Книга «ДЕКАДА или Субъективный Протез Объективной Истины»

День 6 Мистерия 22 (Глава 24)


  Фэнтези
65
5 минут на чтение
0

Оглавление

Возрастные ограничения 18+



Мистерия двадцать вторая. Об Артектуме

– Послушайте, Вольдемар, – краснея и хорошея, как это всегда с нею случалась при контактах с интеллигентным нахалом, обратилась к нему Алена, – Вы там какое-то слово необычное употребили в вашей рецензии – ар…артектум, кажется, да? Что это такое?
– Ага! Вы заметили! – обрадованно воскликнул Вольдемар, – Вы, оказывается, очень наблюдательны, Аленушка! Артектум – это, с одной стороны, просто курьез, а с другой – целая философия.
И Вольдемар тут же рассказал всем историю «Артектума». Однако и эта история, равно как и некоторые из уже упомянутых, оказалась вымаранной, а в соответствующем месте архива ЕНКОРЗЛОФЕПНЫ* жирным красным фломастером была энергично начертана резолюция следующего содержания:

«Понятие «Артектума» составляет предмет Абсолютной Державной Тайны. Срок нерассекречивания равен Бесконечности. Разглашение карается Всем и Сразу.
Верховный Провиднык ЕНКОРЗЛОФЕПНЫ
Мыкола Жопюк-Задрыстяный».

* ЕНКОРЗЛОФЕПНА – напоминаем, что это – крайне редко упоминаемая аббревиатура, означающая: Единая и Неделимая Комиссия по Расследованию Злодеяний Феномена против Народа (Сост.)

Это был единственный фрагмент из всего необъятного архива Комиссии, где явно использовалась ее аббревиатура и упоминалась фамилия ее Верховного Провидныка.
В это время внимание Реципиентов привлек пан Хватанюк, Маркиян Рахваилович, который в продолжение Вольдемаровых декламаций и последующих собеседований сидел нахохлившись и внешне никак не реагируя на происходящее. Его, как и вообще всех галычан, всегда раздражала русская речь, а здесь, в Зоне Эксперимента, ему и вовсе довелось вращаться в русскоговорящем обществе, что вызывало у него ощущение горькой несправедливости. Ведь язык, на котором общались Реципиенты, не был официальным языком незалежной и суверенной державы, гражданами которой все они являлись! Если только подпольно они все поголовно не заимели двойное гражданство.
По крайней мере, в отношении Фени он не сомневался. Остальные, впрочем, тоже вызывали подозрение. «П’ята колона! П’ята колона! Кляті москалі і кляті жиди! Кляті жиди і кляті москалі!» – раз за разом ёкала Маркиянова печенка. Та часть его существа, которая пребывала в патетически гражданском состоянии (а были и другие части) категорически не принимала того, что даже Персоналодонты, Кураторозавры и Экспериментаторексы не говорят на державной мове. Хотя бы для порядку. Даже Охранопитеки и те… «Ну, як же це так! Воны ж на державний служби!
Та ще й у хворми ходять!». Даже этот запроданец-Буряк (после Третьего Дня и дискуссии «О дружбе между народов» Хватанюк затаил к Буряку ненависть в душе) – и тот почти всегда говорил, вызывающе не блюдя чистоты державной мовы, на каком-то «суржике»! А взять этого полудурка-недодепутата Фригодного – ведь совершенно всем понятно, что он, сопля така, есть самый звычайнисинькый селюк! А туды ж – ни слова на ридний мови не скажет! А Шурка?! Прочитала второго Дня какой-то курвский вирш украинською мовою – и на этом всё. Только сракой крутит перед Буряком. Маркиян Рахваилович даже хотел было сгоряча затребовать переводчика, но почему-то, вдруг подумав о возможной Светланиной реакции, поостыл.

Свидетельство о публикации (PSBN) 35585

Все права на произведение принадлежат автору. Опубликовано 17 Июля 2020 года
U
Автор
Крайне взросл... И по возрасту и по виду (внешнему)...
0






Рецензии и комментарии 0



    Войдите или зарегистрируйтесь, чтобы оставлять комментарии.


    Любовь в Априоре (роман, гл. 10-15)

    ГЛАВА 11.
    — Это хорошо, что все так обошлось, — весело болтал Вася по дороге, — Я наверняка пригожусь в другом месте. Я знаю несколько иностранных языков, разбираюсь в компьютерной технике и полезных ископаемых. Владею несколькими видами восточ.....
    Читать дальше
    40 0 0

    Встречи не напрасны

    В случайных обрывках воспоминаний,
    летящих со скоростью света,
    я слышу голоса,
    они зовут меня к себе
    Голоса людей.
    Одни как звёзды пролетают,
    другие маяками освещают путь
    среди бескрайней тьмы.
    И соприкасаясь .....
    Читать дальше
    115 0 0

    Глава 13. 3еркала.

    Зеркала не лгут. И смешно бить зеркала, когда не понравилось отражение.
    Сергей Лукьяненко. «Осенние визиты».

    Легла спать я в полном раздрае и долго ворочалась. Всю ночь снились кошмары.
    Сны были до невозможности реальными: цве.....
    Читать дальше
    161 0 0





    Добавить прозу
    Добавить стихи
    Запись в блог
    Добавить конкурс
    Добавить встречу
    Добавить курсы