Книга «Тюльпаны»

"Тюльпаны". Глава 10. Часть 2. (Глава 21)



Возрастные ограничения 12+



Из Воспоминаний Стаса

Уровень 1, сервер «Б66»

Я появился на дороге и по памяти стал искать свой путь к деревне ведьмы. Изначально я растерялся и ориентироваться было сложно, но потом я стал замечать похожие холмы, растения и ландшафты, которые будто сами по себе указывали мне путь.

Всем своим телом я чувствовал, что иду по правильному пути, и вот я уже увидел на горизонте деревню, место назначения я выбрал безошибочно. У входа в деревню на лавочке сидели все те же люди, они смотрели на меня злыми осуждающими взглядами:

— Что, опять к ведьме пришёл?

— Да.

— Говорили же тебе, что она тебя заколдует, парнишка.

— Меня никто не заколдовывал, я пришёл сюда сам.

— Как же, сам. Это ты так думаешь, что сам, а на самом деле всё по-другому.

Я подумал, что имею право не отвечать на их вопросы, и просто проигнорировав деревенских жителей пройти дальше, но всё-таки это была их деревня, их дом, и перед тем как переступить его порог, нужно было сгладить углы.

— Я пришёл чтобы ей помочь, она живёт одна, ни о каком колдовстве не идёт речь.

— Она вроде и сама не плохо справляется.

— Откуда вам знать?

— Мы ведь всё видим.

На общение с местными жителями у меня не было ни времени, ни терпения. Я решил от них уйти, хоть и грубо, но зато мне не пришлось бы вникать в то, что они говорят.

— Я пойду, ладно?

Не дождавшись ответа, я пошёл дальше, чувствуя, как мою спину сверят осуждающие взгляды. Быстрый шаг сменился бегом, эту деревню я помнил так, будто тут прожил всю жизнь. Каждое растение, каждый камень выглядел, будто я сам положил его на это место пару часов назад.

Добежав до избы, я увидел её. Ведьма была в саду, она была прекрасной, это можно сравнить лишь с тем, когда нашёл то, что искал всю жизнь. Я без приглашения вошёл к ней в двор и пошёл в сад. Когда я приблизился к ней чтобы задать свой вопрос, она, не оборачивая головы и продолжая делать свои дела, сказала:

— Ты вернулся. Я знала это. Такие как ты всегда возвращаются.

— Что будет после того как я научусь видеть?

Она сорвала черный тюльпан и обернулась ко мне. После того как ведьма подошла ко мне на расстояние вытянутой руки, он протянула мне цветок.

— Совершенный цветок — это большая редкость. Этот цветок люди ищут всю свою жизнь, и если они его находят, то эта жизнь становится ненапрасной.

Я взял в правую руку черный тюльпан.

— Ты не ответила на мой вопрос.

— Правда? Подумай ещё раз.

— Мне не интересно разгадывать сейчас загадки, скажи мне прямо, что будет после того как я научусь видеть?

Ведьма нежно улыбалась мне однимиглазами.

— Ты получишь ответ на три фундаментальных вопроса, на которых построены все религии. Откуда мы, кто мы и куда идём.

— Разве современные религии и наука не могут этого объяснить?

— Они идут по ложному пути. Знающий людей разумен, но лишь знающий самого себя посвящён.

— Научи меня.

— Научу. Ведь именно для этого ты тут.

Эта реальность мне казалась родной, я не хотел её покидать.

— Почему ты это делаешь?

— Что именно?

— Зачем тебе нужно обучать людей?

— Моё тело временное, но истина вечна. Некоторые люди приходят к этому сами. Я видела Бога и я знаю свою миссию.

— Ты видела Бога?

— Ты тоже его видел, но, видимо, не придал этому значения. Скажи, что было после того как я прокусила твою губу?

— Я не знаю. Я видел много вещей, мне казалось, что я умер или что-то в этом роде, но ведь это всё не по-настоящему.

— Почему?

— Мне тяжело об этом говорить, но ты — лишь образ, ты искусственный интеллект, который создан программистами из моей реальности. Тебя нет, ты лишь код.

— А ты есть?

— Я есть, я реален.

— Почему ты так считаешь?

— Потому что ты программа, а я живой, я живой человек.

— Такой же, как и я. Твоя реальность не истинная, твоя реальность — лишь часть всех реальностей, а ты глупый и ничего не понимающий человек.

— Я не верю твоим словам.

— Потому что ты не видишь, но у тебя есть предрасположенность к этому.

— Что мне нужно сделать?

— Пройти обряд посвящения.

— Посвящения во что?

— Ты увидишь шабаш.

— Шабаш?

— Да. Возможно, для тебя это слово звучит слишком грубо, но у тебя нет повода волноваться, ты ведь со мной, правда?

Я перевёл свой взгляд на небо, оно было абсолютно непостижимым и прекрасным.

— Правильно.

— Ты боишься?

— Я даже не знаю, что сказать. Наверное, не боюсь. Меня переполняет любопытство. То, что я увидел после твоего укуса, изменило мою жизнь.

— Извини за укус, так нужно было.

— Сейчас я это понимаю. Как ты стала тем, кто ты есть?

Ведьма задумалась. Видимо, о ней так никто не говорил прежде.

— Просто плыла по течению.

— Что ты мела ввиду, когда сказала, что правда освободит меня, но сначала убьет? Эта фраза преследовала меня, я не мог спокойно спать из-за неё.

— Каждый великий просвещённый становится презираемым. Если ты хочешь познать истину, то таков твой путь, и мой путь такой же. Выбрав путь, за который стоит бороться, ты становишься насмешкой для людей, у которых нет пути. Но таких людей большинство. У них есть душа, но наличие её они не осознают, они осознают лишь наличие тела, и эта информация впоследствии формирует их мировоззрение. Смысл их жизни — обслуживать потребности физического тела, которое дано им временно, будто бы скафандр для души. Ты станешь насмешкой для всего мира, ты будешь таким лишь потому, что у тебя есть свой путь.

— Разве ты стала насмешкой для мира?

— А разве люди из моей деревни не уговаривали тебя вернуться назад? Разве тебе не мерзко от большинства людей, ведь именно за этим ты сюда и пришёл.

— Я пришёл за другим.

— Я вижу тебя насквозь, нет смысла мне врать. Мы стояли в саду, я держал в руках черный тюльпан, деревья тянулись к солнцу.

— Я хочу научиться видеть.

— Я тебя этому научу, ты тут потому, что тебе так предначертано. Скоро ты увидишь мир таким, каким он действительно является, но для начала нам нужно посетить шабаш.

— Когда?

— Сегодня вечером. Расслабься немного, ты слишком напряженный, тебе это не идёт. Там ты пройдёшь обряд посвящения, после которого ты станешь человеком, носящим в себе фундаментальную истину. И после этого твой путь начнётся с нуля, как всё великое начинается с малого.

— Ты тоже проходила этот обряд?

— Нет, я пришла к истине сама, но мне понадобились годы труда чтобы стать тем, кем я есть. Обряд посвящения — это что-то сравнимое с уроком, за час учитель может отдать тебе все свои знания, которые копил годами, но при условии, если ты будешь его внимательно слушать.

— Мне кажется, что у меня нет выбора, и мне придётся вникать в каждое слово. Всё зашло уже слишком далеко.

— Ты ошибаешься. Каждый конец пути — это лишь его начало. Когда ты обретёшь истину, тебе придётся начать всё заново. Гусеница превратится в бабочку, таков её путь, и она ни о чем не сожалеет, верно?

— Даже и не знаю, что сказать, ты как будто подбираешь те слова, которые я хочу услышать.

— Тебе просто так кажется. Пойдём выпьем чаю.

Ведьма пошла к избе не оборачиваясь, и я следовал за ней. Слово «шабаш» звучало для меня грубо и мерзко, будто бы это то место, в которое мне нельзя попадать, но глядя в её глаза, у меня не было повода ей не доверять. Более чистых и добрых глаз я в своей жизни прежде не встречал никогда. Она зашла в избу, а я остался ждать на крыльце. Почему-то у меня не было желания заходить внутрь, будто бы я нарушу её личное пространство или будто бы я тот человек, который вошёл без приглашения.

Спустя время ведьма вынесла чай на улицу и мы сели за стол. Она разлила содержимое чайника по глинным чашкам и сказала:

— Надеюсь, в этот раз чай тебе не покажется настолько отвратительным.

— В прошлый раз мне тоже не показалось, что он слишком уж отвратительный.

— Обманываешь.

Я сделал первый глоток. Чай действительно на вкус был горький и будто перенасыщенный травами.

— Так где и когда пройдёт шабаш?

— Сегодня вечером на лысой горе, я тебя отведу. Ни о чем не переживай, в процедуре посвящения нет ничего сложного, просто плыви по течению.

— Честно говоря, я немного волнуюсь.

— Чего ты боишься?

— Неизвестности.

— Ты обретаешь великое несчастье, когда дорожишь самим собой. Познав абсолютную истину, все твои страхи уйдут, ибо твоё тело лишь временно, но жизнь твоей души вечна.

— И как же эта истина называется?

— Всё, что бесконечно, не может быть названо. В мире огромное разнообразие вещей, но все они, как и человеческая душа, возвращаются к своему началу.

Даже небо и земля не может сделать что-либо долговечное, уж тем более человек.

— Значит, у правды нет названия?

— Истина вечная и безымянная.

Я сделал глоток горького чая и повторил слова ведьмы.

— Истина вечная и безымянная.

— Ты можешь наслаждаться последними часами своей инфантильности. С правдой придёт ответственность. Я говорю об ответственности хранения тайн бытия.

— Я думаю, что я с этим справлюсь.

— Я надеюсь на это.

Я допил чай и в знак признательности попросил налить мне ещё одну чашку. Ведьму это приятно удивило.

— О каких тайнах идёт речь?

— Некоторые вещи человек ещё не способен выразить словами, но способен осмыслить и понять. Если никогда ничего не было, то откуда это взялось?

Ведьма взмахнула рукой, показывая мне свой сад, но, видимо, она имела ввиду всю реальность в целом.

— Не знаю.

— Всеми законами правят три энергии, которые есть Бог. Мы есть Бог, а это значит, что мы буквально живём внутри себя.

— Почему энергий именно три, а не больше либо меньше?

— Не может быть абсолютно мягкого или абсолютно твёрдого. Всё и всегда может быть мягче или твёрже, поэтому две энергии жизни, которые противоположны друг другу, связаны третьей. Энергией равновесия. И собственно поэтому мы в рабстве треугольника энергий.

— Я всё это будто бы знаю, я видел всё это после твоего укуса.

— Да, ты прав. После того как я тебя укусила, я освободила твою душу от тела, которое видит окружающую реальность лишь в пределах своих физических возможностей. Ты увидел настоящее строение мира, тот мир, с которым бесконечное количество раз сталкивается душа после смерти физического тела.

— Но в чем смысл?

— Смысл?

— Да, в чем замысел всего этого?

— А разве ты не понял это после того как твоя душа покинула тело?

— Может быть, я понял всё это неправильно.

— Послушай меня внимательно и ты всё поймёшь. Всё рождается из всего. Человек следует законам Земли, Земля живёт по законам Солнца. Солнце следует законам Вселенной, Вселенная живёт по законам Кольца времени. Время следует законам энергий, а энергии следуют сами себе.

Ведьма забрала со стола чай и ушла, оставив меня в одиночестве и дав возможность подумать о том, что она мне сейчас сказала.

Её слова меня пронзили, и я стал не только понимать, но и чувствовать. Понять можно слова, но чувствовать можно намного глубже и яснее. Чувствовать можно яснее чем видеть, чем слышать, чем говорить ведь те слова, которыми я бы хотел описать своё прозрение… их просто не существует.

Ведьма вернулась ко мне и села за стол.

— До вечера осталось совсем ничего, мы скоро будем собираться.

— Мы ведь будем там не одни, правда?

— На шабаше? Да, соберутся все те, кто умеет видеть.

— И кто они?

— Шаманы, жрецы, маги или даже просто обычные люди, как я или ты.

— А зачем вы собираетесь на шабаш?

— Для пополнения энергии и обмены опытом. Мы те, кто с древних времён находится в единстве, ибо никто и никогда из живых не сражается в одиночку.

— Я думал, что познание истины это и есть путь одиночества.

— Это не совсем так. У каждого мага или жреца есть наставник, или тот, за кого он продолжает бороться, не отрекаясь от тела и не уходя в полное просветление и бездеяние. Я говорила о том, что я могу путешествовать в четвёртое или второе кольцо действительности, но если ты встречаешь просветлённого, который до сих пор находится в третьем кольце, значит, его что-то в нём держит. Это значит, что он идёт этот путь не в одиночестве.

— И что же тебя тут держит?

— В той реальности, откуда ты пришёл, церковь исказила образ Бога, чтобы он был более понятен массовому потребителю. Люди с твоей реальности думают, что Бог — это бородатый дядька, который сидит на небесах и наблюдает за твоими поступками, но это не совсем так. Бог не один, их много. Мой Бог — это добро и любовь. Частичка моего Бога есть в каждом из людей, и пока они дышат и носят внутри себя моё божество, моя вера в людей и человечество не иссякнет. Именно поэтому я здесь, чтобы учить тебя и таких как ты.

— Как ты выбрала этот путь?

— Это не я выбрала его, а он меня. Вселенная создаёт каждую из душ потому что нуждается именно в ней. Не существует той души, у которой нет пути. Существуют тела и их потребности, которые не дают возможности осознать путь души.

— Я ничего не пойму, но если ты хочешь учить, если это твой путь, я не вижу твоих учеников. Почему бы не создать свою школу, чтобы рассказывать там людям правду. Разве они не достойны этого? Просто знать правду.

— Истину можно передать лишь тому, кто её ищет. У каждого из мудрецов есть негласное правило, которым через время будешь пользоваться и ты сам. Говорит тот, кто не знает, тот, кто знает — не говорит.

— Но ведь ты можешь дарить добро и любовь людям массово, ты можешь изменить мир.

Ведьма встала из-за стола и нежно улыбнулась мне.

— Пока ты ещё глуп, чтобы понять это.

— Понять что?

— То, что самый яркий свет отбрасывает самую тёмную тень. Сегодня ты всё поймёшь после обряда. Пойдём, нам пора собираться.

Ведьма пошла в избу, я следовал за ней, но перед порогом меня что-то остановило, будто я боялся этого места. По-настоящему я боялся оставаться в закрытом пространстве с ней в одиночестве. Она обернулась и, перешагнув порог, сказала мне:

— Ну заходи, чего же ты ждёшь?

— Может, я лучше на улице подожду?

— С чего бы это вдруг? Мой дом всегда рад гостям, проходи, подождёшь меня в комнате.

Ведьма отвела меня в ту самую спальню, где прокусила мне губу. Хоть я и знал, что могу ей доверять, но всё равно почему-то чувствовал себя настороженно.

Я думал о том, что казалось, что я застрял между двумя мирами, но в последствии обрёл свой.

Ведьму я ждал долго, настолько долго, что успел заскучать. Все мои страхи и сомнения ушли, я чувствовал, что делаю всё правильно.

Солнце стало ложиться за горизонт, а тьма стала пожирать солнечный свет и явилась она.

Ведьма пришла ко мне босиком в белом легком платье, на её голове был венок из полевых цветов. Она сказала мне:

— Тебе нужно одеть белое, я принесла тебе одежду.

— Где ты так долго пропадала?

— Разве это долго? Имей терпение.

— Я уже начал подумывать идти искать тебя.

— Не стоит. Не волнуйся, я тебе не брошу. Переодевайся, пожалуйста.

Ведьма ушла из комнаты, я взял одежду и посмотрел на неё. Это была белая рубашка и белые штаны из тонкой ткани, которые напоминали скорее пижаму, чем одежду.

Я зашёл за ширму в комнате и переоделся. Казалось, что штаны были мне слегка маловаты, а рубашка, наоборот, была длинной и растянутой, настолько длинной, что её рукава прикрывали мне кончики пальцев.

Я вышел из комнаты и увидел, что ведьма сидит за столом. Она обвела меня взглядом с ног до головы:

— Да уж, не идеально конечно, но пойдёт.

— На шабаше все будут в белой одежде?

— Не все, но так принято. Особенно тому, кто будет проходить обряд посвящения.

— Откуда у тебя эта одежда?

— Неважно, ты задаёшь не те вопросы.

— А какие вопросы нужно задавать?

— Те вопросы, ответы на какие тебе действительно понадобятся. К Лысой горе мы будем идти босиком, это займёт некоторое время, по этому нам уже пора выходить.

Мы вышли из избы, я стал босыми ногами на сырую землю. Ощущения были, честно говоря, неприятные.

— Зачем нам нужно идти без обуви?

— Чтобы ты чувствовал этот мир таким, какой он есть. Это как чай без сахара, помнишь?

— Помню.

— Ну вот, ничего страшного с тобой не произойдёт, главное, смотри под ноги и будь внимательным, чтобы не наступить на острый камень. Не желательно чтобы ты появился на шабаш с открытой раной.

— Хорошо.

Мы вышли на дорогу и болтали о простых вещах, я чувствовал под ногами холодную сырую землю. Путь наш был неблизким. После того как мы вышли из деревни, мы пошли через лес. Я пробирался практически наощупь, так как в лесу было насколько темно, что невозможно было что-либо видеть, поэтому ведьма взяла меня за руку и вела будто слепого, а я надеялся лишь на то, чтобы не наступить на что-нибудь острое, как меня и предупредили заранее. Мы вышли к горам, которые освещал лунный свет. На самой высокой горе зажигались огни, это и был пункт нашего назначения.

Это место маги и колдуны по какой-то причине называли «Лысой горой».

Мы всё ближе приближалась к Лысой горе. Огни становились больше и отчетливей, я стал слышать ритмичный звук больших барабанов вперемешку с громким человеческим смехом.

В этих краях это была самая высокая вершина, которую могли увидеть глаза. С каждым нашим шагом к вершине ритм барабанов становился отчетливей, а смех людей громче и веселее.

Когда мы достигли вершины, то, что я увидел, невозможно было с чем-то сравнить. Люди в белых одеждах скрывали свои лица за безликими масками, они водили хороводы и смеялись. Некоторые из них были без масок, некоторые были без одежды, а некоторые и вовсе не были людьми. Ведьма сказала мне:

— На самой высокой точке этой горы стоит священный казан. К нему запрещено приближаться без белой одежды и без безликой маски. Чем ближе мы находимся к священному казану, тем строже правила ритуала, понимаешь меня?

— Понимаю, а где наши маски?

— Моя маска у меня, а тебе твою должен выдать слепой жрец для обряда посвящения.

— Слепой жрец?

— Да, он потомственный колдун, на чью семью было наложено проклятье, все мужчины с его семьи рождаются слепыми.

— Что же его предки такого натворили?

— Не забивай себе голову лишней ерундой, нам нужно отыскать в этом хаосе жреца, пойдём.

Когда я обернулся, то увидел человека, который левитировал. Многие собирались небольшими группами для жертвоприношений, но большинство из них просто сходило с ума и танцевало под ритм барабанов.

Ведьма вела меня за руку, как мама ведёт своего сына, чтобы он не потерялся.

— Ты знаешь всех этих людей?

— Не всех, но многих.

— Тут находятся черные и белые маги, верно? Тут ведь занимаются жертвоприношением, я вижу всё это.

— Тот кто приходит на шабаш, не делит магию на черную и белую. Мы приходим сюда для того чтобы поклоняться истине. Я уже говорила, воспринимай всё метафорически. В большинстве слов, что ты сегодня здесь услышишь, весь смысл таится между строк. У каждого мага или колдуна есть свой Бог. Мой Бог — это добро и любовь, но кто-то может поклоняться ненависти и злости или вовсе пустоте и равновесию. В любом случае, тут не принято кого либо осуждать, ибо мы все тут фундаментально соединены одной истиной.

Я увидел длинноволосую девушку в белоснежном свадебном платье и остановился. Закрыв глаза руками, она рыдала. Я указал на неё пальцем и спросил у ведьмы:

— Кто это?

— Тебе лучше к ней не подходить, она очень сильная ведьма, так как поклоняется страданиям человеческой души. Когда она плачет, то начинает входить в транс, её слёзы — это кристалы печали, всматриваясь в которые она лучше и отчетливее видит сущность бытия.

— Ничего себе, но почему она в свадебном платье?

— Не забивай себе голову, сейчас нам нужно найти слепого жреца.

Дети в безликих масках, собравшись в круг и взявшись за руки, затягивали грустную песню на непонятном мне языке. Я снова стал дёргать ведьму за руку.

— Что они делают?

— Они поют песню Богине Матери, той самой, которая порождает всё живое нашего мира.

— Почему песня такая грустная?

— В словах этой песни сказано, что они грустят по ней, но ценят её подарок и именно по этому не возвращаются обратно к ней в небытие.

— Но ведь они… дети.

— Может быть они дети, а может быть у них просто детские тела, и тебе так кажется. Суть ведь не в том как они выглядят, суть в том, о чем они поют.

Гуляя по Лысой горе, мы встречали неописуемых чудищ, великанов, людей с головами птиц или животных и даже тех, кто восстал из могил. Я не понимал, куда мы идём и что мы ищем, но ведьма чувствовала себя тут будто рыба в воде. Спустя пару минут молчания и быстрого шага она, наконец, воскликнула:

— Вот он, я вижу его.

Жрец сидел возле костра в компании каких то людей, мы подошли к нему, потому что он должен был отдать мне мою безликую маску. Он был худым, в одежде, которая скорее напоминала тряпки, а его глаза были без зрачков и ужасно белого цвета, настолько белого, что казалось, что они светятся будто фары. Ведьма подошла к жрецу, сказала ему что-то на ухо, после чего он поднялся, опёрся на сухую тонкую трость и, указывая на меня скрюченным худым пальцем, засмеялся.

— Что с ним, почему он смеётся?

— Этот жрец слепой, он не видит твоего тела, а видит лишь цвет твоей души, и этот цвет ему нравится.

— Но что в этом смешного?

— Твоя душа очень наивная. Невероятно старая, но очень наивная. Именно это его рассмешило.

Жрец посмеялся, после чего полез в связанный мешок, который был у него за спиной, и вытянул оттуда безликую маску. Ведьма подошла ко мне и, став на колени и склонив перед мной голову, вручила мне маску. Все кто это видел, склонили перед мной голову аналогично.

Я взял в руки маску, она оказалась намного тяжелее, чем я думал. Маска была сделана из плотного дерева, но по весу ощущалось, что она будто бы сделана из метала.

Я забрал маску, ведьма любезно попрощалась с жрецом и мы отправились в путь.

Я спросил у ведьмы:

— И что дальше?

— Все эти маги видят, что у тебя внутри, поэтому они видят, что ты слеп. Так как ты ещё не можешь одеть на себя маску, чтобы приблизиться к священному казану, то сейчас, на окраине горы, нам нужно найти самое большое скопление магов, которые станут свидетелями того, что ты надел на себя безликую маску.

Некоторое время мы бродили, пока ведьма не нашла группу магов, которые танцевали под ритм барабанов. Она потребовала их внимания, и они окружили нас со всех сторон, как стая волков окружает свою жертву. Ведьма сказала, что мне нужно стать на колени и склонить голову. После того как я это сделал, она взяла в руки мою маску и начала кричать, насколько громко, что бы все возможные присутствующие это услышали:

— Надевая на себя безликую маску, ты отрекаешься от своего имени. Ибо имя, которым названо твоё тело, не есть твоим постоянным именем. Того, у кого нет имени, нельзя познать. Тот, у кого нет имени, обретает неуязвимость, ибо его невозможно ранить.

Маги, которые окружили нас, упали перед мной на колени и склонили головы. Ведьма протянула мне в руки маску и сказала:

— Так пусть же твой Путь начнётся заново, как всё великое начинается с малого.

Я взял маску и посмотрев на небо как в последний раз, надел её на лицо, после чего почувствовал невыносимую боль. Этот кусок дерева стал будто бы прикипать к моему лицу. Я кричал от ужаса, а маги продолжали сидеть в кругу на коленях, смотря на это, пока я не почувствовал, что теряю сознание. Моя голова стала кружиться, а в глазах темнело. После того как я проснулся, магов уже не было, со мной была лишь ведьма, которая улыбалась мне и держала меня за руку.

— Почему они стали перед мной на колени?

— Они склонились перед твоим мужеством. Перед мужеством принять крест, который тебе придётся нести до конца своей жизни.

— Но разве у них нет аналогичного креста?

— Есть, именно поэтому они перед тобой и склонились.

— Я испытал невыносимую боль, когда одел маску.

— Знаю, так будет только первые разы. Она высасывает твоё эго. Чем больше его в тебе, чем больнее её надевать.

— Тебе тоже первый раз было больно?

— Больно, но сознание я не теряла. Это значит, что твоё эго побольше моего.

Органы моих чувств стали приходить в норму, я снова стал нормально чувствовать, слышать и видеть.

— Что дальше?

— Дальше ты сможешь приблизиться к священному казану, что стоит на вершине горы.

— Так давай сделаем это.

— Подожди, всему своё время, мы увидим, когда к нему можно будет подойти.

Вокруг нас бегали босоногие молодые ведьмы с венками из полевых трав на голове.

— Нам придётся долго ждать?

— Не волнуйся, ты уже прошёл половину пути. Посмотри, как тут весело, пойдём танцевать.

Она взяла меня за руку и повела туда, где молодые ведьмы водили хоровод вокруг костра и пели песни на непонятных мне языках. Ведьмы надели мне на голову венок из полевых трав, и взявшись с ними за руки, я бросился в сумасшедший магический пляс. Их голоса вводили меня в транс, моё сознание отделялось от тела и было частью всего сущего. Глядя в пламя огня, я видел, как вместе с нами в нём танцевали лесные духи, до того момента, пока не сгорали, но за сгоревшими всегда приходили следующие. В танце мы существовали между двумя мирами. Миром людей и миром духов и Богов.

Луна общалась со мной холодным светом, я стал слышать, о чем говорят духи. В эту ночь проклятые пили и веселись с монахами, а приведения и призраки гуляли вместе с живыми, будто наши миры соединились в одно целое.

Я уже не чувствовал боль из-за босых ног, лишь сладость земли, которая даровала нам жизнь. После того как мы истощились, а дышать уже было нечем, ведьма увела меня в сторону отдельно от всех.

— Ты стал видеть и слышать их.

— Почему? Почему я раньше этого не видел и не замечал?

— Духи приходят лишь к тем, кто является частью единого. Сегодня ты отрёкся от своего имени, а значит, ты стал частью всего, а не собой отдельно.

— Я не понимаю о чем они со мной говорят.

— Здесь они говорят с нами песнями.

— О чем они поют?

— О чем угодно. О себе, о мире или о богах, которым они служат, а может быть даже о людях.

— О людях?

— Да, недалеко от моей избы есть лес, в котором живёт грустный дух. Когда я прихожу к нему в гости, он всегда поёт мне песню о том, что раньше он был владельцем этого леса, но после того как пришли люди, которые не видят, они стали уничтожать его дом, забирая с него деревья на избы и костры.

— Очень жаль этого духа.

— У каждого свой путь. Скоро начнётся подход к священному казану, тебе нужно будет быть готовым.

— Что мне понадобиться делать?

— Всем, кто не видит, дети возле казана раздают черные тюльпаны. Тебе нужно взять у них тюльпан и бросить его в кипящий казан в знак отречения от смысла, а после испить из него пару глотков.

— Точно всё пройдёт нормально?

— Не волнуйся, просто плыви по течению.

— Почему тюльпаны разносят дети?

— Дети — это надежда человечества, они дарят людям надежду и смысл.

— В этом есть символическое значение?

— Этой процедуре уже десятки тысяч лет, в каждом твоём вздохе на шабаше есть символическое значение. Главное, чтобы у тебя хватило терпения и мудрости потом всё это осмыслить.

— Это будет непросто, но я постараюсь.

— Вот и отлично, а сейчас нам пора приближаться к священному казану, ты запомнил что нужно сделать?

Безликая маска намертво прилипла к моей голове и я перестал чувствовать кожу на своём лице.

— Да, запомнил.

— Если растеряешься, просто повторяй за всеми.

— Хорошо, я тебя не подведу.

Толпа повернулась к вершине горы своими лицами, как головы подсолнуха разворачиваются к солнцу, и стала медленно двигаться. Эта процедура напоминала мне умеренный хаос, будто бы затянутую очередь в магазин. Дети ходили между рядами, и будто сканеры высматривали тех, кто не умеет видеть. Они ходили без масок и в белых одеждах. Ко мне подошла девочка лет пяти и с улыбкой протянула мне черный тюльпан, у неё были глубокие глаза, наполненные добротой. Я забрал черный тюльпан и поблагодарил её, а она пошла дальше между рядами людей и растворилась в толпе. Очередь была очень длинной, но тянулась быстро или, возможно, это я просто спешил к вершине горы. После того как я оказался у священного казана, я заглянул в него и увидел там его… Треугольник энергий и семь Колец действительности, которые были помещены в него.

Я закинул в кипящий казан черный тюльпан в знак отречения от смысла, но тут сразу же растерялся, так как увидел, что казан кипел, но чем зачерпнуть из него жидкость, у меня не было. Тогда я вспомнил слова Ведьмы о том, что в случае, если мне будет что-либо непонятно, то мне следует просто наблюдать за другими. Я увидел, что ведьмы и маги, которые окружали меня, пили жидкость из казана руками, поэтому я повторил за ними. Жидкость, которая кипела в казане, была прохладной наощупь. Набрав полные две ладони, я осушил их до последней капли, и отойдя лишь пару метров от казана, чтобы уступить место другим, я почувствовал что-то невероятное.

Я почувствовал, что всё понял. Я увидел три энергетические пуповины у каждого живого существа на шабаше. Эти три пуповины означали три энергии, на которых построена Вселенная, и эти три энергии были внутри каждого живого существа. Взглянув на себя, я обнаружил три свои энергетические пуповины, и по ним ко мне пришло знание, будто сигналы по проводам. Это знание было старинным и секретным. Мудрость, древняя, как и сам мир.

Я увидел огромного паука, который был хранителем Третьего кольца действительности. У каждого живого организма были три энергетические пуповины, которые уходили в космос, которые в свою очередь огромный паук вплетал в паутину времени и пространства.

Внезапно Стас оказался в своей реальности и то, что он увидел, повергло его в шок. Посмотрев на время, он осознал, что должен был сдать смену Андрею шесть часов назад. Поломанный таймер на платформе так никогда еще не подводил. Энергетические пуповины никуда не пропали и продолжали существовать и в его реальности. Он продолжал видеть.

Стас собирался всё убрать за собой, как вдруг услышал, что двери в «Тюльпанов сад» стали выламывать. Пытаясь хоть как-то убрать за собой улики, он понял, что уже поздно, и решил идти сдаться с поличным. Он решил не опровергать свою вину и рассказать всем всё так, как оно есть. Всё уже зашло слишком далеко, врать в такой ситуации было абсолютно бессмысленно.

Он спускался по спиральной лестнице «Тюльпанового сада» под звуки топора, вырубающего двери. До того как он спустился вниз, двери успели снять с петель. Внизу Стас увидел толпу людей. Он ожидал, что история предастся огласке, но не ожидал, насколько. У входа в «Тюльпанов сад» стояли пожарная, скорая помощь, полиция, Андрей, и, что самое худшее, это родители Стаса.

Подойдя ближе к выходу, он увидел Андрея, который тыкал в него пальцем и вопил:

— Ага, вот он. Целый и невредимый. А я говорил, что он просто сервера использует, это уже не первый раз. Мы всё знаем Стас, ты попался.

К нему подбежала мама, отец стоял с кислым лицом, опустив глаза.

— Стас, сынок, как ты себя чувствуешь, скажи что-нибудь, почему ты молчишь?

Стас пытался выдавить из себя хоть слово, но, видя души всех этих людей насквозь, он впал в ступор. Все люди, которые его окружали, были слепы. Души тех людей, которые видели, напоминали ровные спирали из трёх энергий. Тех, кто был слеп — были будто запутавшийся клубок с нитями. Стасу казалось, что всё это сюрреалистическая картина. Ему казалось, что он вернулся не в свой мир, поэтому, дав волю эмоциям и не обдумывая последствия, он стал просто бежать с места преступления.

Поступок был насколько абсурдный и глупый, что даже полиция подобного поведения не ожидала и не стала его преследовать. Стас бежал в глубину города, поворачивая в каждый закоулок, чтобы потеряться от всех. Ему нужно было побыть в одиночестве, чтобы хоть как-то сформулировать свои мысли, чтобы хоть как-то попытаться себе это всё объяснить. Болтаясь по городу, он увидел бродягу. Его душа напоминала спираль, он был один из просветлённых. Бродяга, увидев Стаса, улыбнулся ему и кивнул головой, подав знак, что тоже видит его душу. Но Стас не понял знака и стал убегать в дворы. Там он сел на лавочку и посмотрел на небо, задав ему один лишь вопрос: «Я обрёл силу или проклятие?».

Он думал о шабаше, о том, что его душа и сознание осталось там, как вдруг он услышал плач за своей спиной. Люди стали выбегать из подъезда в ожидании скорой помощи.

Стас подошёл к подъезду чтобы посмотреть, что случилось. Со слов женщины, которая рыдала, он понял, что она пришла домой и увидела сына в крови, видимо, тот покончил жизнь самоубийством. Толпа, как могла, пыталась успокоить женщину. Когда приехала скорая, Стас увидел, что врач, который из неё вышел, имел душу в форме спирали. Увидев Стас, врач, слегка улыбаясь, кивнул ему головой и прошёл в подъезд, чтобы попытаться спасти парня.

Эта информация сбивала Стаса с толку. Обычные люди из его города были посвященные, но просвещенных увидеть мог лишь просвещённый. Стас с пустыми глазами пошёл, куда его ведут ноги, смешиваясь с толпой людей, чьи души напоминали клубки с запутанными нитями. Он чувствовал себя пустым. Спустя время он остановился и посмотрел в небо, он стоял у входа у стеклянного здания, это был бизнес-центр города. К бизнес-центру подъехал черный тонированный автомобиль и остановился у входа. Водитель автомобиля вышел и открыл дверь пассажиру. С заднего сидения вылез молодой мужчина лет тридцати, судя по его виду он был очень занят. За ним вылезла девушка, которая с листа бумаги находу зачитывала дела на сегодня.

Душа мужчины в деловом костюме напоминала спираль. Увидев Стаса, он приостановился, но после слегка улыбнулся ему, кивнул головой и пошёл дальше по своим делам. Стас продолжал думать о том, что ему делать, что сказать родителям и как смотреть им после этого в глаза. Он уже смирился с той мыслью, что, очевидно, потерял работу, но чтобы хоть немного сгладить углы, Стас решил врать.

Он подумал, что лучше всего сказать, что это было его первое подключение и что ничего такого он там не видел, вот только старое оборудование его подвело, поэтому он признаёт свою вину и готов нести ответственность за свои поступки. Он развернулся в противоположную сторону и начал искать путь как можно быстрее добраться к своему дому.

Стеклянное здание, возле которого он встретил мужчину в деловом костюме, он виде впервые, поэтому чтобы не импровизировать и не заблудиться в городе, он решил идти туда, откуда пришёл, до тех мест, которые будут ему хотя бы поверхностно знакомы. Спустя время он вышел к месту, откуда было видно «Тюльпанов сад». Он пошёл переулками чтобы не встретить никого из своих знакомых и, наконец, оказался перед входной дверью квартиры. Его руки дрожали, ему было невыносимо стыдно за то что он сбежал. Он понимал, что сделал себе только хуже из-за того что поддался эмоциям. Стас закрыл глаза и открыл входную дверь. Он ожидал услышать крики, но вместо этого он услышал тишину. Родителей не оказалось дома. Он зашел на кухню, в свою комнату. Везде было тихо. После он решил проверить комнату Вики. Он постучал в дверь и услышал её голос, она сказала, что дверь открыта.

Стас зашёл в комнату Вики и увидел то, от чего у него закружилась голова, а в глазах потемнело. Он стал искать, где присесть, чтобы не свалиться, но не находил стула, поэтому решил сесть прямо на пол. Душа его Вики была в форме спирали. Его родная сестра была ведьмой. Она нежно улыбнулась и сказала ему:

— Теперь ты всё знаешь. Всё так, как оно есть.

— Ты знала. Ты всё это время знала об этом. Почему ты не рассказала мне раньше.

— Детей, для того чтобы они были послушные, взрослые целое детство обманывают. Но некоторые взрослые так и продолжают всю жизнь быть детьми и жить в обмане. Человек может понять другого человека лишь в меру собственного интеллекта. Запомни, если ты будешь говорить людям правду, они будут считать тебя сумасшедшим. Вся моя жизнь — это обман.

Вика закатила рукав на левой руке и показала тату на предплечье, на котором был изображен треугольник, внутри которого было семь Колец действительности.

— Теперь ты часть всего. Теперь ты Хранитель фундаментального секрета вселенной. Найди свой путь. Найди своего Бога.

— Вся моя жизнь — обман.

Голову Стаса кружили ненависть и страх. Эмоции бурлили, ему хотелось лишь одного — сбежать и спрятаться. Он забежал в свою комнату и стал бросать в рюкзак всё, что видит, и всё, что могло бы ему пригодиться. Вика пошла за ним:

— Куда ты собрался? Родители по всему городу ищут тебя.

Стас продолжал собирать вещи, игнорируя вопрос сестры. Он вышел в коридор, обулся и выбежал на улицу. Там он наматывал круги по городу, пока не стемнело. Он рассматривал души людей и их энергетические пуповины, которые уходили в космос. Обойдя пешком практически весь город, он сел на лавочку в городском парке, откуда было видно «Тюльпанов сад».

Он достал белый лист и карандаш, дрожащей рукой нарисовал свой последний набросок, выбросил пачку рисунков в рядом стоящую урну в знак отречения от прошлой жизни и ушёл в темноту серого города на поиски своего Бога.

Посвящается всем, кто не с нами.

Человек поймёт, что жизнь — сон, и проснётся.

Свидетельство о публикации (PSBN) 57261

Все права на произведение принадлежат автору. Опубликовано 02 Декабря 2022 года
Константин Энбо
Автор
Они обернулись, и я увидел в их глазах надежду. Я подбежал к воротам и открыл огромный навесной замок, а за ним и двери, повалил тяжелый, елово-цитрусовый..
0






Рецензии и комментарии 0



    Войдите или зарегистрируйтесь, чтобы оставлять комментарии.

    Девять 2 +1
    "Тюльпаны". Глава 2. Часть 2. 0 0
    "Тюльпаны". Глава 3. Часть 1. 0 0
    "Тюльпаны". Глава 3. Часть 2. 0 0
    "Тюльпаны". Глава 4. Часть 1. 0 0







    Добавить прозу
    Добавить стихи
    Запись в блог
    Добавить конкурс
    Добавить встречу
    Добавить курсы