Книга «»

Магия в большом городе (Глава 3)


  Фэнтези
149
26 минут на чтение
0

Возрастные ограничения 12+



Заседание Думы. Место, где решаются проблемы людей, населяющих Российскую Федерацию. Умные дядьки под кодовым именем «депутаты» обсуждают, как для страны будет лучше. Сверяют данные, смотрят в статистики, вступают диспуты. Ещё недавно заседание можно было описать одним словом: «мордобой». Теперь же это было действительно интеллигентное действо, все голосования проходили через интернет. Конечно, многие законы народ всё равно не совсем устраивали. Хотя, закон, как и всё, созданное человеком, не может быть идеальным. Как и сам человек всегда не без изъяна.
Иногда, как и сейчас, на заседании Государственной Думы присутствовал лично Владимир Владимирович Путин, лидер самой большой человеческой страны. Ему в любом случае потом править написанный депутатами закон, президент, всё-таки, но иногда ему было удобнее вносить поправки сразу, в процессе.
Ну да не буду вам в подробностях сей процесс описывать, он нам, в общем-то, не нужен. Гораздо интереснее то, что сейчас происходило на втором уровне пространства, в мире, идущем параллельно нашему, точнее совпадающем с ним границами, но отличным от него. Дмитрий Бескрасов видел всё в чёрно-белом цвете. Цветными в этом мире были только он, его собратья-тенебристы и вездесущие блуждающие огни, которые на этом слое пространства были всюду. Мерцающие сгустки чистой энергии плавали в воздухе, как в воде – медленно и плавно. Герцог невольно загляделся, но опомнился и скомандовал:
— Готовьте Астральный Молот!
Он был молод для Герцога – всего-то сто лет. Но уже постиг тайны магии, и был иногда полезнее даже Жерзгала, хоть и очень редко. Метил на пост Главы, пока у Кондрата двадцать лет назад не появился сын с невероятным даром к магии. Ещё сосунком Елисей смог припереть папашу к стенке интуитивным телекинезом, за что был «наказан» сладостями.
Как же этот выскочка бесил молодого колдуна. Ему всё давалось легко, он за два десятка лет освоил Высшую Магию, не без помощи папани, конечно. А его способность легко и быстро телепортироваться позволяла мелкому поганцу безнаказанно вытворять что хочется.
Но ничего, когда-нибудь у Дмитрия всё получится, и он будет править миром, погруженным в Ночь…
Тем временем подчинённые ему волшебники, паря над человеческим лидером, старательно навешивали «паутинку» заклинания. Из-под их цепких и гибких рук, совершающих короткие, но профессиональные, изящные движения, одна за другой материализовывались разноцветные огненные нити. Если бы Владимир Владимирович мог видеть сквозь ткань времени, он, подняв голову, заметил бы, что над его головой медленно, но верно, расцветает диковинный цветок размером с молодого слона. Каждый лепесток был соткан из огней и будто нанизанных на лески клочков сияния. Каждый новый лепесток раскрывался, разворачиваясь и расправляясь, и вскоре из центра огненного бутона пробились золотые толстые потоки энергии, похожие на тычинки этой громадной… орхидеи? Возможно. Сейчас это было очень красиво, завораживало, но это был ещё не конец, далеко не конец. Движения рук в чёрных перчатках вдруг стали отрывистыми и резкими, будто отрезая или отрывая что-то. «Цветок» начал будто бы увядать и ссыхаться, красные, зелёные и золотые огни потухли, остались, будто ожоги в ткани времени, чёрные переплетения заклятия. Лепестки сворачивались и уминались вниз, пока, наконец, цветок не стал походить скорее на чёрный кулак.
Теперь колдуны встали прямо, ноги вместе, руки со скрюченными пальцами вскинуты, верные слуги Ночи ждали лишь приказа…

Кондрат так и не успел прикоснуться к драгоценному артефакту. Двух колдунов, отца и сына, невидимой силой отбросило от Сердца и прижало к стенам. Царевичи оглянулись на вход. В дверях стояла молодая девушка, на вид ей было лет шестнадцать. Волнистые светлые волосы ниспадали до пояса, на уровне лба их перехватывал хрустальный на вид обруч. Бледное идеальное личико украшали несколько крупные бледно-голубые, но при этом яркие глаза, изящный носик и тонкие тёмные губки. Чуть заострённые уши поблёскивали мелкими сапфировыми серёжками. Хрупкое тело плотно облегал доспех эльфийской стали, который закрывал, собственно, только торс, оставляя открытыми бёдра, плечи и ключицу. С узких плеч падал на землю тонкий серебристый плащ, ленты из того же материала украшали доспех на талии. Сапоги, тоже из чудесной стали, защищали голень и часть бедра.
Человеческий воин посмеялся бы над таким обмундированием, сказав, что эту дурочку можно в считанные секунды сделать безногой, безрукой и безголовой. Он просто не понимал бы, с кем имеет дело.
В правой руке этой юной особы находился тонкий резной скипетр белоснежного металла с камнем на конце, похожим на тот, что в рукояти меча в алтаре, но намного меньше.
Несмотря на внешность, заставляющую подумать о миленькой школьнице, сбежавшей с маскарада, в её глазах была бездонная мудрость зимнего неба…
— Вы совершили ошибку, заявившись сюда и напав на Сердце Неба.
Неземное создание плавной и невероятно грациозной походкой приблизилось к алтарю и оглядело колдунов. Кондрат поморщился от её красоты, она была до отвращения прекрасна. Эльфийка улыбнулась.
— Да-да, Кондрат, это я, Эриэлла. Не ожидал?
— Тебя нет, скорее твоих шавок, — огрызнулся чародей. С королевой Небесного Замка он был знаком давно. И назвать их отношения дружбой было бы большой, просто огромной ошибкой. – А ты не изменилась, Эри.
— Зато ты изменился, хрыч, — резанула по больному девушка. Она была вечно молодой, пусть и не бессмертной, а он уже стар. И без того чёрное сердце Кондрата наполнилось огнём зависти и ненависти.
— Ты меня не остановишь, Сердце будет моим, и я переживу тебя, и не только тебя, всех! Я буду жить вечно, и править Ночью!
Красавица лишь плечами пожала. Она подошла к алтарю с мечом и спокойно произнесла:
— Я милосердна. Поэтому я позволю вам разбиться. Сейчас пол откроется, и вашим мучениям под Луной настанет конец, но да продолжатся они в залунном мире.
Она опустила жезл, собираясь прикоснуться к Сердцу Неба, и чары, сковавшие колдунов, на мгновение ослабли…
Это была ошибка. Елисей тут же бесшумно дематериализовался и появился вновь за спиной правительницы гордых эльфов. Два слова, нашёптанных над самым острым ушком, чуть дрогнувшим от его дыхания, и девушка обмякла, упав на бок. Царевич младший улыбнулся, с силой опуская ногу в тяжёлом сапоге на голову Эриэллы…
Кондрат поморщился и отвернулся. Первый раз за последние сто с лишним лет ему была неприятна смерть другого существа…
— Отец, вам плохо? – единственным человеком, который Елисею Царевичу был не безразличен, был Царевич-старший. И Кондрат знал это, поэтому он никогда не сможет причинить вред сыну, как и сын ему.
— Нет, Лис, — старик называл его так только наедине, — Всё хорошо, давай сделаем то, что хотели.
Глава клана Ночи бросил один печальный взгляд на то, что осталось от прекрасного бледного личика. Вот она, цена власти. Она всегда ужасна. Но её надо отдать. Иначе никак…

Всё произошло быстро. Быстро раздались по второму уровню реальности несколько десятков гулких хлопков. Быстро сверкнули пуговицы-телепорты, выплёвывая своих владельцев. Выглядели они все почти одинаково: серые комбинезоны, прошитые волшебной нитью из волоса единорога. На лямках поблёскивали красным пуговицы-телепорты, только одна у каждого была чёрной – использованные. На глазах у всех одинаковые очки ауровидения «Спектраль-13», головы защищены шапками-шлемами, на плечах короткие кожаные мантии. В руках магбезовцы держали складные жезлы из стали с серебряными набалдашниками.
Чёткое, согласованное, и до автоматики отрепетированное крутящее движение жезлами, и град вспышек снёс чёрный кулак «Молота», единственного заклинания, способного воздействовать на мир с нижних уровней пространства. Блуждающие огоньки, как перепуганные воробьи, разлетелись по углам, кучкуясь и мигая от страха. Тенебристы не успели даже опомниться, как пламенные спирали закружились в воздухе, облизывая чёрные плащи. Застигнутые врасплох колдуны запаниковали, и, пытаясь отгородиться от пламени наскоро выставленными временными щитами, были оттеснены к стене. Держались только одиннадцать герцогов, которые, сражаясь вполсилы, умудрялись противостоять сотне вымуштрованных и натренированных, но неопытных сотрудников службы магической безопасности. Не было тут только Жерзгала, но его отсутствие сейчас не смущало Дмитрия, Романа, Амадеуса, Павла, Игоря, Сивира, Нахта, Юсуфа, Элира, Илью и Аллу – единственную женщину, добившуюся звания Герцога. Эта мрачная компания действовала разнообразно, неожиданно, каждый по-своему, но на удивление синхронно. Отлетали в стену защитных комбинезонов отражённые языки пламени, кристаллизовался на стенах невидимый существам на первом уровне лиловый лёд, бессильно хлестали воздух силовыми волнами сверкающие боевые жезлы. Рядовые тенебристы, получив некую фору, пошли в наступление, обрушивая на стражей порядка иссиня-чёрные марева проклятий. Теперь уже магбезовцам приходилось отступать, выставляя блоки.
Люди, уже собирающиеся расходиться, даже понятия не имели, что сейчас происходит прямо у них под носом. Как только зал Думы опустел, все камеры вдруг перестали работать. Разом. И тут же в окна влетели четыре стаи ворон. Птицы собрались в одну тучу посреди зала, и обернулись людьми. Среднеуральской тройкой ведьм – Всемирой, Милоликой и Варварой, и магбезовским сотрудником месяца – Андреем Стопкиным. Рыжая колдунья вскинула руку и произнесла:
— Вертаэмося!
С удивлением Герцоги, как и Кузнецовы с Андреем, рассыпались стаями чёрных птиц, улетевших прочь из Кремля. Всё это также произошло на втором уровне пространства, что не могло не удивлять, ведь провернуть перенос воронами на основном-то уровне трудно, не то, что в одном из нижних измерений.
Тенебристы проиграли сразу. Магбезовские посохи заморозили их, запечатав во временные саркофаги. Секунда, и талисманы перемещения доставят их прямо в тюремные камеры Службы Магической Безопасности, а там и до суда недалеко.
Герцогов же ждёт другой суд…

Савелий был всё так же неподвижен. Чёрные очи, будто пробивающие взором все уровни пространства, глядели на Кремль. Руки сложены за спиной, спина прямая, ни один мускул не шевелится. Но тоненькая магическая нить, одним концом привязанная к сознанию колдуна, другим концом прощупывала Зал Заседания. Всё шло хорошо, пока неожиданно не появились сотрудники магической безопасности и не сорвали план Кондрата. Присутствовавшие в здании одиннадцать Герцогов внезапно куда-то исчезли, будто их перенесло куда-то. Похоже на серую магию, вроде Вороньего Круга.
— Господин Герцог, они проигрывают.
— Я так и знал… кх-кх… Савва, — Жерзгал закашлялся и выпил ещё немного бодрящего зелья, — Прикажи воинам возвращаться в Нокс. Глава клана предал свой народ.
Завернувшись в длинную мантию, чародей секунд десять стоял, тихо бормоча длинное заклинание. С громким хлопком старик исчез, как джинн в старых фильмах. Просто пропал и всё.
Савелий так не умел. Поэтому, мысленно отдав приказ магам Ночи, он направился помогать им с построением Коридора.
Сказать, что он был расстроен – значило соврать. Он не был зол на главу-предателя, бросившего свой клан в безрассудную бойню, чтобы никто не мешал его необъятным амбициям. Он не сочувствовал потерпевшим поражение, в большинстве погибшим, товарищам, выжившую часть которых взяли в плен живыми. Его не интересовало, куда делись одиннадцать Герцогов, хоть бы они и пропали пропадом. Он просто выполнял приказ Жерзгала – единственного человека, что имел реальную власть над Краснодаровым.
Последний пас заклинания был за ним. Властным движением рук прямо на ходу он искривил реальность в сторону Нокса и, так же, не останавливаясь, вошёл в тоннель.

Из огромной тучи чёрных птиц, опустившихся почти к самой земле на поляну, где Всемира, Милолика и Варвара начертали в сырой земле Круг, пестрящий знаками, одного за другим в не успевшую просохнуть от росы траву вышвыривало людей. Последними появились ведьмы с Андреем, сложившиеся, словно четыре паззла, из оставшихся воронов.
В отличие от Герцогов, вскакивающих с земли, они уже были готовы к бою. Ведьмы уже были в белых платьях, с распущенными волосами и странными знаками на лицах, похожих больше на шрамы, чем на раскрас. Можно было заметить, что у Всемиры с Милоликой были чёрные, как подземная бездна, без белков, глаза, а у Варвары – серые, будто тучи, тяжёлые дождевой влагой, такие же нечеловеческие.
«Когда они так успели преобразиться?» — удивился Андрей, у которого наконец-то сфокусировался взгляд после перелёта. Но думать об этом, а тем более спрашивать, у него времени не было. Извлечённая из заднего кармана брюк ручка щёлкнула, увеличиваясь и трансформируясь.
В выставленной вперёд руке боевого мага потрескивал полностью заряженный посох калёной стали, на гвоздеобразной его верхушке искрился сгусток чистой Силы.
Когда один из тенебристов сделал быстрое движение рукой, Андрей поставил было Латы, но Герцога вдруг с громким звуком, похожим на пробку, вылетевшую из шампанского, засосало в почву. Магбезовец оглянулся на Милолику, опускающую руку после молниеносного паса.
Провалившийся сквозь землю колдун, Юсуф, вынырнул чуть поодаль, отряхивая чёрный в золотых рунах кафтан от комков грязи и спутавшихся клочков корней. Тут же, синхронно, как по сигналу, Дмитрий и Алла подняли руки, произнося заклятье. Короткое, но мощное. Настолько мощное, что оно несколько секунд висело в пространстве, будто звуки древнего слова растворялись в мироздании:
— Пшагире!
Стопкин, наконец расслышав чёрную формулу, спешно соорудил самое мощное защитное заклинание, известное ему – Саркофаг. Голубое пламя взвилось у него из-под ног, закрывая мага щитом, внешне действительно похожим на гроб египетских царей. Ведьмы, всё так же стоящие в Кругу, внешне бездействовали.
Слово заклятья всё же соизволило активироваться, запуская, а точнее, обрушивая древний механизм, и на мгновение мир перевернулся с ног на голову. Небо и земля, казалось, схлопнулись, и долю секунды на поляне царил Хаос. Андрей сжал зубы, удерживая щит. В этом вихре грома, грязи и огня он не видел ничего, всё, что ему оставалось – поддерживать магию, отделяющую его от неминуемой смерти.
Когда всё вернулось на свои места, его взгляду предстало месиво из земли, камней, щепок и листвы. Саркофаг удерживал сотрудника магической безопасности в воздухе над кратером, недавно бывшим оживлённой частью леса. Кое-где виднелись бесформенные силуэты. Если присмотреться, можно было увидеть торчащие наружу кости, остатки рогов, хвостов, шкур и шубок… Поэтому лучше было не присматриваться.
В кратере возвышался Круг, в котором всё также невозмутимо стояли сёстры Кузнецовы, и который столь могущественная магия даже не тронула, как и землю под ним.
Герцоги улыбнулись, делая сложные пасы. Мантра гулким эхом отдавалась в сознании. Так они даже не начинали ещё! Лишь прощупывали своих оппонентов. Теперь в их руках плясали мощные вспышки стихийных сил, Андрей, даже не заходя в подпространство, видел, как мерцающие огни разом мигнули и потухли, а что творилось на более глубоких уровнях, он боялся даже представить.
Кузнецовы разом подняли белые руки в изящном жесте. Просто подняли вверх. Самый простой пас, который только можно придумать, молодой боевой маг даже удивился, пока снова не глянул на тенебристов.
Их заклятье пропало. Просто исчезло. Вновь зажглись огоньки в подпространстве, и магия не ревела в руках десяти чёрных магов. Но стоп, почему их десять, если было…
— Всемира!
Но голос Андрея не успел предупредить девушку об опасности. Вихрь проклятья прошиб Круг, в котором, похоже, всё-таки нашлось слабое место. Ведьму сбило с ног облаком Тьмы. Стопкин не увидел, куда её унесло, потому что Герцоги атаковали вновь. Алла, ударившая по Всемире, тут же ушла из-под шквала каменных и ледяных лезвий и уже штурмовала Саркофаг, обливая парня струями прозрачного огня. Юсуф тут же присоединился к ней, и по защите пошла трещина, которая, как ни силился магбезовец закрыть её, всё расширялась, пусть медленно, но верно…

Свидетельство о публикации (PSBN) 22124

Все права на произведение принадлежат автору. Опубликовано 11 Октября 2019 года
Н
Автор
Я, вообще-то, не считаю себя писателем, я скорее художник. На художника, кстати, и учился. Мне 14 лет. Я много раз пытался писать, но терпения не хватало...
0