Книга «Приговоренные ко тьме. Пролог и Эпизод 1.»

Приговоренные ко тьме. Эпизод 22. (Глава 22)


27 Июня 2019
Владимир
16 минут на чтение

Оглавление

Возрастные ограничения 18+



Эпизод 22. 1658-й год с даты основания Рима, 18-й год правления базилевса Льва Мудрого, 4-й год правления императора Запада Людовика Прованского
(июль 904 года от Рождества Христова)


В течение следующих двух месяцев глава христианского мира, должный по званию и чину своему быть главным радетелем мира в Европе, в своих посланиях во дворы Арля и Вероны, Лукки и Сполето, словно языческий шаман, разжигал дотоле почти угасший костер войны. Гонцы спускались с Ватиканского холма на главные италийские дороги почти ежедневно, везя с собой письма Сергия, полные коварной лести, щедрых посулов, скрытых угроз и прямых науськиваний. Одновременно с этим в покоях папы шел непрерывный торг Сергия с Адальбертом и Альберихом, с одним о плате за участие в войне, с другим о плате за сохранение нейтралитета, причем обоим папа туманно намекал на свое благоволение в случае, если трон короля Италии вдруг окажется вакантным. В итоге стороны пришли к соглашению, что за отведенные им папой роли платой будут земли побежденной стороны, то есть земли либо Фриульского маркграфства, либо земли Лангобардии. По всем расчетам выходило, что и границы папских владений должны были существенно расшириться. Что при этом останется итальянскому королю, оставалось только гадать.
Между тем яд, пропитавшийся в чернилах папских писем, потихоньку начал давать себя знать. Бургундский двор, грезя реваншем, возбудился первым, и на балконах дворца в Арле все яснее слышались воинственные нотки в голосах тамошних рыцарей. Людовик, конечно, чувствовал легкую неловкость от того, что он, бросая вызов Беренгарию, переступал, тем самым, через слова собственной клятвы. В ту же секунду он, впрочем, успокаивал себя тем, что сам папа того требует от него, поскольку «иначе не имеет ни земного, ни небесного права управлять Империей франков тот, кто, будучи помазан миром на владение, по малодушию своему от оного дара Господа уклоняется». Его двор и вовсе был свободен в своих действиях, и с воодушевлением начал приготовления к будущему возмездию. Дополнительный оптимизм сборам придавали сообщения о готовности Адальберта Тосканского со своими вассалами выступить в поддержку бургундскому войску.
Что до Беренгария, то он с брезгливой миной выслушивал письма к нему от Сергия, пытаясь понять мотив и последствия этих писем. Вскоре ему стало понятно, что на помощь Сполето он рассчитывать не может, Альберих в ответ на королевское письмо сослался на выписанный ему папой строжайший запрет под страхом отлучения участвовать в предстоящем конфликте. Ответ Альбериха расстроил Беренгария, но еще больше короля расстроили и встревожили сообщения его послов о том, что его недавние союзники венгры также отказались прийти ему на помощь, будучи занятыми войнами в баварских землях и в Моравии, доживающей благодаря стараниям венгерских дьюл свои последние дни.
Эти новости стали известны и Людовику, получившему их от гонца коменданта Павии, изворотливого старца Сигифреда, флюгером работавшего все эти годы на обе стороны и, к удивлению многих, сохранивший свой пост после победы Беренгария. Для Людовика весть об отказе венгров в помощи фриульцу стала решающим доводом к немедленному выступлению — его войско вместе с корпусом Адальберта составляло около шести тысяч человек, тогда как Беренгарий мог в лучшем случае собрать не более тысячи воинов.
В мае 904 года Людовик перешел Альпы, и клятвопреступление свершилось — спустя три года после событий на реке Адидже он вновь вошел на земли Италии. Сторонники Беренгария уклонились от серьезных столкновений с бургундцами. Так, предавший Людовика в его первом походе маркграф Адальберт Иврейский, променявший свою клятву сюзерену на сутулые плечи дочери Беренгария Гизелы, почел за лучшее укрыться от бургундцев в Турине и грустно наблюдать за расхищением своих владений. Граф Гуго Миланский последовал примеру своего соседа, избрав своим последним защитным рубежом замок Монферато. Людовик отказался от заманчивой идеи разобраться со своими противниками, резонно полагая, что лучше поберечь свои силы для победы над главным врагом.
Тем не менее, Людовик по пути своего следования не мог не оставлять в захваченных городах Лангобардии и Ивреи свои гарнизоны, утверждая там свою власть. В частности, полторы сотни рыцарей во главе с юным Гуго Арльским ему пришлось оставить в Милане, еще две сотни воинов потребовала себе Павия, ворота которой 4 июня услужливо распахнул перед ним двуличный граф Сигифред.
Здесь, в Павии, Людовик пробыл две недели, вновь обживаясь в королевском дворце и дожидаясь прихода тосканских войск. Адальберт со своим отрядом подошел в двадцатых числах июня. Несколько дней прошло в обильных застольях по случаю встречи двух родственников, снова объединенных единой великой целью. Людовик вновь, как и в прошлый раз, угощал своего союзника рыцарскими турнирами, а тот в ответ потчевал бургундца всеми остальными материальными и духовными благами. Время не изменило Людовика, он по-прежнему оставался жутким скрягой. К тому же его будоражили завистливые воспоминания о праздных днях, проведенных им почти четыре года назад в Лукке, а потому он без зазрения совести вновь, как и в первом походе, заставил Адальберта нести все расходы по содержанию армии, обещая впоследствии все вернуть с процентами.
— Я бы это сделал и в прошлый раз, мой дорогой кузен, если бы не всем известные обстоятельства, поспешность моих воинов и предательство коварных женщин. Сейчас, наученные собственными ошибками, мы должны свести все риски к минимуму, а грядущий триумф с лихвой восполнит все наши текущие затраты.
За глаза же Людовик в разговоре со своими людьми желчно говорил, что не будет большой беды, если кошелек графа Адальберта Богатого слегка похудеет. Скупости Людовика сопутствовали и другие малоприятные черты, очень скоро Адальберт грустно подметил для себя определенную тенденцию — Людовик в захваченных городах всюду оставлял гарнизон из своих людей, на содержание которого выписывалась весьма кругленькая сумма, тогда как тосканцы оставались в походном войске, принимая на себя все возможные риски, которые таит в себе поход по вражеской территории.
Время шло, Людовик продвигался к Вероне, его войско постепенно уменьшалось, становясь все более тосканским по составу, а Беренгарий по-прежнему избегал серьезных столкновений. Людовик беспрестанно писал ему письма, приказывая подчиниться воле императора и папы, Беренгарий в ответах своих упрекал бургундца в нарушении клятвы. 14 июля 904 года глазам Людовика предстала красавица Верона.
Надеждам бургундцев на решительное сражение и тут не суждено было сбыться. Беренгарий отдал Верону без боя и, по слухам, окопался на своем последнем рубеже обороны, в Аквилее и маленьком Фриуле, где он с новой энергией принялся забрасывать венгров умоляющими письмами о помощи. Людовик торжественно въехал в Верону, где был гостеприимно встречен местным епископом Адалардо, сумевшим не менее прытко, чем Сигифред, сориентироваться в сложной для себя обстановке. Император с пятьюдесятью бургундцами разместился в северной части города, наиболее укрепленной и соединенной с остальным городом живописным мостом через своенравную Адиджу. Тосканцам, коих насчитывалось около семи сотен, было предложено разместиться в южной части города и пригородных селениях, правда исключение было сделано для Адальберта и его главных придворных, но Адальберт, оскорбившись в душе, отказался и пожелал быть вместе со своими людьми.
Следуя особенностям своей натуры, Людовик решил отметить бескровное взятие Вероны несколькими днями торжественных празднеств за счет тосканской казны, с щедрыми подарками в адрес местных церквей, а также с выдачей бесплатного хлеба, вина и мяса горожанам. Напрасно ряд советников Людовика просили его продолжить поход на последнюю цитадель Беренгария. Людовик отмахнулся от них, как от мух.
— Беренгарий загнан, как олень на охоте, венгры отказали ему в поддержке, а мои люди требуют отдыха и компенсаций за свои тяготы. И я их в этом понимаю.
— Тем не менее, его войско способно на один решительный удар, и было бы разумно, ваше высочество, не давать ему ни одного шанса на успех, — подталкивал Людовика к продолжению похода Адальберт.
— А вы знаете, мой дорогой кузен, вчера я и вовсе получил сообщение о внезапной кончине Беренгария. Он то ли утонул во время переправы через Тальяменто, то ли упал с лошади.
— То ли он нас намеренно вводит в заблуждение, затягивая время, ваше высочество, — в тон ему насмешливо говорил Адальберт.
Людовик, подумав, решился:
— Ну хорошо, вы, быть может, правы, еще три дня отдыха, и мы двинемся двумя отрядами на Виченцу и Падую, загоняя мышку в угол.
В этот же день тосканские разъезды доложили своему хозяину, что основные фриульские силы во главе с Беренгарием стоят в Виченце, всего в тридцати трех милях от Вероны, преграждая путь Людовика в родовые владения фриульских маркграфов. Численность отряда Беренгария составляла, по оценкам шпионов, около пятисот человек.
Адальберт остаток дня провел в раздумьях, не открывая никому своих мыслей. По всему выходило, что Беренгарий сделал ставку в своем сопротивлении на стены Виченцы, и этот выбор был вполне разумен. Оценив обстановку, тосканский маркиз приходил к выводу, что в открытом бою шансы Беренгария против его с Людовиком войска невелики, но тосканцы при этом дорого заплатят за победу. Понимая это, Беренгарий, возможно, попробует отсидеться за крепкими стенами Виченцы, и эта осада примет затяжной характер. Сходу Виченцу не взять, остается только, обложив город, подтягивать силы из захваченных Людовиком земель. Война в этом случае затянется на несколько месяцев, что для Адальберта будет накладно, а в сухом остатке в выигрыше окажется этот индюк Людовик. Адальберту же, помня наставления папы Сергия, необходимо было как можно скорее завершить эту кампанию, и он, видя несговорчивость горы и следуя примеру Магомета, решил ускорить события.

Владимир
Автор
ничего интересного

Свидетельство о публикации (PSBN) 19379

Все права на произведение принадлежат автору. Опубликовано 27 Июня 2019 года

Рейтинг: 0
0








Вопросы и комментарии 0



    Войдите или зарегистрируйтесь, чтобы оставлять комментарии.

    Рейтинг
    Трупный синод. Предметный и биографический указатель. 1 +1
    Выживая - выживай! Эпизод 5. 0 0
    Приговоренные ко тьме. Эпизод 11 0 0
    Трупный синод. Эпизод 31. 0 0
    Приговоренные ко тьме. Эпизод 12 0 0


    Приговоренные ко тьме. Эпизод 14

    Проклятие, преследующее всех участников Трупного синода, вновь напоминает о себе. На рубеже IX-X веков, в течение 8 лет на Святом престоле сменилось десять понтификов, а сами римляне шутили, что папские коронации в их городе происходят чаще, чем пред.. Читать дальше
    68 0 0

    Борец за духовное единство Руси

    Памяти святителя Георгия (Конисского), архиепископа Могилёвского и Белорусского
    Единство веры соединяет православных людей в России, Украине и Белоруссии, и, хочется надеяться, так будет всегда. Православие и общественная мораль учат, что в един..
    Читать дальше
    299 0 -1