Книга «Трупный синод. Пролог и Эпизод 1.»

Трупный синод. Эпизод 5. (Глава 5)


01 Апреля 2019
Владимир
18 минут на чтение

Оглавление

Возрастные ограничения 18+



Эпизод 5. 1650-й год с даты основания Рима, 10-й год правления базилевса Льва Мудрого, 5-й год правления франкского императора Ламберта (1 мая 896 года от Рождества Христова)

Сполетский двор первым получил известие о кончине Бонифация Шестого – настолько добросовестно сработали слуги Теофилакта. Опытный византийский царедворец, используя свои связи и свой пост архонта первого римского округа, одновременно с этим выставил охрану на южных дорогах Рима с указанием задерживать под любым предлогом гонцов к отплывавшим из Неаполя пресвитерам Теодору и Романо Марину. Также в скором времени была обеспечена блокада северных дорог с целью предотвратить быстрое получение информации о смерти папы Арнульфом Каринтийским. Гонцы от Фароальда, командующего германским гарнизоном Рима, ежедневно выезжая из города, раз за разом на пути в Верону попадали в сполетские и тосканские засады и, увы, оканчивали свой жизненный путь. Фароальд, предчувствуя недоброе, удвоил посты охраны ворот Рима и временно лишил своих воинов выходных.
Спустя несколько дней после кончины Бонифация Рим вновь начал принимать высоких мирских и церковных гостей. Из значимых сторонников Формоза в Рим прибыл только Иоанн из Тибура. Очень быстро оценив расстановку сил и, будучи человеком умным и осторожным, он отстранился от процесса выбора нового понтифика, предпочтя все свое время провести в молитвах о ниспослании Риму достойного кандидата. Что касается Теодора и Романа Марина, то они благополучно отплыли из Неаполя, даже не подозревая, что их тиароносный друг уже отправился в лучший мир. Прочие сторонники Формоза на тот момент не имели достаточного авторитета в Риме и предпочли за благо затаиться.
Зато уверенно и энергично вел себя сполетский двор. Агельтруда прибыла в Рим уже на третий день после смерти папы. Не утомив свою персону участием в поминальной службе по Бонифацию, она предпочла встретиться с Адальбертом, маркграфом Тосканы, в его великолепном дворце на знаменитой Широкой улице.
— Итак, милый граф, Господь призвал нашего несчастного недотепу Бонифациуса к себе. Столь малый срок его сидения на троне Апостола бросает тень на Рим, церковь и правителей Италии. Наша задача выбрать кандидатуру достойную, решительную и бескомпромиссную. Довольно нам этих шараханий девственника Формоза!
— Я так понимаю, герцогиня, что бескомпромиссность должна иметь благородные черты. Такие, как скажем, у нашего императора и вашего сына Ламберта, – иронично заметил Адальберт.
— Есть другие образы, граф?
— О нет нисколько, Ламберт настоящий милес, – по привычке зажмурившись и изображая податливость, отвечал Адальберт. Его целиком и полностью устраивало всеобщее мнение об отсутствии у него честолюбивых помыслов.
— Я полагаю, что Стефан, благочестивый епископ Ананьи, является в наши дни наиболее достойным преемником Святого Петра, — в словах герцогини не было и намека на вопросительную интонацию.
— Но, милейшая герцогиня, он ведь уже епископ! Это запрещено правилами церкви! Вы же сами не раз укоряли Формоза в том, что он стал папой, будучи епископом Порто.
После некоторой паузы Агельтруда нашла решение:
— Да! И это грех, за который Формоз уже несет наказание на Небесах! Но если он стал папой незаконным путем, стало быть, и его решения……
— Тоже незаконны, – закончил за нее Адальберт, – Не надо лишних слов, герцогиня, я все понял. Благословен будь Господь наш, одаривший Сполето столь совершенным разумом, облеченным к тому же в такую восхитительную форму! Именно этим, озвученным вами путем, нам и следует двигаться дальше.
Следующим днем в доме Адальберта на роскошный ужин были созваны все участники сполетской партии. В числе приглашенных были, само собой разумеется, Агельтруда, ее второй сын и маркграф Камерино Гвидо, сполетский барон и друг Гвидо Альберих, епископы Стефан и Сергий, а также епископ Петр из Альбано и Христофор, пресвитер церкви Святого Дамасия. Римская знать, помимо Теофилактов, была представлена Грацианом и Анастасием, представителями доброго старого римского консилиума.
Несмотря на теплый майский вечер, в камине гостиной пылал огонь. Хозяин радушно угощал гостей изысканными яствами, время от времени бросая плотоядные взгляды на Теодору, что незамедлительно перехватывал и отмечал прищуренный зоркий глаз епископа Сергия. Адальберт встречал гостей один, его жена Берта находилась в эти дни в Лукке, что было весьма кстати, ибо Берта и Агельтруда, будучи схожи характерами, терпеть не могли друг друга.
Агельтруда не любила компромиссов и долгих церемониальных речей. Выпалив гостям все, что она накануне говорила Адальберту, она получила единодушное согласие всех присутствующих, за исключением епископа из Альбано, который, пряча глаза в опустошаемом кубке, мрачно процедил:
— Решения наместника Апостола Петра незыблемы, вне зависимости от того, как он этим наместником стал! Об этом говорил еще Святой Августин.
— Иными словами весь христианский мир должен был в свое время следовать заветам Иоанны Английской?! Ведь она тоже стала папой, а уж как, каким образом, и по какому праву никого не должно волновать, – Сергий нашел блистательный ответ.
— Иоанна несет свое наказание на Небесах. А на земле ее осудил церковный суд, решение которого нам подарило с тех пор восседание на Sella Stercoraria.
— Вот вы сами и нашли решение, высокочтимый Петр! Если Рим выберет себе достойного епископа, наиглавнейшим делом для него станет, прежде всего, церковный суд над грешником Формозом! Суд Церкви даст должную оценку всем деяниям этого преступника! — воздев руки к небу, произнес Стефан. Его до сих пор коробило от одного упоминания имени скончавшегося месяц назад папы.
— Есть еще одна проблема, – в разговор вступил хозяин дома, – Рим охраняется дикими германцами Фароальда, которым навряд ли понравится избрание папы, отвечающего интересам Сполето и, уж тем более, суд над их любимым Формозом.
— Святые отцы и достойные мужи меня извинят, если пару слов скажет женщина, – в ответ замурлыкала Теодора, Агельтруда неприязненно покосилась на нее, – Да, германцы — проблема, и эту проблему надо решать, но, прошу вас, ради всего святого, не испугайте германцев раньше времени. Прежде всего, позвольте вас спросить, великолепная герцогиня, – Теодора улыбнулась ей ну совершенно по-змеиному, – планирует ли прибыть в Рим досточтимый император Ламберт?
— Да, он будет здесь через пару дней.
— Для блага нашего общего дела, – нимало не смутилась Теодора, заметив нахмурившуюся при слове «нашего» герцогиню, – будет полезно, если император воздержится от посещения Рима, дабы не возбуждать лишний раз людей Фароальда и не вынуждать его просить экстренной помощи у северных земель.
— Вас устраивает текущее положение вещей?
— Меня устраивает менее, чем кого бы то ни было, – Теодора говорила все более нагло, – но правильнее было бы сейчас действовать осторожно. Фароальд может в любой момент нарушить все наши планы, если он почувствует угрозу интересам своего государя Арнульфа, а появление Ламберта в Риме в такой момент это несомненная угроза. Вы опять будете вынуждены срочно искать компромиссную фигуру на трон Апостола, и никто не даст гарантию, что новый папа будет покладистее несчастного Бонифация.
Как ни была неприятна Агельтруде эта выскочка Теодора, герцогине пришлось мысленно признать, что ее аргументы достаточно убедительны.
— Далее, я полагаю, епископу Стефану надо постараться убедить Фароальда, что он, Стефан, при избрании его понтификом, сохранит текущий баланс сил. Предлагаю вам, святой отец, подтвердить полномочия Фароальда и …., быть может, пообещать ему звание римского magister militum.
Все молчали, очарованные кто умом, кто красотой говорившей. Общее благодушие опять попытался испортить Петр, епископ из Альбано:
— Фароальд старый и верный служака. Он, как пес, предан Арнульфу и он не предаст его.
«И уж тем более не поверит сполетским и греческим лисам», — мысленно добавил он.
— Возможно, но никто сейчас не требует от Фароальда предательства. Есть еще вариант попробовать воздействовать на Ратольда.
— Еще меньше шансов. Он бастард Арнульфа и все в его жизни зависит от червивого каринтийца, – не унимался альбанский брюзга.
— Хорошо, но, в конце-то концов, место Фароальда и Ратольда на крепостных стенах Рима и на охранных постах его улиц. Пусть занимаются своими прямыми обязанностями, в выборах папы они в любом случае не участвуют. Их надо просто успокоить.
— Фароальд будет всеми силами стараться задержать процедуру выбора до прихода послов Арнульфа. Согласно законам Лотаря, выбор папы не может пройти без присутствия императорских послов.
— Значит надо постараться сделать так, чтобы эти послы как можно дольше не могли найти дорогу к Риму! А в разговорах с Фароальдом упирать на то, что апостольский престол не должен долго оставаться вакантным. Так или иначе, но куда проще поставить Арнульфа перед свершившимся фактом, особенно если заверить того в сохранении в силе всех его прежних договоренностей с Римом, чем ждать германских послов и надеяться на одобрение ими нашего выбора.
— Ключевой для нас тогда становится позиция префекта Григория, который как раз-таки имеет право участвовать в выборах папы. За ним вся римская милиция, которой управляет его зять, – веско заметил Адальберт, нашедший слабое место в плане, предлагаемом Теодорой.
— Так значит, надо закрепить это место за ним. По-моему, ему в его жизни осталось желать только этого.
И, вдохновленная победой над Петром (он, наконец-то, замолчал), Теодора резюмировала:
— Иными словами, всем, кто не является нашим прямым союзником, необходимо сейчас дать гарантии в сохранении насиженных ими за последние годы мест. В связи с этим, отсутствие в Риме вашего сына, благородная герцогиня, послужит подтверждением наших стремлений к поддержанию в Риме достигнутого равновесия. Среди служителей церкви сегодня отцу Стефану, хвала Небесам, вроде как обеспечено большинство. Что касается граждан Рима, здесь большинство будет формироваться стараниями мессера Грациана, мессера Анастасия и ваших покорных слуг. Если Господу будет угодно и престол Святого Петра займет досточтимый Стефан, впоследствии можно будет позаботиться о сокращении полномочий Фароальда и увеличении римской милиции за счет …. скажем греческих лангобардов, беневентцев и неаполитанцев. Герцогиня Агельтруда, дочь благословенного Адельхиза, и мой скромный супруг смогут оказать вам здесь посильную помощь.
Теофилакт утвердительно кивнул. Собравшиеся громко воздали хвалу говорившей. Как нетрудно догадаться воздержалась от проявлений восторга одна Агельтруда. Впрочем, с предложенным планом она была целиком и полностью согласна.
— Ну а после никто и ничто не помешает вам править Римом, и, в целях легализации своих полномочий, можете сколь угодно судить вашего Формоза и отменять все его решения. Да хоть из могилы его вытащите! – со смехом добавила Теодора. Высокие гости также дружно засмеялись. На этот раз все, кроме Стефана, который как-то странно взглянул на жену Теофилакта, и до конца вечера пребывал в глубоко задумчивом состоянии, не проронив ни слова.

Владимир
Автор
ничего интересного

Свидетельство о публикации (PSBN) 17237

Все права на произведение принадлежат автору. Опубликовано 01 Апреля 2019 года

Рейтинг: 0
0








Вопросы и комментарии 0



    Войдите или зарегистрируйтесь, чтобы оставлять комментарии.

    Рейтинг
    Трупный синод. Предметный и биографический указатель. 1 +1
    Выживая - выживай! Эпизод 5. 0 0
    Приговоренные ко тьме. Эпизод 11 0 0
    Трупный синод. Эпизод 31. 0 0
    Приговоренные ко тьме. Эпизод 12 0 0


    Мифы о "Кровавом воскресении"

    Подготовка кровавой провокации 9 января 1905 года

    Русской разведке стало известно о прошедшей в Женеве межпартийной конференции эсеров и финских радикалов. На ней было принято решение об организации вооруженного восстания в Санкт-Петербург..
    Читать дальше
    51 0 0

    Недосказанные слова

    Куда: Одесса, Французский бульвар, 58 кв.17
    Кому: Прокофьевой Е.Д.

    Дорогая Елена Дмитриевна!
    Спешу сообщить, что не переставал думать о Вас с тех пор, как приехал в Париж. Здесь второй день подряд идёт дождь, и скука заедает ужас..
    Читать дальше
    32 0 0