключился от платформы, но, несмотря на глубину этого путешествия, он чувствовал себя сконцентрированно и умиротворённо. Будто все его мысли сложились в единый пазл и вещи, которые раньше были непонятными, стали вдруг ясны. Чувствуя глубокое прозрение, он пришёл к выводу, что не стоит всё это воспринимать всерьёз, так как в его власти ещё сотни серверов, которые, возможно, могут предложить учение глубже и мудрее, чем предложила ему ведьма.

Стас подошёл к окну и впустил в комнату солёный запах моря. Он вдохнул полной грудью и сказал сам себе: «Она всего лишь один из миллиона персонажей, не стоит так напрягаться, всё самое интересное ещё ждёт меня». Вспоминая красоту ведьмы, он чувствовал легкую дрожь. Было в ней что-то такое, что он всю жизнь искал, и осознание того, что он не забрал это с собой, печалило его. У неё была сила не принадлежать никому, и от этого она манила ещё больше.

Закрыв окно и убрав за собой, Стас почувствовал, что ужасно хочет есть, но даже съев все запасы, он так и не утолил свой голод. Из окон «Тюльпанового сада» было видно, как просыпается серый неуклюжий город. Он был похож на картину из пикселей серого цвета, которая, видимо, по замыслу художника, должна нести в себе изображение и какой-то посыл, но только если смотреть с определенного расстояния.

Первыми на улицах стали появляться дворники. Шёпот старой метлы, которая убирала пыль с холодного утреннего асфальта, стал разноситься по двору. Затем проснулся общественный транспорт, чтобы развозить небольшие группы людей. Всё работало однообразно, без сбоев. Стабильность и ритм города заставляли их коренных обитателей скучать и зевать, пока настанет лето и прибудут туристы. Они давали этому городу новое дыхание и связь с внешним миром.

Стас посмотрел на время и понял, что уже через полчаса сюда должен прийти Андрей. Он собрал свои вещи, закрыл все окна и спустился вниз, чтобы встретить его. Андрей с ухмылкой на лице приближался к «Тюльпановому саду». Он пожал Стасу руку.

— Ну, как смена?

— Всё как и обычно, ничего нового.

— Скучно?

— Терпимо.

— А я вот приболел что-то, с температурой на работу пришёл.

— Может, нужно было взять выходной?

— Ничего страшного. Какая разница, где лечиться, тут или дома? Вот зашёл в аптеку, целый пакет таблеток несу. Слушай, Стас, ты на смене ничего такого не находил?

— Какого?

— Сейчас подумаешь, что глупость скажу.

— Ну, если не скажешь, то я точно ничем помочь не смогу.

— В кошельке я носил с собой билет. Счастливый билет. Он притягивал удачу, вот только пропал он, и найти я его не могу. Кажется, последний раз я видел его на работе, но с этими сквозняками его могло занести в любой угол здания.

— Нет, не видел, а если и видел, но просто не обратил внимания. Если найду что-то похожее у себя на смене, то обязательно тебе сообщу.

— Спасибо, ты меня очень выручишь.

Они пожали друг другу руки и разошлись. Стас подумал, что для взрослого мужчины это действительно выглядит странно, но потом пришёл к выводу, что, наверное, у каждого человека есть свой амулет или оберег, какая-то материальная вещь, которая будет давать понимание, что ты живой. Он шёл в хорошем настроении и рассматривал лица прохожих. Некоторые из лиц были ему знакомы, этих людей он не знал лично, но часто встречал их в городе. Одни лица были с горящими глазами и улыбкой на лице, другие лица были грустными, на самые редкие были те, у кого горят глаза, но одновременно они полны печали, будто огонь, который посадили в тюрьму. Это были лица тех людей, которые понимают действительность и смирились с ней. Они посадили свой огонь за решётку ради своего блага или блага общества, ведь если каждый будет делать то, что ему вздумается, то ни о каком порядке не может быть и речи. А разве кто-то из людей хотел бы растить своих детей в мире хаоса и бардака, в том мире, где нет стабильности и возможности заглянуть в будущее?

Но большинство человеческих лиц, к сожалению, были пустыми, будто созданные для массовки, чтобы из-за них было как можно сложнее отыскать те самые глаза с огнём. Пустые лица держали огонь в заложниках, как охранники в тюрьме, не давая ему выйти наружу из-за боязни, что подобное явление может изменить правила, к которым они так привыкли.

Стас обошёл парк и оказался в глубине спальных районов, которые были более пустыми, чем обычно. Кто-то гулял с собакой, кто-то наблюдал за прохожими из открытых окон балкона. Стас заскочил в подъезд и открыл дверь. На кухне никого не было. Стас положил пустые грязные контейнеры в раковину. В коридоре он встретил отца, который с улыбкой пожал ему руку и спросил:

— Ну как там насчет рыбалки?

— Не знаю, не я ведь всё устраиваю.

— Я обо всём договорился.

— Отлично, какие у нас планы?

— План следующий. Сейчас ты поспишь, а вечером мы пойдём в гараж собирать рыболовные снасти и всё, что нам может пригодиться. Там к нам должен подойти дядя Женя.

— Мы поедем втроём?

— По плану да, а как оно будет, кто его знает. Хотя я не думаю, что что-то изменится, но всё равно предсказать не могу.

— Отличный план.

— Тебя всё устраивает?

— Что меня может не устраивать?

— Отлично, тогда действуем.

Отец похлопал Стаса по плечу и ушел по своим делам. Зверский аппетит все ещё не прошёл. На кухне Стас обнаружил еще теплые манты. Он взял самую глубокую тарелку и высыпал в неё четверть кастрюли, затем добавил сметаны и черного перца. Кулинарный шедевр будоражил вкусовые рецепторы, первые пять штук хотелось глотать даже не пережевывая, но Стас держал себя в руках и ел неторопливо, наслаждаясь. После завтрака Стас ушёл к себе в комнату, думая о том, что завтра будет замечательный день. Настроение сразу же поднялось, но усталость давала о себе знать. Он снял с себя одежду, кинул пачку рисунков на стол и укутался в одеяло. Из окна доносились звуки вечно живой улицы. Стас закрыл глаза и начал засыпать, как вдруг почувствовал, что в его комнате кто-то есть. Резко открыв глаза, он увидел рядом с кроватью обнаженную ведьму. Она нежно прошептала: «Правда освободит тебя, но сначала убьёт изнутри. Когда ты придёшь ко мне в следующий раз, я научу тебя видеть».

Стас вздрогнул во сне, скинул одеяло и чуть не закричал, но, придя в себя, он обнаружил, что это все-таки был сон. Яркий и реалистичный сон, который было практически невозможно отличить от действительности. Выпив воды и умывшись, он сказал сам себе: «Приснится же такое». Закрыв двери своей комнаты, Стас укутался в одеяло ещё раз и проспал до самого вечера. Нигде не обнаружив отца, он решил, что они с дядей Женей уже в гараже, собирают снасти для завтрашней рыбалки.

Быстро одевшись, Стас выбежал из дома. Улица встретила его вечерней прохладой и безразличием. Серый вечер обволакивал панельные дома, казалось, что тут не было ничего живого, кроме светящих желтым цветом окон и стаи собак возле детской площадки. Стас глубоко вдохнул в себя вечернюю прохладу и пошёл к гаражам.

Из открытой двери доносились голоса отца и дяди Жени.

Дядя Женя говорил:

— А вот сейчас у людей привычка брать в аренду ставки и озёра. Говорят, они доброе дело делают, рыбу запускают, берега чистят, вот только если хочешь у них порыбачить, то плати деньги. Я вот чего не пойму, как в наше время все озёра были бесплатными, и рыба была, и берега были чистыми?

Отец, копаясь под капотом машины, отвечал ему:

— Так это потому что мы сами берега чистили, чтобы себе и людям было где отдохнуть, а сейчас никто не видит в этом смысла, ты попробуй молодёжь заставить сделать что-то безвозмездно, не станут они напрягаться, уж поверь мне.

Дядя Женя перевёл взгляд на Стаса:

— О, проснулся. Ну, как спалось?

— Неплохо спалось, всегда бы так.

— Смотри, высыпайся, мы завтра в 4 утра выезжаем.

— Далеко ехать?

— Далековато, но оно того стоит. У нас в округе и мест уже нормальных не осталось, не клюёт. Или я на старости лет стал невезучим, или действительно рыбы стало намного меньше. Этот год у меня был, пожалуй, самым худшим за весь мой стаж рыбака, а это, между прочим, лет тридцать уже, не меньше.

— Вероятно, просто не везёт.

— Вероятно.

— У вас была интересная дискуссия, продолжайте, я бы хотел послушать.

Отец махнул рукой:

— А что тут уже продолжать, если сказано всё.

— Значит, дело в молодежи? Или все-таки в тех, кто их такими воспитал?

— Ты от сестры этих умных фразочек набрался? Не стой лучше, а помоги. Там на столе должен быть ключ на тринадцать.

Стас подал ключ, и отец продолжил ковыряться под капотом автомобиля, не особо подбирая слова.

— Черт возьми, в этой старой развалине уже всё заржавело, как же мне его открутить.

Дядя Женя сказал:

— А чего ты за неё так трясёшься, она ведь ездит, верно?

— То, что она ездит, это результат того, что я за неё так трясусь. Если бы я за ней так не ухаживал, то это была бы груда ржавого металлолома, не более.

— Да уж, не думаешь о новой машине?

— Купить новую машину для того, чтобы один раз в месяц ездить на ней на рыбалку? Мне кажется, это того не стоит.

— А может, если бы у тебя была новая машина, ты бы и на рыбалку чаще ездил.

— Мне бы сколько свободного времени сколько у тебя, Жень. Ладно, не стойте, бери с собой Стаса и давайте по-немногу загружать машину. Утром рано вставать, чем быстрее мы справимся сегодня, тем больше времени у нас будет на сон. Не хочу, чтобы вы завтра весь день зевали.

— Пойдём, Стас, будем загружаться.

Они вышли из ворот и пошли к гаражу дяди Жени. Внутри было тепло и почти уютно. Первое, что бросалось в глаза, это графин с прозрачной жидкостью и два гранёных стакана. Дядя Женя кивнул в сторону графина и спросил:

— Будешь?

Стас отрицательно покачал головой, дядя Женя продолжил:

— Ну, как хочешь, а я вот немного горло смочу, чтобы спалось крепче.

Он налил себе половину стакана, отрезал кусок черного хлеба. Выпив и сморщившись, сначала занюхал хлебом, только потом закусил.

— Значит так, Стас, смотри. Твой отец говорил что-то о том, что нужно перебрать снасти, но я так предполагаю, что это он говорил о ваших. Лично у меня всё готово. Удочками я недавно пользовался, всё остальное стоит в том черном ящике. Грузики, леска, прикормка, наживка, крючки, поплавки, блёсны — в общем, всё, что душа пожелает. Это сейчас нужно загрузить.

Стас кивнул. Дядя Женя налил себе ещё половину стакана, понюхал содержимое и почему-то так и оставил его на столе, видимо, посчитав лишним. Стас взял в руки черный ящик, дядя Женя подхватил удочки, и они отправились обратно. Отец уже закончил работу и оттирал руки от автомобильного масла.

— Всё в порядке?

Дядя Женя показал ему жестом, чтобы он открыл багажник.

— Кидайте в багажник свои удочки и на завтра уже всё готово, я собрал уже всё за вас.

— Ты уверен в этом?

— Практически.

Отец добавил в багажник топор, набор ножей, раскладные стулья, казан, питьевую воду и продукты.

— Вот теперь действительно готовы, как же мы завтра без твоей ухи.

— Ну, об этом надо было заранее предупреждать, надеюсь, ты все продукты взял?

— Я тоже на это надеюсь, но это уже будет видно завтра, а сейчас нам пора следовать по домам и надеяться на хороший улов.

Они вышли из гаража, закрыли ворота и пожали друг другу руки. Дядя Женя выкинул скуренную сигарету.

— Ну, увидимся.

— До завтра.

Сигарета упала на асфальт и разбилась на десятки красных угольков, которые разлетелись по сторонам и тут же погасли. Небо было ясным, каждая звезда отчётливо горела на своем месте. Стас с отцом не спеша двигались домой.

— Ты заметил? Есть одна закономерность. Когда дядя Женя говорит, что он уверен в месте, на которое мы едем, и улов там колоссальный, обычно мы практически ничего не ловим. Разве что на уху.

— Уха — это уже неплохо.

— Согласен, но хотелось бы и домой что-то привезти, чтобы твоя мать не говорила, что мы просто так ездим. Женщины ведь не понимают, что в первую очередь это отдых, смена обстановки, так сказать.

— Мама когда-нибудь ездила с тобой на рыбалку?

— Нет.

— Почему?

— Не знаю. Говорит, что ей это не нравится. Да я и сам, честно говоря, был бы от этой идеи не в восторге. Я её и так каждый день вижу, а если бы она со мной на рыбалку начала бы ездить, то у меня совсем бы крыша поехала.

— Думаю, самым сложным для неё было бы нацепить червя на крючок.

— Или встать в четыре утра в свой законный выходной, чтобы поехать черт знает куда черт знает зачем.

Они незаметно подошли к подъезду. В квартире было тихо, все сидели по своим комнатам, хотя на часах ещё не было и девяти.

— Сейчас идём спать, утром, если сам не встанешь, я тебя разбужу. Кофе будем пить уже на месте, чтобы не тратить время, чем раньше приедем, тем больше поймаем, верно?

— Верно, спокойной ночи.

Стас закутался в одеяло и подумал о завтрашней поездке. Он пытался вспомнить, где лежит его старый камуфляж и перочинный нож, который достался ему от деда. Было бы хорошо всё это подготовить сейчас, чтобы утром случайно не разбудить маму и Вику, но тяжелое одеяло никак не хотело выпускать из своего теплого плена.

Проснувшись, Стас встретил в тусклом свете коридора сонного отца.

— Ты чего ещё не одет, Стас?

— Так ты тоже еще без одежды.

Стас умылся, вернулся в комнату и вывалил на пол свой камуфляж для рыбалки. В нагрудном кармане кителя лежал перочинный нож, лезвие которого было острым, как бритва. Этот нож с лёгкостью разрезал леску и идеально подходил для разделки некрупной рыбы. Стас легонько подбросил нож. Сколько же всего этот кусок острой стали за свою жизнь повидал! Он не спеша оделся и подошел к входной двери, возле которой уже обувал свои темно-зеленые резиновые сапоги.

Спящую улицу ярко освещала луна. Желтый свет фонарей помогал ей справляться с этой задачей. Стас посмотрел на чёрное небо, которое было усеяно далёкими звёздами. Космос привычно молчал, не было слышно ни единой души.

Возле гаража, с тлеющей сигаретой во рту, их уже ждал дядя Женя.

— Ну что, парни, готовы

— Мы всегда готовы.

— Кофе хоть успели попить?

— Решили, что лучше уже на месте.

— Я вот без кофе не проснулся бы, хоть и люблю вставать пораньше.

Отец открыл ворота гаража и стал прогревать двигатель автомобиля. Утренний воздух наполнился приятным запахом сгоревшего бензина. Дядя Женя открыл багажник и запихнул туда свой рюкзак.

— Погода сегодня хорошая, значит, будет улов. Как настроение, Стас?

— Боевое.

— Это радует. Много рыбы поймаем?

— Честно говоря, не знаю почему, но есть одна закономерность, что на новых местах мне всегда везёт, так что я рассчитываю на крупный улов.

— Вот и у меня такая же закономерность имеется, вот только я на этом месте буду уже не в первый раз, так что буду надеяться на тебя с отцом.

Дядя Женя сел на переднее место, Стас привычно разместился сзади. Отец выгнал машину из гаража и закрыл за собой ворота. Утро начиналось чудесно, обещая не менее прекрасный день. За городом красно-желтый рассвет будто бы на палитре смешивался по линии горизонта и превращал тучи в кровавые пятна. Местность возле моря не скупилась на озёра и болота. Казалось, даже местные жители не знали все названия.

Дядя Женя курил сигарету в приоткрытое окно, указывал дорогу отцу и рассказывал свои бесконечные истории о рыбалке.

— Вот приезжают ребята, я постоянно таких встречаю. Они с дорогими снастями, а удочки знаешь сколько у них стоят? У меня машина дешевле, наверное. А я вместе с ними сижу рядом и наблюдаю. Я с детства на рыбалке и не понимаю в чем смысл от такого снаряжения. Всё слишком просто выходит, теряется весь азарт, ради которого они сюда и приехали. Они тащат мангалы, раскладные кресла и палатки, а я им постоянно говорю «Вы бы ещё сюда свою кровать с матрасом притащили». Ну вы сами подумайте, в этой палатке он находится практически в такой же зоне комфорта, как и дома. Какой тогда был смысл ехать? Просто пожарить шашлыки? Так эти ребята ещё и угли для мангала с собой тащат. Я первый раз в жизни такое видел, я даже не знал, что угли в магазине продаются.

— Ну, за деньги сейчас всё купить можно, — ответил отец.

— Нет, для меня это не рыбалка, а просто имитация. С такими же успехом можно остаться дома, посмотреть телешоу о рыбалке под теплым одеялом с чашкой чая и бутербродами и рассказывать всем, как ты хорошо на этих выходных рыбы наловил.

Дядя Женя внимательно присмотрелся к местности за окном.

— Тут ещё километров пять прямо, и мы на месте.

Отец всматривался в даль дороги с недоверием.

— Ты уверен, что там нет больше никаких поворотов?

— Конечно я уверен, ты это озеро сам издалека увидишь, его невозможно будет не заметить.

На грунтовой дороге, которую вымыло дождевой водой, машину трясло и покачивало. И вот, наконец, стала проглядывать та самая, прекрасная и широкая гладь воды. Озеро было красивым и спокойным, а у его берегов не видно было ни одного человека, словно это забытое дикое место, известное только избранным. Дядя Женя довольно улыбался.

— Прекрасно ведь здесь, правда?

Стас с отцом одновременно кивнули, не отрывая взгляда от одного из немногих мест, которое пока ещё не было осквернено человеком.

— И где мы припаркуемся?

— Давай ближе к лесу, трава утром с росой, не хватало ещё, чтобы машина по ней в воду покатилась.

Они припарковали машину в сотне метров от озера и стали сносить к берегу всё необходимое. Отец достал из рюкзака термос и разлил всем крепкий кофе. Над водой озера понимался утренний туман, а на километры вдаль разносилось пение лягушек.

— Ну что, за удачную рыбалку?

Дядя Женя сделал первый глоток.

— Это да, но мне бы чего-то по крепче.

— А ты разве с собой не брал?

— Брал, но не с самого утра же начинать.

Компания дружно засмеялась и пошла подготавливать берег к рыбалке. Стас вырубал из веток рогачи для удочек, дядя Женя делал прикормку для рыб, а отец прочищал место. Не жалея прикормки, дядя Женя скручивал её шариками и забрасывал в воду, приговаривая:

— Тут карась стаями водится. Если эти места правильно прикормить, то будете не успевать удочки забрасывать.

Закончив дела, все выпили ещё по чашке кофе, опустошив термос, и стали разматывать удочки. Первым забросил Дядя Женя. Все притихли и стали смотреть на поплавок, но ничего не происходило. Следующим удочку забросил отец. Обернувшись на какой-то едва уловимый шум, Стас увидел, что их вещи обнюхивает дикая лисица. Но увидев, что её заметили, она сразу сбежала.

Стас спросил у дяди Жени:

— Тут есть ещё места? Мне кажется, нам втроём тут будет тесно.

— Если честно, я даже и не знаю. Можно поискать, но я тебе не советую. Тут я прикормил, а там черт его знает, как оно будет.

Стас походил по окраинам озера и всё же закинул удочку на месте, где рыбачили отец и дядя Женя. Спустя час, когда солнце уже поднялось и начало пригревать, дядя Женя поймал два карася размером с ладошку. К поплавкам Стаса и отца по каким-то причинам рыба за всё это время даже не прикоснулась. Отец стал нервничать.

— Да уж, Жень, перехвалил ты место.

— Спокойно, ещё не вечер, ты же сам опытный рыбак и знаешь, что всё и сразу не бывает, озеру для начала нужно тебя принять.

— У меня за час ни одной поклёвки.

— Не везёт тебе, значит.

— Может, тут всю рыбу сетями уже выловили, пока тебя здесь не было.

— Да кто её выловит? Я уже говорил, об этом месте практически никто не знает. Никто не будет ехать по бездорожью несколько километров ради того, чтобы закинуть тут сетку.

— Но ведь ты сам видишь, что результат практически нулевой.

Вслушиваясь в спор дяди Жени и отца, Стас не заметил, как его поплавок повело вправо, а после он и вовсе исчез под водой.

— Стас, ну чего ты стоишь, у тебя клюёт, подсекай.

Стас стал вытягивать рыбу, но она не поддавалась.

— Плавно тяни, а то сорвётся.

Потянув резче на себя, он увидел силуэт рыбы под водой. Это был огромный белый амур.

— Плавно, плавно тяни, тут подсак нужен.

Дядя Женя достал подсак и ловко вытянул рыбину. После такого улова у всех засияли глаза, доза адреналина вернула азарт.

— Стас, ну ты даёшь, тут килограмма полтора или два, не меньше. Вот это улов, я понимаю. Вот теперь я знаю, что мы не зря сюда приехали.

— А я говорил, что тут рыбы куча, а ты уже киснуть начал. За такой улов не грех и сто грамм выпить.

Дядя Женя стал копошиться в своём рюкзаке. Вскоре он достал бутылку и красный пластиковый стакан. Он предложил выпить с ним Стасу, но тот отказался. Пока дядя Женя закуривал, отец Стаса вытянул ещё два карася и одну краснопёрку размером с ладонь.

— Да уж, красавца ты вытянул, Стас.

— Повезло мне.

— Уха получится отличной, надо бы дров заготовить.

— Я потом этим займусь.

— Нет, вы ловите, а я пошёл пока нарубаю дров.

Дядя Женя ушёл за дровами, и тут начался просто сумасшедший клёв. Казалось, рыба готова была глотать даже голый крючок. Судок с рыбой постепенно наполнялся, настроение отца заметно улучшилось. Когда дядя Женя вернулся, он тоже не сдерживал эмоций.

— А я говорил, что места тут дикие, никто здесь не ловит. Прикормили место, и пожалуйста, вот вам и результат. А вы ещё сомневались. А сейчас пора разводить костёр, уха сама себя не приготовит. Смотри и учись, Стас, как работают профессионалы.

Для начала дядя Женя нарубил тонких веток. Он комментировал каждое своё действие.

— Мелкие ветки надо выложить друг на друга «колодцем». Тут главное, чтобы между ними было расстояние. Огню нужен кислород, чем больше кислорода, тем быстрее он разгорится. Потом будем складывать дрова «шалашом», для приготовления на треноге это самый лучший способ.

Он развёл костёр и обложил его камнями, чтобы избежать пожара. Когда вода в казане начала нагреваться, они занялись овощами. Морковку и картошку дядя Женя измельчил, а большие луковицы оставили целыми.

— Уха с виду простое блюдо, но тут есть много тонкостей, Стас. И именно о них я тебе сегодня поведаю. Принеси мне, будь добр, три самые большие рыбины.

Вода в казане начала закипать. Дядя Женя почистил и распотрошил рыбу, а затем закинул ее с целыми луковицами в казан.

— Тонкость первая. Главное в ухе — это юшка. Сейчас мы сварим головы, но потом их достанем, и наш бульон для приготовления ухи будет готов.

Убрав пену, дядя Женя увидел, что головы практически разварились. Он достал их из казана и выбросил в озеро, приговаривая, что раки всё поедят. Стас подкидывал в костёр дров и поддерживал стабильную температуру кипения в казане. Дядя Женя продолжал комментировать свой творческий процесс.

— Видишь, как юшка поменяла цвет? Значит, всё идёт по плану. Сейчас добавим соль и перец по вкусу. Перца сыпем побольше, уха должна быть острой, это еда для мужчин. Луковицы мы не вынимаем, пусть плавают.

Он попробовал юшку на соль и перец.

— Идеально. А теперь забрасываем картошку.

Дядя Женя закрыл казан крышкой, подкурил сигарету и посмотрел в даль озера. Жабы затихли, лёгкий ветер шелестел листьями, запах от казана распространялся в радиусе сотни метров. Когда картофель практически сварился, дядя Женя забросил морковь, помешивая содержимое казана.

— Надо снять крышку и дать ему немного подышать. А вот теперь, Стас, время настало для главного ингредиента. Кидаем в наш казан рыбу. У меня уже нет сомнений, что получится феноменально вкусно.

Закинув рыбу в кипящий казан, они стали наблюдать за отцом, который вытягивал рыбу за рыбой из озера.

Неожиданно Стас подумал о ведьме, и по его телу пробежало электричество. Чем она сейчас занимается, помнит ли его имя, или таких туристов у неё были тысячи?

От этой мысли у него сразу же пропало настроение. Будто в кипящем казане, в нем бурлили новые и пока ещё непонятные чувства.

Дядя Женя покашлял, выбросил сигарету и продолжил свой рассказ:

— Итак, Стас, блюдо практически готово, но требует пару штрихов, которые доведут его до совершенства.

Он закинул в казан лавровый лист и черный перец горошком. Отец сложил удочку и поинтересовался, когда они уже будут есть, но дядя Женя ответил, что надо подождать.

Он добавил в кипящий казан граммов сто водки, а затем высунул горящее полено из костра и затушил его в ухе.

— А вот это, Стас, и есть самый важный момент. Именно это даст тебе возможность почувствовать, что уха приготовлена на костре, а не на газовой конфорке. Теперь она должна немного постоять, а вот вы не стойте, накрывайте пока на стол. Через пятнадцать минут можно будет пробовать.

Сложив удочки, отец посмотрел на пойманную рыбу и явно остался доволен. Он сказал, что не зря они послушали дядю Женю и приехали сюда. Как только уха немного остыла, дядя Женя стал разливать содержимое казана по тарелкам. Затем он предложил Стасу выпить, и под такую закуску отказывать не хотелось.

— Ну, чтобы почаще так встречаться, — произнес дядя Женя.

Горячая уха приятно согревала изнутри. Отец признал, что дядя Женя, как не крути, в этом деле эксперт, и все его громкие слова в итоге оказались правдой.

После обеда клева уже практически не было, но посидеть возле воды все равно было приятно. Спустя время солнце начало садиться, и отец сказал, что лучше бы выехать отсюда ещё засветло. Они убрали весь мусор и стали сносить вещи в машину. Дядя Женя отдал свой улов, аргументируя это тем, что рыбы у него дома и так сейчас полно, а жадность — это плохое качество для человека. Отец наматывал круги и бубнил себе под нос:

— Жаль что мы с собой не взяли кантер, тут рыбы килограммов двадцать на вид, не меньше.

— Думаешь, мама обрадуется такому количеству? – уточнил Стас.

— Я и больше ей привозил, у неё нет выбора. В любом случае, она придумает, что с ней сделать. Если нет времени готовить, то её можно засолить.

Дядя Женя, услышав разговор, вмешался:

— Вот у меня жена терпеть не может рыбу и всё что с не связано, не повезло ей выйти замуж за рыбака. Я, если честно, и сам не особо люблю её чистить, но со временем привык. Главное, чтобы нож был удобный и острый, тогда от процесса можно даже получить удовольствие.

— Жаль, что этот день прошёл так быстро, я бы каждые выходные так ездил, — вздохнул Стас.

Солнце стало опускаться за горизонт, с каждой минутой возле водоёма становилось всё прохладнее.

Собрав все вещи и погрузив их в машину, они стояли на берегу озера втроём и смотрели, будто прощаясь. Дядя Женя сказал:

— Как ни крути, а за сегодня мы не встретили тут ни одного человека, а значит, этот день уже не может быть плохим. Это отличное место, для меня до сих пор остаётся загадкой, почему о нем знает так мало людей.

Сев в машину, Стас подумал о том, что уже завтра его ждёт новый рабочий день. Его снова тянуло к ведьме, но он тут же отбросил эту мысль. Она всего лишь одна из тысячи миров, которые ему доступны. Её слова — лишь капля в океане информации, которая хранится в «Тюльпановом саду». У Стаса снова пропало настроение от мысли, что он с ней не увидится.

Когда небо стало сереть и пришлось включить фары, автомобиль из грунтовой дороги выехал на асфальтированную. Дядя Женя сказал:

— Ну вот и первые признаки цивилизации, считайте, приехали.

На въезде в город растянулись ряды машин. Хрупкие и глупые люди, выброшенные в жизнь, бегали и суетились между ними, как муравьи. Каждый человек в этом городе обладал амбициями, идеями, мечтами и мыслями, и это было прекрасно, но и ужасно тоже.

Миновав город, автомобиль оказался в родном спальном районе. Целый день прошёл как мгновение. Все вышли из автомобиля, пахло бензином. Дядя Женя подкурил сигарету и сказал:

— Ну что, мужики, этот день пролетел, будто секунда. А так ведь и вся жизнь пролетит, и не заметим. Но не будем о грустном, я ведь надеюсь, все остались довольны?

За всех ответил отец:

— Ты прав, Женя, это бы отличный день, почаще бы так собираться.

— Ну, если что, где меня найти вы знаете. Хорошего вам времени, мужики, а лично я за сегодня что-то устал, пойду отдыхать.

Дядя Женя пожал им руки, забрал свои вещи из машины и понёс их в свой гараж, а после исчез. Отец не переставал твердить, что, когда он был молод, они с дядей Женей привозили сколько рыбы практически с каждой рыбалки, и тогда им не казалось, что это много. А сейчас рыбы по каким-то причинам стало меньше, и относительно последних рыбалок этот улов кажется огромным.

Они разложили вещи в гараже по своим местам, забрали улов, закрыли гараж и уставшие, но довольные пошли домой.

Стас спросил у отца:

— Как мама отреагирует на такое количество рыбы?

— Я думаю, она порадуется за нас. Иногда мне кажется, что не существует такого продукта, который твоя мать не умела бы или не знала, как приготовить. Этот процесс дарит ей удовольствие, лишь бы было кого накормить.

— Может, попробовать Витьке предложить поехать с нами на это место?

— Попробуй, но я не думаю, что получится. Он сейчас очень занят. Пытается обеспечить свою Каролину. Вот только не ясно, чего она хочет на самом деле.

— Может, она и сама не знает?

— Может быть.

Они зашли в подъезд и поднялись в квартиру. У порога их встретила мама.

— Ну, как вы съездили?

На кухне сидела Вика и зевала, несмотря на чашку кофе в руках. Отец и Стас поставили перед мамой улов. Запах сырой рыбы стал распространяться по квартире. Мама от увиденного закатила глаза, но было не очень понятно, расстроилась она или обрадовалась. Стас уточнил:

— В этот раз продуктивней, чем обычно?

— Ну и что вы собираетесь со всем этим делать?

— Мы надеялись, что у тебя будут идеи.

— Идеи у меня есть, а вот времени маловато.

Вика, оставив кофе, вышла из кухни в коридор, чтобы посмотреть, что происходит.

— Вы что, половину озера выловили?

— Вика, ты ведь любишь рыбу.

— С чего такие выводы? Я просто ем, что готовит мама.

— Я видел, что тебе нравилось.

— Когда это было?

— Не важно, важно лишь то, что это факт.

Мама цокнула языком, давая понять, что она хочет, чтобы все затихли и послушали.

— Всё это нужно где-нибудь сейчас разместить. Вика, неси все тазы из кладовки.

Вика развернулась и ушла вглубь квартиры. Стас снял с себя обувь и пошел в душ, а после в свою комнату, чтобы переодеться. Он был настолько уставшим, что решил отказаться от ужина. Закрыв комнату изнутри, он скинул с себя одежду, укрылся одеялом и посмотрел вверх. Потолок напоминал чистый лист бумаги, который был пустым, но уже имел в этом мире своеобразный смысл и значение, ведь этот лист бумаги мог уместить на себя набросок архитектора, который в будущем станет мировым шедевром, списком покупок какой-нибудь домохозяйки или же просто бумажным самолётиком. Итог неважен, важна лишь цель и смысл. Каждый, кто приходит в этот мир, похож на чистый лист бумаги. А реальность — будто художник, огромное живое и мыслящее существо, кторое делает из него свой шедевр, прекрасный и неповторимый, ибо нет ничего мыслящего и живого, что могло бы быть полностью идентичным.

Стас подумал, что, если у чистого листа бумаги есть цель и смысл, значит, у живого и мыслящего тем более есть. Вселенная создала человека, потому что она в нём нуждается. Наш мир без шедевров был бы полнейшей пустышкой. С улыбкой на лице, чувствуя приятную усталость, он, наконец, уснул.

Проснувшись, Стас почувствовал себя взрослым от понимания того, что он попал в рабочую рутину. Каждый рабочий день напоминал предыдущий, и, хоть его жизнь только начиналась, это болото начало засасывать.

Стас чувствовал, что после рыбалки он будто бы ожил, что его тело полно энергии и жаждет новых приключений и знаний. Иногда активный отдых помогает отдохнуть лучше, чем постельный режим. Обувшись, он вышел из квартиры и отправился прямо в «Тюльпанов сад».

Возле входа Стаса уже ждал Михалыч.

— Ну что, Стас, как выходные?

— Отлично, был на рыбалке, чувствую себя, будто заново родился.

— С отцом ездил?

— Да, и с дядей Женей.

— Ты сегодня пораньше пришел, мне как раз это на руку.

— Опять куда-нибудь спешите?

— В нашей жизни без этого никак, у мужа моей дочери день рождения.

— Ого, поздравляю его.

— Не стоит, он тот ещё болван. Я бы и вовсе никуда не ехал, но неудобно перед женой и дочерью. Двести километров к ним ехать, ты себе можешь это представить?

— Серьёзное расстояние.

— Вот и я о том. Как только подумаю об этом, аж настроение пропадает. Ладно, Стас, я бы с удовольствием послушал о том, как вы с отцом съездили, но сейчас сам понимаешь, дела.

Стас попрощался с Михалычем и закрыл за ним дверь „Тюльпанового сада

Свидетельство о публикации (PSBN) 57258

Все права на произведение принадлежат автору. Опубликовано 02 Декабря 2022 года
Константин Энбо
Автор
Они обернулись, и я увидел в их глазах надежду. Я подбежал к воротам и открыл огромный навесной замок, а за ним и двери, повалил тяжелый, елово-цитрусовый..
0






Рецензии и комментарии 0



    Войдите или зарегистрируйтесь, чтобы оставлять комментарии.

    Девять 2 +1
    "Тюльпаны". Глава 2. Часть 2. 0 0
    "Тюльпаны". Глава 3. Часть 1. 0 0
    "Тюльпаны". Глава 3. Часть 2. 0 0
    "Тюльпаны". Глава 4. Часть 1. 0 0







    Добавить прозу
    Добавить стихи
    Запись в блог
    Добавить конкурс
    Добавить встречу
    Добавить курсы