V H


  Фэнтези
36
39 минут на чтение
0

Возрастные ограничения 18+



Воин! Ты видишь? Ты видишь перед собой эти древние кованые ворота? Замки и запоры? На этих воротах воинские щиты, как чешуя у рыбы. Каких только символов геральдики на этих щитах нет. Древние гербы, фигуры и печати. Теперь ты стал равным среди равных. Они распахнутся перед тобой. И твой щит обязательно появится на воротах павших в битве, как только ты войдёшь. Да, все остальные канут в Лету. Последуют в Рай или Ад. Но, эти пути не для тебя. Валькирия, среди павших героев на поле боя выбрала тебя, и привела сюда. Небесный чертог ждёт своего храброго воина. О, вечность! Ты находишься за стенами Вальхалла…

***

Сотни воинов оживлённо и с нетерпением рассаживались в огромном зале, в предвкушении огромного пира. Бой закончен. То тут, то там, слышались восторженные восклицания. Обитатели Вальхалла, или как их называют, эйнхерии, вспоминали только что прошедшую битву. Подтрунивали над теми, кто замешкался или проявил неловкость в бою. Смех прокатывался по разным местам. Верховный бог Один располагался за отдельным столом со своими приближёнными. Он тщательно следил за церемониалом пиршества.

Из чанов, куда стекался эль, медовуха и ликёр с вымени козы Хейдрун. Уже подносили напитки сидящим за столами эйнхерий. Чуть поодаль, выстроилась очередь из валькирий и слуг. Каждый из них держал в руках огромный серебряный или золотой поднос. Повар Андхримнир накладывал на них пищу. Очередь быстро продвигалась, когда вдруг, один из слуг спросил повара.

— Слышь, браток! Ты часом не из Узбекистана?

Андхримнир замер и удивлённо поднял брови.

— Так вкусно умеет готовить только родная мама и в Узбекистане.

Повар расплылся в улыбке и добавил ещё несколько кусков мяса.

— Вот это я понимаю. Бывай.

Слуга подхватил поднос с едой и быстрым шагом пошёл к столам.

Все обращались с похвалой к герою сегодняшнего дня, воину по имени Адлер. Сам эйнхерий находился в прекрасном расположении духа. С левой стороны от него уже принесли поднос с едой. Адлер обернулся, поблагодарить валькирию, как вдруг увидел перед собой того самого слугу, который ещё утром морочил ему голову. Настроение сразу упало. Слуга, поставив поднос на стол, начал выкладывать пищу и бормотать.

— Мы с тобой, о чём договаривались? Что ты убьёшь его ударом в сердце! А ты? Зачем бил в горло?

Негодованию Адлера не было предела. Его славили великие мужи. А какой-то слуга порочил его славное имя. Он готов был разрубить ничтожного человека на части, но что-то удерживало его.

— Так надо было.

— Как надо, ты будешь рассуждать там. А здесь делай то, что я говорю. Завтра у нас последний день, запомни это.

День заканчивался. И Адлер за общем весельем, забыл про эту неприятность, омрачавшее настроение, как назойливая муха. По окончанию пира все герои шли спать. Многие из них держали в своих руках прекрасных валькирий.

***

Утро. Любое мгновение этого утра дорого каждому бойцу. За этим утром последует бой. Уже проснувшиеся эйнхерии шли через гигантский зал к своему оружию. Они облачались в свои доспехи. Снимали со стен щиты и мечи. Им предстоял смертельный бой с огромным, неимоверной силы вепрем Сэхримниром. Все, как один, готовы были сразиться с этим чудовищем. И всё-таки, когда кабан выскочил пред ними, в рядах героев прошло небольшое волнение. Маленькие, налитые кровью глазки вепря, смотрели на всех враждебно. Огромная, клиновидная голова, на короткой шее, свирепо оскалилась. Вепрь слегка повернулся по сторонам. При этом, стоячие уши задвигались, улавливая шум с места наибольшего скопления воинов. Щетина на холке вздыбилась, и стала держаться торчком. Кабан тут же ринулся на людей. Его реакция в несколько раз превосходила людскую. Часть воинов не успели увернуться от налетевшего на них вепря. Кабан буквально протаранил их ряды. Своим рылом, лбом, клыками и мощными ногами забивая насмерть противника. Несколько эйнхерий попытались мечами нанести удары сбоку. Но, не тут то было. Плотное подкожное мясо секача не дало воткнуть им свои мечи.

Могущественные воины Чарли и Джек не торопились вступать в схватку, смотрели на бой со стороны. Их многочисленная свита, состоящая из валькирий и слуг, комментировала все неудачные попытки убить вепря. Чарли и Джек полагали, зверь должен выдохнуться на слабых воинах, и лишь потом вступить с ним в схватку. Ибо, только недостойные могут быть на разогреве у зверя.

Кабан мгновенно развернулся, и бросился на тех, кто был позади него. Славный воин Хуан Антонио Педро, как положено тореадору, замер при приближении свиньи. В самый последний момент он отскочил в сторону и ударил мечом кабана. Меч отпрыгнул от упругого тела, как от резины. Хуан Антонио Педро такого поворота событий не ожидал. Он осматривал лезвие меча, как будто впервые увидел это оружие. А тем временем кабан кидался в разные стороны, пытаясь убить как можно больше людей.

Бой достиг своего апогея. Никто не хотел уступать. Славные воины, эйнхерии, величественного города Вальхалла бились насмерть с дикой свиньёй. Вепрь сметал одних, но вместо них в бой вступали другие. В какой-то момент, пытаясь придавить своим телом людей, кабан завалился набок.

— Мочи его!

Услышал позади себя Адлер. Он кинулся к кабану и ударил его снизу в самое сердце. Вепрь мгновенно пал, рядом с ним растянулся Адлер. Отдышавшись, воин стал подниматься. На туше кабаны уже стояли Чарли и Джек. Рядом с ними веселилась их свита. Все они кричали — Чарли и Джек убили кабана! Поднявшийся Адлер заявил.

— Это я убил этого зверя!

Друзья и слуги братьев сначала недоумённо посмотрели на него, как бы увидев впервые, а затем разразились громким смехом, показывали пальцем на Адлера. Остальные воины молчали, глядя на назревавший спор. Никто из них не промолвил и слова правды в защиту Адлера.

— Эй, ты! – закричал Чарли в ответ. – Ты не знаешь наших правил? Кто последним ударил по врагу, тот и убил его!

— Ваши правила не являются законом! По закону я убил его, проткнув в самое сердце.

— Наши правила и есть закон! – поддержал своего брата Джек.

— Что он себе позволяет? – вскричал один из приближённых Чарли и Джека.

— Хуан Антонио! – картинно обратился к славному воину Чарли. – Ответь нам, кто убил эту дикую свинью?

Хуан Антонио Педро немного помолчав, с неохотой смущённо ответил.

— Вы.

— Все слышали? – победоносно прокричал Джек. – Наше право на первенство подтверждает сам Хуан Антонио!

— Да кто он такой? – заорала на Адлера валькирия, подружка братьев. – Кто его сюда привёл?

— Да! – выкрикивала вся свита – Мы хотим знать, кто из валькирий привёла его сюда! К ответу её!

Из толпы, вышла к центру, где находились убитый вепрь, Чарли и Джек со свитой и Адлер, прекрасная валькирия Рота.

— Скажи нам Рота. – тоном судьи к ней обратился Чарли. – По каким признакам ты решила, что этот человек достоин нас? Великих воинов.

— Я кружила на своём крылатом коне вокруг битвы. И смотрела сквозь небольшие тучки. Моё внимание привлёк этот воин. Он храбро сражался. Подсказывал другим как действовать. А когда им пришлось отступать, он остался прикрывать других. Давая возможность остальным отойти. Он один сразил множество врагов, прежде чем они его убили. Мне показалось, что он достоин зала Славы Вальхалла.

— Ха-ха-ха! – засмеялся в ответ Джек – Ей показалось! Надо лишить Роту права выбирать из убитых воинов, и приводить сюда. Мало ли что ей кажется. Она не умеет выбирать достойных.

— Я виновна – прекрасная валькирия Рота ощутила реальную угрозу для себя, и начала каяться в содеянном – Простите меня. Если позволите, в следующий раз я буду выбирать с вашего позволения.

— Мы не будем гневаться на тебя, при условии, если он поступит как мужчина. И в следующей битве выступит один на один с любым чудовищем. – сказал Чарли.

— Да! Пусть он всем нам докажет, что он не трус, — поддержал своего брата Джек, обрекая Адлера на явную гибель.

От несправедливости и ложных обвинений Адлера всего трясло. Он готов был немедленно сразиться с братьями. Но всё же, решил договориться мирным путём.

— Я обращусь к Одину! Пусть он нас рассудит.

— К Одину? А с чего ты взял, что тебя допустят к общему столу? А? – гневно ответил Чарли. – Мы сами расскажем Одину какой ты лгун. И все подтвердят.

— Но, если ты подтвердишь за столом нашу победу, то на сегодня можешь остаться пировать с нами, великими воинами – добавил Джек. – А дальше, посмотрим на твоё поведение.

В это время Адлер почувствовал, как на его плечо легла тяжёлая рука. Он обернулся. Позади него стоял один из воинов. Звали его Док.

— Не надо с ними вступать в спор. Оставьте эту пиррову победу им. Пусть они хвастаются всем, и забудут про нас. Наша же победа ждёт нас впереди. Им никогда её не достичь.

— Док! Мы это сделали! Посмотрите Док! Он убил его, воткнув в сердце вепря меч!

Слуга, уже менее всего был похож на слугу. Скорее всего, прикидывался. Они пошли прочь, толпа же не унималась, выкрикивая им в спину оскорбления. И, вдруг, он обернулся и снова подошёл к кривляющейся толпе.

— Слышь, бакланы! Вы тут корчите из себя героев, хохоритесь, потому что вас много. Оплёвывая достойного человека. Но, учтите. Наступит час, и я вернусь сюда снова. Тропинка то протоптана. И не один, а со своим отрядом. Отвечаю. Вы даже себе представить не можете, что это за отряд. С каждого из вас будет спрос. Каждому из вас мы обоснуем, по понятиям, кто он такой и что из себя представляет. И каждый будет знать своё место, которое мы ему определим.

И уже вслед ему толпа зашептала между собой. Кто это? Один из богов, сродни Одину? А может быть, это сам Хеймдалль? Сын Одина?

***

Пир шёл в самом разгаре. В самом центре Чарли и Джек, со своими многочисленными друзьями, праздновали свою победу над вепрем. К ним подбегали с различных столов и поздравляли с успехом. На самом краю сидели трое друзей и обсуждали свои проблемы. У Адлера буквально всё клокотало внутри, от испытанного унижения и обиды.

— Сегодня весь ликёр будет мой.

— Нет – ответил ему Док, — Вы будете пить другой напиток. Никакого алкоголя.

— Не сметь, мне перечить!

— На самом деле Вы выиграли нечто большее, кабан от вас никуда не денется. Свиньёй больше, свиньёй меньше. Неси.

Девяносто девятый поднёс кубок, и сказал Адлеру.

— Пей!

— Что это?

— Волшебный эликсир, чтобы не спать.

— Я не хочу это пить. Вы хотите меня отравить.

Девяносто девятый, изображавший ранее слугу, отпил из кубка.

— Это чИфир. Я рисковал всем, стремясь его достать, а ты выкобениваешься. Отпей. Остальное выхлебаю я.

— У нас остаётся мало времени. Скоро надо будет действовать – обратился ко всем Док.

— Мне надо будет слетать кое-куда, Док. Вы тут побеседуйте, а я сгоняю.

Девяносто девятый встал, и побежал вдоль столов. А тем временем все находящиеся в зале Славы затянули песню.

«Прибыл я на Вальхалл в обнимку с валькирией.
Думал щас оторвусь, займусь я милой.

Но, обманули тут меня. Меня побрили.
Дали форму х/б, АКМ всучили.

Будем драться всерьёз, и будем биться.
Свинье рыло набьём, ей не жениться.

А лучше в ухо меч забить, и будет крышка
А валькирии нам как передышка.

После боя я шёл, устав махаться
Это вам не в кустах с чужой женой сношаться.

Скоро дембель придёт, мы выпьем эля.
Нам коза Хайдрун в пивбаре нальёт немедля».

(Вольный авторский перевод сборника стихотворений «Страшнее Эдды». Некоторые критики мне могут заметить, что он слишком вольный. Но, тогда я бы не смог создать столь изящную рифму. А особо въедливые спорщики ещё и добавят, я спутал все времена, и не только года. Поверьте мне, — дембель, он и миллион лет назад был дембелем)

Бог Один со своими приближёнными, в ожидании еды пили медовуху и славили Чарли с Джеком. Ему уже доложили, кто убил вепря. В это время его кто-то начал дёргать за рукав. Это был Девяносто девятый.

— Ваше благородие, или как вас там зовут. Не отдадите ли мне вот этот ваш тесак? Повар Сехримнир рубит мясо большими шматками. Я бы порезал вам на мелкие кусочки, но у меня нож простого смертного. Да. И ножны, будьте любезны, дать. Вдруг, по нечаянности, возьмусь за лезвие. Ага, вот.

Вокруг все начали одобрительно кивать на столь любезного слугу. Один, благосклонно отнёсся к этой просьбе и отдал кинжал с ножнами.

— Кажется пир завершается – Док обратился к Девяносто девятому.

— Да, у меня всё готово.

— Куда мы пойдём? – спросил их Адлер.

— Мы пойдём обратно. Но, этого мало. Главное, суметь закрепиться там, и остаться. Это вам не кабан.

И тут к троице подошёл Хуан Антонио Педро.

— Адлер! Извини, меня. Я не смог им противостоять словесно. Мечом, что хочешь, сделаю, а вот словами бодаться не могу.

— Тут понимаешь как. Иногда ситуация складывается так, что вопрос ставится ребром. Либо ты Хуан, либо Педро. Иди, ты для себя уже его решил. – ответил ему Девяносто девятый. И добавил, когда Хуан Антонио отошёл. – Не люблю трухлявых.

***

— Встаём, встаём. Все уже спят.

Док и Девяносто девятый схватили и потащили мешок. За ними шёл Адлер.

— Здесь сотни ворот. Нам туда. К воротам Вальгринд, к воротам павших в битве.

Девяносто девятый уверенно вёл вперёд. Они подошли к воротам. Навстречу им поднялись стражники.

— Вот ребята. Друзья! Как и обещал. Медовуха и ликёр свежие, не разбавленные, от козы Хайдрун.

Они с Доком быстро доставали всё из мешка.

— А это вам подогнал сам Один! Вся еда с его стола. Видите, у меня кинжал. Узнаёте чей? Да, Одина. В знак доверия. Мы быстро. Одна нога здесь, вторая там. По особому распоряжению самого!

Стража открыла ворота, и наши герои вышли из города. Перед ними стоял мост Биврёст. Величественный мост, соединяющий небо с землёй.

— Сейчас самое главное, валькирию Труд должна сменить моя подружка — Сигрюн. Такая роскошная женщина, такая лапочка.

— А если не сменила? – спросил Док Девяносто девятого.

— Тогда нам хана.

— А как мы узнаем?

— Никак. Они витают над облаками. Остаётся только надеяться.

— Может быть, подождём?

— Глаза боятся – руки делают. Пошли.

Они с осторожностью наступили на мост, и стали двигаться на другую сторону. Все вынули мечи, и приготовились к бою. Тёмная река, освещённая Луной, протекала под ними. Внизу слышалось то журчание воды, то скрежет металла, то чьи-то стоны. Странные и причудливые очертания берегов окружали всё пространство. На том, и на этом берегу горели огоньки. Сам мост, вдруг, начинал подрагивать, а затем ходить ходуном. Чёрные птицы проносились то тут, то там. Иногда раздавался всплеск воды, как будто огромный камень уронили в воду. Особенно им становилось страшно, если слышали позади себя душераздирающие крики. Крики отчаяния. И тут, перед ними в мост воткнулось копьё. Друзья приготовились к бою, внимательно вглядываясь в тёмное небо. Откуда спускалась к ним дева на крылатой лошади. Девяносто девятый оживился и улыбнулся.

— А! Сигрюн, моя прелесть.

И всё же, все были в напряжении. Лошадь ступила на мост. Сигрюн осмотрев воинов, спросила Девяносто девятого.

— Куда ты собрался?

— Ты же сама просила принести тебе больше волшебных камней. Один я не дотащу. Я выбрал самых сильных и самых выносливых воинов. Скоро ты станешь богатой.

— Только быстрее. Тебе надо успеть до рассвета.

— Ты же задерживаешь нас.

Сигрюн выдернула копьё и улетела. Трое воинов пошли дальше.

— Что за волшебные камни ты ей обещал? – спросил Док Девяносто девятого.

— Мы гуляли на пиру. Сигрюн и разоткровенничалась. Стала плакаться, мол, так и так. Женская доля. На неё не обращают внимание те, кто ей нравится. Я ей и пообещал, дай сгонять на ту сторону. Принесу тебе волшебный камешек. От которого, все будут твоими. Она согласилась. Я сгонял. Принёс всё, что доктор просил. Себе заварки на чифир. Сигрюн камешек. Сказал, потрёшь его об себя, нырнёшь в реку. И все твои. Волшебство! На следующий день она летала от счастья. Всё так и произошло. Одна из валькирий проследила за ней и украла камешек. Горю не было предела. Рыдала горькими слезами. И тут я снова подсуетился, предложил набрать коробку камней. Но, дотащить их один я не смогу, возьму пару пацанов.

— И что это за камешки?

— Да мыло! Они же не хрена не моются и воняют. Представляешь, Док. Как она выглядит на фоне других? Чистая, и пахнущая ароматом мыла. Наповал любого мужика с ног собьёт.

— Представить себе не могу, — ответил, улыбаясь Док.

— Кажется, мы подходим – обратился к ним Адлер.

— Не мы, а ты.

***

Адлер открыл глаза. Он лежал. Его голову окружала трава. Перед ним находилось огромное небо, которое заслоняли двое. Это были Девяносто девятый и Док. Они сидели подле него.

— Док! Мы сделали это! Посмотрите, Док! Он очнулся. – вскричал Девяносто девятый.

— Да. Как говорится, опыт не пропьёшь. – ответил Док Девяносто девятому.

***

Девяносто девятый попал к Адлеру из исправительной колонии. Со временем Адлер стал замечать, что он не чист на руку. И вроде всё, по мелочам, принадлежащее другим бойцам, стало перетекать к Девяносто девятому. Оказываться у него. Адлера такие поступки Девяносто девятого стали возмущать. Он обращался к тем, кто остался без своей вещи. Но, они только или виновно улыбались, или просили не обращать внимание на утрату. Да, пусть, останется у него, говорили они. И тогда, он сам решил поговорить по душам. Вызвал Девяносто девятого. «Командир! Ты можешь прямо сейчас расстрелять меня, но переделать себя я уже не смогу. Мой батя, подорвал здоровье и потерял хорошую работу. Запил. Однажды, мать пригласила меня за стол поговорить. Как ты сейчас. Нас было трое, я старший. Затем сестрёнка и братишка. Мама и говорит, ты уже почти юноша. Мужчина. Сам добьёшься всего в своей жизни. Младший тоже, вам проще. Вы мужики. А вот твоей сестрёнке надо помогать, чтобы она ни в чём не нуждалась. Ты должен это осознать. Одежду, телефоны я в первую очередь буду покупать для неё. Давать ей деньги на себя. Тебе мне надо помогать в этом. Я почувствовал себя взрослым. Первым делом набил морду одному её знакомому. Вызвал одноклассницу сестры, и рассказал ей, что с ней будет, если я узнаю, что она сказала хоть одно плохое слово о сестрёнке. Ну, и стал добывать деньги любыми доступными способами. Все присылают, грев на зону. Все. А я наоборот, отправлял на волю. Сестрёнке, да и малого не обижал. Не знаю, правильно ли я сложил свою судьбу. Но, действовал я согласно тем обстоятельствам, которые у меня были». – «А почему у тебя такой странный позывной»? И вправду, он требовал, чтобы его называли «девяносто девятый». За глаза или когда надо было срочно все говорили – дед. По цифрам бочонка русского лото. – «На зоне у меня было другой погоняло. Здесь же я был волен в выборе своего позывного. Уэйн Гретцки мой кумир. Он носил этот номер. Я был пацаном, когда его звезда зажглась. И внимательно следил за всеми его выступлениями. Гретцки добился в своей жизни многого своим трудом». После этого разговора они стали с некоторым теплом относиться друг к другу.

***

Док. Доктор был мастером по распилу бюджета. В должности заместителя министра областного здравоохранения он пилил этот бюджет вдоль и поперёк. И думал, его схемы коррупции столь оригинальные, что никто и не заметит перетекающие деньги из бюджета на его карман и карманы друзей. Сколько косвенно, своими преступными действиями, он загубил больных, счесть невозможно. Когда его взяли, он слишком не переживал. Могущественные друзья обещали его вытянуть. Да и нажитые деньги позволяли купить любого. Поэтому, немного освоившись со своим новым положением, он предложил сделку следователю. Ответ его обескуражил. «А Вы знаете наши расценки? – спросил его следователь. – Они начинаются там, где у ментов заканчиваются. Давайте сразу определимся. Мы — не менты. Сами не ловим бедолаг, курящих на улице в неположенном месте. Мы действуем по приказу. Поэтому, больше таких разговоров заводить не надо». Следующим этапом был суд. Но, и здесь судья отказался от хороших предложений его друзей. Приказ, есть приказ. На судью он тоже распространяется. Судья таки, сделала одно маленькое доброе дело. Смахнула с приговора пару лет, от того, что запрашивала прокуратура. Но, на общий срок практически не повлияло. На все эти перипетии, адвокат философски заметил, придётся пару лет отсидеть. А там, сделаем условно-досрочное освобождение. По прибытии в колонию, находясь в этих стенах мозг Дока взорвался. Его разум кипел. Он не только не мог найти общих тем с другими. Док вообще не понимал, о чём они говорят, о чём мечтают, какие проблемы они решают. Первым делом, надо было узнать, как здесь выживали люди, подобные ему. Он схватился за книгу «Овод», и стал читать её запоем. Со всеми разговаривал только на «вы». Шли года, никто его и не думал выручать. А тут поступило предложение попасть на службу. Док перешагнул через себя. Он и так уже всё потерял в этой жизни, кроме неё самой. И пошёл на войну. По каким-то причинам его не взяли медиком. Видимо, посчитали, хороший врач никогда не станет министром. А тут вот, его знания пригодились, он вытянул командира с того света.

— Док – обратился Адлер к доктору.

— Да, командир.

— У меня было такое видение, будто мы втроём побывали в Вальхалле. Дрались там, с кабаном.

— Это бывает. В бессознательном состоянии, мозг находится в сжатом состоянии. Когда в мозг начинает поступать кровь и кислород, человек приходит в себя. В это время у него и появляются видения. Свет в конце туннеля, или как будто он видит всё сверху над операционным столом. Сон длится секунды, а человеку кажется, что он смотрел его полчаса.

— Надо идти. – вмешался Девяносто девятый – Мы отходили, ты остался всех нас прикрывать. Мы с доктором вдвоём нашли ближайшее укрытие, и стали ждать тебя. Твой автомат заглох, выдвинулись к тебе. Над тобой уже зависли враги. Мы их порешили. Подтянули тебя сюда. Док, как смог, заштопал и привёл в чувство. По рации вызвали медиков. Надо шевелиться.

— Вам необходимо быть в сознании. Разговаривайте с нами.

Док и Девяносто девятый стали подниматься. И вдруг, Адлер увидел на поясе Девяносто девятого нож. Тот самый тесак Одина.

— Да вы разве дадите спокойно помереть! Зачем ты украл кинжал?

Заорал Адлер на Девяносто девятого.

— Так их вождь, сам мне его задарил! На память. Кликуха у него, ещё такая прикольная – ОдИн, типа он у них первый.

— Я не знаю, что с тобой сделаю! Доберёмся только до своих!

И тут все остановились. К раненому наклонился Док и злобно произнёс.

— Не надо здесь из себя корчить офицера с броненосца «Потёмкин». Кочегар, видите ли ему, замарал белые лайковые перчатки. Мы можем, и бунт на корабле поднять.

На что Адлер разразился новыми проклятиями. Девяносто девятый и Док заулыбались. Впереди они увидели, как ним бегут медики с носилками. А за ними, в лесополосе, стояла «буханка», УАЗ четыреста пятьдесят два.

***

Где-то там, далеко-далеко, в глубинах космоса. Плывёт величественный город Асгард. В его центре стоит сияющий дворец Вальхалла. Туда приносят павших в битвах лучших воинов, валькирии. Каждый день этих героев начинается с битвы диким вепрем Сэхримниром. И каждый день они побеждают его. Отмечая свою победу славным пиром. А уже вечером, эти витязи ложатся стать, чтобы на утро снова вступить в бой с кабаном.

1.Адлер – орёл (нем).

2.Валькирия – выбирающая убитых.

3. Рота – сеющая смятение.
4. Труд – сила.
5. Сигрюн – тайная победа.

6. Компьютерная обработка фотоснимка из космоса, телескопа «Хаббл», в открытом доступе — «Обитель бога».

7. В роли свирепого вепря Сэхримнира выступал соседский хряк Борька (Борис Йонсон).

Свидетельство о публикации (PSBN) 57426

Все права на произведение принадлежат автору. Опубликовано 08 Декабря 2022 года
Николай
Автор
В моих рассказах нет ничего надуманного. Нет вымысла и фантазий. Всё знакомо и близко. Поэтому читается на одном дыхании с первой же строки.
0






Рецензии и комментарии 0



    Войдите или зарегистрируйтесь, чтобы оставлять комментарии.

    Поминки 0 +1
    Колдун и ведьма 2 +1
    Натурализация 4 +1
    Светская львица. 2 +1
    Мистика. 13 +1




    Добавить прозу
    Добавить стихи
    Запись в блог
    Добавить конкурс
    Добавить встречу
    Добавить курсы