Разведчики - 2 (Враги - 10)


  Фэнтези
174
35 минут на чтение
0

Возрастные ограничения 12+



После слов Дрю о «пропуске в дом Губернатора» замер не только я ― казалось, даже надоедливый дождь притих, удивлённо прислушиваясь к этой новости. А вот Граст, скептически относившийся ко всему, что говорил и делал молодой разведчик, хмыкнул, срывая капюшон с «добычи»:
― Посмотрим, что ты тут нам приволок… хм, какой-то странный парень ― аж позеленел от страха. Ты чем его так напугал-то, дурень?
Дрю возмущённо фыркнул:
― Очень надо было… Он всегда такой, это Парки-обжора из нашей деревни. Давно не виделись, а тут, представляете, смотрю ― шныряет с кастрюлей возле кухни. Ну, я его за воротник и сюда…
Глубокомысленно прокашлявшись, я первым делом высушил магией его плащ, сказав как можно более дружелюбно:
― Ты как, Парки-дружок, согрелся? ― и, видя, как толстый конопатый парнишка кивает, нервно теребя край кафтана, продолжил уже строго, подражая нашему капитану, ― как же тебя, придурок, угораздило связаться с заговорщиками, а? Может, тоже колдуешь помаленьку?
Несчастный бухнулся на колени, что-то промычав в ответ, и Дрю попытался одной рукой лихо вздёрнуть его на ноги. Правда, задача оказалась не из «лёгких», видно, Губернаторский слуга очень любил покушать ― так что пришлось Грасту ему помогать. Вдвоём они кое-как справились и, отдуваясь, попытались надавать ноющей «жертве» пинков. Но я не позволил, снова «смягчив» тон:
― Отпустите беднягу. Уверен, он сгорает от желания помочь. Верно? Вот и славно. Проведёшь нас в дом…
Парки поднял на меня маленькие глазки и негромко, но вполне уверенно проблеял:
― Всех не получится, только одного, господин Избранный ― кругом ищейки в серых плащах. Слугам выдали эти… как их… пропуска, ― покопавшись за пазухой, он показал мне половинку металлической бляхи с номером, ― Раф, мой напарник, занемог животом, у меня есть его… ну, эта штука.
Парень вытащил ещё один «пропуск», торопливо сунув в мою ладонь. Я посмотрел в загоревшиеся надеждой глаза Граста и покачал головой:
― Сам пойду, ждите здесь. Всё, это приказ… ― сделав вид, что не замечаю, как приуныли «мои» бойцы, и, стараясь сохранять уверенное выражение лица, подтолкнул Парки в спину:
― Веди, и чтоб без глупостей, а то превращу в свинью…
Дрю добавил от себя:
― Если попробуешь навредить командиру ― из-под земли достану и снова закопаю! ― фраза прозвучала настолько искренне, что я заподозрил его в предвзятости. У этой парочки явно были старые счёты…
Дождь, похоже, решил ослабить хватку, и пока мы тащились по раскисшей, хлюпающей под сапогами земле, я бормотал заклинание маскировки ― надо было срочно прятать косу Избранного, да и лицо не мешало бы слегка подкорректировать. Когда до Губернаторского дома оставалось совсем немного, скинул капюшон, тронув «проводника» за плечо. Тот обернулся и так испуганно охнул, что сомнений не осталось ― получилось неплохо…
Подмигнул осенявшему себя охранным знаком Парки, отчего тот нервно сглотнул, пряча глаза:
― Господин, когда войдём, повторяйте всё за мной, и, ради бога, не улыбайтесь так ― уж очень страшно…
Пожал плечами ― подумаешь, какая цаца, трус деревенский… Хотя в душе шевельнулось сомнение:
― Может, слова перепутал? Всё-таки давно не практиковался…
У самых ворот парень замедлил шаг, как-то странно посмотрев, но, списав всё на страх, «искатель» снова подтолкнул его вперёд. Заклинание амулета показывало, что мы движемся в правильном направлении, и это придавало мне сил.
По дороге я успел нафантазировать удивительную историю спасения разведчиков, способную переплюнуть романы о приключениях весёлого авантюриста Крипса, которыми зачитывался в детстве. Чего там только не было ― коварные ловушки, тоннели, обвалы, призраки и многочисленные монстры, сопровождавшие тернистый путь героя. Терри-Ворон был готов преодолеть всё, чтобы, в конце концов, измученный и усталый, броситься в объятия друзей ― во всяком случае, в собственном воображении.
Но всё оказалось гораздо проще: у первого же поста «сыскарей в серых плащах», наводнивших «замок» после убийства Губернатора, Парки подбежал к одному из караульных, и, тыча в меня пальцем, заныл:
― Этот тип привязался около дома, когда мы с другом выносили помои, и отобрал пропуск… Он ― подозрительный чужак!
«Лазутчика» скрутили в два счёта и, натянув капюшон на голову так, что я полностью потерял ориентацию в пространстве, куда-то весьма невежливо поволокли, поторапливая пинками и затрещинами. Полёт в пахнувшую грязной соломой и потом темноту завершился приземлением на что-то жёсткое и моими изобретательными ругательствами в адрес недалёких мучителей.
Пока я пытался подняться на четвереньки, охая и проверяя, не сломаны ли кости, кто-то подошёл, и, обняв за плечи, помог «новенькому» встать. Видимо, этот же добряк осторожно стянул капюшон с гудящей сельским колоколом головы, проворчав подозрительно знакомым голосом:
― Посмотрим, кого это к нам занесло? Ох… что за… святой паразит!
По тому, как «доброжелатель» шарахнулся в сторону, а чужие голоса истово забормотали ругательства вперемешку с молитвами и призывами «защитить их от нечисти», я вспомнил, что на мне до сих пор личина, созданная при помощи основательно подзабытых заклинаний. В попытке разъяснить ситуацию сокамерникам, плохо различая в окружавшей полутьме силуэты людей, протянул руки вперёд.
Однако ушибленная челюсть сильно исказила прекрасный голос Избранного, и невнятный стон:
― Я пришёл за вами! ― кажется, ещё больше всех напугал, потому что вместо молитвы отовсюду зазвучали решительные призывы «голыми руками прикончить это уродливое исчадие тьмы».
Хорошо ещё, хватило ума и сил быстро сбросить «незабываемый образ», что почему-то привело народ в шок, погрузив «узилище» в зловещую тишину. Правда, продолжалось это недолго, потому что ещё один знакомый голос рявкнул:
― Ребята! Бейте оборотня ― этот гад посмел превратиться в нашего Ворона!
На помощь пришёл решительный окрик Дара:
― Всем стоять, бестолочи ― это же он… Терри, сынок… ― Старик прижал меня к себе, смеясь и ругаясь одновременно, ― да как тебе, Избранный-дурачок, только в голову пришло напялить на себя страшную «маску» ― чуть сердце не остановилось… Это вас в школе такому учат?
Он хохотал, вытирая слёзы, услышав гордое:
― Нет, командир ― сам догадался…
Короче, из всей придуманной истории о том, «как я спасал разведчиков», пока сбылась только часть, где обрадованные бойцы обнимали «героя». А тот охал и корчил несчастные рожи, потому что поставленные стражей синяки и шишки никуда не делись ― напротив, после «дружеской встречи» их число на теле побитого мага заметно возросло…
Что касается остального, а именно ― как же всё-таки вытащить всех нас из этого дерьма, мой «план» стыдливо умалчивал. Его недальновидный разработчик радостно смотрел на «ожившего» друга, не сомневаясь, что уж он-то наверняка справится с ситуацией, на всякий случай спросив:
― Дар, у тебя же есть запасной план, да?
Тот кивнул, вытирая слёзы смеха с худых щёк, и от его ответа стало как-то совсем не до веселья:
― Разумеется, Терри… Ты ― мой запасной план, и он, как видишь, работает ― «спаситель» уже с нами.
Видимо, на моём лице отразилось настолько сильное разочарование, что, хмыкнув, Старик развил свою мысль «для недогадливых»:
― Неужели, сынок, думаешь, что попал сюда случайно? Прости, не было времени ждать, пока ты, набегавшись по дому в поисках группы, угодил бы в одну из здешних ловушек или, чем демоны не шутят ― всё-таки наткнулся на нужные следы. А тем временем нас бы уже повесили во дворе, особенно не разбираясь в причинах случившегося. Кое-кто намекнул, что Тайная служба получила приказ быстро замять это неприятное «дело», казнив преступников без суда и следствия…
Я вспыхнул:
― Но как же…
Дар похлопал «спасителя»» по плечу:
― И этот мальчишка с кухни, и сыщик, отправивший тебя к нам ― кое-чем мне обязаны, твой командир заранее обо всём с ними договорился. А иначе валяться бы сейчас первому магу разведки в другой камере, поверь ― их тут немало…
И пока я растерянно почёсывал ноющий затылок, в который раз удивляясь непостижимой «предусмотрительности» Старика, тот усадил «спасителя» на солому, осторожно вынимая сухие травинки из моей спутанной косы:
― Сынок, времени до рассвета не так уж и много ― рассказывай, что придумал? Что такое? О, нет, Терри, не прячь глаза… Не может быть ― ты ведь не сунулся бы в логово колдунов, даже не продумав план? Святой паразит… Выходит, зря я «поторопил» тебя сюда ― так хотя бы у одного остался шанс выжить. Но, видно качаться нам под перекладиной рядышком…
Никогда ещё бледные щёки Избранного не пылали так невыносимо жарко. Сейчас недоумку с косой хотелось только одного ― сдохнуть на месте:
― Всех подвёл, безмозглый идиот, нет мне оправдания…
Дар встал и, подойдя к лежащему у стены человеку, присел на корточки. Его сгорбленная спина была выразительнее любых упрёков, а обычно весёлый голос хрипло вздрагивал во внезапно окружившей нас обречённой тишине:
― Просыпайся, брат-послушник, надо посоветоваться ― всё хуже, чем мы с тобой предполагали…
Застонав, человек сел, и я узнал в нём предупредившего нас монаха. Хотя сделать это было непросто ― сыскари славно над ним потрудились, превратив лицо несчастного в сплошную рану.
― Понимаю, друг, что тебе тяжело говорить, но подумай ещё раз, нет ли здесь тайного прохода или лазейки, чтобы вывести людей? Теперь у нас есть маг ― думаю, он способен разрушить стену…
Меня трясло от стыда, но я заставил себя подняться на ноги, тут же согнувшись от толкнувшейся в животе новой силы. Она тянула и рвала внутренности, словно напоминая о себе. Даже не понял, как Дар оказался рядом, закинув руку неудачника себе на шею, не давая упасть:
― Спокойней, Терри, все мы по молодости совершали ошибки, не убивайся так…
Ещё один разведчик, здоровый как бык, Симон, просто взял меня на руки, усадив рядом с монахом. Его слова были доходчивее пощёчины:
― Держись, Избранный, ты ещё нужен отряду…
Вот тут-то голова лихорадочно заработала ― вспомнилось недавнее побоище в трактире. Я вцепился в ладонь Дара:
― Прикажи, командир, и твой маг разнесёт эту тюрьму, поверь…
В голубых глазах Старика заискрились знакомые смешинки:
― Вот это другой разговор, сынок, но руку всё же отпусти ― оторвёшь ведь…
Бестолковый «спаситель» покорно ослабил хватку, и, вытирая мокрые щёки и нос краем порванного плаща, упрямо повторил:
― Сказал, разнесу… Это не просто слова, Дар, я чувствую, что могу…
В этот момент притихший монах вдруг встрепенулся и, схватившись за мой рукав, как показалось, одобрительно что-то промычал. Наклонившийся к нему Дар внимательно вслушивался в неразборчивую речь послушника, и лицо его всё больше мрачнело. Неожиданно он так пронзительно заглянул в мои глаза, что стало по-настоящему страшно:
― Чем же на этот раз провинился Терри-Ворон, что опять сделал не так?
Но уже в следующее мгновение командир осторожно погладил мою щёку, вздохнув:
― Какой же ты ещё ребёнок, Терри, сколько ни учил тебя контролировать свои переживания, всё без толку ― достаточно лишь посмотреть на эту расстроенную мордашку… Вот что, сделай лицо попроще ― ты же теперь разведчик, а значит, должен быть всегда готов к любым неожиданностям. Раз, как говорит этот чудак в рясе, твоя сила внезапно выросла, покажи нам, на что способен ― поищи отсюда выход…
Кивнул в ответ, и, отбросив панику, встал, осматривая стены тюрьмы. Та, у которой сидел монах, не отводивший от меня внимательного, напряжённого взгляда, казалось, ничем не отличалась от других. Но росток магии внутри тянулся к ней, и Терри-Ворон послушно положил руки на неровную каменную кладку. Ладони нагрелись, заскользив вдоль шершавой поверхности, и везде стена, слово дыша, отзывалась на прикосновение теплом. Только возле углового стыка пальцы почувствовали веяние обжигающе-ледяного потока.
Я обернулся к замершим в ожидании бойцам, увиденное потрясало: они боялись, отчаянно надеясь на чудо. Их ужас и страх смерти чёрными сгустками стекали с застывших тел и, струясь по полу, собирались в дрожащие «лужи» у моих ног. Никогда в жизни я не переживал ничего подобного и, раздражённо прикрикнув на ползущие тени, мысленно отбросил их в притаившуюся под полом пустоту.
Не понимаю, откуда в голосе появилась такая уверенность ― слова, что в тот момент произносил Терри-Ворон, удивительным образом превращались в горящие огненные руны неизвестных заклинаний. Невидимые для других, они вспыхивали и медленно гасли в полутьме камеры…
― Рядом ― вода, поток уходит вглубь по старому тоннелю. С края достаточно места, чтобы двигаться по одному, друг за другом. Я пойду впереди, не отставайте, и, обещаю, мы обязательно выберемся. А пока ― всем отойти от стены…
Не дожидаясь ответа, начал действовать: руки снова легли на каменные блоки, рисуя на них знаки, названия которых я не знал. Мной управляла «новая сила», и, отбросив сомнения, первый маг разведчиков доверился ей ― ведь выбора не было, пришлось рисковать, поставив на кон наши жизни.
Лёгкое касание пальцев, и по стене быстро поползла трещина, так что все, включая «мага-экспериментатора», отскочили назад, ожидая грохота обвала. Но в полной тишине, разбиваемой лишь шёпотом молившихся святым заступникам бойцов, несколько булыжников песком осыпались на пол. Из образовавшегося узкого пролома несло сыростью и холодом, где-то совсем близко журчала вода, и, сглотнув резавшую горло пустоту, я прохрипел:
― Вперёд, ребята! С Богом…
Несколько дрожащих огоньков нырнули во мрак подземелья, а следом за ними, вглядываясь в каменную крошку под ногами, шагнул и их создатель. Сзади, словно издалека, доносились команды Дара, и почему-то это меня успокоило, прибавив сил ― света стало больше, и вот уже старые сапоги уверенно ступили на узкую тропу, идущую вдоль поросшей мхом стены. Справа по каменному жёлобу, вспениваясь, плескался о невысокие борта мутный поток, и нам предстояло узнать, куда же он так спешил…
Но прежде чем продолжить путь, с моих губ слетело «слово», о котором не слишком усердный в учёбе Избранный раньше и не подозревал. И, послушные его приказу, вспыхнули закреплённые на стенах факелы. Заколебавшись, я обернулся ― мои несчастные глаза искали поддержку, и идущий следом Дар ободряюще кивнул. Я наклонил голову в ответ, продолжая заливать холодным потом уже итак насквозь промокшую рубашку. Криво усмехнувшись, представил, что если всё-таки выберусь отсюда живым, одежду можно будет выжимать, особенно штаны…
Маленький отряд медленно, но упрямо продвигался вперёд, следуя за подземным ручьём. Несколько раз мы натыкались на боковые ответвления тоннеля ― там не было факелов, и все спешили поскорее миновать эти мрачные коридоры, ведь растревоженное воображение услужливо рисовало напуганным людям притаившихся в них монстров и сказочных чудищ. Все разговоры и ворчание стихли, беглецов окружила пугающая тишина, в которой даже шорох случайно попавшего под ноги камушка вызывал нешуточную панику. К тому же, осознание того, что мы безоружны, а значит, беспомощны перед лицом опасности, не улучшало настроения…
Поэтому, когда Дар положил руку на плечо, я едва не вскрикнул, но ладонь командира вовремя закрыла мне рот. Шёпот обжёг ухо:
― Тихо, сынок, впереди кто-то есть. Кажется, они движутся навстречу ― нам не разойтись, придётся драться… Потуши факелы возле нас и, когда я дам команду, направь как можно больше света на чужаков, постарайся их ослепить…
Мы стояли в полной темноте, прижавшись спинами к стене, стараясь уловить звуки приближавшихся негромких шагов: вот кто-то охнул, кажется, почесавшись ― чьи-то пальцы отчаянно скребли кожу. Усталый голос проворчал:
― Слышь, Донни, сейчас придём в казарму, полезу мыться в бочку первым, на мне уже чистого места нет. Сколько мы с ребятами маемся в дозоре в этом проклятущем тоннеле? Вторые сутки? Ходим, ходим… как идиоты. Только зря подошву на новых сапогах стёр о камни…
Я итак был на взводе, а эта спокойная, почти безмятежная болтовня взбесила, доведя до ручки. Повернув голову к Дару, шепнул:
― Не вмешивайся, сам справлюсь…
Дальше всё пошло не по плану, хотя и плана-то никакого не было ― только одно желание, чтобы это поскорее закончилось. Я вытянул руки в сторону говорившего и, завопив:
― Как же вы все меня достали! ― направил свет на перепуганного врага. Из ладоней вырвался… ревущий огонь, он мгновенно сжёг не успевших ничего понять людей и, напоследок взвившись до потолка, растворился в нём.
При свете вновь вспыхнувших факелов я испуганно таращился на свои абсолютно чистые ладони и, растерянно открывая и закрывая рот, пытался что-то сказать:
― Дар, я не хотел… клянусь, оно само… откуда огонь…
Старик обнял меня, гладя по голове как ребёнка:
― Тихо, тихо, сынок, возьми себя в руки ― потом с этим разберёмся… Вытри нос, ребята смотрят… ― и громко добавил, ― молодец, Терри, выводи отряд на свежий воздух, а то нам тут уже надоело, верно, бойцы?
Его поддержали радостные вопли:
― Ай да Избранный ― так держать, Ворон!
― С таким магом ничего не страшно!
― Веди нас, парень, сил нет как хочется глотнуть свежего пивка! Вернёмся в Затош, всех угощаю…
Дальнейший путь не занял много времени, или просто Терри-Ворону было не до того ― мысль, что кто-то только что управлял мной, как марионеткой, прочно засела в до боли распухшей голове. Странная новая сила стремилась подчинить себе человека, и пока это у неё неплохо получалось. Кто же стоял за ней ― Бог или Дьявол, Добро или Зло? В любом случае, я точно не хотел быть ничьей игрушкой…
Даже освежающий лесной ветерок, налетевший на выбиравшийся из замаскированного лаза в овраге отряд, не принёс облегчения. Меня шатало не столько от усталости или напряжения сил, сколько от накатившего отчаяния ― только сейчас до молодого мага, наконец, дошло, что он серьёзно влип… Срочно надо было посоветоваться с одним «понимающим в этой хр… и» золотоволосым типом, вот только сделать этого я пока не мог ― вокруг было слишком много посторонних ушей…
Стоило только отряду выйти из леса на дорогу, как нас окружили «серые плащи». Их лейтенант, худой как палка желтолицый человек с близко посаженными глазами и орлиным носом, неприятно улыбнулся, глядя на Дара:
― Ба, какая встреча… Куда же вы так торопитесь, ребятки, неужели не понравилось наше гостеприимство? А ведь я ещё даже не начал с вами «разговаривать». Прошу за мной, господа «молчуны», у Тайного сыска много способов развязать убийцам языки…
Пожалуй, никогда ещё я так не радовался суровому рыку капитана Шверга, от которого конь под клювоносым лейтенантом «сыскарей» встал на дыбы, чуть не сбросив седока:
― Поаккуратней со словами, господин Советник. Мои люди здесь по заданию Высочайшего Двора и не имеют отношения к вашим паршивым делишкам, ― он вынул из-за пазухи обтянутый красной кожей и украшенный сверкающими камнями жетон, проворковав с ехидной ухмылкой, ― Именем Императора, приказываю отпустить бойцов…
Разведчики довольно улыбались, глядя, как опускались на одно колено злые «сыскари», покорно склонив головы перед знаком Императорской власти, и, матерясь, мчались прочь, а капитан Шверг под свист и улюлюканье бойцов кричал им вслед:
― Не забудьте вернуть имущество отряда ― коней и оружие!
Капитан тепло обнимал Дара, пока его люди помогали разведчикам забираться в сёдла запасных лошадей, а я, как мог, отбивался от приставаний восторженных учеников, требовавших немедленно и подробно рассказать им об «операции спасения» и всех «ужасах» плена…
От «настырных придурков» меня спас подозвавший к себе Старик ― он так нахваливал «своего талантливого мага», что от стыда я готов был провалиться сквозь землю. Капитан Шверг слушал рассказ Дара, довольно улыбаясь и поглаживая седые усы, в конце обняв меня и настолько сильно хлопнув по больной спине:
― Молодец, парень! ― что чуть живой «герой» еле устоял на ногах, ― вижу по горящим глазам, что тебе не терпится спросить, откуда у капитана «Императорский знак», угадал?
Я обрадованно кивнул и получил ответ, которому не поверил, хотя и посмеялся от души:
― Видишь ли, маг, тётушка в молодости была необыкновенно хороша собой, и наш престарелый Император очень к ней… хм… благоволил. Вот и подарил девчонке с пьяных глаз эту штуку, а она отдала «подарок» мне «на удачу» ― и оказалась права… Только ― тсс, это секрет, так-перетак…
Отряд не стал возвращаться в Затош, нас ждало новое задание, и я завидовал не унывавшим разведчикам, несмотря на усталость, снова ехавшим впереди. А вот новоиспечённому герою было откровенно плохо: желудок скрутило в дугу, а голову разрывала боль как от тяжелейшего похмелья. Эти симптомы сильного магического истощения были Терри-Ворону хорошо знакомы ― вот она, расплата за сегодняшние «подвиги».
Казалось бы, надо всего лишь расслабиться, позволив магии заполнить тело. Но вот беда ― у меня ничего не получалось, словно что-то захлопнуло дверь, отрезав мага-Избранного от привычного источника. В то же время внутри призывно крутилась, требуя немедленно впустить её и суля безграничные возможности, «новая сила». А я не хотел этого, продолжая сопротивляться:
― Не позволю, не дам… пока не узнаю, что ты такое, ― твердил упрямец, сжимая зубы, ― лучше умереть среди друзей, чем стать чьей-то послушной куклой. Буду держаться, пока кровь не хлынет из ушей…
Я покачивался в седле Верного, кусая губы и бормоча:
― Где же ты сейчас, Ле, болван, когда так мне нужен… ― и сквозь уплывающее сознание прислушивался, как внутри рыдал бушующий ураган:
― Тогда умри, непокорный глупец, умри в мученьях…
P.S. Рассказ входит в цикл «Мир Избранных».
Новые главы по четвергам.

Свидетельство о публикации (PSBN) 64697

Все права на произведение принадлежат автору. Опубликовано 02 Ноября 2023 года
Полина Люро
Автор
Окончила МГТУ им. Баумана, работаю
0






Рецензии и комментарии 0



    Войдите или зарегистрируйтесь, чтобы оставлять комментарии.

    Войти Зарегистрироваться
    Обгоняя солнце 6 +7
    Чужак 4 +7
    Привет, Серёга! 4 +7
    Чужак 0 +6
    Рюк - 2 (Враги 20) 0 +6