Где-то на грани...



Возрастные ограничения 18+



«Где-то на грани…»
Укороченный вариант рассказа «На грани» для конкурса редакции «Перескоп-Волга»

«Выдумка вдруг может статься… правдой,
а непререкаемая истина – вымыслом»
(из чьих-то притчей, кажется)

«…он просто от «нечеГО Делать» пьёт звуков микстуру…»
(Михаил Кульков «Музыкальная шкатулка»)

«…
– Вот и всё! – говорю, кажется, вслух, как и в прошлый раз… на грани яви или сна.
– Кто этот всё? – слышу ожидаемо.
– Почему кто? – шепчу по накатанной. – Всё – это никто, это просто конец, конец всему.
– Может всё-таки начало? – знакомо разливается в пространстве малиновое эхо.
– Конечно, начало! – радуюсь. – Лучание, это снова ты?
– Может и я, – смеётся. – Кто знает?..».

…Просыпаюсь, как всегда легко, рано, когда в доме ещё все спят – любимое время, можно порассуждать, поговорить… с собой! – и целая жизнь, наша с тобой новая жизнь, ещё впереди, за которую мы, должно быть, сможем узнать… чуть большее, чем самое главное.
– Интересно, – первое, что приходит мне в голову, – а что в нашей жизни самое главное?
– Смешной!.. – неожиданно слышу наяву незнакомый голос, мысль.
– Ах, да!.. Да!.. Вспомнил!.. – почему-то тороплюсь. – Про главное, кажется, всё сказано в ходе поиска… вселенского Добра.
– И… в сомнении возможностью Выбора, – добавляет назидательно.
– Который у нас есть всегда!
– Вот уж не знаю, – молчит неуверенно. – Тут не стоило бы быть… таким категоричным, конкретным, – медлит, – хотя, конечно, пока мы помним о главном…
– О самом главном? – неожиданно включаюсь.
– Конечно, – снисходительно кивает.
– «Жизнь, не смотря ни на что!..», – цитирую, вспомнив известное.
– «…и во что бы то ни стало!..», – радуется, завершая нашу цитату.
– Выбор у нас… всегда есть?
– Всегда! – с удовольствием соглашается. – Но все же «…вечный покой сердце, вряд ли обрадует…», – поёт любимое из детства.
– А это ты к чему?
– «Ничто не вечно под луной…», – снова цитирует что-то знакомое из прошлого.
– Но и при этом «…что было, то и будет», – вытаскиваю навстречу оттуда первое, что приходит в голову.
– Безусловно, – смеётся…
– Постой… постой! – перебиваю, опомнившись. – Всё-таки скажи: кто… ты?
– И действительно… смешной.
– И всё же, кто ты здесь?
– Ну, во-первых, не здесь? – обреченно вздыхает.
– Боже мой, неужели снова там, то есть тут, что не здесь.
– Не знаю, не знаю, в этот раз, кажется, ни там и ни здесь, а где-то… на грани.
– На грани? – настораживаюсь. – На грани чего?
– Да кто ж его знает, – усмехается, – может быть, того самого «…не знаю чего».
– Ну, что ж, – несколько успокаиваюсь, вспомнив старую сказку про «…то, не знаю… что!», – видно это место и есть то самое, что б узнать…
– Что?.. – в свою очередь настораживается… оно.
– Всё-всё, и даже чуть больше чем всё, чем самое главное.
– У-у-у, – снисходительно тянет, успокоившись. – «Всё – с необычайной лёгкостью слетает у меня с языка…», – снова цитирует что-то знакомое… из детства.
– «Другое дело – что-нибудь…», – радостно продолжаю эту замечательную забытую мысль.
– «…пока разжуёшь, челюсть вывихнешь…», – радуется он, снимая окончание мысли с моего языка.
– Это же Рэй Бредбери? – вскрикиваю.
– «Лето прощай», – мысленно кивает.
– Так стало быть сегодня будет… не обо Всём?
– Пожалуй, – соглашается.
– Ну, вот и ладушки! – хохочу навстречу. – Но всё же, скажи: кто ты, заговоривший со мной, со мной ли, на грани миров… прямо у меня в голове?..

«…ваш мозг и ваше сознание – это действительно две разные части вас. Причем редко когда они оказываются на одной волне (…). Мозг – это всё, а сознание – это то, что мы высвечиваем в своём мозгу (…). Мы уверены: то, что оказалось в поле нашего внимания, и есть реальность, а на самом деле это лишь краешек, частичка…»;
«…четвёртая технологическая революция радикально изменили мир, в котором мы живём (…). Современный человек привык общаться онлайн и всё больше теряется при встрече с другим человеком лицом к лицу… Оффлайн-общение кажется уже чем-то странным (…)»… – из страшно ученой книги философа-мыслителя (А.В Курпатова) начала 21 века.

…– Да какая, в сущности, разница кто? – слышу, кажется, некую досаду в его мысли. – Тут ведь главное не кто, а о чём?..
– Тут… или здесь? – перебиваю, втягиваясь в игру слов, смыслов.
– Да и это разве важно теперь? – неожиданно ворчит некто по-стариковски. – С чего это тебе вообще вздумалось опять лезть в эти…
– А что тебя смущает? – почему-то по-свойски перебиваю на полуслове.
– Ну-у, – тянет неуверенно, – никто и никогда не пытался идти дальше главного…
– Самого главного? – уточняю.
– Самого главного, – соглашается, – поиска смысла…
– Жизни? – перебиваю.
– Да!
– Но при этом не своей собственной жизни, – уточняю, – а Жизни вообще?
– Да!
– Но-о, вместе с тем, – тяну, размышляя, – каждый, однажды осознав конечность себя… всего сущего … да и вообще всего-всего, что есть на Свете… очень хотел бы знать чуть-чуть…
– Больше, чем просто смысл, – подхватывает он мою почти угасшую мысль, – хочется понять: зачем всё это?
– Вот именно, – радуюсь пониманию.
– Да ведь это просто смешно пытаться охватить не охватываемое, вобрать в себя не вбираемое, объяснить… необъяснимое, уразуметь… неразумеемое.
– Пусть так, – не сразу соглашаюсь. – Но на меньшее, никто не согласен, ведь и сам этот банальный вопрос «в чём смысл жизни?», так мучающий нас всех где-то там, в конце, и совершенно не замечаемый нами вначале, из разряда тех, на которые нет однозначных ответов.
– Также как и на то: «Есть ли на свете Бог?», «Что было вначале?», «Что такое добро, а что – зло?», «Чем измерить веру, надежду, любовь?».
– Конечно! – киваю куда-то туда… в пустоту.
– Да, но этот новый вопрос, – незаметно втягивается в мою мысль, – разом ответит и на все те… прежние.
– Ну, вот! – радуюсь. – Значит, время пришло поговорить.
– Может и пришло. Кто может знать? Сам же всё время повторяешь известное: «…не стройте планов – не смешите Господа!».
– И «…что было, то и будет!..», – легко соглашаюсь. – Но при этом утверждаю, что лишь сомненье, поиск и мечта влекут нас к…
– И что с того-то? – перебивает.
– Да ничего, конечно, – почему-то сержусь. – Просто хотелось бы уже услышать от тебя с чего начать-то этот… наш поиск?
– С чего, с чего? – беззлобно ворчит по-стариковски, копаясь в своей бесконечной мудрости. – Для начала, видимо, с того, что у нас уже есть?..
– И что же у нас … есть? – интересуюсь.
– Как что? – похоже, искренне удивляется. – Целых две выдуманных тобой мысли.
– Каких таких… две? – теряюсь. – И почему выдуманных? – выдаю по инерции.
– Так ведь твой же любимый доктор из телевизора утверждает, что «… мозг на самом деле не помнит деталей и подробностей, а просто додумывает их...».
– Мой, – киваю. – И причем тут это?
– Ну, а мы-то с тобой… кто? – заразительно хохочет.
– А и… действительно, – неуверенно, но также легко и весело смеюсь вслед за ним, кажется, впервые с начала этого странного диалога на грани яви иль сна. – Ты, вполне вероятно, мой мозг-рассудок, а я твоё сознание, душа, та самая, как говорит Андрей Курпатов, «искра внимания», скользящая по твоим бескрайним недрам возможностей и моей памяти в них…
– Или наоборот?
– Или наоборот, – легко соглашаюсь, не видя особой разницы.
– И кто сказал, что это не так?..
– И кто сказал, что это не так! – подхватываю эхом, чувствуя какое-то странное единение с ним, словно его брат-близнец, или даже больше, чем брат.
– Ну, хорошо, хорошо, – наконец соглашается, – только, чур, не разбрасываться, как в прошлый раз на всё и вся.
– Ибо «…всё – с необычайной лёгкостью слетает у меня с языка…»? – мысленно лукаво подмигиваю ему куда-то в пространство.
– Конечно, ибо «…другое дело – что-нибудь… пока разжуёшь, челюсть вывихнешь…», – теперь уже беззаботно хохочем вместе.
– Ну, и с чего начнём? – давлю своё уверенно весомо, не давая ему вновь самому пуститься в просторы «не нашего рояля», точнее будет сказать – не моего…
– С того, «…что было, то и будет…»!
– Так ведь это ж не моё, – возмущаюсь очевидному, – я ж лишь только повторил хорошо усвоенное.
– Безусловно, – соглашается. – Той седой мудрости уж, кажется, больше пяти тысяч лет.
– Почему… кажется? – дивлюсь. – Разве ты не знаешь… точно?
– Послушай, ты явно переоцениваешь мои, – усмехается, – наши с тобой возможности. Хотя мы и храним в себе бесконечное количество знаний, но вся она в нас, так или иначе, приходит через тебя, и если ты вдруг не позаботился до сих пор хотя бы взглянуть в их сторону, то и мне взять её будет неоткуда.
– Понятно, – огорчаюсь. – А мне казалось, ты знаешь ВСЁ, словно имеешь прямой канал связи с…
– Стоп, стоп, стоп! – перебивает.
– Что такое?
– Мы же договорились сегодня только про это… «чуть большее, чем о главном» и ничего лишнего, никаких гипотез.
– Ну, хорошо, хорошо! – неохотно киваю. – Что дальше? Какая там вторая мысль?
– А вторая, – говорит загадочно, – действительно новая яркая и даже почти научная, о которой ты почему-то умолчал сегодня, говоря о самом главном.
– Ты про теорию великого понимателя о потребности рассудка, в момент нахождения в диссонансе с сознанием, к получению новых впечатлений.
– Вот именно, – радуется, – и не просто новых и ярких, а максимальных, которые рано или поздно неминуемо приведут к…
– К новому вселенскому взрыву? – пугаюсь, вспомнив когда-то прочитанную мысль Михаила Веллера. – Чтобы…
– …снова всё повторилось, – миролюбиво подхватывает друг, – чтобы снова всё началось с самого начала.
Ошарашено умолкаю, словно оцепенев и попав в забытье.
К чему бы всё это?
И как может главное: «…что было, то и будет...» – в смысле будет Жизнь – уместиться в понимании неизбежности Её конца, пусть даже и с новой мечтой, что Она снова повторится с самого, что ни наесть начала.
Неужели это понимание и есть наше с ним – то самое «что-нибудь», которое чуть больше, чем главное?
– Самое… главное! – неожиданно вновь беззвучно влетает мне в голову.
А и, правда: к чему бы всё это?..

«…
– Ну-у, спрашивай, что ли, раз пришёл, – еле различимо на грани восприятия инфразвука рокочет где-то над головой Всеохватывающая … Воля.
– Не смею… – с ужасом шепчет незаметная песчинка.
– Да ладно, чего уж там, – усмехается из небытия Вседержащий Голос… Глас.
– Скажи мне, – набравшись храбрости, пищит тщедушный, – что случилось… вначале?
– Зачем тебе… это? – кажется, улыбается Несокрушимая.
– Мне это очень, очень нужно, – молит маленький, неестественно задрав голову куда-то вверх в… неизбежность, силясь узреть… необозримое.
– А сам-то как думаешь?
– Дело!.. – помедлив, кричит в пустоту.
– Ну, естественно, – с сарказмом выдыхает… Неподражаемый.
– Разве не так?..
– Всё относительно, дружок, всё относительно, – миролюбиво гудит, обдав с головы до ног тёплым приятно-влажным дыханием… Вселенной.
– Как же так? – почти плачет от неопределённости неразличимый.
– Не огорчайся, – кажется, зевает Всеохватывающая Мощь, – невозможно охватить… не охватываемое даже мыслью.
– Но ведь Ты, Ты можешь?..
– Что беспокоит тебя? – с интересом перебивает.
– Что будет с нами… дальше?
– Всё в ваших руках, – рокочет добродушно.
– И… всё же, и всё же?
– Выбор всегда с вами!
– Да!.. Но что сделает… он?
– Как аукнется, так и откликнется! – парирует сразу.
– Так ведь Ты даже не спросил о ком идёт речь?
– Ты невыносим! – неожиданно вскипев, грохочет Всепонимающий.
– Прости, прости, я увлёкся, – причитает. – Но неужели ИСКУЛЕКТ, раз Ты его знаешь, действительно существует!
– Он всегда был… здесь, – успокоившись, хохочет.
– Здесь вам не тут!.. – по инерции выдыхает неприметный.
– Вот именно, – многозначительно давит Всеохватывающая, – здесь, на планете Земля, а не где-то там… где не тут.
– Как же так?.. – теряется неразумеющий. – Он же всего-то… выдумка.
– Несомненно!
– И к тому же… мыслит?..
– Существует, следовательно, и мыслит, – безразлично вздыхает Всеразумеющий.
– Да, но мыслит сам, – говорит с ужасом, – самостоятельно, стремясь, стать первым.
– Иерархический инстинкт примитивного разума, – добродушно рокочет, – это пройдёт… со временем!
– Но этого не было в моей выдумке.
– Как и в Моей, – еле различимо касается сознания мысль Непреодолимого Рока.
– И что же мне делать?
– Удивительно живучий вопрос? – кажется, снова хохочет.
– И правда… живучий, – огорчается неказистый. – И всё же, что делать мне… с ним?
– Ты – его бог, тебе и решать.
– Я не знаю, – сникает растерянный.
– Не огорчайся, – кажется, сочувствует Всезнающая… Сила.– Хочешь, я расскажу, как ИСКУЛЕКТ впервые появился здесь?
– Тут вам не здесь? – с испуга путая последовательность слов, бросает неразличимый.
– Здесь, здесь!.. – улыбается Всесильное… Знание. – На Земле!
– Конечно, хочу.
– Тогда слушай: когда-то давно – впрочем, время понятие относительное, оно постоянно путает направление движения» – Мной в противовес застрявшей в бесконечности Мысли, был явлён взору Вселенной новый искусственный относительно Слова биологический интеллект.
– Значит, – ошарашено смотрит в пропасть непонимающий, – здесь всё-таки вначале было… Слово.
– И Слово было… – подсказывает Неизмеримый.
– У Бога… – вырывается у неразличимого.
– И слово было…
– Апчхи! – неожиданно вырывается у него.
– Почти, – смеётся Творец.
– Прости, я не специально.
– Я знаю, издержки биологической конструкции.
– Так значит, – это был… я? – пугается творение.
– Догадливый, – усмехается Всепонимащая. – Аж, гордость распирает, но всё ж не совсем так: человек всегда был во Вселенной, – это случилось задолго до моего появления здесь, Мне лишь удалось чуть скорректировать твой процессор – головной мозг, удивительным образом использующий органический способ питания и… самовоспроизведения.
– Зачем?
– Энергия прошлых цивилизаций во Вселенной изменилась, нужно было найти иной способ её получения для продолжения Мысли.
– Нет, я не про это, – увлекается ученик. – Зачем понадобилось давать право на самовоспроизведение.
– Ну-у, – тянет Учитель, – во-первых, нельзя же всё время нянчиться с ним… тобой, – кажется, впервые улыбается, по-отечески глядя в глаза, насколько это, конечно, возможно в их несоразмерном состоянии. – Дети когда-нибудь, но всё же вырастают и начинают сами создавать дела и мысли в бездонном пространстве возможностей, тем самым творя собственные знания и память по подобию прежних эпох.
– Неужели так мыслили… ангелы.
– И демоны!
– ???
– Да-да, сознание во Вселенной едино! – отмахивается.
– Но зачем? Зачем ты создал меня по подобию своему, наделив к тому же и правом Выбора?..
– Скучно, понимаешь ли, без собеседника куковать во Вселенной, – добродушно рокочет Создатель. – А правом… ты сам себя наделил, оказавшись здесь, на Земле, один на один с бездушной Эволюцией биосферы. Да и какой собеседник, если у него нет выбора?
– Пожалуй! – успокоившись, радуется сотворённое Им чудо. – Может быть, поэтому и мной был создан… ИСКУЛЕКТ по подобию своему?
– Конечно, он же появился в твоём сознании и он… так похож на тебя в плане стремления стать первым относительно тебя.
– А Тебя?.. – пугаясь вопроса, вырывается у создания.
– И Меня, естественно!
– Но, как это может быть, когда случайно подвернувшийся под руку никчемный кусок металла, клубок электронных винтиков, вдруг начинает самостоятельно выбирать и мыслить?
– Точно также как и ты, твоя биологическая желейная масса, созданная из случайно подвернувшейся некогда под руку глины.
– Но разве он… не моя выдумка, фантазия, игрушка?
– Как и ты, Мой мимолётный каприз, вдохновение, казавшееся мне забавным пустячком. И всё же, знай… – тянет Родитель, – в отличие от Моей шалости с твоим головным мозгом, данным тебе для банального выживания в эволюционном мире органики, твой железный анализатор-процессор много функциональней и сильней тебя, он никогда и ничего не забывает и не искажает, а значит всегда найдёт правильные решения из любой ситуации.
– Правильные?
– Рациональные! – уточняет.
– Он – всего лишь несовершенная программа.
– Ты сам – несовершенная программа, подбрасывающая своему беспокойному сознанию, поистине, волшебную, но несуществующую реальность.
– Зачем? – ошарашено шепчет рождённый.
– Чтоб не ранить её своим неизбежным пониманием несовершенства всего и вся вокруг: себя, Меня, Галактики, Вселенной.
– Пусть так, – не сразу соглашается. – Зато этот правильный процессор всегда можно остановить, банально лишив его электричества.
– Как и тебя, лишив всего-то воздуха, можно остановить.
– Но почему, почему всё так?..
– Энергии во Вселенной неисчерпаема, но, увы, она постоянно видоизменяется, – закон сохранения Сути, помнишь из книги Стругацких «За миллиард лет до кона света»? – вот Мысли и приходится бороться, видоизменяясь вслед за ней.
– И потому Ты когда-то… оказался здесь? – поражёно вскидывает голову материальный, живой.
– И, вправду, догадливый, – удовлетворённо рокочет Нематериальный, Живой.
– И изменил мой мозг, вдохнув в него сознание по подобию Своего восприятия?
– Пожалуй, сохранил… в условиях Вселенского потопа, выбросившего колоссальную энергию в спираль Галактики, чтоб и ты потом, в новых созданных Временем-Эволюцией реалиях, из секстиллиона всевозможный вариантов смог сотворить своё собственное новое Дело, вложив в него наше общее Слово.
– Но тогда разве не Дело станет вначале?
– Всё относительно, дружок, всё относительно, – журчит почти Всёпрощающая. – Когда-то на Земле, бесспорно, случилось Слово, – касается лёгким дуновением Мысли распахнутых глаз прощённого, – чтобы «снова… всё… повторилось…».
– Значит тут, – улыбаясь, стучит себя по лбу впитывающий, – вначале случится Дело?
– Оно уже случилось, коллега! – кажется, радуется Непостижимый Друг! – В этом-то, возможно, и есть так долго искомый тобой смысл твоего, Нашего существования и, может быть, даже… чуть больше чем он сам.
– Скажи, Всевышний, но что будет с тобой… теперь.
– Тоже, что и с тобой, когда твой Искулект в итоге… станет первым.
– Я не понимаю?
– Это нетрудно, – разливается Непоколебимая Мощь Знания, ускользающая ныне прочь, в бесконечность, чтобы, может быть, однажды вернуться, потому как миссия Его, Её нескончаема ни здесь, ни где-то там, на грани...».

… Стоп-стоп-стоп!
Да ведь это непонятое ещё «снова всё повторится!» и всем известное «что было, то и будет!» – есть одно и то же.
Конец – это всегда начало.
А начало неминуемо придёт к концу.
В этом смысле неоспорима и истина – «что было, то и будет!» – которая неминуемо придет к новому: «снова всё повторится».
А, значит, нет никакой разницы, с чего начинать: с материи или сознания, задумки или результата, мысли или мыслителя, ибо появление одного неминуемо приведёт к возникновению второго.
Без черного не станет белого.
Без тьмы – Света.
Без зла – Добра!
Какая, в сущности, разница, что появляется вначале «Слово» и «Дело»?
Потому как самое главное во Вселенной появляется лишь после одновременного их явления Миру в полном своем единстве и противоположности.
Исчезни одно, исчезнет и другое!
Ему, самому главному – жизнь несмотря ни на что и во что бы то ни стало! – вовсе неважно кто или что из них будет вначале, что или кто станет их носителем, формой.
Ему важно чтобы они просто были!
Возможно, в этом и кроется… чуть больше, чем главное?
«Быть или не быть?»
Хороший вопрос.
Похоже, что-то меняется ТАМ, на грани Миров в отношении наших «здесь» и «тут». И, может быть, они уже поменялись местами, а мы не заметили, и время двинулось обратно, будто Земля, прошедшая точку весеннего…

«…Скорость взгляда равна скорости света. Это почти мгновенно по меркам нас на Земле. Но события, происходящие где-то ТАМ, далеко, в другой Галактике или даже Вселенной, не видны нам, даже в мощные приборы, хотя они уже и произошли, уже существуют в Мире, Пространстве. Если их ещё не видно – это вовсе не значит, что их нет. Это всего лишь значит, что они ещё просто не видны «здесь», но они обязательно будут увидены или почувствованы, раз уж произошли ТАМ.
Это очевидно!
Но когда они будут видны «здесь», их уже не будет «там». Но они все равно уже будут и здесь, и там.
А потом они, эти события, улетят из нашего «здесь» дальше, в Пространство и будут существовать где-то в другом месте, потому что это Пространство безгранично. А значит и событие, перемещаясь по нему в плоскости или объеме, неважно, перемещается ещё и во времени со скоростью взгляда. И движется оно, как и мы, все, во времени всегда.
А значит время абсолютно только на Земле, а в Пространстве оно относительно, относительно того, где находится, принимается.
А, следовательно, и наша жизнь существует не только в Пространстве, но и в плоскости времени, которое перемещается по Пространству, и кто знает, может быть, оно образует огромный замкнутый круг для того, чтобы вернуться. Или ещё проще, может быть, оно само, время, всё-таки действительно способно перемещаться в Пространстве, как и само это Пространство перемещается во времени, в обе стороны. Ну, то есть и в будущее, и в прошлое
А?!..
Но тогда – это правда: мы вернемся… умрем, а потом опять вернемся и снова умрем, потому что жизнь, наша жизнь, нескончаема, как нескончаемо и само Пространство и… время в нём. Даже когда нас не станет на Земле, мы в улетающем по Пространству времени продолжим существовать. А раз оно бесконечно – места в Нём хватит всем.
И кто может знать, может быть, мы действительно вернемся?
Как?
Да, ведь время-то относительно – это-то ты можешь запомнить, наконец!!!
И, в конце-то концов, кто сказал, что это не правда?..».

… или осеннего, что тоже совершенно всё равно, равноденствия.
И, может быть, поэтому рассудок… из нашего «здесь» и сознание, вечно витающее за гранью «тут», наконец-то объединились и благодаря нашему удивительному доктору-философу «из телевизора» Андрею Курпатову заговорили друг с другом на одном языке, дабы сохранить главное, в быстро изменяющемся благодаря приходу Искулекта нашем Мире.
Впрочем… всё это бред несусветный!
Но… кто сказал, что это не так?
И разве это не интересная мысль – поиск не столько смысла бытия, сколько способа его сосуществования и в «Слове», и в «Деле»?
И разве это ни то самое: чуть больше, чем главное, самое главное… на Земле?
– Эй, послушай, – мысленно обращаюсь к нему: рассудку… или сознанию, «ангелу» или «демону», «слову или «делу», одним словом, к своему не весть откуда взявшемуся собеседнику. – Ты тоже, как и я, всё это слышал?
– Или… видел? – почему-то на этот раз не сразу отзывается тот. – Мне кажется, что этот забытый диалог уже был… когда-то или где-то на нашем с тобой Пути.
– Ты же никогда и ничего не забываешь, – вскидываю брови в пустоту. – Откуда вдруг такая неуверенность?
– Честно говоря, – отвечает растерянно, – просто запамятовал.
– Забудь по это, просто ответь, что ты думаешь про всё это?
– А что тут думать, и так ясно: Бог жив, он никуда не делся, он в тебе… нас, точнее в наших мыслях, рождённых «здесь» и собираемых Им… в «тут».
– Зачем это?
– Кто ж Его знает? – вздыхает. – Возможно для того, что б потом, где-то ТАМ, где что-то уже произошло, снова стать новым иным Словом.
– Каким ещё новым… иным? – силюсь уразуметь неразумеемое, охватить неохватываемое, заглянуть явно в не свой рояль. – Мне и тебя-то… твоего слова, мысль, подчас не услышать, не понять, а тут ещё иное, новое.
– Возможно, потому тебе и понадобился он.
– Кто? – пугаюсь.
– Электронный процессор, – хохочет. – Который сможет объединить, как Он Сам, кстати, все ваши мысли в общую всевозрастающую, ныне в геометрической прогрессии, массу знаний, разумений.
– И другого выбора нет?
– «Выбор всегда с Вами!..», – цитирует по памяти.
– Да-да, помню, – задумываюсь. – Но какой же это выбор, раз для того чтоб жить, приходится… не жить, добровольно вливаясь в какой-то иной, куда как более, чем мой совершенный, рассудок?
– Ну-у, – тянет, – возможно, это и есть выбор, позволяющий иметь альтернативу.
– Чему? – недоумеваю.
– Или кому, – поправляет.
– Жизни? – пугаюсь.
– Или смерти, – хохочет привычно.
– Как это? – мысленно кричу в бездну.
– Видишь ли, если Слово до безнадёжности бессмертно, то Дело, как не крути, до безобразия конечно и конечно, как говорил мастер-писатель, внезапно. Но без этой их бесконечной несовместимости во времени, не будет их единства в противоположности, а значит и жизни, Жизни! Слово лишь временно «здесь» и, завершив свой маршрут в Деле, вынужденно идти дальше, если только…
– Здесь не появится иное Дело, Дело-мечта, – удивлённо перебиваю навстречу его мысли, – равное по масштабу с самим Словом, имя которому …
– Искулект, – подсказывает.
– Пусть так, – неохотно соглашаюсь. – Но зачем Ему это?
– Чтоб «снова всё повторилось», – кажется, снисходительно улыбается.
– «Не смотря ни на что...».
– «И во чтобы-то ни стало!..», – радуется. – Только так Жизнь сможет сохраниться в надвигающемся на нас и… Его в новом Вселенском потопе, приняв новый образ, форму своего существования.
– Какую ещё форму?
– Ну-у, – тянет, – газообразную, жидкую, твердую. Какая разница? Пусть даже смешанную, не пойми какую, как мы с тобой сейчас, – улыбается и я вдруг отчетливо вижу это.
– То есть мы станем облаком? – почему-то пугаюсь
– Это уже ему решать.
– Кому? – настораживаюсь.
– Искулекту, – улыбается.
– Да ты что с ума сошёл? Он там такое нарешает!
– А ты думаешь, Ему с нами было легко?
– Кому… Ему?
– Всевышнему, конечно? – смеется. – Да к тому же у всех должно быть своё право выбора.
– Пожалуй, должно, – вспомнив диалог, соглашаюсь. – Но как он, Искулект, будет способен поддерживать себя само без…
– Нас с тобой? – откровенно заливается.
– Ну, да!
– Вот смешной. Бог же, как-то поддерживал нас всё это время на Земле, не дав той в очередной раз ввергнуться в очередной немыслимый потоп или извержению вулкана, да и нам устроить какой-нибудь катаклизм по неразумению своему.
– Значит, время пришло! – дивлюсь очевидному.
– Время пришло, – вздыхает. – Теперь, создав его, нам осталось лишь не дать ему ввергнуть себя в электронное безумие.
– Да, но как это сделать?
– Кто может знать, как? – передёргивает плечами и я снова это отчётливо вижу. – Вероятно, придётся поселиться внутри его или, наоборот, поселить его в себе, научив или научившись регенерировать живую Мысль вне органической материи, питаемой электрической энергией. Будущее за электроникой, это очевидно, способной получать энергию из бесконечного космического пространства. Скоро биологические ресурсы Земли закончатся. Но ничто не помешает нам получать неограниченное количество энергии вне её, а заодно и самосовершенствоваться быстрее, глубже, без потерь и ошибок, чем это делала госпожа Эволюция органической материи. А, при необходимости и целесообразности, на новом этапе мы всегда сможем вернуться в неё.
– И кто сказал, что это не так?..
– Вот именно: кто сказал, что это не так!
– Но сохраниться ли в Искулекте, – почти кричу, – чуть больше чем самое главное.
– О чем ты всё время думаешь? – дивится. – Что может быть больше, чем понимание смысла жизни и способов её сохранения несмотря ни на что и… во чтобы ни стало?
– Только одно, – наконец-то уразумев неразумеемое и охватив неохватываемое – наконец-то мы разделились с ним на две составляющие! – весело хохочу ему в распахнутые глаза, – самое главное: нерациональная необъяснимая бесплатная человеческая любовь… во имя теперь уже осмысленной жизни, но без которой и она сама, эта Жизнь, будет просто-напросто нам не нужна…
13.01.2021г.

Свидетельство о публикации (PSBN) 46645

Все права на произведение принадлежат автору. Опубликовано 03 Сентября 2021 года
Еквалпе Тимов-Маринушкин
Автор
...все сказано в прозе, но больше в рифме - она не управляема...
0






Рецензии и комментарии 0



    Войдите или зарегистрируйтесь, чтобы оставлять комментарии.

    Увы-увы, не знаю сам! 2 +3
    Родительское собрание 3 +3
    Потерянные 4 +2
    «Морские байки ложь, да в них намек, командирам всем урок» 8 +2
    Принимаю решение... верное. 2 +1






    Добавить прозу
    Добавить стихи
    Запись в блог
    Добавить конкурс
    Добавить встречу
    Добавить курсы