Мое зеркальное отражение.Кн.1.Гл.121-147


  Любовная
245
219 минут на чтение
0

Возрастные ограничения 18+



Сергей Шиповник. Мое зеркальное отражение. Любовный криминальный роман в 2х книгах. Кн. 1. Выдающийся персонаж;

Глава 121. Некоронованный король

И вот мы уже на окраине Претории. Вечерело. Из всей нашей дружной команды не утомились наверное только собачки. А это немудрено, ведь они были самыми молодыми, да и питались получше, чем гепарды в зоопарке. Дядя Бен на заправке купил им десять килограммов салями, и они всю дорогу это перемалывали, не стесняясь. Самца звали Маркизом, а самку соответственно Маркизой. К уху Маркиза был прикреплен чип. Как рассказал дядюшка, Маркиз был настолько прытким, что ему ничего не стоило на досуге перемахнуть через трёхметровую чугунную решетку, и порезвиться по полям-лесам-долинам. Вылавливала его специальная служба, один час работы которой равнялся одной тысяче долларов. А гонялись за беглецом иногда по двое суток. Он сдавался на милость охотников только потому, что начинал скучать по своей родной и горячо любимой сестричке Маркизе. Ну и еще оттого, что благородное происхождение не позволяло ему рыться в мусорных кормушках. А родословная догов велась, представьте, ещё со времён, и из дворца германского кайзера Вильгельма Второго. Затем предки собачек жили в Вашингтоне у прадедушек-дедушек Джоанны, и только потом поселились в Африке, с переездом туда дядюшки Бена.

IMG30401461968463

Ни в Европе, и ни даже в Америке я не встречал такого размаха, с которым устроился в Претории африканский алмазный король — добродушнейший дядюшка Бен. Взлётно-посадочная полоса, и два спортивных самолёта в ангарах. Вертолетная площадка, с соответствующим ей вертолетом. Футбольное поле, теннисный корт, и площадка для гольфа. Искусственное озеро с водоплавающими и рыбой. Трехэтажный замок 19 века с флигелями и прочими прибамбасами. Садово-парковый комплекс с медными статуями, мраморными дорожками и клумбами, и с позолоченными узорчатыми скамеечками. Птичник со стаей павлинов. И т.д. Одним словом, дядюшка соответствовал своему нескромному титулу некоронованного алмазного короля. И вся роскошь, и респектабельность Антуанетты с её белоснежный яхтой, парижскими квартирой и офисом просто меркли и сгорали, как ночные бабочки на ярком свету костра, перед ландшафтами и капиталами Бена Оклахомы.

Глава 122. Шардоне ты мое, шардоне

Я перепробовал во Франции немало дорогих и качественных вин, включая многолетнее шардоне из Шампани. Но вот никогда бы не подумал, что вино из подвалов дяди Бена произведет на меня такое буквально сногсшибательное впечатление. Небольшой участок, примерно в один гектар, дядёнок держал исключительно для себя и своих редких гостей. Он чуть ли не каждую ягодку обдувал от пыли во имя ежегодного урожая — вот именно так он любил это своё детище. Я и назвал этот напиток богов — «шардоне дядюшки Бена». Сравнить вкус и аромат можно было бы с тем, если например собрать воедино лучшие ароматы и вкусы фруктов и ягод всего мира. Дядя позвал меня помочь ему в винном подвальчике выбрать парочку бутылочек для ужина, а заодно поведал мне целую лекцию насчёт своего домашнего винопроизводства.

— Мистер Оклахома, вот клянусь, если бы знал, что на Земле существует такого вкуса вино, то до этой минуты, пока его здесь не попробовал — не притронулся бы к алкоголю вообще. А что в этих двух бочках?

— Это сравнительно молодое, примерно 6-7 лет выдержки урожай. А вот в этих бочонках, что на полочке — там немного постарше. То, что Вы, Роман держите в правой руке — это уже 94 года, ну а то, что в левой — 92 го. Там на бутылках есть наклейки. Только, пожалуйста сильно не встряхивайте, иначе мы можем испортить всю прелесть вкусового букета.

— Да, да, мистер Оклахома, я постараюсь, я понимаю…

— Роман, а хотите, попробуем прямо из бочки, раз уж мы сюда пожаловали? — он выдернул на мгновение пробку, и плеснул в стеклянный кувшин золотого напитка, — это, мистер Клинкович, будем считать, есть шампанское самого высшего качества.

IMG30401461970495

— А стаканчики, или фужерчики? Я поднимусь на верх и принесу…

— Да нет, же, Роман! Прямо из кувшина! Так вкуснее, Вы попробуйте.

Мне в общем то было не привыкать: что из кувшина, что из горла, и я пригубил с пол сосудика. Дядя Бен кувшинчик закончил. Минут через десять мы сидели с ним в обнимку на бочке, и конались кто кого больше уважает. Минут через двадцать я как будто сквозь аквариум увидел милое личико Джоанны, которое нас с дядей куда то звало. Минут через тридцать мы с дядей Беном сидели в его столовой ресторанного типа и кормили собачек Маркизов шоколадно-миндальным тортом, а Джоанна нас отчитывала за то, что мы не вяжем лыка, да к тому же ничего не съели из того, что нам понаставила прислуга. Через час нас с дядей разнесли по опочивальням.

Глава 123. Заказ принят к исполнению

Мы живём со скоростью 24 часа в сутки. Если вы решите в этом убедиться, то посмотрите на луну относительно неподвижного предмета. Луна будет двигаться примерно как часовая стрелка, но уже по небесному циферблату, и на нем вместо двенадцати часов их будет вдвое больше. И я не понимаю, почему изобретатели часов придумали именно двенадцатичасовую градацию? На чем они хотели сэкономить? Кстати, в Южной Африке луна движется справа налево, также, как и в Австралии.

Приблизительно в 4 часа утра я открыл глаза — в окне сквозь прозрачную ткань по небу против часовой стрелки бежала большая луна, а рядом со мной на широкой, как площадка для гольфа, кровати, кто то посапывал. Это была Джоанна. Самая прекрасная, самая обаятельная, самая спортивная девушка в мире. Мне показалось, что ей было жарко в ночной рубашке, поэтому я устранил эту неполадку:

— Джоанна, мы ведь в Африке.

— Роман, хорошо, что ты это осознаешь в трезвом рассудке. Вы с дядей Беном, кажется, в подвале вечером выпили целую бочку. Пожалуйста, не дыши на меня своим невыносимым перегарищем.

— Извини, Джо, больше этого не повториться. А как я оказался в твоей постели? Сам пришёл?

— Ха-ха! Роман, это не ты в моей постели, а я в твоей. Это я пришла.

— Да ну? А мамочка?

— Тебе что, одной меня мало? Тебе ещё и мамочку подавай?

— Шуточки? Я имел ввиду, как ты улизнула от её опеки? Она не знает?

— Наверное знает. А ты думаешь, что она не догадалась, чем мы с тобой занимались на берегу и в спасательной шлюпке? На то и мамочка, чтобы все знать о своей дочке. Роман, а ты что, алкаш?

— Джоанна, а ты кто нарколог?

— Извини, просто я не хотела бы, чтобы у моих детей отец был пьяницей.

— Мы что, дорогая, будем сегодня делать детей?

— А почему нет?

— Джо, сегодня врачи не рекомендуют — полнолуние.

— Роман, но я хочу сегодня.

— Не могу тебе в этом отказать, Джоанна. Заказ принят к исполнению…

IMG30401462047335

Глава 124. Кругосветный капитан

Любовь — высокое чувство, но она, как и сама вселенная, всего лишь совершенствуется. А по сему имеет некоторые недостатки. И самый печальный — разлука, и зачастую разлука навсегда.

Джоанна начинала ко мне привязываться, да и я ею увлекся не на шутку. И мамочка, и дядя Бен уже не без настойчивости стали намекать на свадьбу. Ну а что? Проводил девушку до крылечка — женись. А я ее проводил не только до крыльца, но и порог переступил. Да вот только о нашей свадьбе и речи не могло идти. И если в паспорте я все так же оставался гражданином Израиля строительным бизнесменом Романом Клинковичем, то на самом деле я был злостным преступником, которого разыскивал интерпол и которому грозил немалый срок в местах, хоть столь… хоть не столь…

Как только я убедился, что Джоанна не беременна — сразу же решил уносить свои плетеные сандалики. Вещей при мне не было, поэтому, я по привычке поцеловал красавицу в её сонную тепленькую щечку, нежно погладил по соблазнительной спинке (и чуть ниже), побрился, принял душ, и вышел в парк, будто бы прогуляться по мраморным дорожкам, ну и помечтать на позолоченной скамеечке. Прислуга дремала, зато Маркиз и Маркиза меня с удовольствием вызвались проводить. Вот так я шёл, и шёл, не оглядываясь: сперва по парку, затем по футбольному полю, далее мимо теннисного корта, потом по площадке для гольфа, ещё дальше — по вертолётной площадке. И уж совсем далеко — по взлётно-посадочной полосе. Мои верные провожатые решили, что проявили по отношению ко мне достаточно вежливости, и побежали обратно грызть свою любимую салями, а я пожелал им вдогонку приятного аппетита и… был таков.

Ну вот что со мной этаким поделаешь? Миллиардер дядюшка Бэн был готов во имя моего же блага пожертвовать целой нефтяной вышкой в Саудовской Аравии. А мамочка ещё большей драгоценностью — единственной и божественно прекрасной дочкой Джоанной. Собачки мраморного типа тоже чем то поступились. Например оторвались от своего любимого занятия — от поглощения австрийской салями — и пустились проводить меня по мраморным дорожкам. А я?

Ну во первых меня не интересуют нефтяные вышки. Я вообще-то против загрязнения окружающей нас среды. Хоть и не гринписовец. А во вторых, Джоанна серьёзно начала муссировать детский вопрос. Ага. Вот родит она девочку, затем мальчика, потом опять девочку… А потом меня спрячут до конца жизни за решетку. Детки начнут подростать и задавать недетские вопросы, типа, а где наш папа? Да он у нас капитан кругосветного плавания. Без заходов в порт.

IMG30401462091485

Глава 125. Хеппи энд, да не для всех

Чтобы возвратиться в Европу, мне нужно было сделать пересадку в Йоханнесбурге. Я зарегистрировался на местный рейс в аэропорту Претории, сижу попиваю пивко в зале на посадку, и изучаю разноцветную публику. Откуда ни возьмись, подходит ко мне полицейский:

— Мистер Роман Клинкович?..

Ну вот, думаю, вместо прохладной Европы мне теперь вечная Южная Африка улыбается. Я залпом допиваю оставшееся в баночке пиво, и так небрежно ему, как прохожему, говорю:

— Ну, допустим. А в чем собственно дело?

— Сэр, небольшое беспокойство, извините, не смогли бы Вы проити со мной на одну минуту? Дело касается Вашего знакомого.

Вот о каком знакомом могла идти речь, кроме как не о Франквиле? Говорю:

— Пожалуйста, офицер, только ведь я с ним не знаком. И меньше всего мечтаю познакомиться…

Мы проходим в служебное помещение. Бежать некуда. Жить незачем. Полный коллапс. Заходим в кабинет, но в нем ни единой души.

— Мистер Клинкович, разве Вы не знакомы с Беном Оклахомой? А он звонил руководству транспортной полиции и просил по возможности оповестить его о Вашем вылете из Южной Африки. Я сейчас наберу телефон нашего диспетчера, он Вас с ним соединит…

Сказки бывают всякие. И в большинстве они с счастливым концом. Возможно именно в такой сказке я и поучаствовал на этот раз.

— Роман, хелло! Как дела? — слышу добродушный дядюшкин голос.

— Благодарю Вас, мистер Оклахома, все в порядке. Извините, что не успел предупредить о своем внезапном отъезде, не хотелось беспокоить ни свет, ни заря.

— Слава богу, что все в порядке. Джоанна очень переживает за Вас, не случилось ли чего?

— Нет, нет, мистер Оклахома, пожалуйста передайте ей, что я напишу при удобном случае ей письмо в кеглевую игру, она знает. Извините, меня ещё раз… Спасибо Вам за гостеприимство… Бай-бай.

IMG30401462252822

В Йоханнесбурге до моего вылета оставалось два часа, я подключился к интернету, открываю почту в кеглевой игре, там письмо:

«Роман, я тебе так быстро надоела? Или что-то есть, чего я не знаю? Ты сбежал, тебе не показалось? Зачем ты отправился со мной в Африку? Чтобы больно меня поранить? Знаешь, мне тошно от этой жизни. Как только что-то в ней начинает налаживаться — тут же находятся какие то-препятствия. И пожалуйста, не смей мне ничего писать в свое оправдание! Мне не нужны слова. Мне нужен ты. Был. Прощай.»

Глава 126. Межконтинентальный кошмар золотых фазанов

До той минуты, пока я буквально из под носа у Франквиля не улизнул с острова Вознесения, Антуанетта ещё как-то сомневалась, что я в курсе ее за мной гонки с преследованием. Она не догадывалась, что я спрогнозировал её действия, ну и ко всему прочему побывал в Буживале, и имел исчерпывающую иформацию о её верных помощниках с птичьим уклоном. А вот после того, как Франквиль меня не застал на острове, тут уже до нее, как гром с неба, дошло, что ее переиграли ещё до начала игры. И что все места куда я заманивал её верных псов были ловушками. Королева пребывала в ярости:

— Так Вы считаете, месье, что объект не случайно исчез с острова?

— Никаких сомнений, мадам. Он нас водит, причём наверняка знает обо мне. Воможно знает в лицо. Но делает это настолько дерзко, как будто не боится попасть на нары, или же на тот свет. Этот тип очень близок к профессиональному. Но, мадам, нет таких профессионалов, которые бы хоть однажды, да не ошибались.

Антуанетта посмотрелась в сверкающие настенные зеркала. Ей не нравилось то, как она сегодня выглядела. Ей показалось, что она излишне потолстела. Её не устраивал цвет лица. Её напугали тёмные круги под глазами. Но больше всего ей было обидно, что потратив огромные средства, и невосполнимые душевные ресурсы на погоню, это ее великое стратегическое мероприятие оказалось всего лишь воздушным шариком, который был в руке, да улетел с порывом ветра.

— Месье Дюшон, считаю, что наш метод устарел. Так мы будем бегать за ним целый год, и это вылезет мне ещё в три миллиона.

— Мадам, выбор Ваш, конечно же, хотя…

— Вы хотите сказать, месье, что нужно продолжать склевывать его наживки, пока он сам не попадется на свой же крючек?

Франквиля этот вариант устраивал вне сомнений. Ведь это давало ему возможось за счёт Антуанетты пополнять свою бесценную коллекцию птиц, которые ему были смыслом жизни. Кстати, Лысому птицы тоже были смыслом жизни, и кажется, что во имя этого своего жизненного смысла он и погиб.

IMG30401462421198

Так ведь и Франквиль чуть не погиб! Золотым фазанам, которых он приобрёл на заработанные у Антуанетты в австралийскую поездку деньги, срочно понадобился специальный корм. Птицам было тесно и непривычно в клетках, и они начали вянуть прямо на глазах. Франквиль не рискнул их переправлять в Европу долгожданными британскими ВВС, а напросился на прогулочную яхту к бразильским туристам, которые приходили к острову половить на спиннинг макрель и тунца. Ребята оказались щедрыми бизнесменами, и денег с него не взяли. По пути к берегам Бразилии ночью разыгралась небывалая буря. Яхту крутило как щепку в водостоке. Бизнесмены с Франквилем закрылись в каюте и передавали сигналы SOS, уже без всякой надежды на спасение. И свершилось чудо! Рядом оказался бразильский траулер, который и взял яхту на буксир. Из Рио-де-Жанейро Франквиль с птичками улетел в Париж. А китайские золотые фазаны из ЮАР, так и не поняли: для чего им бедняжкам устроили эту межматериковую экзекуцию? Сперва (еще будучи фазанятами) их из Азии притащили в Африку. Затем из Африки в Южную Америку. Потом в Европу. Этим людям, этим живодерам с тонкими перьями на голове, похоже больше заняться нечем, кроме как поиздеваться своими экспериментами над несчастными животными. Кошмар!

Глава 127. Выдающийся персонаж. Внезапное наследство

То, что я приношу людям несчастья — это было замечено мною сразу после того, как начал передвигаться по полу в ползунках. По-хорошему, меня нужно было ликвидировать на другой же день после зачатия. Но моя несчастная матушка, несмотря на то, что должна была меня кормить и растить в своем упрямом одиночестве, не стала прерывать беременности. О, как она меня любила и лелеяла! «Мое чадушко!» — писала она не без гордости красным фломастером, и обводила мое улыбающееся личико сердечком на фотографиях в альбоме. Именно она и стала первой, кому досталось от появления на белый свет моего из рук вон выдающегося персонажа…

Прошло больше месяца после моей поездки в ЮАР. Я снял квартиру в центре Роттердама, и изучал местную архитектуру, а по вечерам пропадал с лэптопом в уютном кафе на Театральной площади. На рабочем столе моего компьютера имелось множество закладок-флажков. Они похожи друг на дружку, поэтому я иногда путался при их нажатии. Вот так и получилось на этот раз — я щелкнул не по тому флажку, и открылась страница боулинг-игры в которой мы соревновались и переписывались с Джоанной. Вижу, что имеется одно новое сообщение, открываю, читаю:

«Роман, хелло! Это письмо от Бена Оклахомы. Извини, что побеспокоил — у меня есть для тебя не очень приятная новость. Вернее их две:

1-я новость. Я бы не стал тебе о ней упоминать, но теперь уж напишу, раз представился случай. Через два дня после твоего отъезда мы сняли девочку с веревки, вернее с махерового шарфа. Только благодаря сабакам, которые почуяли неладное и прибежали за мной в кабинет, её удалось спасти. Она повесилась в сауне. Благо, что термостойкая стеклянная дверь там вообще без замков, ты наверное помнишь. Джоанна осталась в живых. Тебе самому решать правильно ли ты поступил, но вот такой факт. Сейчас с ней работает психолог, её здоровье восстанавливается, слава богу.

IMG30401462489311

2-я. И еще, возможно для тебя это важно. Сегодня мне звонил человек, который впоследствии неохотно представился твоим адвокатом. Возможно он из Израиля. Он якобы не застал тебя на о. Вознесения, но зная, что ты отправился в Африку с моими сестрой и племянницей, через неделю проследовал за вами к мысу Доброй Надежды. Не предстааляю, как уж он раздобыл в Кейптауне мой преторийский телефонный номер, так вот он сообщил, что в Чехии умер кто то из твоих близких родственников и тебе завещано большое наследство — это стало причиной его поисков. Мне его звонок показался несколько странным из за разных несовпадений, и недомолвок при разговоре, но моё дело тебе это передать. Я ему сказал, что ты улетел по делам в Нидерланды, и связи с тобой у меня нет, а при случае, пообещал, что тебе об этом сообщу. Еще раз извини за беспокойство. Б.О.»

«Мистер Оклахома, я искренне сожалею, что так все произошло с Джоанной. Я желаю ей поскорее выздоровить! Благодарю Вас за письмо. Всех благ.»

Через полчаса я заказал такси, и уехал из Голландии в Бельгию.

Глава 128. Ложь во имя правды

Люди намеренно используют большое количество лжи, надеясь, что это продлит их существование. Возможно. Не уверен, что надолго. Вдохновителями этой лжи в первую очередь выступают рулевые всех наших побед, то есть власть держащие. Это помогает им прикрывать дырки. Например, доходило при коммунистах до такой глупости, что профессиональных спортсменов называли любителями. Что нибудь можно придумать абсурднее? А потом эти любители выигрывали мировые чемпионаты, или олимпийские игры. Да, вот, мы тут токаря (или майора) Харламова отпустили в отгулы, а он попутно забил шведам четыре шайбы в финальной игре в Гренобле, ну а золотые олимпийские медали мы перетерли в пудру, и запустили народу пыль в глаза.

Или вот так. Чуть по-современнее. Вот он у нас руководит следственным комитетом, но это не значит, что он должен прозябать на 46 кв.м., и допустим, что его семеро по лавкам должны грустить на лавках. Пусть что нибудь построит себе, чтоб перед людьми нам за него было не стыдно, да и детишек в Кембридже выучит, чтоб дурачками не выглядели! Иначе, следствия могут стать ещё запутаннее, и придётся организовывать в ущерб бюджету ещё одно министерство — комитет по распутываниям в мутной воде.

Ну а коль уж врут чуть ли не от имени Господа Бога, то у нас мелких букашек, тем более нет выбора…

" Серж, как я по тебе тоскую! Я всю Тасманию прочесала, в надежде, что ты там меня ждешь, но ты исчез с острова и молчал, не отвечая на мои письма. Почему ты меня избегаешь? Я давно тебе простила украденные у меня деньги, ты ведь знаешь. Я надеялась на нашу встречу в Атлантике, (у меня попутно были дела на рудниках в Гане) но ты таинственно покинул остров Вознесения, даже не забрал с собой вещи, одежду. Чего ты боишься? У тебя безупречные документы. За исключением Израиля перед тобой открыт весь мир. Никто даже не подкопается к твоим внешности и паспорту. Хочешь, давай встретимся в Париже? У меня есть новые картины, в том числе два русских полотна от передвижников. Фото прикрепила. Ещё, я недавно взяла в Кристи серебряное яйцо от Фаберже. Это настоящий уникум! Его не было ни в одном каталоге. А его история — это целый приключенческий роман. Известно, что оно попало в коллекцию к Герингу, из Кракова — было обнаружено при аресте и обыске у часового мастера, еврея. После падения Берлина яйцо исчезло на 60 лет. Далее оно появляется в антикварном магазине в городе Бердянск, Украина. Представь, его не могли в течение 3х месяцев продать там за жалкие 200 гривен (примерно 20 евро по тем расчётам). Случайно оно попалось на глаза директору краеведческого музея. Он заявил в муниципалитет, ну а дальше уже была экспертиза, и находку выставили на продажу в аукционный дом. Можешь представить себе сколько я отвалила за этот шедевр. Причём, со мной состязался за эту покупку канадский шоколадный миллиардер из Торонто, но я была неумолима, и он сдался. Но он ничего не проиграл. За 50 тысяч канадских долларов я продала ему право на производство шоколадных копий серебряного яйца Фаберже, а в каждой девятисотой такой шоколадке будут детишкам сюрпризы, в том числе японский мотоцикл «Yamaha», и итальянская беспрерывная роботизированная линия по производству спагетти..."

IMG30401462821678

Глава 129. Фаберже без проблем

«Любимая, так ведь и я скучаю. Ты как то вот не во время приезжаешь на свидания. Я на острове Вознесения ждал тебя, ждал… Супчика черепахового сварганил, только он прокис — жарко ведь. Пришлось его вылить в море тигровой акуле на ужин. Она до такой степени была голодна, что чуть мне пол руки не отстригла. Если бы ей в этот момент попалось серебряное яичко от Фаберже, то она бы и им не побрезговала. Да и Крамским вместе со всеми его сподвижниками-передвижниками. В соответствующем настроении она бы и аукционный дом Кристи проглотила. Вместе с аукционным молоточком. Этим вечно голодным акулам даже шведский туннель по зубам! С двадцатимиллионной полугодовой прибылью.

Фаберже, так Фаберже, Антуанетта, какие проблемы? Только вот чуется мне, что кроме складирваний его по сундукам, никакое искусство тебя за сердце не трогает. Ты хоть поняла почему эти передвижники туда-сюда болтались по русским просторам? А я тебе скажу почему. Потому, что они на фиг были никому не нужны, ведь на них ничего не наваришь. А теперь за того же Крамского или Шишкина готовы кошельки ломить: ах, какой типаж, ах, какой пейзаж! А там хоть клеем полотно намажь, и вытряхни на него мусор из ведра. И скажи, что это ранний Суриков (в ясельном возрасте). И забей стартовую стоимость в 20 лимонов. Купят за 45,5. А продадут за 120.

Мне понравилась твоя история насчёт бердянского яичка. Геринг наверное в могиле перевернулся (если конечно его после казни не сожгли, и не развеили по ветру) от неудовольствия. А в Бердянск оно попало примерно так. Из Берлина тащили на родину все что под руку подворачивалось: швейные машинки, велосипеды, чашки-тарелки, тряпки-занавески, бусы-сережки. Ну и искусство. Не оставлять же его французам. Вот и прихватил старшина в вещмешочек серебряное яичко невесте, той самой, которая его в сибирском Уклюжино все четыре года из окошка выглядывала, да слезами подушку умывала. В Бердянске полк выгрузился в порту. Часть личного состава увезли на полуторках в Запорожье, а остаток погрузили в товарные вагоны и ждали с ремонта паровоз. Гвардии старшина Тимофей Уклюжин решил сгонять к местным за горилкой. Она сладкая у них, из картофельных очисток — прям медовая. Денег не было, да и махорка заканчивалась, а вот трофеи кое-какие в вещмешочке позвякивали. В один двор постучал — не открыли ему, а в другом дворе даже на шею бросились — герой, орденоносец, освободитель. Вжарили они с дедом по соточке, старшина ему и говорит:

— Слышь, дед, денег-та нету, а вот подарочек под шпилечки-заколочки для твоей дочки имеется. Причём дорогая вещица, из дворца.

— А ну-ка солдатик, покажь.

IMG30401463039488

Дед рассчитался двумя бутылями горилки, только дочке яичко показывать не стал, а припрятал на чёрный день. Шестьдесят лет яичко впитывало в себя старину на чердаке, в резиновом противогазе. А дети играли в прятки, и нашли в уголке. Принесли родителям. Те сдали на комиссию в антикварную лавку. Директор бердянского краеведческого музея зашёл как то, ну и понял тут же, что яичко не простое, да и даже не золотое, а серебряное от самого Карла Фаберже.»

Глава 130. Розя Музика. Симпатичное клеймо

Часовых дел мастер Розя Музика сушил сухари, и собирался идти на рыночную площадь по приказу нацистского комиссара города Кракова, к 10 часам утра. Все, что можно было спрятать (украшения с камнями, золотые часы, римские монеты, ценные бумаги) он рассредоточил по заначкам под березовым паркетом. Ну а самую главную ценность — которой и цены то не было — серебряное яйцо-шкатулку, какую когда-то подарил на Пасху российский император Николай одной из своих дочерей, он завернул в брезентовую рукавицу, и замуровал в нише за изразцом камина. Не успел Розя открыть дверь, как на него чуть ли не набросилась овчарка. Он отпрянул назад. Трое военных — унтер-офицер и двое солдат придержали собаку и, как к себе домой вошли в помещение.

— Аусвайс! Хенде хох! Шпрехен, зи дойч? — эти слова со смертельным оттенком Розя уже не первый раз слышал, например из своего окна с видом на улицу. Они предвещали полную безысходность, они предвещали катастрофу.

Унтер-офицер развалился в зале на скрипучем диване, и покуривал папироску, а солдаты шуршали бумагами, звенели в буфете графинами и стаканами, рылись в одежде. Розя Музика, не дыша, стоял в углу рядом с камином, а немецкая овчарка рычала на него так, как будто её специально дрессировали в антисемитском питомнике — если бы она получила в данный момент соответствующую команду, то от часового мастера остались бы наверное только пружинки, да шестеренки.

Солдаты простучали наспех паркетины, но заначек не обнаружили. А когда простукивали плитку камина, то без труда, по свежей замазке нашли в рукавице серебряное яичко. Офицер по имени Зикфрид Бёрг протер брезентовой рукавичкой находку, дополнительно осветил её фонариком, рассмотрел по-ближе, и увидел симпатичное клеймо с двуглавым орлом. Где то он раньше встречал такой знак, но никак не мог припомнить. А, ну конечно же, когда он учился на гравера в Мюнхене, то, кажется, что-то подобное видел в библиотечных журналах!

IMG30401463298278

Пока Зикфрид делал описание предмета, заполняя какую-то форму химическим карандашом, солдаты били Розю по щекам и выколачивали из него информацию о других тайниках. А овчарка озверело кусала часовщика за колени. Розя показал все, что было у него под паркетом. Весь в слезах вперемешку с кровью, он шептал еврейскую молитву, в надежде, что этот кошмарный сон бесследно исчезнет, и наступит светлое утро… Но утра для него не настало. Его расстреляли в полдень на рыночной площади, как и ещё многих других, кто не успел прийти по приказу комиссара Кракова точно в назначенные 10 часов утра.

Глава 131. Не волнуйся, возьми себя в крылышки

Атлантическое побережье Франции. Верхняя Нормандия. Порт Гавр. Контейнеровоз «Gasko» в 14 часов становился под разгрузку. Не успел капитан распорядиться о принятии на причале его швартовов, как в небе стал кружить синенький вертолетик. В машине находилось четверо: пилот, два строительных альпиниста, и гениальнейший сыщик всех времён, континентов, и заливов-морей-океанов — Франквиль Дюшон.

Как только вертолёт повис над контейнеровозом, альпинисты последовательно спустились на него по верёвочной лестнице. Франквиль помогал им — он подал на шнуре, в гармошку уложенную сетку, и пожелал удачной охоты.

IMG30401463430939

Вы наверное уже догадались, что охотились за неукротимыми и своевольными хищниками (по части сладких червячков), от которых не было покоя: ни Франквилю, ни капитану контейнеровоза, ни матросам. За теми хищникам, которые подняли пыль выше небес на австралийском острове Тасмания, и чуть не угробили сына хозяина страусиной фермы, и самого Франквиля. За теми самыми, которых испугались даже кровожадные сомалийские пираты, и поскорее унесли свои чернокожие босые ноги из Аденского залива. Мало того, своим несносным поведением птицы сыграли косвенную роковую роль в смерти несчастного Лысого! Ещё косвеннее от них досталось королеве парижского Латинского квартала, западноафриканской золотодобытчице, и шведской туннелепроходчице — мадам Антуанетте. То есть это не хищники, а просто какие то огнедышащие драконозавры… в числе которых девочку звали Эммануэль, а мальчика соответственно Эммануил.

— Эммочка, а ты не знаешь, дорогая, что затеяли эти четверо бездельников, которые опутали себя сплошь веревками, и что-то там орут друг другу по рациям? Мне кажется, что вот того, который высунулся по пояс из вертолета, мы уже однажды в Тасмании проучили, что он с перевязанным лбом потом ходил. Видимо ему одной шишки на голове мало.

— Эммануил, вот чувствую я, что дело запахло жареными колбасками из страусятины. Я боюсь…

— Дорогая, не волнуйся, возьми себя в крылышки. Колбаса будет из нашего мяса только через мой труп!

Операция «Молниеносный захват» длилась не меньше четырёх часов. За ней наблюдал весь порт, кроме того, трансляция велась по первому национальному телевизионному каналу с субтитрами и комментариями ведущих мировых специалистов-орнитологов. Кончилась поимка тем, что вертолёт улетел на дозаправку, а супер-альпинисты окончательно и с головой запутались в собственных сетях.

Франквиль в отчаянии вызвал снайпера-китобоя, эскимоса из Гренландии, и тот усыпил птиц с помощью резиновых пуль со снотворным. В таком вот некотором опиумном полудреме Эмма и Эмм прибыли в романтический Буживаль.

Глава 132. Любовь до гроба

В птичнике Франквиль выделил парочке эму комфортабельный угол размером в 16 кв. м.

— Эммануил, хватит дрыхнуть! Ты уже третьи сутки храпишь. Покушай хоть чего-нибудь. Нам тут целое корыто каких-то импортных конфет из мешка насыпали. Соленые — в клюв не возьмешь. Но есть можно.

— Доброе утро, дорогая. Не сможешь мне в клювике принести водички? Я что то после этих китобойных инъекций на ноги встать не решаюсь. Этому эскимосу нужно было самому в мягкое место с пяток резиновых пуль засандолить, чтобы он на личной практике прочувствовал всю прелесть своего стрелкового мастерства. Я даже крыла не могу распрямить. И все тело ломает.

— Конечно, сейчас напою тебя. На-ка вот. Вот и умничка. Вот и молодечик.

— Спасибо дорогая. А где мы? На мясокомбинате?

— Похоже на то. Темно и холодно тут у них, как в казарме. Хорошо хоть насчёт питания не забыли. Ещё бы воздушком подышать. Напоследок.

— Думаешь, Эмма, что намечается колбасная перспектива?

— Возможно. Не просто так же эти бездельники носились с сеткой за нами по всем контейнерам. Наверное тут в Европах страусятина дорогая, что за нами вся Франция гонялась. Даже президент с целой кавалькадой лимузинов и мотоциклов приезжал. С ценными распоряжениями. Они ещё Обаму из Америки забыли пригласить. И королеву английскую со всей династией, включая прапраправнучку. Телевидение притащили. Эммануил, а ты не помнишь, как я выглядела на корабле?

IMG30401463684268

— Дорогая, ты как всегда была в безупречной форме. Думаю, что любвеобильные французские мужчины этот факт наверняка себе отметили.

— Спасибо, дорогой, но ты ведь знаешь, что кроме тебя мне никакие мужчины, даже французские, и даром не нужны. Ты у меня самый заботливый, самый внимательный. Немного правда ленивый. Но ведь ты исправишься? И еще чуть-чуть занудный. Но и это не беда. Зато ты всегда меня защищаешь. Ведь это благодаря только твоей отчаянной смелости мы на контейнеровозе весь путь свободно дышали морским ветерком, и увидели массу интересных стран и народов. А в клетке бы мы уж точно зачахли от этой экваториальной жарищи… Хорошо бы ещё и из этого карцера нам выбраться на волю. Тогда бы, Эммануил, я тебя ещё крепче любила.

Глава 133. Уловимые мстители

Давайте разберемся с тем фактом, почему наши птички эму так недоверчиво относятся к людям? Заглянем в историю. Противостояние началось в той глубокой древности, которая покрыта дорожной пылью и вулканическим пеплом десятков тысяч минувших лет. Ведь австралийские аборигены буквально жили (и дожили, заметьте, до сего дня) за счёт мяса, яиц, и кожи эму. Кроме того, жир использовали для освещения помещений и приготовления пищи, для лекарств, и даже для церемониального макияжа.

IMG30401464023011

Затем пришли на материк европейцы, которые помогли местным свести практически на нет популяцию птиц. Ведь эму, хотя и прекрасно бегают, но увы не летают — у них слишком маленькие крылышки. То есть, если подсчитать сколько килотонн барбекю из мяса эму было зажарено и проглочено ненасытным человеческим родом, то станет понятно, почему Эммануэль и Эммануил так неохотно давались Франквилю в руки. А вот список продолжения неприятностей, уже в птичнике Франквиля, в Буживале:

1. Девочка Эммануэль клюнула нерасторопную птичницу (а по совместительству она ещё и числилась сожительницей Франквиля) Софинзу в затылок, когда та принесла им нефильтрованную воду прямо из Сены, с запахом солярки.

2. Мальчик Эммануил изуродовал лапой металлическую сетку в вольере, и Франквилю пришлось заказывать решетку толщиной в пол дюйма из закаленного стального периода с латунным гальванопокрытием.

3. Девочка Эммануэль выщипала клок перьев из хохолка белого говорящего попугая по кличке Эйфель, когда тот залетел сквозь новую решетку в вольер к эму, и стал их передразнивать на манер улюлюканий американских индейцев с акцентом австралийских аборигенов.

4. (Самая вопиющая неприятность!). Мальчик Эммануил копытнул лапой в грудь Франквиля, и тот на целых два месяца выбыл из строя верных помощников Антуанетты по части меня преследования. У Франквиля оказались сломаны аж три правых ребра!

— Мадам, добрый день! У меня плохие новости. Я поскользнулся в душе, ударился об мраморный умывальник, и сломал ребра. Очень рад быть Вам полезен, но сейчас не в силах — я в резине. Теперь все будет зависить от того, как скоро начнут сростаться мои хрупкие косточки. Извините, мадам. Полный отчёт о поездке в Кейптаун я Вам перешлю по скайпу или почтой, как только начну вставать с постели. Простите, мадам Антуанетта, что так нелепо подвел Вас…

Глава 134. Париж. Собор всех соборов

Я позвонил Камилле в Буживаль, чтобы разведать насчёт действий Франквиля, и сориентироваться по поводу того, какие планы у Антуанетты. Девушка Камилла была ко мне неплохо расположена. Во первых ей понравились мои посещения ирландского паба, ну и к тому же она была разведена. Лишние развлечения и деньги вряд ли бы ей помешали, поэтому немало обрадовалась:

— О, месье Клинкович! Давно Вас не было слышно. Вы в Париже?

— Да нет, Камиллочка, я в Бельгии. Решил навестить Вас своим звоночком.

— Спасибо, месье. Я рада. Лучше бы Вы навестили меня своим визитом, у меня много для Вас новостей из птичьего королевства.

— Ну я не против, Камилла, только мне бы не хотелось попасться на глаза кое-кому.

— О, не беспокойтесь месье, я Вас надёжно спрячу! Тем более, что тот кому вы не хотите попасться на глаза, почти не выходит из дома — у него травма.

— Даже так? Надеюсь, что он хотя бы в здравом уме?

— О да, умом он пока не тронулся, хотя предпосылки намечаются. Совсем недавно я ему высказывала вновь претензию насчёт его индюков. Они раскурочили в моём дворе мешок с зерном и склевали его подчистую, пока я была на работе.

— Вот молодцы! С этим злом, Камилла, нужно как то сражаться. А у Вас когда будет длинный выходной? Я может подъеду, и мы серьезно обсудим этот вопрос?

— Мне хозяин паба задолжал уже не меньше десятка выходных, поэтому приезжайте в любое время, и я отпрошусь на три дня.

— Хорошо, красавица, я позвоню Вам из Парижа.

Я прилетел в Париж, прошвырнулся по своим историческим местам, где он меня так недружелюбно однажды встретил. Зато теперь город был ко мне весьма любезен, ведь я чуть ли не ногой мог открыть дверь любого заведения: ресторан, казино, «Мулен руж», Лувр, и везде мне улыбались, всюду я был желанным гостем. Даже когда я жил у Антуанетты, и считался вроде бы как господином, то не мог себе позволить подобных аристократических жестов. А теперь мог. Но не хотел. Я после перелета отдохнул в кафе с незабываемым видом на собор всех соборов, и вечером переместился в Буживаль.

IMG30401464034575

Глава 135. Как не стать огородным пугалом

В Париже я кое-что прикупил для Камиллы. Во-первых часы брегет из белого золота с брюликами вокруг циферблата. На браслете были камешки покрупнее. Камилла даже бросилась мне на шею, видимо она соображала насчёт ценности подарка. А ещё я приобрел дистанционную камеру наблюдения, и теперь хозяйка могла следить даже будучи на работе через смартфон за тем, что происходит в её дворе. Мало того, я к её забору приспособил со звериным ревом автосигнализацию, которую можно было так же включать-выключать на расстоянии.

IMG30401464111774

От индюков во дворе можно было бы избавиться куда проще — например поставить русское огородное пугало. Но дело то происходило во Франции, и соседи вряд ли бы поняли Камиллу. Они бы подумали, что та сделала вид, будто у неё появился в доме мужчина, и она имитирует его присутствие посредством общения с огородным чучелом. Ну а ещё (и это было основной моей целью) камера работала с широким диапазоном просмотра, что давало возможность Камилле следить не только за индюками Франквиля, какие прилетали в её двор, но и за самим Франквилем, уже непосредственно в его собственном дворе, который находился неподалеку. Именно такое подходящее дерево я выбрал в ее саду, и установил камеру двойного назначения на самой его верхушке.

Лежим мы с Камиллой в кровати, кушаем душистый виноград, а сами поглядываем в её смартфон насчёт посетителей во дворе. Перед этим насыпали с треть мешка зерна, и разных ягод рядом с барбекюшницей. Первой прилетела парочка горлиц. Камиллу они никак не интересовали, потому, что они не клюют: ни клубнику, ни черешню, ни виноград, и не курочат под навесом мешки. Через час появились наши клиенты — индюки Франквиля, те самые, что размером с барана. В смартфоне они нам явились в каком то фантастическом расширении, что Камилла их испугалась не на шутку:

— Ничего себе индюки! Да им каждому по мешку пшеницы на день подавай! Теперь я поняла, почему они ко мне во двор прилетают. Он их голодом морит, этот собачий сыщик. На него нужно жалобу в общество по защите животных написать. На Лысого я однажды строчила такую бумагу, когда их попугай повадился летать в мой курятник и цыплят обижал. Кроме того, этот крылатый наглец обозвал меня куртизанкой, уж не знаю где он такой литературы нахватался.

— Бестолку, Камилла, Дюшон отмажется все равно. Он ведь мент. Рано или поздно эти птички его самого склюют. Или ещё ребер ему наломают. Сейчас мы этих разноперых индейцев попробуем самих напугать, — я открыл на экране смартфона окошко с дистанционным управлением сигнализации, и нажал на play. Через мгновение во дворе не осталось ни одного индюка. Только парочка сизых горлиц, как клевала зернышки, так и продолжала это своё безобидное занятие. Похоже, что сигнализация работала не на их позывной волне.

— Отличная работа, Роман! Ты просто гений!

Я как всегда поскромничал:

— Да уж ладно, Камилла. Русское огородное пугало бы сработало не хуже.

— Роман, пугало установим только в том случае, если ты у меня останешься жить.

— Не могу, Камиллочка.

— Почему?

— Не хочу со временем стать твоим огородным пугалом…

Глава 136. Шерше не без ля фам

Камилла утром ушла на службу, а я занялся своими компьютерными делами. Мне не давало покоя чувство вины за то, что произошло с Джоанной. Я себе представил, какими молниями проклятий меня теперь осыпает её мамочка. Наверняка она бы съела меня вместе со шнурками. Я виноват, осознаю, не спорю. Плохой, нехороший, не очень хороший, очень нехороший, одним словом подлец. А что мне нужно было сделать? Прийти в полицию на о. Вознесения и чистосердечно раскаяться? А в чем? В том, что я очистил на три лимона мошенницу Антуанету, какая ежедневно обирает клиентов на десятки миллионов? Она что у нас, строит баварские замки пятнадцатого века? Или круизные лайнеры на средиземноморских судоверфях? Она роет в Швеции туннели? Она добывает в ганских шахтах золото? А может она переквалифицировалась, и пишет на природе сосенки на манер Шишкина? Или сидит на берегу Сены и рисует парижанам их портреты в стиле Крамского? Ведь нет? Она одурачивает всех на перепродажах, наваривает себе густой лимонный мармелад, и складывает его на банковских полочках. И главное, что на неё нет никакой управы. Ведь законы написаны для неё, и для таких как она. Даже слово этакое романтическое изобрели — законотворчество. Прям Сервантесы, не меньше! А если в законе вдруг, да окажется диссонанс, не удовлетворяющий нежное ушко мадам Антуанетты, тогда у неё есть верные псы — Лысые и Франквили. Уж эти то найдут, чем угодить хозяйке, и поставить заплатку на дырявом законе.

IMG30401464438802

Так получилось. Я имею ввиду — с Джоанной. Если бы знал заранее, что она в меня накрепко влюбится, то поостерегся бы насчёт комплиментов и прочих шалостей. Виноват. Исправлюсь.

Машинально щелкнул на флажок боулинг-игры. Письмо:

«Роман, хелло! Через две недели буду на алмазной бирже в Амстердаме. Если ты все ещё в Нидерландах или рядом, то можем встретиться за бутылочкой шардоне. Б.О.»

«Хелло, мистер Оклахома! Я пока во Франции, но собираюсь завтра возвратиться в Брюссель. Неплохая идея насчёт сообразить винишка. Угощать теперь, чур буду я! Поеду специально через Шампань и подберу что нибудь для нас. Времён Людовика четырнадцатого. Шардоне, так уж шардоне. Мистер Оклахома, извините, а Ваш вояж случайно ни кем не организован? Я в смысле шерше ля фам.»

" Нет, Роман. Джоанна с кем то там уже общается в фейсбуке, и слава богу. Кажется все обошлось малой кровью. А миссис Стюарт настолько осерчала, что у неё вряд ли появится к тебе интерес. Это чисто моя инициатива, без каких либо подвохов"

«Мистер Оклахома, я Вам верю, спасибо за внимание к моей скромной персоне. Я буду все время на связи на данном сайте, тут же все детали состыкуем. Бай-бай.»

Глава 137. Ну, дяденок, ты и даешь. Дневной ночной дозор

Я по приезде в Амстердам передал через боулинг-игру номер моего европейского телефона, а сам поселился в центре города и ждал прилета дяди Бена. Он позвонил однажды под вечер:

— Мистер Клинкович? Хелло! Как поживаете?

— О, мистер Оклахома! Спасибо все в порядке. Вы уже в Амстердаме?

— Да, Роман, я в Схипхоле, только что прилетел. Завтра на бирже выходной день, как раз будет приятная возможность для нашей встречи. Если ты не против, тогда ожидай меня в гриль-ресторане «Ночной дозор» на площади Рембрандта в 16 часов, я подьеду в течение получаса.

— Окей, мистер Оклахома! Что-нибудь заказать для Вас специальное?

— На твоё усмотрение, Роман. До встречи!..

Ничего случайного в жизни не бывает — ведь она вся, вплоть до полёта микрочастиц внутри большого андронного коллайдера, материальна, а значит одно вылетает из другого. Я прибыл в ресторан за час до назначенной дядей Беном встречи, выбрал столик с видом на площадь, попросил два сияющих серебром ведерка со льдом под драгоценное шардоне из реймских подвалов. Сижу в окно гляжу.

Мне хотелось как то реабилитироваться перед дядюшкой, совершить благородный поступок — отблагодарить его за гостеприимство в ЮАР, извиниться за произошедшее с Джоанной. То есть стать хоть на пару часов хорошим. Я купил в Реймсе две бутылки шардоне, представьте, 1940 года. В это время уже пол Европы стояло на коленях перед Гитлером и умоляло его смилостивиться. Что она получила взамен? Удар каблуком сапога по переносице!

Вот эта мелочь, то что я выбрал именно место у окна с видом на монумент Рембрандта, а вокруг него бронзовых персонажей из его знаменитого шедевра, сыграла для меня спасительную роль. Мимо по тротуару быстрым шагом прошёл с военной выправкой в серой фуражке пожилой человек. Он вошёл в ресторан, выбрал дальний в углу столик, и принялся читать мятую газету, пока официантка побежала по поводу его заказа на кухню.

IMG30401464468124

Ре́мбрандт Ха́рменс ван Рейн. Ночной дозор. 1642 (фрагмент)

Стоп, машина! А что это за мужик в фуражке? Ни хрена себе! А это часом не Франквиль ли Дюшон? Слушайте, ребята, что за игрушки? А где же дядюшка Бен? Он что, придёт чуть позже? А придёт ли он вообще? А был ли дядя? То есть прилетал ли он в аэропорт, в Амстердам?

Я подзываю своего официанта и прошу его открыть бутылочку 1940 года образца, делаю добрый глоточек из широкого фужера, незаметно оставляю в меню сто евро и удаляюсь, типа умыть ручки…

Глава 138. Благо-деятели, вы наши

В моей голове был салат оливье. Кстати, в Европе его называют почему-то русским салатом. Ну неважно. Одно не увязывалось с другим. Значит, дяденок работал против меня? Тогда с какого момента? Скорее всего после того, как я тайно покинул его преторийскую резиденцию. А может после того, когда Фанквиль нашёл его в Южной Африке по телефону, и рассказал кто я такой. А может тогда, когда пыталась с собой покончить Джо… Так и не факт, что Джоанна вешалась! Это могла быть басня, чтобы заманить меня в сеть. В совместную сеть дядюшки Бена и Франквиля. Дядя наверняка по наводке мамочки стал помогать Франквилю, чтобы тот довел своё дело до финиша.

Так или иначе, я жив-здоров, чего и всем желаю. Тем более, что за моё здоровье прислуга в ресторане распила без малого две бутылки коллекционного шардоне 1940 года, а значит и жить мне теперь аж до ближайшего сорокового. Ну может чуть больше.

Эх, дяденок, дяденок. Ну и кого ты пожалел? Нищую Антуанетту, у которой увели из сумочки кошелечек? С тремя миллионами. Да она им счёта не знает. Своим наворованным капиталам. Ты, дядя, только раззявь рот — она и у тебя твой дворец 19 века из под носа уведет. А при удобном случае и твои ботсванские алмазные разработки тряхонет. Вместе с шестью саудовскими нефтевышками.

А может ты, добрый дядюшка, пожалел её верного пса Франквиля? Вот, вот, а заодно оставил бы его без работы. Без той, которую он очень уж скверно между прочим выполняет. Вместо того, чтобы ловить меня, чуть ли не международного бандита, он издевается над несчастными птицами — таскает их в клетках по всему белу свету, и ловит на контейнеровозах при помощи вертолетной техники.

Эх, дядя, дядя. А ведь мы с тобой братались, сидя на одной дубовой бочке. Пили на брудершафт твоё чудеснейшее вино, из одного, между прочим, кувшина. Если бы я знал, что ты сдашь меня, я бы тебе Иуде этот кувшин на голову надел, прямо там, в твоём миллиардерском подвале. Ведь ты, дяденок, не меньший вор, чем Антуанетта. Если не больший. Разве нет? В Ботсване сейчас местные аборигены по уши в грязи скребут когтями твою кимберлитовую алмазную трубку, под проливным дождём. За черствый батон, пачку маргарина, и пакетик йогурта. А ты австрийской салями по 37 долларов за кг кормишь своих кайзеровских мраморных догов, и умиляешься тем, какой ты благодетель! Франквиль тоже благодетель. Тот кормит итальянской моцареллой цесарок. С орешками кешью. А Антуанетта, так та вообще филантропка номер один в мире — она чёрной икрой потчует персидского котика Жака, которому ежегодно расширяет, и расширяет специальный люк на палубу, иначе он периодически (после нереста каспийской белуги) начинает в нем застревать.

IMG30401464440608

Глава 139. Благородных индеек в добрые руки

Я приехал в Буживаль ещё раз. Камилла, кажется, серьёзно соскучилась. Особенно по новому подарку. Теперь я ей привёз целый пакет разных бельгийских конфет-ассорти, а то во Франции они какие то бельгийские, но не очень.

Она сумела отпроситься всего на день с работы. Нам этого хватило на всю операцию, которую я так и назвал: «Отдам благородных индеек в добрые руки».

За неделю до моего приезда я нашёл подходящего нового хозяина для дюшонских индюков, по объявлению, которое разместил на сйте русской газеты «Из рук в руки». Желающих зажарить халявной индюшатинки оказалось предостаточно. Но я искал именно того клиента, который был готов потратить деньги на дальний путь, и не ради мяса, а для хозяйства и разведения.

Лаша Дагаргулия — представитель великого абхазского народа из далекого Сухуми — уже летел со скоростью антилопы на своей видавшей виды газели в парижском направлении. А мы с Камиллой фаршировали маринованные оливки морковным пюре в перемешку с порошком героина. Из восьми индюков только двое успели выпорх ...

(дальнейший текст произведения автоматически обрезан; попросите автора разбить длинный текст на несколько глав)

Свидетельство о публикации (PSBN) 12191

Все права на произведение принадлежат автору. Опубликовано 27 Августа 2018 года
Сергей Шиповник
Автор
Биография 27 ноября 1961 г. родился, г. Волгоград 1982-1983 — работа в газете "На страже Родины" Ленинградского военного округа: публикации статей и стихов,..
0






Рецензии и комментарии 0



    Войдите или зарегистрируйтесь, чтобы оставлять комментарии.

    Рок & Лора 2 +1
    Эксперимент 0 +1
    Паша Любченко - Моя королева 0 +1
    Венчание царя Иоана 0 +1
    Повесть о Саше 0 0

    Love Story

    Проезжающие мимо автомобили слепили яркими огнями фар, в их свете, как на большой сцене, танцевали свой необычайно красивый и молниеносный танец снежинки с дождём, танец конца зима и прихода весны. Она крепко держала его за руку, он весело тащил её б..... Читать дальше
    502 0 0

    КОМА соавтор Анатоль Велижанин

    Осмелился шлепнуть тебя по попке через коричневое школьное платье. Скоро выпускной. А я, не надышавшийся тобой – тебя теряю. О, тебя аккуратную девочку – на тебе еще был одет белоснежный передник – СБИВАЕТСЯ, моя Перепелкина, дыхание. Ты знаешь, скол..... Читать дальше
    20 0 0

    Колечко - талисман 6

    А в субботу, ближе ко второй половине дня мы начали собираться, чтобы прокатиться на тройке. С утра у меня было приподнятое настроение, ожидание какой – то волшебной сказки.
    -А вдруг Вася не договориться? И мы зря собираемся? – с волнением спрос.....
    Читать дальше
    7 0 0




    Добавить прозу
    Добавить стихи
    Запись в блог
    Добавить конкурс
    Добавить встречу
    Добавить курсы