Изгой, книга 2. Испытания


  Фантастика
93
77 минут на чтение
0

Возрастные ограничения 18+



Часть 1. В водовороте невзгод и проблем.

Глава 1. В опале
Парастониус сидел, понуро опустив голову, боясь просто взглянуть в лицо первому помощнику Великого Князя Синих. Казавшееся еще вчера таким легким и выгодным в плане усиления его личного авторитета задание по контролю за душой мальчишки — потомка Астонатоса, было практически провалено. Теперь все зависело от воли первого помощника. Либо даст последнюю возможность хоть немного исправить ситуацию с этими молокососами Тохой и Лилькой, заставив их решительно шагнуть в сторону их Синего Союза, либо … О втором варианте решения даже думать было страшно.

После неприятной беседы на приеме у Великого Князя Синего Союза, когда на простой вопрос – что сделано полезного для удержания души Астанатоса в их лагере – первый помощник так ничего и не смог ответить. Тогда на свой вопрос ответил сам Великий Князь:

— Абсолютно ничего! И это полная недоработка твоего демона!

Первый помощник наконец переварил неприятное воспоминание, вызванное немилостью Великого Князя и сгреб за грудки Парастониуса:

— Ты болван, Парастониус! Неужели ты так ничего и не понял, насколько важно для Синего Союза нахождение у нас под контролем души последнего воплощения Астонатоса. Задачу по нейтрализации влияния самого Астанатоса на действия его сопливого потомка, ты вообще провалил. Я предупреждал тебя о том, что это дело на личном контроле самого Князя! Ведь таких душ в Светлой Хартии – раз, два и обчелся! Мальчишка, с которым ты так ничего и не смог сделать для нашего союза – и есть последнее воплощение этой души. Последнее в более или менее разумном мире.

— Да, твоя идея была верна — ты уничтожил охрану КПП госпиталя и должен был свалить всю вину за это на Астанатоса. Какого хр*на, ты стал оживлять охранников? Нужно было всего лишь помочь солдатам обнаружить всю эту троицу, а самому незаметно исчезнуть. Пусть бы Барс и смотался потом! Плевать мне на него! Главное расстроить планы мальчишке и скомпрометировать его в глазах девки. Она должна доминировать в их отношениях. А он должен быть, как мало значимая игрушка в её руках. А вышло все наоборот. Из-за твоих оживлений его мамаша, вместо того, чтобы отправить пацана домой, пошла у него на поводу и помогла его девчонке спасти родителей. Теперь он для неё герой! Надежда и опора. Эх, ты – растяпа! Такую операцию провалил…

Даю тебе последний шанс исправить ситуацию. В течении 3-х дней ты должен представить мне на рассмотрение мероприятия по дискредитации дальнейших действий потомка Астанатоса перед нормами морали Хартии. Нам крайне важно, чтобы в результате поведения этого мальчишки, его душа стала не просто неинтересна Светлым. Главное, чтобы они закрыли ему путь для будущих реинкарнаций даже в мало-мальски разумные миры. Они закроют, а мы предложим, конечно же под нашим контролем. В общем либо ты найдешь путь для исправления ситуации, либо я тебя вышвырну из касты неприкасаемых и будешь до скончания веков следить на Земле за гопниками, ворами и наркоманами. Там кстати тоже порядок не мешало бы навести!

И вот еще информация к размышлению для тебя. С завтрашнего дня в районе твоего задания начинает работать очень ответственное лицо. Ты с ним немного знаком. Это демон Горбелиус, племяник второго помощника князя. Вы с ним вместе учились в Академии темного братства. Его задание тоже на контроле у Князя. Он готовит здесь элитный бордель, но размещать будет на 5-м плане, не только невидимым для людей, но и недосягаемым для нашего низшего сословия. Будешь оказывать ему содействие. Но только по его просьбе и строгом согласовании со мной. Сам с инициативой к нему не лезь. Не того полета птица. Перебьется! Но и ссорится со вторым помощником не с руки мне. Понял, скотина?

— Да, да! Я все понял. Буду держаться с ним по возможности… на расстоянии.

— Вот именно, на расстоянии! Соображаешь иногда, но редко! Так что… Дерзай и мозгами шевели почаще! Пошел вон отсюда!

_______

Парастониус весь оставшийся день просидел над чистым листком бумаги. За свои 8 тысяч лет ему еще ни разу не приходилось сочинять какие-либо мероприятия. Понимая всю безысходность ситуации с учетом острой нехватки какого-либо опыта да и самого воображения, так необходимого для выполнения этого чертового задания, Парастониус так ничего и не смог придумать.

Ничего не оставалось делать, кроме как начать восполнять этот опыт с самих азов, то есть с практических действий. Он еще немного покопался в интернете и выбрал наиболее популярные места тусовок местной «золотой» молодежи. Потом поднялся из-за стола, плюнул на чистый лист бумаги, набросил на себя личину «крутого» мажора и ринулся за житейской мудростью в самую клоаку наиболее злачных мест для 16-17 летних сопляков, причем из далеко не бедных семей.

Глава 2. Sekret Room

Он сразу понял, что только в этом заведении найдет для себя нужных помощников. Именно сюда почти каждый вечер захаживал давний недруг Антона, вместе со своими гёрлами, Милкой и Лизкой, что постоянно терлись с ним на тусовках. Фоку и Спицу сюда не пускали, и они терпеливо ждали Даньку, сидя в его новеньком «Мериндосе GLS».

Легендарный «Сикрет» – место практически закрытое (никаких вывесок или опознавательных знаков) и очень крутое! Пройти сюда можно лишь взяв стол (депозит начинается от 30 тысяч рублей) или через знакомых. А на Friendly FC можно даже не надеяться: фейсеры либо делают вид, что не видят тебя, либо разворачивают с коротким «нет». Но в списке частых посетителей «ночной» молодежи Даниил Милованов, по кличке Милик, значился также как и Настя Ивлеева, Джиган, Гусейн Гасанов или, например, Сарина Турецкая и сын Дмитрия Пескова Мика. Именно здесь отмечала свое 13-летие Тоня Худякова!

Фэйсеры у входа привычно взбрыкнули на Парастониуса, увидев незнакомого, молодого и нагловатого «мажорчика» с дорогим цивильным прикидом. Однако этот, абсолютно незнакомый для охранников нахал, вперил свой презрительный взгляд темных с красным отливом глаз сначала на одного, потом на другого стоявших на входе мордоворотов. Оба охранника дружно расступились перед Парастониусом.

— Ты че? Не помнишь этого сопляка? – спросил один у другого.

— Ну как же! – ответил второй. – Он же на прошлой неделе с компашкой Гасанова здесь сидел. Я его сразу вспомнил. Этот красноглазый, говорят, с самим Хабибом знаком.

Парастониус прошел в зал и в наглую плюхнулся за свободный столик, на котором стола табличка с надписью «заказ». Закинув ногу чуть ли не на стол, демон развалился в кресле, обвел самодовольным взглядом весь зал и закурил, хотя от сигаретного дыма никакого удовольствия Парастониус никогда не испытывал.

Сидевшие вместе с Данькой за соседним столиком обе девицы, слегка уже заскучавшие, увидев незнакомого «мажорчика», сразу же встрепенулись и заерзали в своих креслицах.

— Лизка, ты этого красавчика знаешь? – кивнула Милка на сидевшего напротив нее за соседним столиком Парастониуса. — Пошли подвалим к нему, пока Данька трещит по мобильнику. Лично я «задонатила» на выходные всего штуку деревянных, без Даньки мне просто «капец».

— Ага! Потопали. На вид пацан просто «ауф»! – уверенно заявила решительная Лизка.

______

Две девицы подплыли к столику Парастониуса. Одна из них протянула руку к лежавшей на столе пачке Glamjur и ловким щелчком выбила для себя и подруге две тонкие сигареты.

— Привет, чел! Сразу видно, что ты здесь «нуб», но судя по «вайб-прикиду» не «рандомный». Я Милка, а это моя «падра», Лизка. Прилуниться к тебе не локдаун?

Парастониус пожалел о том, что заранее не ознакомился с современным молодежным сленгом, поэтому широким жестом пригласил двух нахальных девиц за свой столик. Потом достал из кармана изящную позолоченную зажигалку, которая сама зажглась, как только он поднес ее к висящим на губах девчонок сигаретам.

— Вот это «пушка»! — с завистью прошипела та, которую звали Лизка.

— Дарю! – Парастониус шикарным жестом расстался с зажигалкой.

— Криповый драйв! – Милка выхватила из рук Лизки зажигалку, прикурила и с победным видом сунула ее в свою сумочку.

В это время Данька закончил разговор с «папашкой» и, заметив своих девиц за соседним столиком поднялся и пошел к ним, надеясь на оставшееся у Парастониуса одно пустое кресло.

Парастониус приподнялся и подал Даньке руку для знакомства, приглашая его присоединиться к общей компании. Данька терпеть не мог современный сленг, буркнул новому знакомому свое имя, хлопнул рукой по ладони демона и уселся на свободное место.

Демон красивым жестом подал одной из девиц меню и предложил гостям на выбор все, что душа пожелает.

Милка с Лизкой прямо впились в перечень крепких напитков и тут же выбрали по два самых дорогих коктейля и энерготоники. Данька попросил коньяку с газировкой. Демон заказал все, что просили, добавил салаты и пирожные, предложив официанту сазу же рассчитаться. Девицы дружно вытянули шеи, пытаясь заглянуть в шикарный лопатник мажорчика. Однако к их разочарованию демон достал из портмоне банковскую карту и попросил гарсона снять всю обозначенную сумму, потом достал из кошелька стодолларовую купюру и подал официанту, очертив от всех в воздухе пальцем круг. Гарсон изобразил своим бесхребетным торсом крайне благодарную фигуру и помчался снимать деньги с карты.

Через 5 минут столик был накрыт. Если к дыму Парастониус относился с некоторым пониманием, то уж спиртное он вообще терпеть не мог, объяснив нежелание выпить спортивной диетой и показав, что держит в руках руль автомобиля.

Глава 3. Стоящая мысль

Демон отхлебнул тоник, подмигнул и чуть улыбнулся девицам, чем привел их в явный восторг.

— Слушай Данил! Не бережешь ты своих дам. Я чуть не отбил их у тебя, пока ты трындел по мобильнику в своем углу.

— Он вообще «душнила» и вечно, как «задрот» со своим мобилой! Ему не до нас! – Лизка недовольно прищурилась, глядя на Даньку.

— Точно, задрот! У него на уме не мы, а лишь одна «пиплуха» из наших «дноклов» — поддержала её Милка.

— А она его давно «зафрэндзила». У нее уж много лет Тоха – «соулмейт», и это для нашего Даньки полный «батхед».

С большим трудом демон догадался, что батхед с английского butt hurt – «боль в заднице».
Данька недовольно сопел и молча потягивал пепси. Парастониус до конца так и не разобрался во всем этом сленге, но понял, что тема становится для него интересной.

Незаметно, весь зал увеселительного заведения заполнился до отказа. Звучавшая до этого неопределенного вида музыка смолкла на пару минут, чтобы чуть позже взорваться мощнейшим РЭПом. Царившая в основном спокойная и непринужденная атмосфера резко сменилась общими заводными танцами вместе с шумом, свистом, криками, считавшимися здесь пением, но напоминавшими в разнобой больше вопли и завывания. Девицы тут же ринулись в самую глубь шумной, сразу задергавшейся толпы.

Парастониус подлил Даньке коньяку. Данька хватанул одним махом рюмку и занюхал кусочком лимона. При этом мрачный «фэйс» на его лице никак не изменился.

— Не грусти! – подбодрил его Парастониус. Твои «гёрлы» сейчас вернутся!

— Черт с ними! Пусть совсем не возвращаются. Надоели они мне. Пустые, безбашенные создания.

— Я не с ними. Я с тобой! – хмыкнул про себя демон. — А что, бывают и не безголовые? По-моему, они все одинаковые.

— Не все!

— ?!

— Есть одна! С пятого класса присох к ней. Не могу никак выкинуть из башни.

— И что она? Почему до сих пор не рядом с тобой?

— Да держит её сердце один деятель.

— Значит надо это сердце отнять?

— А как? Её ни деньги, ни машины, ни парни не интересуют.

— А она красивая? – спросил демон, прекрасно зная ответ на этот вопрос.

— Еще бы! Здесь во всем зале ни одна ей в подметки не годится!

— А этот «соулмейт», что держит её сердце, что за чел? У него что же авторитет в вашем кругу.

В это время музыка стихла. Кривляющаяся толпа со свистом и негодующими криками охнула, потом стала расползаться по столикам и углам.

Подошли запыхавшиеся от сверхмощного танцевального темпа Милка с Лизкой. Услышав вопрос «мажорчика» про Тоху, которого девицы дружно терпеть не могли, они наперебой бросились как можно быстрее вешать на него максимум отрицательных ярлыков:

— Ваще отстой! Полный токсик! – высказалась Милка.

— Вечно флексит, ведет себя кринжово! – поддержала Лизка.

— Самое обидное, — не выдержал Данька, — он же нищеброд! Как Лилька тока терпит его? Я раз засек их в кино у кассы, когда он билеты покупал. Глядя, как Тоха карманы выворачивал, собирая на билеты по монетке, хотел его зашеймить перед всеми, да Лильку жалко было.

— Значит с деньгами у него напряг? – уточнил Парастониус.

— Беспросветный! – Данька потянулся к бутылке с коньяком.

— Значит нужно его подставить!

— И как?

— Нужно, чтобы этот Тоха оказался перед всеми не способным сделать что-либо необходимое или ожидаемое от него его «пиплухой», связанное с «лавэ».

Демон небрежным щелчком подтолкнул к Даньке пачку сигарет, полагая, что никотин поможет тому несколько успокоиться и сосредоточиться, по мнению Парастониуса, на главном:

— Кстати! Тут скоро большие дела наметятся. Будет элитный закрытый клуб. Нужны будут толковые ребята. Могу замолвить за тебя словечко. Ты вроде с головой дружишь. Думаю, что работа и для тебя найдется! В твоем кругу постоянно трутся крутые, смазливые девицы, вечно озабоченные баблом…

— А что, это действительно стоящая мысль! Ради такого я все дела брошу. Можете располагать мною! К вашим услугам будут лучшие «тянки» города.

_______

Тут в висках у Парастониуса сработал сигнал вызова диспетчера службы аналитического контроля. Нужно было уходить. Парастониус извинился:

— Друзья мои, срочный вызов, дела не терпят! Увидимся Данил! Пока, девочки!

— А мы? Мы тоже хотим в клуб! – взвыли разом обе девицы. Работать хотим, все можем и умеем…

— Посмотрим! Там конкурс будет, серьезный. Готовьтесь…

_______

Глава 4. Проект – «Обитель».

Парастониус вышел из здания Sekret Room и сразу же связался с диспетчером. Аналитический отдел тут же передал ему

— Приглашаетесь для беседы в резиденцию второго помощника Великого Князя. Предлагаемое время – немедленно!

Далее, диспетчер уже более извиняющимся тоном произнес:

— В связи с вашим статусом «отсутствие прямого подчинения» перед заинтересованным лицом могу направить данный запрос на согласование первому помощнику Князя?

— Не стоит! – буркнул Парастониус, — сейчас буду.

Он понимал, что, будучи ценным специалистом наиболее престижного из всех трех, первого ведомства, вовсе не обязан был являться на вызов второго зама Князя. Тем более без разрешения своего непосредственного шефа или даже его уведомления. Но после разноса, находясь в своем ведомстве, что называется «в опале», он чувствовал, что может в любое время попасть под раздачу и оказаться на ранг и даже два ниже нынешнего, угодив в наказание во второе или даже третье ведомство. Потому, решил обойтись без уведомления своего шефа и попытаться извлечь для себя в обозримом будущем пользу от этого свидания.

Во всех ведомствах Великого Князя царила строгая иерархия. Первое ведомство считалось самым привилегированным и занималось внешними проблемами, где в центре была борьба с Хартией Светлых сил. Ведомство возглавлял первый помощник Великого Князя, непосредственный шеф Парастониуса

Это был надменный вспыльчивый и грубый, но в меру злобный и мстительный демон. Князь ценил его больше за деловую хватку и быстрый аналитический ум. И если ограниченные жестокость и злоба первого зама часто наводили справедливую тоску на Великого Князя, то не имеющие границ свирепость, безжалостность и кровожадность заместителя второго ведомства, основанные на природной тупости, а также склонности к разного рода интригам и кляузам приводили порой первое лицо просто в бешенство. Однако исполнительность и склонность к педантизму хоть и не совсем компенсировали недостатки второго зама, но все же давали определенный повод мириться с ними, как, впрочем, и постоянная довольно острая нехватка профессиональных кадров.

Его ведомство занималось чисто человеческими проблемами: выявлением в миру потенциальных кандидатов, чьи души могли бы в итоге успокоиться в бесконечном хранилище Союза Синих. В основном их интересовали души представителей выше среднего достатка и солидного положения в обществе, предрасположенные к основным людским порокам: гордыни, жадности и зависти. Одновременно, с выявлением таких душ второе ведомство предпринимало все мыслимы и немыслимые меры по обеспечению их неуклонного продвижения в нужном направлении до самого торжественного финиша в Синей преисподней, где их ожидали все атрибуты вечных «сладостных» утех адского плана.

Третье ведомство, самое многочисленное по количеству и многообразию представителей, являло собой разношерстную массу мелких бесов, троллей, лярв, ведьм и разного рода колдунов, предсказателей, гадальщиков и прочих шарлатанов, создающих темный фон бытия, прячущийся за сладкой ширмой их рекламной деятельности, с целью охмурить, заманить и запутать в своих сетях глупых и невежественных человеческих особей, из числа самых многочисленных обывателей, бездельников и прочих любителей поживы за чужой счет. Руководили этого ведомства постоянно менялись. Правда последний третий зам Великого Князя что-то задержался дольше других. Парастониус, знавший этого демона также по Академии, находил данный факт вполне справедливым, ибо этот сослуживец, опередивший его на 3 курса, слыл уже тогда вполне успешным в учебе, был толковым и уравновешенным студентом, которому прочили успешное будущее.

______

Второй заместитель был куда более плюгавый, чем шеф Парастониуса. Тощий и длинный бес с жиденькой бороденкой и короткими ручонками просто тонул в огромном черном кресле. Сидевший рядом за столом Горбелиус выглядел на его фоне просто гигантом.

Заместитель Князя поздоровался и кивком головы разрешил новому гостю присесть за стол напротив пришедшего ранее.

— Я полагаю, вы знакомы с Горбелиусом? Не так ли, Парастониус?

— Да, мы учились вместе в высшей школе.

— Твой шеф уже рассказал тебе о предстоящей работе моего представителя на Земле?

— Да, я немного в курсе задания Горбелиуса.

Второй помощник Князя нервно откинулся на спинку кресла:

— Так вот, хочу тебе сообщить следующее. Проект «Обитель» стоит сейчас на контроле у Великого Князя на первом месте. Это элитное заведение поможет обеспечить нам стабильный приток душ, особенно из среды тех, что пока еще четко не определились со своим посмертным местом жительства. А твоя работа по душе Астанатоса куда менее беспокоит Князя. Во-первых, он не верит в реальность удержания этой души в нашем лагере, вопреки мнению твоего шефа. Во-вторых, в нашем Союзе и без души этого Барса достаточно синей энергии.

Так что предлагаю тебе заданием своим особо не заморачиваться и подключиться на все сто к нашей работе. Тем более, что шеф твой ныне у Князя не в особой милости, уж поверь мне! Подумай, как следует! Лично я своих людей не бросаю…

— Я разберусь, — хмуро буркнул Парастониус.

— Да, да! Разберись, дорогой, разберись! Свободен!

Демон вышел из приемной и вернулся в свою обитель. Лежавший на столе

лист бумаги по-прежнему оставался чистым. Он сел за стол и мутным взглядом уставился на злосчастный листок. В голове носились обрывки картинок сегодняшнего дня: разнос у шефа, кафе, этот Данька с девицами, вызов второго ведомства, элитный бордель «Обитель», Горбелиус… Ни в какие четкие предложения эти картинки не укладывались.

Тут снова в голове возник вызов диспетчера:

— Вам собирается нанести визит демон Горбелиус. Примите или, как всегда,

«пусть проходит мимо»?

— Ладно, приму…

Довольно скоро посетитель материализовался. Два демона встретились взглядами. Парастониус кивнул гостю на свободное кресло.

Горбелиус еще в приемной своего босса понял, что коллега не в настроении. Догадываясь о причинах, в свете слухов о его последних неудачах в работе визитер спросил:

— Я вообще-то зашел поделиться кое-какими планами по «Обители», но вижу, что у тебя какие-то проблемы. Может помочь?

Парастониус вспомнил, что приятели в академии считали Горбелиуса, хитрецом и тонким дипломатом, поэтому решил воспользоваться случаем:

— Да! Никак не могу изложить на бумаге мысли по Астанатосу. Нужно что-то вроде плана по очернению сопливого потомка этого Барса в глазах его близких и знакомых, особенно его подружки.

— Постой! Но эта подружка вроде из нашего лагеря. Как там её… Кажется, Лионелла, что ли? Припоминаю досье на её душу:

— импульсивная, довольно амбициозная и властная, эгоистичная, упрямая и ревнивая…

Да, но при этом, не в меру добрая, с обостренным чувством справедливости и при всем этом как скала верная и надежная.

— Послушай дружище! Я бы не советовал выделять какие-либо мероприятия, сроки их проведения и прочую конкретику, опасную для ответственности.

Лучше представь своему боссу такую, например, идею:

— Заставить душу Астанатоса в лице этого мальчишки вести борьбу, что называется «с ветряными мельницами». Пусть, скажем, попробует побороться с моей «Обителью». А что? Прекрасный объект приложения плещущих через край глупых мальчишеских сил

— Идея неплохая, Но, как его заставить это сделать?

— Ты главное предложи эту идею шефу. Не сомневаюсь в его богатом воображении. Поверь, он оценит её. По ходу и с заданием своим справишься, и нам поможешь раскрутить репутацию будущего заведения. Я, собственно, и зашел к тебе с предложением помочь нам в становлении и продвижении проекта «Обитель», разумеется в меру твоих сил и возможностей.

А мероприятия по очернению этого мальчишки в глазах Хартии я тебе приготовлю к обеду. Их смысл будет сведен к необдуманным импульсивным действиям этого легкомысленного подростка. У тебя будет время их обдумать и преподнести на блюдечке твоему шефу.

Гость, завершив на этом свою миссию, поблагодарил хозяина за уделенное ему время и откланялся, оставив последнего в полном недоумении по поводу того, каким способом идея Горбелиуса может быть реализована. Весь вечер он пытался сообразить, что реально может заставить этого Тоху бороться с Обителью? В конце концов он решил «не мудрствуя лукаво» просто передать шефу саму идею бывшего однокурсника, когда-то известного своей хитростью всей академии. О мероприятиях он решил пока не говорить. Сначала посмотреть их самому. Ну а потом, как говорится — «вкусное на третье» …

На следующий день Парастониусу пришлось убедиться и в хитромудрых талантах Горбелиуса, и в богатом воображении второго помощника Князя.

Услышав предложение, связанное с элитным борделем, шеф закатил глаза, минуту подумал, потом одобрительно хмыкнул демону:

— Ну-ну! Понимаю! Да ты стратег, Парастониус! Пусть этот сопляк башкой своей ломится в нашу монолитную стену. Даже если дырку в ней пробьет, то пользу дурной голове не принесет, а нам от этой дыры все равно дивиденды достанутся.

Заместитель Князя хитро ухмыльнулся, подошел к демону и потрепал того по мясистой роже:

— Да, именно от дыры! Причем не важно от какой, хоть от дыры в башке, хоть от дыры в стене этой идиотской «Обители»!

Чуть позже, когда Парастониуса, почуявшего надвигающуюся по отношению к нему перемену в настроении шефа в лучшую сторону все же осенила одна неплохая мысль. И эта мысль могла бы уже способствовать налаживанию его отношений и со вторым ведомством, так как была напрямую связана с этой «Обителью».

Парастониус связался с диспетчером и попросил срочной аудиенции у второго помощника Князя. Конечно же, там положительно оценили его сигнал и буквально через час он оказался в приемной второго ведомства.

Худой и долговязый глава отдела довольно потирая короткие ручонки указал Парастониусу на кресло возле его стола.

— Я вижу, что ты, Парастониус, правильно оценил ситуацию и готов к сотрудничеству с нами, Не так ли?

— Иначе, меня в данный момент времени здесь не было бы. В плане оказания моего посильного содействия готов предложить вам одну неплохую мысль.

— Так-так! Внимательно слушаю тебя?

— Для обеспечения устойчивой работы будущего суперборделя, полагаю, вам понадобятся самые сливки молодого женского отребья среди смертных.

— Да, правильно! И Горбелиус уже начал работу в этом направлении.

— Мне кажется, вам не мешало бы подобрать здесь, из местной молодежи одного-двух помощников, неплохо знающих падких на деньги девиц.

— А у тебя, что же есть такие спецы на примете?

— Могу порекомендовать одного. При этом, думаю, не ошибусь в том, что его родитель давно состоит у вас на учете. Кроме того, рекомендую с помощью этой семейной пары устроить там, на месте, что-то вроде конкурса красоты. Это позволит вам завести картотеку на потенциальных работниц Обители.

— Прекрасно, прекрасно, Парастониус! Поправляю тебя – не вам, а нам! С этой минуты считаю тебя членом нашего содружества. Поздравляю!

Обсудите все немедленно с Горбелиусом и представьте ему этого молодого человека…

_______

Опальное время заканчивалось. Впереди маячила уверенность в лучшем будущем.

Часть 2. Еще не взрослые, но уже не дети…

Глава 1. Лагерь.
Отец Антона детство провел в послевоенные 50-е годы. Это было нелегкое трудное время. Он помнил, как лет до 6 они жили в бараке. Длинное одноэтажное деревянное зданьице на сорок комнат по 20 с каждой стороны общего коридора. Вход по центру фасада через тамбур, далее напротив входа располагалась кухня, где по бокам находились плиты для приготовления пищи на дровяном и реже угольном топливе. Прямо были многоместные раковины для умывания и мытья посуды и прочего. Два деревянных туалета у каждого торца дома на улице. Бараки строили в городах Поволжья и Урала еще в годы Великой Отечественной войны для размещения работников промышленных предприятий, эвакуированных в эти регионы из западных районов страны. Многие эти строения сохранились до 60-х годов. Комнатки маленькие по двенадцать квадратов. А жили в них семьями. Иные по четыре – пять человек. И лишь, когда Варганову Мише исполнилось семь лет их семья перебралась в коммунальную квартиру на три хозяина, зато с кухней, ванной и туалетом.
Глядя на беззаботную (как он считал) жизнь сына, Михаил Ильич часто вспоминал свое суровое детство с привычными ограничениями во всем, от еды и одежды и до заботы и ласки родителей. Служба в армии и дальнейшие жизненные трудности, связанные с учебой в военном училище, а потом в академии, наложили свой отпечаток на характер Варганова-старшего. Постоянные хлопоты жены вокруг мелких проблем, связанных с заботой о сыне постоянно раздражали главу семью. А тут еще эта история с посещением сына, да еще с девчонкой, их с женой воинской части просто вывела Варганова из себя.

На третий день по возвращению детей с воинской части учения у отца Антона закончились, и они вместе с матерью вернулись домой. По приезде у них с Антоном сразу же был очень серьезный разговор. Тем более, что отец заработал выговор за несоответствующий действительности доклад командованию о ЧП в части. Его заместителю удалось-таки замять это дело в областном штабе, но ему, как непосредственному автору доклада влепили строгий выговор.
В итоге отец сделал вывод, что Антон в силу своего слабого характера попал под влияние девицы, проживающей практически без родительского надзора и до конца не осознающий последствия своих необдуманных поступков. И хотя его мать пыталась слабо возразить, защищая поступки сына, отец остался непреклонен и чуть ли не с первого дня их приезда отправил сына на исправление в летний военно-патриотический лагерь сроком на 1 месяц.

Когда-то лагерь был приспособлен не столько для подготовки ребят к службе в армии, сколько для перевоспитания «трудных подростков». Режим в лагере был и остался настоящий полуармейский, полуполевой. На большой поляне, сразу, где заканчивался лес, раскинулись военные полевые палатки.
В каждой палатке — полтора десятка кроватей, укрытых синими армейскими одеялами, с уложенными по единому образцу полотенцами на спинках.

Справа от двери — аптечка. В противоположном углу ведро с тряпкой — еще не успела высохнуть после использования по назначению. Как солдаты в казарме, ребята поддерживают чистоту и порядок. Деревянный настил моют по очереди каждое утро. Умываются под открытым небом: для выполнения утренней миссии в конце ряда палаток установлены шесть алюминиевых умывальников. Воду, кстати, туда нужно тоже самим принести. А окончательно взбодриться помогает 15—20-минутная зарядка, которую ежедневно проводит сержант. В общем обстановка в лагере была чисто спартанская.
Раньше в этот лагерь путевки, причем бесплатные выдавали тем, кто находится на профилактическом наблюдении в инспекции по делам несовершеннолетних. Однако, с недавних пор сюда стали направлять и ребят, у которых административных правонарушений нет, но они воспитываются в семьях, находящихся в социально опасном положении.
Михаил Варганов постарался отправить сына сразу на 2 заезда: с 1 и по 14 июля и с 16 по 20 июля. Впрочем, когда Антон прибыл в лагерь на свой заезд вместе с новенькими ребятами, там оставались несколько человек с предыдущего заезда.
Буквально с первого дня их смены эта пятерка 16-17-ти летних парней лет дала понять всем остальным, что они крутая бригада. И что эта «крутизна» обусловлена их статусом «трудных» подростков. Верховодил бригадой рослый парень с ярко-рыжей копной волос по кличке Роджер. Четверо других выглядели куда скромнее, но зато, как потом оказалось, с лихвой компенсировали свой неказистый видок яростью и злобой. Тохе в первый же день пришлось в этом убедиться.
Роджер, представился всем не только, как старожил, но и как лицо,
которому руководство лагеря доверило поддержку дисциплины и внутреннего порядка во вверенном подразделении, среди личного состава их палатки.
— А поскольку, — объявил Роджер, — численность бойцов палатки 15 человек, мы стало быть соответствуем пехотному взводу.
Так как должность комвзвода в войсках – офицерская, Роджер тут же снисходительно позволил именовать его «старшиной» с обязательной добавкой при обращении к нему слова «товарищ».
Для начала своей воспитательной работы он установил график мытья полов в палатке. При этом швырнул ведро с тряпкой чуть ли не в лицо соседу Антона по койке худенькому, щуплому пацану по имени Фома.
Но щуплый паренек оказался с характером. Сделав полшага назад этот Фомка размахнулся и со все силой пнул ногой ведро прямо в Роджера. Ведро от удара ботинка громко и обиженно звякнуло, в месте удара сразу смялось и врезалось Роджеру в колено.
Двое «шестерок» Роджера с криком «ах ты сс…а» ринулись на Фому.
Фома чуть развернулся, сделал шаг в сторону, подставил ножку первому нападавшему схватил его за руку и что есть силы толкнул прямо по ходу. Тот просто покатился по полу в проходе между койками. Второму Фомка мгновенно нанес левой хук в челюсть по касательной. И он завалился на пытавшегося подняться с пола первого.
Трое оставшихся не спеша двинулись к бедному Фомке. Мощный Роджер совал с постели синее одеяло и набросил его на паренька. Двое напарников с громким матом кинулись избивать мальчишку. Тут поднялись первые два и с яростью бросились на помощь Роджеру.
«Старшина» не бил Фому. Стоя в шаге от дерущихся, он, скрестив руки в предплечьях, с каким-то садистским наслаждением наблюдал за избиением парня.
Тоха не выдержал. Он поднял откатившееся от ног «старшины» помятое ведро, бросил в него тяжелую мокрую тряпку, схватил его за дужку и что есть силу опустил на голову Роджера.
С разбитой головы брызнула кровь, а верзила сполз на колени, потом завалился на бок. Шестерки сразу же прекратили бой. А Фома сорвал с себя одеяло и прямыми джебами уложил двоих насильников. Двое оставшихся отскочили к выходу из палатки, готовясь в любую минуту удрать из неё подальше.
Шум привлек внимание дежурившего на улице тренера-воспитателя. Он зашел в палатку. Потом с криком: — «Стоять всем на месте!» — помог Роджеру подняться и увел его в санитарную часть. Драка закончилась. Шестерки вышли из палатки и больше никаких агрессивных действий не предпринимали.
Фома подал руку Антону. Тот пожал ему её. Знакомство состоялось и положило начало их дружбе.
Через полчаса появился помятый Роджер с заклеенной крест на крест пластырями головой. Он приклеил график дежурств на дверцу палатки, показал пальцем на свою рану и буркнул всем оставшимся:
— За это … Проехали! Понятно?
Вот так у Антона прошел его первый день в лагере.
________________

Глава 2. Лиля.
Время, оно как вечный двигатель. Идет себе и идет. Не останавливаясь и не зная усталости. Для кого-то тянется, невыносимо медленно, для кого-то мчится, словно всадник на горячем коне. Маленькой Лиле всегда казалось, что день в садике длится целую вечность. Когда была жива бабушка, она всегда отводила её утром в садик и забирала потом домой, вечером. Раньше бабушка жила в самой Москве, но когда умер дед, родители уговорили её переехать к ним в коттеджный поселок. Кроме того, последние годы родители девочки больше жили в командировках, чем дома. Поэтому все заботы по дому, так же, как присмотр за Лилей – все держалось на плечах старенькой, но шустрой и никогда не унывающей женщины.
— Бабуля! – спрашивала её Лиля, — А почему время движется так медленно? Так хочется быстрее вырасти и стать взрослой. Тогда бы ты не ходила за мной в садик. А по магазинам я бы тоже сама бы бегала….
— Набегаешься еще… — отвечала бабушка. — У тебя время тянется, а у меня несется так быстро, что я ничего не успеваю делать.
— А почему время такое разное? У меня просто ползет, а у тебя мчится, как ракета?
— Это потому, что для каждого возраста люди живут в разных реках времени.
Пока ты ходишь в садик, ты живешь в самой тихой и медленной речке. Вот подрастешь и пойдешь в школу – перейдешь в более быструю речку. А будешь большая, как папа и мама – попадешь в самую быструю.
— Бабушка! А твоя речка – самая быстрая, быстрая?
— Да! — отвечала она внучке, — Прямо как ракета. – И чуть слышно добавляла:
— Но скоро кончится…
И вот, когда из госпиталя вернулись её папа с мамой, это бабушкино время кончилось. Её не стало за неделю до конца Лилиной учебы в 10 классе. Отец тогда хотел, чтобы Лиля поступила в колледж. Но девочка мечтала через год поступить в институт, и мама поддержала её желание закончить одиннадцатый класс для полноценной сдачи ЕГЭ.

Через шесть дней после похорон бабушки, в самом конце мая Лилиных родителей опять срочно направили на этот раз уже в Центральную Африку. Вспышка лихорадки Эбола в Конго заразила более 3 тыс. человек и убила более 2 тыс. с августа 2018 года. Это была уже вторая сильная волна заболевания. Предыдущая волна эпидемии вируса Эбола, бушевавшая в Западной Африке, унесла в тот период более 11 тыс. человек.
Тогда еще врачи руководствовались теорией, что выжившие после Эболы второй раз заразиться не могут. Поэтому их допускали до ухода, разрешали длительный контакт с больными и более легкое защитное снаряжение, чем у других. Однако из печального опыта со смертельным исходом при повторном заражении Эбола в России уже готовились протоколы о запрещении выжившим работать в зоне заболевания.
Но опытных специалистов в зоне смертельной лихорадки катастрофически не хватало, и родителей Лили предупредили, что направляют их в центр эпидемии на самый короткий срок и в последний раз.

Необходимо было провести контрольные испытание в Африке только что созданного в России нового оружия против вируса Эбола, для официальной регистрации этого лекарства.
За 17 летней девочкой все равно нужен был хоть какой-то контроль и Лилин отец уговорил свою младшую сестру 2-3 раза в неделю навещать племянницу с главной целью проверки – все ли у последней в порядке и не нужна ли её в чем-либо помощь.
Однако, вечно занятая в концертах своего симфонического оркестра, пианистка тетя Алла, за первую неделю июня была в гостях у Лили всего один раз, зато замучила её каждодневными звонками с кучей уроков напутствия и назидания.

Таким образом, через неделю после начала летних каникул Лиля фактически осталась дома одна. Правда, с Антоном они созванивались по нескольку раз каждый день. Однако, учитывая отсутствие у Лили близких подруг и не очень яркую страсть к общению в интернете, в том числе и компьютерным играм, ее уже на второй день стала донимать скука, особенно под вечер.

И тут её выручила эта тетя Алла. На третий день одиночества она предложила Лиле записаться в группу Хастл, причем именно для начинающих. Хастл – это парный танец, основанный на импровизации и концепциях «ведения/ведомости» и «взаимодействии». Является собирательным названием для танцев под музыку в стиле диско, но и не только. Классические стили, такие, как вальс и танго, причем с полным набором импровизаций считалось в Хастле одними из самых престижных.
Начало занятий планировалось с 1 июля. Количество – 3 дня в неделю с 19:15 до 20:45. Программа на 16 занятий по 550 руб без возможности пропуска. Это максимально выгодные условия. Приходить на занятия можно одной. Пара на занятиях обязательно найдется.
У тети Аллы дочь уже второй год после учебы в Хастле занималась танцами. В прошлом году она закончила два курса: Хастл начинающие и продвинутый интенсив — Хастл за 2 месяца.
Действительно, на первом же занятии стали определяться пары из тех, кто записались одиночками. С Лилей в паре заниматься вызвались четыре парня одновременно. Они сразу выделили её из всех участниц. Лиля оказалась самой красивой и стройной из пятнадцати девушек.

Все четверо тут же перессорились из-за неё. Сергей и Наташа, ведущие группы, кое-как успокоили новичков и сами назначили ей партнера, высокого атлетически сложенного молодого человека, как и Лиля бывшего десятиклассника, к тому же симпатичного на вид. Парня звали Роман, и он был из довольно интеллигентной семьи, а учился в соседней школе, находившейся через две остановки на метро от её коттеджного поселка.

Троим другим кандидатам пришлось успокоиться и принять решение ведущих группы, чему больше способствовал крутой вид Романа.
Лиля по-настоящему увлеклась танцами. К тому же ей было приятно быть партнершей Романа. Ей нравилось ловить на себе восхищенные взгляд других парней и прислушиваться к завистливым перешептываниям девушек, часто, но безуспешно строившим глазки её партнеру.
На первом же смотре, в присутствии акционеров Хастла, они покорили пожилую пару меценатов их клуба своим исполнением Аргентинского танго. А ведущие, Сергей и Наташа были просто на седьмом небе от счастья, предвкушая в восхищенных взглядах спонсоров на эту великолепную пару не хилые для себя премиальные.
Программа обучения, разработанная их ведущими, предусматривала постоянные выступления и конкурсы на разных танцевальных площадках.
Первые успехи сблизили партнеров. И время для Лили просто понеслось вскачь.
Лиля уже пару раз встречалась с Романом в свободные от танцев дни. Однако это не мешало ей скучать по Антону и каждый день по полчаса рассказывать ему по телефону о своих успехах.
Правда она не заметила, что если раньше её тянуло звонить Антону по два и даже три раза в день, то теперь, под влиянием новых увлечений, у неё хватало времени лишь на один звонок в день, да и то не всегда.
А может дело было уже и не только в нехватке времени. Лиля пока этот вопрос обходила для себя стороной.
______________

Глава 3. Рекрутер
Вечером Парастониус собирался устроить для себя полный отдых от дел. С обеда он два часа просидел над любезно составленным для него Горбелиусом планом очернения этого Антона.

План насчитывал 125 пунктов. Он с трудом осилил лишь их прочитать. Под конец, строчки плана стали перед глазами разъезжаться, а связь между ними давно потерялась. У Парастониуса заболела голова от напряжения. Он трахнул кулаком по столу и откинул от себя этот план.
— Довольно! – решил он. – От работы дохнут кони и даже кентавры, что служат в аду надсмотрщиками. Вечером только отдых и никаких дел…
Однако не успел он присесть в любимое кресло возле камина, как в голове прозвучал вызов диспетчера:
— С вами хочет переговорить Горбелиус. Будете отвечать или…?
— Буду! — рявкнул Парастониус.
Горбелиус поздоровался и поинтересовался, как идет знакомство с его планом.
— Изучаю! – недовольный демон старался быть немногословным, чтоб побыстрее закончить разговор.
Однако, его коллега оказался куда настойчивее:
— Дружище! Нас поджимает время. Ты обещал представить нам специалиста для подбора кандидаток в наш проект «Обитель». Как у тебя сейчас со временем?
— Ладно! Полетели. Молодежный салон Secret Room.
У салона они оказались одновременно. В этот раз один из фейсеров сразу же узнал Парастониуса:
— Смотри, Жорик! Опять этот красноглазый.
— Ага! Я тоже узнал его. С ним какой-то крутой хмырь. Как гляну на него, так чёй-то, прям мороз по коже…
— Да не смотри ты. Пусть катятся в зал. Народу сёдни совсем мало…

Данька со своими девицами были уже за столиком. Народу было немного. Милка и Лизка уже целый час просто изнывали от скуки. Раза два пытались танцевать, но их поддержали всего две пары таких же скучающих тёлок.
— Полный отстой, — ныли обе «падры», — ну не с кем слэмиться…
— Слушай! — толкнула Лизка Даньку. – На той недели мы с Милкой прямо вайб здесь словили. Помнишь того красноглазого мажора?
— Да, да! Тот чел, ну просто ауф! – поддакнула ей Милка – поднял нам муд тогда, а сам синвейтил. Ваще кринжово …
В это время в зал вошли два демона, разумеется в классном прикиде. Они выбрали столик совсем рядом с Данькиным.
— Данька! Чекай! Тот мажорчик со своим бэсти – Лизка просто подскочила со своего креслица.
А Милка быстро сориентировалась и чуть ни бегом заняла свободное место у демонов:
— Хэллоу, пипл! Можно здесь почиллить?
Лизка тоже поспешила занять свое место, радостно приветствуя хозяев:
— Дратути, челы! У вас тут настоящая жиза…
Дорогие девушки! — Парастониус никак не мог одолеть модный молодежный сленг. – Нам бы потолковать с вашим молодым человеком. Потом можете и присоединиться к общей компании.
Скорчив недовольные рожи девицы вернулись к Даньке.
— Тебя ждут! На тет-а тет.
Данька прошел к демонам. Парастониус представил Даньку Горбелиусу.
— Это и есть тот самый молодой человек, который может и готов оказать нам содействие в подборке самых классных на сегодня девушек для «Обители».
— Разумеется! – поспешил заверить демонов Данька. Лучшие девицы в возрасте от 16-17 и до 20 лет будут в вашем распоряжении. Как, например, вот эти тинейджеры, — и он показал на своих девиц. – Все могут и горят желанием заработать.
Милка с Лизкой поняли, что речь идет о них и горделиво выпятили свои аппетитные груди.
Горбелиус наклонился к уху Даньки и, чтобы не слышали девицы тихо произнес:
— Эти две «тинки» слишком откровенны. Мы их возьмем, конечно, тем более, что для открытия нашего борделя времени остается совсем немного. Но ты должен знать – они хоть и смазливы, и молоды, но это второй сорт.

Кроме внешней привлекательности у молодой девушки должна чувствоваться внутренняя красота. Это прежде всего женственность. К ней относится и определенная скромность, и воздержанность к разного рода излишествам и увлечениям, как-то употребление спиртных напитков, а наркотиков тем более. Но особенно нужны девицы с артистичными качествами. Такие, как например: танцоры или певицы. Кроме сексуального удовольствия клиенты очень и очень ценят эстетическое наслаждение.
— Но таких очень и очень мало! – Данька немного расстроился. Теперь работа уже не казалась ему такой легкой.
— Дорогой друг! – Горбелиус откинулся в креслице и картинно закинул ногу на ногу, задрав её чуть ли не на сам столик. – Поэтому даже одна такая девушка может стоить 10 или 20 бездарных красоток, а может и более.
И тут Даньку осенило. Он вспомнил, как один приятель затащил его на конкурс танцев.

Это были парные танцы групп «Хастл», что расплодились в Москве, как грибы. Ведь, чтобы заниматься ими не требовалась никакая, в том числе хореографическая или акробатическая подготовка. Достаточно было иметь чувство ритма и врожденную пластику движений. Там же на конкурсе он и увидел Лильку, ту самую девчонку в которую несколько лет был влюблен с пятого класса. Правда последние два года его чувства к ней как-то охладели. Да и её любовная связь с Тохой развивалась и крепла на глазах всей школы.

Просмотрев на конкурсе танцы половины всех пар, он еще и еще раз убедился, что Лилька была на голову выше всех девиц в парах. Красота её движений на этих танцах вместе с необычайной красотой её юного тела и милого лица всю неделю потом не давали ему покоя.

Кое как две недели назад это чувство у него вновь притупилось. И он не много успокоился. И вот теперь ему представилась возможность убить сразу двух зайцев. Во-первых, заработать на ней, а во-вторых, отомстить этой гордячке за её равнодушие к нему.
— Послушайте! – он посмотрел на Горбелиуса. – Я знаю такую девицу и могу показать вам её.
Парастониус при этом заерзал на своем кресле. В начале он просто испугался за свое задание, связанное с влиянием Лионеллы на Антона. Но потом вдруг осознал, что одно другому не будет помехой. И если любимая девка этого мальчишки окажется в борделе это может заставить его чуть ли не сражаться за её освобождение. А если девчонка добровольно окажется в «Обители» тогда она вообще сделает чуть ли не рабом своих прихотей Антона.
От этих мыслей его отвлек Горбелиус:
— Даниил! – произнес хитрый демон. – Нам нужно именно сегодня взглянуть на эту девицу. И где она сейчас может быть по-твоему?
Данька взглянул на часы – было 18:30 вечера. Занятия в Лилькиной группе Хастла должны были начаться полчаса назад.
— Я могу вызвать такси. Мы будем у них на месте через 15 минут. Расходы оплатите?
— Разумеется!
— А что будем делать с моими тинками?
Горбелиус махнул рукой обоим девицам, ожидающим своей участи и потому изнывающих в тревоге за свою будущую профпригодность.
Лизка с Милкой тут же подскочили к столику.
— Завтра утром напишите заявления о приеме на работу. Даниил выдаст вам специальные бланки. И можете забыть навсегда о своей учебе и какой-либо другой работе. За пару лет в нашей «Обители» сможете обеспечить себя на всю жизнь. Да, забыл напомнить, расписаться на заявлениях придется своей кровушкой.
Потом снова повернулся к Даниилу:
— С почином тебя, дорогой наш рекрутёр!

Девицы даже внимание не обратили на зловещее предупреждение. Они тут же обнялись, слезы радости брызнули у них из глаз, и они закружились в танце от счастья.

_________________

Конец второй книги

Свидетельство о публикации (PSBN) 57527

Все права на произведение принадлежат автору. Опубликовано 13 Декабря 2022 года
А
Автор
Автор не рассказал о себе
0