В поисках правды



Возрастные ограничения 12+



Уже несколько дней я в походе: усталый, голодный и, кажется, простудился. Сам виноват. Никто не устраивает походы в середине осени, когда погода совершенно ни к черту. Никто, кроме меня. Я, который всегда отказывался от любых походов и ненавидел детские лагеря, сейчас нахожусь в лесу. Я – человек, который не разбирается в ботанике и с трудом собирает палатку, научился выживать в естественных условиях. Спросите, почему? Если честно, я не собирался никуда идти, тем более вдаль от цивилизации, не собирался до того момента, как я пошел на этот дурацкий День Рождения, который поделил мою жизнь на до и после. Я и представить не мог, что окажусь здесь, в лесу, в поиске Правды. Не чего-то абстрактного, а самого настоящего и осязаемого. Если бы мне кто-то такое сказал, я не поверил бы, назвал бы сумасшедшим. Но сумасшедший — я.
Осень уже вошла в свои владения, и ей все равно, что какой-то странный человечишка решил устроить себе приключение. Я не против осени. Я люблю ее. Честно. Особенно люблю сидеть в своем любимом кабинете, греться у камина с чашкой кофе в полном одиночестве и смотреть в окно, восхищаться осенью и ее красотой. Солнца становится все меньше, на улице прохладнее. С деревьев то и дело кружатся и мягко ложатся на холодную землю листья. Начинается дождь. Сначала мелкий, а потом все сильнее и сильнее, и люди в спешке бегут от него. Бегут, чтобы скрыться и спрятаться в их теплом и безопасном убежище. Глупцы. Ведь именно такая погода приносит удовольствие: ходить под дождем, промокнуть до нитки, а потом пить горячий шоколад – эх, прелесть. Вот именно в такие моменты в голову и приходят разные мысли, о которых ты не будешь рассуждать в хорошую погоду, когда у тебя миллион важных заданий и проблем выше крыши.
Сейчас я не отказался бы и от обыкновенного чая. Сейчас я бы все отдал, чтобы снова испытать эти моменты. Но, к счастью или к сожалению, это непростое дело, на которое я решился – для меня как долг. Я пообещал не только другим, но и себе. Для меня это было важно лишь потому, что как и любой другой журналист, я люблю докапываться до истины. И если у меня есть сомнение по какому-либо вопросу, я должен в этом разобраться. Но для тех людей, которым я также обещал, – это дело всей их жизни. Мой милый толстячок верил в это всем своим сердцем. Я просто не могу его подставить. За последнее время, которое мы провели вместе, готовясь к походу, я многое узнал о нем и теперь обязан оживить его мечту. Поэтому в данный момент сижу в укрытии, которое я соорудил по памяти из школьного учебника по географии, (мне повезло вспомнить, я уж думал, забыл школу).
В лесу, в конце октября, делать особо нечего. Я уже легко перекусил, слава Богу, консервов хоть отбавляй. Защитил свою «берлогу» от скорой грозы. Построенная из веток и листьев моя милая берлога всякий раз заставляет улыбнуться при мысли, что ее построил именно Я. Так что теперь все, что мне остается, так это отдаться воспоминаниям и, возможно, увидеть ту невидимую нить судьбы, которая привела меня сюда. Я ложусь на свое спальное место, чувствую своим телом землю, закрываю глаза и отсчитываю в памяти время, с которого все началось.
Это было несколько недель назад. Как я ранее упоминал, моя жизнь начала меняться с того момента, как меня пригласили на День Рождения. С именинником я не был близко знаком, но у нас имелись общие друзья. Хотя слово «друзья» слишком громко сказано. Скорее, знакомые. Я брал у них интервью пару лет назад насчет какого-то политического вопроса. Время от времени мы общались и вроде как стали приятелями.
Именинник был ученым, кандидатом философских наук. Как я люблю говорить, образованный, но совершенно бесполезный для нашего общества, человек. Все, что умеют делать такие люди, так это скрыться в своем теплом кабинетике и читать «великие творения», а потом находить в них высокие мысли, которые не пришли бы в голову обычному трудяге. Вскоре после этого они пишут доклады размером с 4 тома «Войны и мира».
Я читал некоторые его труды и поражался его юношескому максимализму, который лично я давно потерял. Он рассуждал о значении Правды в нашем современном обществе, о ее важности и том, что правда незаменима. На тот момент, мне казалось, что в мире, где правит несправедливость и жестокость, Правде нет особого места.
Я не был философом, я работал обычным журналистом в маленькой газете, печатая статьи на экономические и политические темы. Я смело могу сказать, что люблю свою профессию и ни разу не пожалел о своем выборе, особенно в молодости. В то время я мечтал о работе в крупном информационном агентстве. Тогда я видел этот мир в розовых очках. Но как я и говорил, этот мир настолько пал, что, конечно же, меня не взяли. Возможно, у меня не было требуемого опыта работы, а может, у меня не было богатых родителей и связей. С того момента мои розовые очки разбились, и я увидел настоящий мир, который меня не радовал и пугал. Я жил серой скучной жизнью, не надеясь уже ни на что.
И вдруг меня, никому не интересного человека, решили пригласить такие люди. Приглашение я принял сразу же. Конечно, я не был в восторге от идеи, что мне придется покупать подарок человеку, с которым даже не был знаком. Да и вообще, я не был поклонником празднований своего Старения. Но моя рутинная жизнь настолько опротивела мне, что это событие казалось мне светом в моем темном царстве.
Когда я пришел на День Рождения, я боялся, что буду стоять один в этом сообществе «умных и наивных», но мне повезло. На день рождения философа пришло довольного много людей, с которыми я не был знаком. Именинник был веселым и общительным человеком, милый толстячок, как я его назвал про себя. И его внешность была соответствующей. На вид я бы ему дал лет 50. Он был невысокого роста, полноват, округлое лицо, теплые голубые глаза и широкая добрая улыбка, на голове начала проступать лысина. Одет в шикарный дорогой костюм черного цвета. Конечно, сразу было понятно, что он ученый, и из своего кабинета вряд ли куда-то выбирался. Я сразу почувствовал симпатию к нему. Как только я вручил ему свой подарок, познакомился с ним, он пригласил меня в свою компанию, где он уже долго и захватывающе рассказывал о правде. Мне было интересно, и так как я здесь особо никого не знал, то с удовольствием его слушал. Этот милый толстячок рассказывал фантастическую историю. Он искренне верил, что где-то в глубине леса есть небольшая деревенька, где, подобно древним Богам, живет Правда. Я не шучу. Он так и сказал. Он сопоставил Правду с Богами, живущими вечно, потому что и сейчас, и в древности люди не особо почитали Правду. Люди не обожествляли ее, желая сохранить свои секреты в тайне от других. Да и Правда не сильно претендовала на роль божества. Я был поражен этим рассказом: ученый верит в такую нелепую сказку. Именинник все продолжал свой монолог о Правде, а я с непонятным для меня порывом, решил прервать его речь. Конечно, слишком резкие восклицания я решил пропустить. Но все же не мог не высказать свою точку зрения и, возможно, поделиться своими разочарованиями по поводу жизни:
— Неужели вы действительно верите в эту сказку для детей??? Это нелепо. Правда – как человек, ходит и разговаривает? Все это ложь и фантазии безумцев!!! Можете ли вы предъявить хоть один точный факт, удостоверяющий существование Правды? Правда – лишь уловка совести, которая не хочет, чтобы мы лгали. Правды нет и никогда не было.
Я выдохнул, и мне стало легче от всего сказанного. Я впервые поделился с кем-то своими переживания, пусть и в такой экстравагантной форме. В тот самый момент, когда перевел дыхание, я обратил внимание на то, что все до единого лица слушателей были устремлены на меня. Меня немного это испугало. Я ожидал увидеть на их лицах высокомерие или пренебрежение, но увидел легкое разочарование и добрый отцовский взгляд. Мне стало даже как-то не по себе. Но поезд нельзя сдвинуть с рельс, просто если ты так хочешь. Так и слова нельзя стереть из памяти и с языка. Если сказал — не сожалей. Ведь слова отражают наши мысли, и так мы позволяем другому человеку познать нас.
Первым заговорил именинник. Он с отеческой лаской похлопал меня по плечу и спокойно ответил. Он ни капельки не рассердился:
— Молодой человек, конечно, я понимаю, что данная история показалась вам выдуманной. Вы молоды и мало пожили на этом свете. Когда я был, как вы, молод, я также не верил во многие вещи. Я ходил в различные экспедиции, и мне удалось немного продвинутся в моих исследованиях. Мое мнение и принципы поменялись. Но, увы, молодость проходит, и сейчас я не в том возрасте, чтобы устраивать экспедиции. Прошу меня простить за мои высказывания. Я вижу, что моя история зацепила вас. Правда важна и вам. Если вы захотите, я смог бы вам показать свои наработки. Мне кажется, они должны вас заинтересовать.
Его слова на меня подействовали как успокаивающее, и я извинился:
-Простите. Мне очень жаль. Я не желал вас обидеть в ваш же День Рождения. Я не знаю, что на меня нашло.
-Не стоит волноваться. Вы меня нисколько не обидели. Все мы уважаем ваше мнение и не осуждаем его. Я искренне рад, что не только мне интересны мои исследования. Ну, так что? Вы согласны поближе познакомиться с Правдой? – он улыбнулся и провел глазами по лицам окружающих, дабы увериться, что атмосфера не испорчена.
Я, как любой другой журналист, не смог отказаться от такой сенсации. И согласился.
— Да, конечно.
— Замечательно. Значит, я вас жду у себя на следующей неделе, мы созвонимся и определимся с точной датой.
Мы остановились на том, что через пару дней он позвонит, и я еще раз побываю у него и послушаю удивительную историю о Правде.
Через два дня, как и договаривались, мой новый друг позвонил мне и назначил встречу.
В этот раз мой милый толстячок был более серьезным и более простым. Когда он открыл мне дверь, на нем была домашняя одежда. Он был в очках и держал какой-то сверток в руке. Он все так же встретил меня по-хозяйски учтиво. Мы прошли в его кабинет. В этот раз я осмотрел весь дом философа. Дом был небольшой, но уютный. В каждой комнате был выдержан минималистский, классический стиль интерьера. На полках, столиках, камине стояли диковинные для взгляда обычного человека статуэтки, изображающие древних богов и животных.
Как я и предполагал, кабинет был завален всяким, по моему мнению ненужным, хламом. Старые книги, рукописи, карты, глобусы. Видимо, за столько лет он скопил порядочный материал. Про себя я давно уже начал раздумывать, как напишу статью, как назову ее. С дня рождения эта мысль крепко засела у меня в голове.
В кабинете мы провели весь день и весь вечер. Мы изучали рукописи, читали книги, чертили карты, сверяясь с глобусом. Энтузиазм профессора передался и мне. Я заразился идеей поиска Правды. И вдруг ни с того, ни с сего я предложил ему свою помощь в поисках — пойти в экспедицию.
-Знаете, если Вы не можете пойти в поход, тогда, возможно, это смогу сделать я. Вы расскажите мне все, что нужно делать. Я найду удостоверяющие Правду факты и найду ее.
Сперва профессор удивился, как и я. Он не поверил и был растерян. Я и сам не ожидал, что произнесу такие слова.
И через несколько минут, мы уже оба планировали мой поход и план действий.
— Так, поход теоретически должен длиться пару месяцев – как бы про себя рассуждал мой наставник – нужно будет запастись едой и водой. Я дам вам все необходимые инструменты.
— А как мы будет связываться? – решил я уточнить этот момент. Легко произнести смелые слова, но так трудно поступить геройски.
— Связываться… Можно будет купить специальные устройства, способные ловить связь на далеких расстояниях.
Это был трудный день для меня. Я осознавал, что дело, на которое решился я – что-то великое и благородное. В меня впервые поверили, и я не хотел подвести. Вера и надежда этих людей окрылила меня и вселила в мою душу мужество и отвагу. В тот день мы наметили план наших действий. День Рождения профессора был в середине июля. На подготовку к экспедиции ушло 2 месяца. Через 2 месяца я начал свой путь.
Вот так я и оказался здесь. Теоретически, месяц, который мы отвели на саму экспедицию, казался пустяком. На практике, единственно, чего я хотел в данную секунду, — попасть домой и прилечь на родную кровать, побыть снова в цивилизации. Я понял, что одиночество в буквальном смысле – страшная вещь. Мы живем с мыслью, что одиноки и нас никто не понимает. Никто не написал сообщения, никто не приглашает погулять. Это ужасно. Ты – изгой общества. Но это не так. Потому что всегда можно найти выход, что-то предпринять. А в лесу – ты один. Здесь никого нет. Есть лишь я и бумага, на которой я записываю свои мысли. Настоящее одиночество опасно еще и тем, что на его конце скрывается безумие, которое лишает шанса на возвращение. Но обратного пути нет, я продолжаю свой путь.
Прошло несколько дней. Я дошел до места, в котором, профессор предполагал, должна находиться деревня. Когда я убедился, что нахожусь в нужном месте, меня постигло разочарование. Все, что видел я – это пустошь. Там не было даже деревца. Я устал и был разочарован. Внутри меня нарастало напряжение, которое было готово превратиться в поток слез. И мне не было стыдно за свои слезы. Я ощущал себя крайне беспомощно. Но вдруг в голове проскользнула мысль…
Я не верил в Бога. Во мне всегда не хватало этого религиозного порыва, что я наблюдал у всех тех, кто мог долго находиться в церкви, проговаривая молитвы по памяти. А если Бог и существовал, то, видимо, моя жизнь была ему явно неинтересна, и он в ней совершенно никак себя не проявил. Но в тот момент, когда моя усталость достигла своего апогея, жажда вернуться домой пересилила меня, мне почему-то захотелось помолиться первый раз за всю жизнь — а вдруг меня кто-то услышит. Я что-то начал шептать про себя. Это была череда обычных слов, исходящих из глубины моего сердца. Слова человека, который готов перестать бороться и уже не надеется ни на что. Когда молитва была сказана, я выдохнул.
Неожиданно передо мной, как по волшебству, появилась деревушка. Я клянусь, ее не было. Минуту назад на ее месте был запустелый кусок земли, а сейчас – целая деревня. В деревушке была лишь одна улица, но не заметить ее было невозможно. На улице стояли с десяток стареньких, но довольно ухоженных домиков. В каком-то из этих домов я не прочь был бы провести остаток жизни. Писал бы книги, возможно, завел бы собаку. Может, даже устроил себе небольшой огородик. Вот так я стоял, мечтая о прекрасном будущем, и смог более отчетливо рассмотреть деревушку. Что меня удивило, так это то, что я не встретил ни одного жителя. Никого… Я понял, что это верное место.
Первым делом перед тем, как продолжить свои поиски, я решил зайти в чей-то дом, познакомиться с хозяевами и узнать о деревне побольше. Я прошел пару домов, так никого не встретив, и постучал в одну из дверей ради интереса. Мне никто не открыл. Я постучал еще. Может, не слышали? Мне надоело ждать, я нажал на ручку. Она легко поддалась мне, и дверь открылась. Я зашел в дом. Дом, как снаружи, так и внутри, был пустой и казался нежилым, но в каждой комнате было много разной мебели. Откуда здесь мебель? Значит, кто-то должен был ее привезти. Это мог сделать только человек. Не хватало лишь какого-то тепла, уюта. Того, что приносит в дом человек. Я обошел весь дом, но так и не смог найти следы людей, которые могли бы проживать здесь. Может, эта деревня была населена, но что-то случилось? Или ее приготовили для людей? На один миг меня охватил страх. А вдруг это какая-то ловушка? Я сразу вспомнил все комиксы, которые прочитал и уже ждал, что откроется дверь и войдет монстр. Но никто не вошел. Вух! Я вышел из дома и направился на дальнейшие поиски.
Я слегка подустал. Оглянулся по сторонам и выбрал дом. Голос внутри меня подсказывал, что Правда должна быть здесь. Он показался мне более опрятным и жилым. Это был одноэтажный дом с верандой и террасой. Перед домом, в ряд, были аккуратно высажены цветы: розы, азалии, фиалки. Кто-то о них явно заботится. В этом не было сомнения. И было видно, что за домом также следят: дом, мебель на веранде недавно выкрасили. Все было чисто и убрано, как будто с минуты на минуту придут гости и начнется праздник.
А я незваный гость. Я не спеша пошел по направлению к дому, поднялся по ступенькам, постучал в дверь. Никто не открыл. Меня это не остановило, я как будто знал, что так и будет. Все мои движения были как по автомату. Я поднес свою дрожащую руку к дверной ручке. По спине пробежали мурашки. Что меня там ждет? Нажал. Открыл. Вошел.
Каково было мое облегчение, когда оказалось, что изнутри дом был еще радушнее. Мне он напоминал дом бабушки, когда я жил у нее на летних каникулах. Пахнет свежестью, на каждом окне шторы нежно- голубого цвета, на диване выставлены подушки с оборками, сладко спит кот в кресле. Вся мебель одной цветовой гаммы, все аккуратно и уютно. Чувствую знакомый запах. Скорее всего, на кухне пекутся пирожки. Я прошел по залу, по кухне, вышел в коридор. В коридоре было три двери. Я остановился перед третьей дверью. Наверное, спальня или кабинет. А может, и библиотека. Я стоял и боялся открыть дверь.
Что ждет меня за ней? Не разочарует ли?
Я считаю, у каждого человека в жизни наступает такой момент, когда ему надо сделать выбор: сказать или промолчать, выслушать или предпочитать не знать. И данный выбор сделать не просто. Ведь это касается не только тебя, твоих принципов или желаний, но и того, что будет. Иногда от выбора зависит вся жизнь. И тогда нужно задать себе вопрос: какова твоя цель? Чего ты действительно хочешь?
Я задал себе эти вопросы. И минуту спустя открыл дверь и вошел в комнату.
Это оказалась небольшая библиотека с камином и большими креслами темно-коричневого цвета. В комнате было темно. Эта комната отличалась от предыдущих. Стены, мебель, камин – все в темном цвете. Меня это удивило. Библиотеку освещал лишь камин. Возле него стояла фигура. Это была женщина. Она молчала, стоя спиной ко мне: она была высокого роста, с прямой спиной, что придавало ей еще более достоинства. Одета она была в довольно простую одежду: юбку ниже колена, туфли на небольшом каблуке, блузка с длинными рукавами. Я думаю, она заметила меня, поэтому повернулась. Но ее внешность была отталкивающей. Она была уродлива. Я видел многих женщин преклонного возраста, некоторые из них неплохо сохранились, были довольно обаятельными. В ней не было ничего красивого. Вся сморщенная. Сколько горя, должно быть, она пережила за свою жизнь? Черты лица были неправильные. Глаза — карие и проницательные, руки -худые, ухоженные, с длинными красивыми пальцами.
Я решил прервать молчание, но не знал, что нужно спросить. Поэтому задал ей такой вопрос:
— Вы Правда?
Старуха сделала шаг навстречу мне. Когда я смог рассмотреть ее лицо получше, я полностью уверился в ее уродстве. Как будто каждая морщинка передавала всю ту ложь и секреты, которые мы, люди, храним. Видимо, все наши пороки оставляли след на ее лице. Весь ее облик вызывал во мне неприятные ощущения. Подозреваю, что она знала о моем присутствии и лишь проверяла мое бесстрашие и желание дойти до конечной цели. Слегка улыбнувшись и усевшись в одно из кресел, она кивнула. Ее вся эта ситуация забавляла.
Я решил задать еще один вопрос, мучавший меня:
— Если вы – Правда, так почему о вас никто ничего не знает? О вас ведь нет даже мифов или легенд.
Жестом она приказала мне замолчать и пригласила меня сесть напротив нее. Я повиновался. Мне было как-то неуютно сидеть напротив нее. Тем более, что сказка этого толстячка оказалась истиной. Правда – не вымышленный бог мифологии и не иллюзия, что нам всегда казалось. Мне хотелось дотронуться до нее. Потрогать ее кожу. Интересно, какая она? Но я не смог. Я постеснялся показаться дикарем. Меня вдруг потрясла мысль, что в мире есть большое количество сверхъестественных вещей, о которых человек может даже не догадываться. Что мы – не цари в этом мире. Есть кто-то сильнее нас, кто смотрит на нас. Я все продолжал рассуждать про себя, когда старуха прервала молчание и начала говорить. На мое удивление, у нее был приятный бархатный голос: не слишком высокий или низкий, не мягкий и не резкий. И даже на мгновение мне почудилось, что это не голос старухи, а голос юной красавицы. Настолько он отличался от ее внешности:
-Да, я Правда. Я существую. Но на мой взгляд, глупо и лицемерно делать из себя идолов и богов. Я не нуждаюсь в этом. Мой долг – следить за тем, чтобы справедливость царила в мире, чтобы человек не запутывался в волне своих секретов и недосказанностей. На меня невозможно равняться. Я не зло и не добро. Я в чем-то, если так можно сказать, золотая середина. Я вижу, у вас чистое сердце. Вижу, почему вы решились на столь рискованное дело. Поэтому я передам вам послание людям.
-Послание? Что мне сказать им?
-Скажите людям, что меня, Правду, не стоит бояться. Я знаю, что во многих ситуациях я горька и неприятна. Люди должны принять одну истину: я важна и необходима. Правда настигнет любого, кто считает себя умнее и хитрее меня. Я поддержу того, кто боится и не может решиться. Ведь я не злая. Но я и не накажу того, кто ошибся. Каждый достоин прощения и спасения. Я лишь пытаюсь удержать баланс. Стараюсь показать, что может случиться, если заврешься, если убегаешь от реальности. Сможете передать?
-Да, конечно.
Слушая ее слова, мое сердце наполнялось теплотой и энергией. Я захотел уже выйти, как опомнился, что не взял у нее ни одного доказательства ее существования.
-Прощу прощения за мое нахальство. Я пришел сюда не только ради себя, но и ради другого человека. Он верит в вас. Он написал о вас статью. Он ищет вас всю свою жизнь. Я не могу просто так вернуться, без ничего. По правде говоря, я не особо в вас верил, пока не увидел. А он верил. Прошу вас, помогите мне.
Старуха молчала. Затем встала, подошла к книжному шкафу, начала что-то вытаскивать. Через время, наверно, довольная своей находкой, подошла ко мне, протянула руку с чем-то и сказала:
-Вот. Я вижу ваши благие намерения, поэтому берите. Сейчас не открывайте. Откроете, как выйдете из деревни. На этом все. Больше мне нечего вам сказать.
-Мы еще с вами встретимся? – спросил я ее.
-А разве мы не встречаемся? Я всегда рядом. Когда вам будет страшно признаться в чем-то, я буду рядом. И вы это почувствуете. Я помогу вам.
Я вышел из ее дома, одухотворенный и наполненный энергией. Внутри меня поселилось спокойствие и уверенность. Спустя столько лет, я снова поверил в мир. Нет, я не надел розовые очки. Я также вижу несправедливость, насилие, которое творится на земле в бесчисленном количестве. Но теперь что-то внутри меня изменилось, как будто открылось. Это как сорвать лейкопластырь с поджившей ранки. Да, ранка еще чувствительная и побаливает, но на ее месте вместо ран и порезов, появилась свежая и новая кожа. Это как снова влюбиться после того, как твое сердце разбили на миллионы мелких осколков. Ты испытал боль, не верил ничему, и вдруг происходит чудо. Любовь возрождает тебя, заставляет верить и чувствовать. Я впервые рассмотрел и то хорошее, что есть в нашей жизни, что в каждом человеке есть добро, что порой нужно не сдаваться и бороться за чувства, за эмоции и за правду.
Как только я переступил через ограду, которая охраняла деревню, я открыл то, что мне вручила Правда. Это оказался сверток. Он казался древним. На нем было тщательно прорисованы какие-то иероглифы, которых я не смог понять. О чем там говорилось, я не понял, но я верил, что Правда меня не обманула.
Прошло 2 года с тех пор, как я отправился на поиски Правды. Многое изменилось. Оказалось, что сверток, что вручила мне Правда, принадлежал древним египтянам. Он рассказывал о том, что фараоны удостаивались особой чести – встречи с Правдой, дальше шло описание ее внешности и детали их разговоров. Я и не мог предположить, что давным-давно Правда была прекрасной юной девушкой, способной очаровать любого человека. Профессор — теперь мой наставник в философии и друг — защитил научную работу по теме «Правда», используя сверток, получил докторскую степень. А я? Я написал книгу о своем маленьком путешествии. Сейчас я работаю в крупном издательстве. Я не мог о таком и мечтать. Моя жизнь кардинально изменилась. Все, о чем я мечтал, сбылось. Это стало правдой. Мои иллюзии стали правдой. Я многое переоценил с момента той встречи. Что жизнь может тебя не только ломать и пинать, но и радовать своими сюрпризами. Правда – не снежок, который бросается прямо в лицо и причиняет боль. Это то, что показывает нам реальность, заставляет замечать проблемы и с ними бороться, дает возможность увидеть то хорошее, что есть в нашей жизни, радоваться каждой минуте, помогает заметить тех людей, которые по-настоящему верят в нас, поддерживают. В мире много жестокости и насилия, но кроме этого есть и добро, в которое мы не должны переставать верить. Я осознал это.
Я искал Правду как человека, способного на поступки, но понял, что Правда внутри нас, не оставляя ни на минуту. И каждый может сам с легкостью ее отыскать в своем сердце…

Свидетельство о публикации (PSBN) 23535

Все права на произведение принадлежат автору. Опубликовано 20 Декабря 2019 года
Анастасия Егорова
Автор
Мне 18 лет. Я только на начале пути. Я люблю писать. Это и привело меня сюда. Делиться своими мыслями с людьми. Пробовать, пытаться, учиться
0






Рецензии и комментарии 0



    Войдите или зарегистрируйтесь, чтобы оставлять комментарии.



    У автора опубликовано только одно произведение. Если вам понравилась публикация - оставьте рецензию.


    Кочегарская истина

    В котельную школы, расположенной на самом краю маленького провинциального городка частенько забегают пацаны. Гоняют в футбол на поле, изваляются в снегу или в грязи, по весне, когда снег начинает таять, и в котельную, в кочегарку, как её все называют..... Читать дальше
    316 0 0

    Рыбацкая философия

    Для тех, кто еще способен думать... Читать дальше
    249 0 0

    Кладка стальной птицы

    Вот ведь как бывает — человек гонится за мнимыми идеалами, создаёт кумиров, готов положить на алтарь ложных богов собственную жизнь, не говоря уже о чужих, и даже не подозревает, что всё это время поклонялся бомбе, которая погубит всё, что было ему д..... Читать дальше
    284 0 +1




    Добавить прозу
    Добавить стихи
    Запись в блог
    Добавить конкурс
    Добавить встречу
    Добавить курсы