Подтверждение всех легенд.


27 Июля 2019
Цуриков Павел
14 минут на чтение

Возрастные ограничения 0+



Длинный серый пассажирский поезд неторопливо, но уверенно забирался на Уральские горы с западной стороны. Солнце, казалось ещё медленнее, чем поезд, клонилось к закату. Лето, только-только вступившее в свои права радовало пассажиров, но некоторые из них почему-то волновались. Это были те, кто никогда не бывал в Сибири — краю чрезвычайно обширном, малонаселённом, но суровом и прекрасном, со слов тех, кто там родился и вырос.
В одном из вагонов в купе ехали трое командировочных — молодые парни, специалисты с какого-то предприятия. Они ехали устанавливать оборудование и представления не имели о тех местах, куда они должны были попасть через пару дней пути. Заняться им особо было нечем, смелая вода, купленная в дорогу, быстро закончилась под мерное постукивание колёс и покачивание вагона. Но смелая вода даёт не только смелость, ещё она развязывает языки и подкидывает темы для разговоров. А самая главная тема, когда нет ни телевизора с новостями ни свежих сплетен, хотя это тоже всё оттуда, из зомбоящика, это, само собой женщины. Но так как первый из трёх дней пути уже остался позади последнего вагона, а про рыбалку разговаривать они не хотели, то и разговор пошёл в несколько странном направлении. Они начали говорить про неизведанное. Сначала поговорили про разные аномалии, говорили долго, вспоминали, привирали, перевирали и повторяли это снова, но в этом нет ничего удивительного. Да и тема располагает к таким искажениям — кто возьмётся проверять то, о чём само название, сама формулировка говорит как о чём-то существующем, но не выясненном до конца? Потом разговор продолжился уже о более-менее выясненном, но всё-таки загадочном — всяких чудовищах, пирамидах и прочих странностях текущей версии цивилизации. И лишь потом ребятам вдруг сделалось очень интересно узнать побольше о самой Сибири, не менее неизведанной для них самих, чем, к примеру, какой-нибудь Теотихуакан, в котором кроме туристов больше никто не бывает, а сами жители его покинули в незапамятные времена. Но это где-то в далёкой Южной Америке, о которой известно многое — там в лесах живут дикие обезьяны, мужчины носят мачете и белые брюки, играют в футбол как боги. А у их женщин очень привлекательные и аппетитные формы, особенно сзади. И да, там весело и карнавалы. Но туда надо было лететь самолётом, потом преодолевать трудности с пониманием со стороны местного населения, все как один живущих в фавелах и исподлобья косящихся на тех, кто косился на их женщин с пышными формами.
Здесь же, сейчас, всё было иначе. Утром им должны были открыться бескрайние суровые красоты Сибири, населённой исключительно суровыми сибиряками и сибирячками. Разговор зашёл о ней, неизведанной, но не обещающей трудностей с пониманием друг друга.
На станции, с которой только что тронулся поезд, в вагон зашёл мужчина под пятьдесят, коротко стриженный, седой, в фуфайке нараспашку, в кирзовых сапогах. На плече у него висел обычный мешок на обрывке обычной верёвки. Он подал проводнице билет и какую-то справку вместо паспорта. Она внимательно посмотрела документы и спросила.
— Оттуда?- кивнув головой в сторону небольшого городишки, славившемуся своим гостеприимством к тем, кто оступался по жизни не единожды и никак не мог исправиться. Мужчина кивнул и сразу же заказал чая.
— Понимаю,- улыбнулась привычная к таким пассажирам проводница,- сейчас сделаю. Вы проходите пока.
— Мне некуда торопиться,- улыбнулся в ответ мужчина,- подожду. Купе, билет в которое ему достался, находилось совсем близко, через одно, дверь в нём была открыта и оттуда слышались голоса командировочных.
— Да нет, Олег, байки всё это,- прозвучал голос,- не может такого быть, чтоб там комары таких размеров водились. Ты сам представь, они же всю кровь могут выпить.
— Так они ходят поэтому поддатые постоянно,- послышался голос Олега,- чтоб комары их не сожрали.
— Да брехня это, говорю же,- продолжил первый голос,- может быть их там много, не спорю, но чтоб таких размеров были — точно брехня.
— А тебе, Витёк, что не скажи, то всё брехня,- заговорил третий голос,- может и про медведей брехня? В прошлом году помнишь по телевизору показывали, что там в городок какой-то медведи пришли и жили там на улице с неделю, как бездомные собаки? На самом деле репортаж был о небольшой деревне, в которую заходил медведь, но таких репортажей ежегодно показывают несколько, и это происходит не только в Сибири, но и на Дальнем Востоке, на Камчатке, Чукотке, везде, где медведи ещё остались, но жить рядом с людьми им становится тесно.
— Конечно помню,- согласился Витёк,- но это же не значит, что они там вообще везде.
— Да ладно медведи,- снова заговорил третий голос,- медведи и у нас ещё кое где водятся, они везде одинаковые, а вот люди там другие, это точно.
— Вася, вот какие они другие, скажи, а?- спросил Олег,- в чём они другие?
— Они из-за климата там другие,- Вася начал придумывать оправдание и тут же вспомнил очередную байку,- а вы знаете, чем у них лето от зимы отличается?
— Ну давай, Вася, жги!- засмеялся в предчуствии Олег.
— Летом у них фуфайки расстёгнуты, зимой застёгнуты,- выпалил Вася,- мне дядька рассказывал, он там в тюряге сидел.
— И что?- удивился Олег,- зеки и ходят в фуфайках, а на улицах много таких ты встретишь?
— Да ладно, успокойтесь вы уже,- решил угомонить приятелей Витёк,- приедем — сами всё увидим.
Седой мужчина в коридоре вагона улыбался, боясь вдруг рассмеяться.
— И чай они пьют там по другому,- не унимался Вася,- везде чай пьют двушками, а там трёшками.
— А это что ещё такое?- усмехнулся Олег,- какие ещё двушки — трёшки?
— А такие!- раздухарился Вася,- везде чай пьют по два глотка, потом кружку следующему передают, а у них, в Сибири, по три. Вот и разница, а вы мне говорите, что нет никакой. Даже здесь, и то они от нас отличаются.

Мужчина в коридоре расплылся в улыбке и предвкушении от спектакля, сценарий которого родился тут же, и который он решил сыграть. Из своего купе выглянула проводница, хотела позвать пассажира в фуфайке, но тот жестом попросил её сохранять тишину. Он сам подошёл и взял у неё стакан в подстаканнике. Через пару мгновений седой короткостриженный пассажир уже стоял в дверях купе, где ему очень удивились.
— Здорово, мужики,- поздоровался седой,- а где здесь седьмое место?
В купе повисла пауза. Разговоры про Сибирь и сибиряков вдруг прекратились при виде незнакомца с подстаканником. Вася показал на верхнюю полку слева.
— А тут, внизу кто едет?- поинтересовался незнакомец.
— Я еду,- промямлил Вася.
— А давай знаешь чё?- во всю ширину стальной улыбки расплылся нежданный попутчик,- махнёмся полками, а? Ты молодой ещё, как это… Перспективный. А я вдруг упаду оттуда ночью?
— Ну ладно,- вдруг без разговоров и претензий согласился Вася.
— Вот и ништяк,- седой уже расположился у окна и поставил стакан с чаем перед собой, мешок он кинул в угол вместо подушки.
— Вы из Сибири?- поинтересовался осмелевший Олег.
— Нет, я в Сибирь, домой,- седой мечтательно прикрыл глаза,- семь лет дома не был, соскучился. В купе снова повисла пауза.
— У нас сейчас лето,- седой пассажир потянулся, широко раскинув руки,- фуфайку можно не застёгивать, тепло…
Командировочные напряглись, одна из баек подтверждалась. — Комары наверное вывелись уже в болотах, вот такие,- седой показал размер по вторую фалангу указательного пальца,- соскучился я по ним… Бывало выйдешь вечером из дома, на околицу посмотреть, не пришли ли медведи пару — тройку собак задрать на сон грядущий, а они поют себе…
— Кто поёт?- в этот раз осмелел Витёк.
— Как кто?- седой изобразил удивление,- комары. Знаете, как они поют? Заслушаешься. Звенят себе, сердешные, кто громче, а может хвалятся, кто больше крови выпил.
Вася, сидевший рядом с седым, судорожно сглотнул, Олег, вытаращив глаза, сидел не шелохнувшись, Витёк что-то теребил пальцами. Одновременно подтвердились две байки. Седой пассажир поднял стакан в подстаканнике, поднёс его к губам, сделал глоток, посмотрел на попутчиков, затем второй, не отрывая от них взгляда, и лишь после третьего глотка поставил стакан на стол.
Если бы не мешал стук поезда, то прислушавшись, наверное можно было бы услышать те самые песни комаров с другой стороны Уральских гор, в Сибири, настолько сгустились в купе тишина и безмолвие. Четвёртая легенда, хоть и появилась тут же, никто кроме Васи о такой специфической странности некоторых из сибиряков даже не слышал, но подтвердилась сразу же, как бы ставя жирную точку под всеми предыдущими байками, не оставляя сомнениям ни единого шанса.
Сибиряки, как и все россияне, народ весёлый, любят пошутить над самими собой, этого у них не отнять. И шутя над самими собой мы смеёмся над теми, кто про Сибирь знает лишь понаслышке. И это тоже особенность сибиряков — чем меньше мы опровергаем баек о самих себе, тем суровее в этих байках выглядим.

Еще больше историй здесь — vk.com/public161963806

Цуриков Павел
Автор
Автор не рассказал о себе

Свидетельство о публикации (PSBN) 19935

Все права на произведение принадлежат автору. Опубликовано 27 Июля 2019 года

Рейтинг: 0
0








Вопросы и комментарии 0



    Войдите или зарегистрируйтесь, чтобы оставлять комментарии.

    Рейтинг
    Веретено 0 +3
    Эй, товарищ! Посиживаете? 2 +2
    Без мата? Без мата! Без мата...ааа... 0 +2
    Теория сказок. 0 +1
    Салмындылык курге бешме. 0 +1


    Марья Ивановна пенсионерка

    Марья Ивановна была некрасивой старой кошкой, со стершимися от долгой жизни зубами, короткой серо-коричневой шерстью и подобострастным взглядом ореховых глаз.Имя своё она получила от Яниной бабушки, взявшей оголодавшую четвероногую старуху на довольс.. Читать дальше
    37 0 0

    Копилка

    История слияния двух семей. Три рассказа с общей идеей.. Читать дальше
    65 0 +1