Поцелуй меня


15 Февраля 2017
Екатерина Кокурина
81 минута на чтение

Возрастные ограничения 12+



Говорят, что работа- второй дом. Ведь на работе мы проводим большую часть нашей жизни. Это наша вторая семья. Люди, которые со временем становятся нам близки, личная жизнь которых для нас становится открытой книгой. Кому то везёт с семьей, а кому то не очень. А бывает так, что все в рабочей семье хорошо, да не без урода. Катя считала, что с рабочей семьей ей несказанно повезло. «Папой» для всех работников, конечно, был директор, Владимир Борисович, мужчина в годах, но энергичный, идущий в ногу со временем. Катя была его секретарем больше 6 лет и обожала своего умного, веселого и добродушного начальника. За то время, что девушка проработала у Владимира Борисовича, он ни разу не повысил голос ни на кого из работников какой бы серьезный проступок они не совершали. Это ценили и уважали. И раз уж мы недавно говорили о том, что в семье не без урода, в их фирме был как раз один такой. И фамилия у него была подходящая -Коршун. Каким то непостижимым для Кати образом этот скользкий тип продвинулся до заместителя директора и теперь она довольно часто имела неудовольствие созерцаться его небритую физиономию в непосредственной близости от своего рабочего места. Катя всегда приходила рано, чтоб подготовить все к работе для своего шефа. Вернувшись в кабинет из туалета, где она набирала воду для поливки цветов, Катя неожиданно обнаружила в кабинете своего начальника Коршуна, который стоял рядом со столом директора и что то увлечённо на нем разглядывал. Катиному возмущению не было предела! Она то думала что из руководства ещё никого нет в такую рань и не стала запирать дверь! По утрам она всегда проветривала в кабинете шефа. А этот, ну и наглец! У девушки руки чесались ударить по бритой голове Коршуна чем нибудь тяжелым, а охране сказать, что приняла его за шпиона. Но, конечно, делать этого она не стала. Нарочно громко хлопнув дверью кабинета, она быстро подошла к столу начальника.
— Вам помочь, Тимур Станиславович, — осведомилась она, стараясь оттеснить мужчину от стола. Ей казалось, что Коршун был раздосадован тем, что его застали в кабинете начальства. Его голубые глаза так и сверлили девушку ледяным взором.
— Хотел узнать нет ли сегодня у директора свободных 15 минут на встречу со мной, — протянул он, неуверенно потирая лоб указательным пальцем правой руки. — А вас на месте не было, Катенька. Девушку аж передернуло от того, как он произнёс её имя.
— А меня на месте не было, Тимур Станиславович, потому, что у меня рабочий день через пол часа начинается, — заметила девушка, стараясь быть как можно любезнее, — кстати сказать, могли бы в приемной остаться, раз уж вы, как бы, ко мне пришли.
— Мог бы, — согласился Коршун, продолжая сверлить девушку недобрым взглядом. Катя поставила графин с водой на подоконник.
— Ну, раз уж у вас так срочно, пойдёмте я посмотрю расписание директора, — девушка подошла к дверям кабинета, давая понять, что Коршун должен покинуть его незамедлительно. Проходя мимо мужчина заглянул девушке в глаза и от этого взгляда у Кати холодок побежал по спине. Проверив расписание Катя сообщила, что на сегодня у директора все занято, но если Коршун желает она запишет его на завтрашнее утро, хотя, как девушка и предполагала, встреча с директором была лишь оправданием пребывания мужчины в кабинете начальника. Коршун попросил его не записывать, сказав, что найдёт другой способ переговорить с директором. Когда зам покинул приемную девушка облегченно вздохнула и поспешила в кабинет директора. Катя надеялась, что ничего полезного для себя Коршун высмотреть на столе начальника не успел и вышла, заперев в кабинет дверь. Она занялась своими обычными делами, через полчаса в приемную бодрым шагом вошёл Владимир Борисович.
— Доброе утро, Катюша, — поздоровался он и направился в кабинет, оставив дверь открытой, что значило, что его секретарь должна была последовать за ним. Катя захватила необходимые документы и последовала за начальником.
— Доброе утро, Владимир Борисович, а ещё напряженное, — улыбнулась на шефу, — через пол часа брифинг по сделке с китайцами, вот копии документов, которые вы просили, — девушка передала папку боссу, — а ещё я попросила техников, чтоб шрифт на слайдах в этот раз был крупнее.
— О! Отлично! Большое спасибо,- директор был признателен своей внимательной секретарше.
— Да и ещё, — начала Катя, — Коршун заходил. — протянула она, бросив директору многозначительный взгляд.
-Уууу, — Владимир Борисович откинулся на спинку кресла, — чего хотел?
— Хотел 15 минут вашего времени, но так как у вас сегодня все расписано, я ему отказала, — рассказывала девушка, Владимир Борисович закивал в знак одобрения.
— Это хорошо, — заметил он,- человек он неприятный, но в работе весь полезен.
— Вам виднее, — заметила Катя, — кофе?
-Да, всенепременно, — кивнул Владимир Борисович, её кофе он обожал. Во второй половине дня Катя спустилась в архив по просьбе Владимира Борисовича. Необходимы были оригинальные контракты прошлых лет с одной из фирм. Контракты были подшиты и разложены по годам. Поиск занял больше времени, чем девушка расчитывала, к сожалению, не все сотрудники ставили коробки на место после того, как искали в них что то. Катя уже почти закончила свои изыскания как вдруг услышала голоса у входа в архив. Говорили мужчина и женщина, слов было не разобрать, помещение было большим, но девушка уловила игривую интонацию в голосе неизвестной женщины. Катя поставила на место последнюю коробку, и расписавшись за взятые из неё контракты, начала продвигаться к выходу. Вскоре она увидела сотрудников, чьи голоса услышала, это была начальница отдела продаж Регина и Коршун! Катя не хотела подслушивать, но встречаться с Коршуном ей тоже не хотелось, поэтому она притаилась за стеллажом в надежде, что пара скоро покинет помещение.
— Даже не знаю, это несколько неожиданно, — услышала Катя слова Регины. Коршун что то ей ответил, но так как он стоял к женщине почти вплотную и говорил тихо, Катя не услышала его слов. Регина игриво рассмеялась. Катя выглянула из своего укрытия. Странно Регина вроде была замужем. В этот момент Коршун как бы случайно опустил свою ладонь на обтянутый серой юбкой зад Регина. Вот, черт! Катя от удивления сделала шаг назад и наткнулась на коробки, стоявшие на соседнем стеллаже. Услышав подозрительный шорох, парочка тут же отпрянула друг от друга. Катя обнаружила себя и ей ничего не оставалось как выйти из засады, делая вид, что она ничего не видела. Поздоровавшись с явно раздосадованной Региной, девушка быстро направилась к лифту, на Коршуна она даже не смотрела. Как обычно бывает в таких неловких ситуациях, лифт не ехал мучительно долго. И вот, когда наконец, девушка оказалась в долгожданной кабинке, в лифт буквально влетел Тимур Станиславович.
— Шестой? — спросил он у девушки, которая стояла в дальнем углу лифта, боясь даже дышать. Катя кивнула. Мужчина нажал на кнопку шестого этажа для Кати и на кнопку девятого для себя. Девушка задержала взгляд на кисти его руки. Коршун сам по себе был довольно смуглый, но только сейчас девушка обратила внимание на то, что руки у него были покрыты черными волосами, начинались они почти сразу под мизинцем и уходили под манжету белой в клетку рубашки. Катя задумалась, если у Коршуна руки были такими то и остальное его тело должно быть довольно волосатым, а если принимать во внимание лысую голову мужчины это наверно смотрелось довольно странно. Тьфу, вот не хватало ещё представлять голого волосатого Коршуна! Катя боялась, что мужчина заговорит с ней о том, что она видела, но Коршун всю дорогу до 6 этажа ехал молча и даже ни разу на девушку не взглянул. Девушке было ужасно неловко и от того, что она стала случайной свидетельницей личных отношений двух не последних в фирме сотрудников и от того, что ей вздумалось представлять Коршуна голым. Поэтому, когда лифт гостеприимно распахнул двери на её шестом этаже, она с явным облегчением направилась на своё рабочее место. Коршун смотрел её в след лукавым взглядом до тех пор, пока дверь лифта не закрылись. Весь оставшийся рабочий день Катя мысленно возвращалась к Регине и заместителю директора. Чем он её привлёк?! И можно ли вообще было назвать Коршуна привлекательным мужчиной? В определенном смысле, наверно, можно было. Он был высок, носил хорошие костюмы по фигуре, фигура была довольно в неплохой форме, кстати. А что касается лица то на вкус и цвет как известно у всех своё мнение, но когда Коршун хищно не скалился он был довольно ничего: имел крупные черты лица, пронзительно голубые глаза, крупный нос, выраженные носогубные складки, тонкие губы и трёхдневная щетина без, которой его трудно было представить. Но это все равно Коршун! У заместителя директора среди сотрудников была дурная слава, когда он только пришёл работать в их фирму на должность рядового сотрудника, то для продвижения по карьерной лестнице не гнушался самых грязных способов. В ход шли и сплетни и наушничество, говорили даже о шантаже. И вот теперь ещё и соблазнение! Хотя, теперь то к чему ему это? Раз что для места первого зама. Зайдя в своих размышлениях в тупик, Катя решила, что, итак, слишком много времени посвятила мыслям о таком недостойном человеке как Коршун. Бог с ним, надо работать. Теперь Катя всеми возможными способами пыталась избежать общения с Коршун, ей было неловко в его присутствии. Но как назло зам директора всегда оказывался где то поблизости и очень часто пристально разглядывал девушку. Где то через пару недель после того проишествия в архиве, в их фирме намечался небольшой корпоратив по поводу заключения контракта с китайскими партнерами. Владимир Борисович был человек щедрый, а так же считал, что если хорошо поработали, то надо и отдохнуть как следует, поэтому на праздники, не важно по какому поводу, всегда приглашались все сотрудники, включая уборщиц и ночных сторожей. Конечно, до поросячьего визга никто не напивался, алкоголь был строго лимитирован, а если хотите продолжения, то сами идите в ресторан или бар за добавкой. Обычно Кате нравились их фирменные посиделки, отличная возможность спокойно поговорить с приятельницами, послушать сплетни, да и просто расслабится в хорошей компании. Но в этот раз идти ей совсем не хотелось. Как только представляла, что там будет Коршун и Регина, сразу становилось неприятно и как то неспокойно. Но пойти пришлось из за Владимира Борисовича, он всегда отдельно благодарил своего секретаря за работу и расстраивать его Катя не хотела. Хорошо, что народу на корпоративе было много, как только Катя замечала заместителя директора или его «подружку» в опасной близости, она тут же ныряла в очередную шумную компанию, благо во всех отделах к секретарю директора всегда относились с уважением. Выпив пару бокалов шампанского и поблагодарив за гостеприимство своего начальника, Катя, сославшись на головную боль, решила сбежать с праздника домой. Ну, не получалось веселья, может через какое то время, когда вся эта история потускнеет в её памяти, она повеселится вновь. С такси ей не повезло, вечер пятницы, ожидание больше 40 минут, поэтому Катя решила пойти пешком. Быть может поймает машину или дойдёт до остановки общественного транспорта. На улице после душного офиса было как то прохладно, поэтому Катя решила немного пройтись и остановится на автобусной остановке. Она уже почти дошла до пункта своего назначения, как вдруг, рядом с ней резко остановилась темная иномарка. Стекло опустилось и Катя с досадой поняла, что в машине сидит Коршун.
— Садись, — произнес мужчина, наклоняясь к открытому окну машины.
— Да нет, спасибо, я как нибудь сама, — отрицательно затрясла головой девушка. Коршун вздохнул нетерпеливо.
— Катя, ночь на дворе, — неунимался зам, — какая разница кто тебя подвезёт я или какой нибудь маньяк? При упоминании о маньяках девушка поежилась, маньяки сейчас совсем не кстати. Немного потоптавшись, Катя все таки села в машину.
— Ну, наконец то, — фыркнул Коршун, — я думал у меня машину сейчас уже начнут эвакуировать за стоянку в неположенном месте.
— Могли бы и не ждать,- съехидничала девушка, сам вызвался, в конце концов, что в ноги ему кланяется теперь?! Мужчина лишь недовольно взглянул на пассажирку.
— Адрес, — сказал он, глядя на дорогу. Катя назвала свой адрес, теперь ей было неприятно от того, что Коршун знает, где она живет и что вроде как она ему обязана. Ехать было недолго, минут 20 без пробок. Ехали они молча, Катя разговаривать не хотела и Коршун, видимо, тоже не горел желанием общаться. Катя была приезжей, родители остались в родном городе. Так удачно сложилось, что после окончания института девушка устроилась на работу и решила в родной город не возвращатся. Родители отнеслись с пониманием к решению дочери и через пару лет помогли ей с приобретением однокомнатной квартиры. Дом, конечно, был не новый, но Катю все устраивало, она была счастлива иметь отдельное жильё.
— Первый подъезд,- девушка выпрямилась на сидении, когда они свернули во двор её дома. Её водитель молча кивнул и, свернув к нужному подъезду, остановил машину. Катя отстегнула ремень безопасности и повернулась к Коршуну чтобы попрощаться и сказать спасибо, как вдруг, мужчина наклонился к ней с явным намерением её поцеловать.
— Эй! Что это вы вдруг?! — возмутилась девушка, уперевшись руками мужчине в плечи. Признаться, она была немного напугана.
— Хотел поцеловать тебя на прощание, — Коршун был не возмутим.
— Мне это не интересно, — нахмурилась девушка и попыталась открыть дверь машины.
-Вот откуда ты знаешь, что не интересно? Ты даже не пробовала, — возмутился мужчина за её спиной. Катя от удивления даже ручку двери отпустила. Он что серьезно!? Девушка снова повернулась к водителю. Коршун был серьёзен и даже немного обижен.
— Давай поцелуемся, — неунимался он, — не понравится- я тебя не задержу, а понравится — продолжим. Девушка молча сидела, продолжая рассматривать мужчину. И тут, то ли шампанское удружило, то ли не желание пасовать, но она решительно заявила, глядя прямо в голубые глаза своего виза ви:
— А давай! Коршун снова наклонился и поцеловал девушку. От прикосновения его губ Катя сначала напряглась, но губы мужчины были такие тёплые, а поцелуй такой нежный, что у неё даже коленки задрожали. Хоть бы это не кончалось, пронеслось у девушки в голове, но мужчина уже разорвал поцелуй, выпрямившись на водительском месте. Он пристально смотрел на девушку, ожидая её реакции.
— Мне не понравилось, — выпалила девушка и пробормотав что то похожее на извинения, вышла из машины. Коршун криво усмехнулся, глядя как его добыча убегает в свой подъезд.
-Как же, не понравилось тебе, — проворчал он, заводя машину. Настроение у него было хорошее, свой поцелуй он все же получил. Забежав в квартиру, Катя первым делом, не раздеваясь, прошла в ванную и умыла холодной водой лицо, потому что ей казалось, что его подожгли, так сильно горели её щеки.
— Да что на тебя нашло?! — крикнула она своему отражению в зеркале. Мало было истории с Региной, так теперь ещё и это! Хоть с работы увольняйся теперь. Вернувшись в прихожую, девушка сняла пальто и сапоги, а потом прошла в комнату и плюхнулась на разобранный диван. А поцелуй был хорош, чего уж там. Кате было даже как то обидно, что именно гад Коршун так хорошо целуется, а не какой нибудь парень, с которым она познакомилась в кафе. Все выходные Катя с ужасом ждала понедельника и, в конце концов, решила, что подойдёт к Коршуну и скажет, что этот поцелуй- недоразумение вызванное алкогольным опьянением. Ну, или что то в этом роде. Девушка пришла на работу, как обычно, рано и все утро выглядывала в коридор в ожидании заместителя директора, ей хотелось поскорей покончить со всем этим неприятным разговором. Как пластырь оторвать — раз и все. И вот, Коршун вышел из лифта, как всегда в хорошем костюме темного грифельного цвета, бежевой рубашке и светло лиловом галстуке в темную полоску. Смотрелся он очень не плохо. Он сразу направился к девушке, которая стояла ни жива ни мертва от волнения.
— Доброе утро, — обратился он к Кате.
— Доброе утро, Тимур Станиславович, — начала она неуверенно.
— Зря ты мне соврала в пятницу, — неожиданно перебил её мужчина, — теперь поцелую только если попросишь. Девушка даже рот открыла от удивления!
— Попрошу? — переспросила она, задохнувшись от возмущения, — да не дождётесь! Она развернулась и вошла в приемную, громко хлопнув дверью. Вот, ведь, сволочь! Она его ещё и просить будет, как же! Коршун некоторое время смотрел на закрытую перед ним дверь, а потом направился в свой кабинет, весело насвистывая. Катя была возмущена до глубины души! И она ещё хотела извинятся за свой необдуманный поступок! Всю следующую неделю девушка пребывала в состоянии жгучей ненависти к Коршуну. Демонстративно отворачивалась, если где то они встречались на работе, если он ехал на лифте, она шла пешком, если он входил в помещение где была Катя, она старалась скорее его покинуть. К середине второй недели она немного успокоилась и, если честно, немного устала от постоянной игры в прятки с замом директора. Теперь, если они и находились в одном помещении, Катя делала вид, что ужасно занята, но сама исподтишка разглядывала всегда безупреченого Тимура Станиславовича. Последний тоже делал вид, что не замечает гневных взглядов, которые время от времени бросала на него девушка. Как то раз Катя наблюдала за своим «врагом», который беседовал с её начальником, в задумчивости Коршун медленно облизнул губы и девушку от этого, казалось бы, безобидного жеста, словно током ударило. Сразу, не кстати, всплыл в памяти их поцелуй в машине. И его тёплые нежные губы и её дрожь в коленках. Катя гнала от себя приятные воспоминания, напоминая себе о том, что Коршун гад и сволочь. Сначала это работало, но к концу третьей недели она поняла, что дико хочет, чтобы этот самый гад ещё хоть раз её поцеловал. Это чувство было с родни жажде, когда смотришь на бутылку воды в холодильнике супермаркета в жаркий день, а денег у тебя нет. Конечно, она не собиралась с ним больше целоваться, как бы сильно ей этого не хотелось и уж тем более просить его о поцелуе. Катя как раз думала об этом пока в конце дня ехала в лифте. Сегодня она засиделась, выполняя поручение Владимира Борисовича, на их этаже никого не осталось, кроме уборщицы. Вдруг лифт остановился и, о Боги, в открытой двери показалась лысая голова Коршуна. Катя от неожиданности сделала глубокий вдох, она думала, что зам директора тоже давно ушёл. Тимур Станиславович внимательно посмотрел на девушку и, войдя в лифт, встал позади неё. Близко. Слишком близко, если учесть, что в лифте они были вдвоём. Катя даже не дышала. Она просто физически ощущала его пристальный взгляд, который скользил по её волосам, шее, плечам, опускался ниже по спине, задержался на её попке и двинулся дальше вниз по стройным ногам к самым щиколоткам.
— Поцелуй меня, — Катя с ужасом услышала свой голос! Неужели она сказала это?!
— Что, прости? — голос Коршуна прозвучал почти у самого её уха. Девушка медленно повернулась и оказалась к мужчине лицом к лицу.
— Поцелуйте меня, — повторила она громче, оглушенная стуком собственного сердца.
— А, волшебное слово? — Коршун был невозмутим, будто они говорили о погоде.
— Пожалуйста, — почти прошептала Катя. Как только она произнесла это, Коршун нажал на кнопку Стоп и лифт погрузился в полумрак. Они целовались неторопливо, пробуя губы друг друга на вкус. Кате пришлось поднятся на цыпочки, чтоб достать до губ мужчины. Коршун приподнял её крепко, прижимая к себе. Наконец, мужчина оторвался от губ девушки и спросил:
— Ко мне или к тебе?
— Ко мне, — прошептала Катя, не отрывая взгляд от губ мужчины. Коршун кивнул и, ярко освещённый лифт поехал на первый этаж. Они целовались на каждом светофоре пока ехали в машине Коршуна к её дому, целовались в подъезде пока поднимались в её квартиру, целовались в её прихожей, снимая с друг друга одежду, целовались когда падали на диван, который девушка по счастливому стечению обстоятельств не заправила. Катя лежала разглядывая потолок, Коршун лежал рядом и кажется спал, им было хорошо. Кто бы мог подумать, что этот беспардонный гад окажется таким нежным и трепетным любовником, а ещё она оказалась права — он был очень волосат. Катя повернула голову к мужчине.
— Нет, я не умер, — неожиданно произнес Коршун и открыл глаза.
— Хорошо, а то было бы столько мороки, — ответила девушка, изо всех сил стараясь не улыбнутся. Коршун повернул голову к ней и их глаза встретились. Катю бросило в жар.
— Тебе пора, — стараясь не выдать волнение, заметила она. Мужчина сел на диване и сладко потянулся.
— Ты с кем нибудь встречаешься? — спросил он, заправляя рубашку в брюки.
— Нет, — ответила Катя, её удивил его вопрос — А ты?
— И я нет, — лаконично ответил Коршун, застегивая запонки на манжетах. Мужчина обошёл диван и присел рядом с Катей.
— У меня к тебе предложение, — начал он осторожно, — что если у нас с тобой будет секс по дружбе, скажем пару раз в неделю?
— Мы с тобой не друзья, — заметила Катя, она была удивлена услышанным.
— Тогда мы могли бы стать партнерами, — пожал плечами Коршун. Девушка задумалась, несмотря на случившееся сегодня Коршуну она не доверяла, хотя, если поразмыслить предложение было не лишено смысла. Что то ей подсказывало, что очень скоро она снова окажется в его постели, точнее он в её.
— На моих условиях, — твёрдо заявила она, глядя на Коршуна.
— Ты знаешь, — лукаво заметил мужчина,- я дипломированный юрист, можем составить контракт. Катя бросила на него убийственный взгляд.
— Я слушаю, — вздохнул Тимур.
— Встречаемся у меня, — начала перечислять девушка, — о встречах договариваемся заранее, если не получается отзваниваемся, мы не говорим о работе, ты у меня не ночуешь, никакой романтической чепухи, если у кого то возникнут более серьёзные отношения соглашение прекращается в одностороннем порядке. Коршун задумчиво кивал.
— Не доверяешь мне, — заключил он, после того, как девушка замолчала. Катя наградила его ещё одним убийственным взглядом.
— Что ж справедливо! Согласен, — он протянул Кате руку для рукопожатия.
— Может хочешь что то добавить? — девушка была удивлена тому, как быстро мужчина согласился.
— Пожалуй есть кое что, — Катя насторожилась, — не зови меня по фамилии. И всего то!?
— Ладно, — пожала плечами девушка, и немного помолчав добавила, — Тим. Мужчина бросил на неё недовольный взгляд.
— Ну так, что по рукам? — спросил он ещё раз.
— По рукам, — кивнула девушка и протянула руку Тимуру. Мужчина пожал ей руку в ответ и с силой потянул на себя.
— Эй! — возмутилась Катя, падая в объятия Тимура.
— Надо скрепить сделку, — серьезно заявил мужчина, закрывая ей рот поцелуем. Как не удивительно, но Коршун неукоснительно соблюдал все условия их соглашения. В каком то смысле это были идеальные отношения. Тимур приходил в четко оговорённое время, они занимались любовью, иногда ужинали, иногда разговаривали о чем то отвлеченном и он уходил домой. Коршун оказался довольно приятным в общении, с хорошим чувством юмора и здравой самоиронией, стоило ли говорить, что и любовник он был отличный. На работе они вели себя как ни в чем не бывало, хотя былая напряженность между ними исчезла. Так продолжалось несколько месяцев. Со временем, конечно, их отношения начали меняться. Так если в самом начале Коршун приходил один или две раза в неделю на пару часов, то теперь он мог зайти и четыре дня на неделе и уходил за пару часов до рассвета для того, чтобы только доехать до дома переодется, позавтракать и приехать на работу во время. Они стали чаще просто разговаривать или смотреть кино, сидя диване и поедая попкорн. Иногда готовили вместе ужин. Катя любила засыпать уткнувшись носом в шею Тимура. Все чаще девушку думала: куда же ведут их отношения? Нельзя же всегда жить по их договору. В конце концов, она хотела выйти замуж и родить детей. И уж Коршуна в роли мужа и отца её детей, она никогда не рассматривала. Да и Тимуру, скорее всего, это было не интересно. Как то раз когда они уже собирались ложиться спать после совместного просмотра телевизора, Тимур спросил:
— Ты не возражаешь, если я приду в субботу пораньше? Катя напряглась и села на диване.
— Я не могу в субботу, прости. Тимур удивленно поднял бровь.
— Все в порядке?- спросил он.
— Да, просто, — девушка помедлила с ответом, — я встречаюсь с одногруппником. Она перевела взгляд на Тима. Тот выглядел озадаченным.
— То есть у тебя свидание? — Он тоже сел на диване,- ты разрываешь соглашение?
— Нет! — Катя не знала как ему объяснить, — это просто встреча с приятелем, неужели ты за полгода ни с кем кроме меня не встречался?! Она не понимала почему оправдывается.
— Ну, мне, конечно, приятно, что ты считаешь, что после четырёх раз в неделю меня ещё на кого то хватит, но знаешь, ты меня переоцениваешь, — лукаво заметил Тимур. Катя засмеялась. Они замолчали, впервые молчание было таким неловким.
— Тебя не устраивают наши отношения? — наконец тихо спросил Тим. Девушка вздохнула.
— Тимур, если убрать из наших отношений секс, что останется? — она не хотела этого разговора, но видимо, время пришло, — мы с тобой ничего друг о друге не знаем, мы не делимся ничем, что действительно для нас важно, наше соглашение с самого начало было основано на сексе, и в этом плане меня все устраивает, но это ещё не все чего я хочу, понимаешь? Она искренне надеялась, что не обидела его. Тимур слушал её внимательно.
— Да понимаю, — сказал он серьезно, — ты хочешь двигаться дальше. Катя кивнула. Мужчина откинулся на подушки и потянул девушку к себе. Катя уютно устроилась у него на плече.
— Ты тоже можешь ходить на свидания,- заметила она осторожно и почувствовала как Тим улыбнулся.
— Придётся освободить место в моем плотном графике, — ответил он. В эту ночь Коршун ушёл рано. Катя даже не слышала, как он оделся и закрыл за собой входную дверь. Когда утром зазвенел будильник, место на диване рядом с ней было пусто. На работе они с Тимуром виделись несколько раз, но поговорить не удавалось. Да и выяснять их личные отношения на работе как то не хотелось. Катя утешала себя тем что позвонит ему в воскресение и если у Тимура будет время он заедет. А если и он решит пойти на свидание? От этой мысли девушке стало как то не по себе. Но они ведь не пара, в конце концов! Надо было отпустить друг друга. Все эти размышления о ней и Тимуре и о ней без Тимура и о Тимуре с кем то другим, испортили ей настроение. Не хотелось уже ни на какое свидание. Коршун тоже пребывал в примерно таком же состоянии, что и Катя. После их разговора, он долго думал над словами девушки. Выходит его как мужчину, с которым можно сходить на свидание не рассматривали вовсе. Зачем он вообще предложил это соглашение?! Сам загнал их в какие то рамки, лишил их возможности развиваться. Мужчина надеялся, что все ещё можно исправить, надо только поговорить откровенно. Об этом он размышлял, направляясь домой на своей машине, когда, неожиданно, из темноты его ослепили фары выскочившего на его полосу автомобиля. Удар, скрежет железа. Его ударило подушкой безопасности и дальше темнота. Последнее о чем он успел подумать: зря он не сказал Кате, что для него это был уже не просто договор, он любил её. Проснувшись утром в воскресение, Катя без конца бросала взгляд на телефон. Позвонить, не позвонить? Или подождать когда Тимур сам ей позвонит? Она как раз направлялась в супермаркет за продуктами, когда в кармане джинсов завибрировал телефон. На экране высветилось имя Коршуна. Катя облегченно вздохнула, как вовремя он ей позвонил.
— Привет, я как раз иду в магазин, хочешь чего нибудь? — весело затараторила она в трубку.
— Екатерина Сергеевна? — неожиданно ответила ей трубка незнакомым женским голосом.
— Да, — ответила Катя непонимая, что ещё за шутки!
— Здравствует, вас беспокоит старший следователь Тихомирова, — продолжал женский голос,- Коршун Тимур Станиславович, вам знаком? У Кати от нехорошего предчувствуя все внутри сжалось.
— Да, знаком, — ответила она дрожащим голосом.- что с ним?
— Дело в том, что вчера приблизительно в 22.30 он попал в аварию, в его документах вы указаны как контакт на экстренный случай, — продолжал голос в телефонной трубке.
— Он жив? — почти шепотом спросила девушка, от волнения и страха у неё в горле пересохло. На другом конце провода вздохнули.
— Пока я вам ничего обнадёживающего сказать не могу, его все ещё оперируют, — с горечью ответила женщина, — он в первой городской больнице в отделении нейрохирургии, приезжайте.
— Я уже еду! — Катя нажала на отбой. Уже в такси она трясущимися руками набрала номер Владимира Борисовича и сбивчиво объяснила ему, что Коршун в больнице после аварии. Владимир Борисович тоже был шокирован, но быстро сорентировался и сказал, что приедет в больницу немедленно. Девушка приехала в больницу первая, в отделение её сначала пускать не хотели, но когда услышали, что ей звонил следователь, пропустили, объяснив куда идти и кого спросить. Дежурная сестра так же ничего вразумительного о состоянии Тимура ей не сказала, лишь проводила её в зал для посетителей и сказала, что с ней хотели побеседовать из полиции. Катю трясло от волнения. Она не могла сидеть и как зверь, пойманный в клетку, ходила по залу посещений взад вперёд. Через некоторое время к ней подошёл взволнованный Владимир Борисович, ему удалось узнать, что Коршуна оперируют, у него тяжелая травма головы, врач подойдёт к ним как только закончится операция. Им оставалось только ждать. Директор уговорил девушку присесть. Через полчаса мучительного ожидания к ним подошла невысокая женщина с кожаной папкой в руках, это была та самая следователь, которая сообщила Кате об аварии. Она рассказала, наконец, подробности случившегося. Оказалось, что водитель джипа, который врезался в седан Тимура уходил от столкновения с пьяным пешеходом, решившим перейти дорогу в неположенном месте, он так же был доставлен в больницу с менее тяжелыми травмами, чем у Коршуна. Пешехода задержали, но он был так пьян, что ни про какую аварию ничего не помнил. Катя изо всех сил старалась не плакать.
— Екатерина Сергеевна, может вы знаете ещё кого то кому мы должны сообщить о случившемся? Родители или другие родственники? — вежливо поинтересовалась следователь.
— Нет не знаю, — ответила Катя, пожав плечами — он никогда не говорил о родных.
— Мне тоже ничего не известно, — задумчиво произнёс Владимир Борисович.
— Хорошо, тогда мы отправим запрос и если кого то разыщем, я передам вам контактную информацию, — продолжила следователь. Она так же сообщила, что Катя может забрать личные вещи Тимура в отделении полиции, которое находилось недалеко от больницы.
— И ещё, кое что по поводу вещей, — женщина замялась, — я просто подумала, что это надо передать вам лично. С этими словами следователь достала из кармана куртки небольшую чёрную бархатную коробочку и протянула её Кате.
— Думаю оно предназначалось вам, — попрощавшись следователь ушла, а Катя все сидела и смотрела на коробочку. Неужели это кольцо?!
— Не хочешь открыть? — осторожно поинтересовался Владимир Борисович. Вот так сюрприз, он даже и не подозревал, что этих двоих связывают настолько тёплые отношения.
— Нет, — твёрдо ответила девушка, убирая коробочку в сумку. Она отдаст его Коршуну, когда он поправится. И вообще, может это совсем и не ей предназначалось. Прошло около часа, прежде чем к ним, наконец, вышел врач.
— Можно сказать, что операция прошла успешно, мы его стабилизировали. У Тимура Станиславовича тяжелая черепно мозговая травма, перелом лучевой кости, — спокойно объяснял девушке хирург, от которого сильно пахло лекарствами,- так же его правая лодыжка сильна повреждена, сейчас ещё рано говорить, понадобится ещё несколько операций, но, возможно Тимур Станиславович будет передвигаться с палочкой и, — немного помедлив добавил, — к сожалению, его левый глаз нам спасти не удалось. Катя в шоке приложила руки к груди, за её спиной тяжело вздохнул Владимир Борисович.
— Можно мне его увидеть? — тихо спросила Катя. Врач кивнул.
— Но увиденное может вас шокировать, уверены что хотите видеть его сейчас? — переспросил он.
— Да, я должна его увидеть, — закивала Катя. Девушка зашла в палату интенсивной терапии одна в сопровождении врача, Владимир Борисович остался ждать её снаружи. Тимура было неузнать. Практически всю его голову и лицо закрывали бинты, кожа под ними была желтой от медицинского йода, его тело было все опутано проводами, которые тянулись к мониторам расположенным по бокам кровати. Левая рука была в гипсе от запястья и до середины плеча, а правая нога напоминала ногу слона завёрнутую в белый бинт. По лицу девушки потекли слезы. Как такое могло случится?! Ещё позавчера он был жив и здоров, а теперь лежит будто мертвый.
— Он в состоянии лекарственной комы, — Катя вздрогнула от голоса врача, она совсем забыла, что он стоит рядом, — это поможет организму пережить стресс от травм.
— Он очнётся? — спросила девушка, неотрывая взгляд от Тимура.
— Мы сделали все что могли, — грустно заметил доктор, — если его состояние останется стабильным мы начнём выводить его из состояния лекарственной комы и дальше все будет зависеть от организма пациента. Нам остаётся только ждать. Девушка осторожно прикоснулась к правой руке Тимура.
— Тим, я буду рядом, — тихо прошептала она. Как не уговаривал её Владимир Борисович Катя осталась в больнице до вечера. С начальником они договорились, что Кате предоставят очередной отпуск, быть может за это время Тимур очнётся. На ночь дежурный врач все же отправил девушку домой, клятвенно пообещав, что сообщит ей о любых изменениях. Хотя, девушка все равно не могла уснуть и думать ни о чем не могла, просто лежала и плакала, глядя в потолок. А утром ей позвонили из больницы и сообщили, что Коршуну стало хуже и попросили срочно приехать. Катя примчалась в больницу через 10 минут, даже умываться не стала. Её встретил тот же доктор, что оперировал Тимура вчера.
— Внутричерепное давление возрасло, нам необходимо убрать скопившуюся житкость, — объяснил ей врач.
— Так в чем же дело?- Катя не понимала почему операция ещё не началась.
— А дело вот в этой бумажке, — доктор протянул ей документ, — это отказ от реанимации.
— Что?! — девушка судорожно читала документ, но от волнения не могла разобрать ни слова.
— Это значит, что если в момент операции у пациента остановится сердце я не должен буду проводить реанимацию,- объяснил ей врач, — мы только сегодня нашли этот документ.
— Но так как пациент в коме, а вы указаны как доверенное лицо, то вам и решать будет проводится реанимация или нет, — закончил врач. Катя начинала злится. Да когда это гад успел оформить на неё все эти бумаги?!
— Ах мне решать, да?- разозлилась девушка,- тогда вот моё решение. С этими словами она порвала отказ от реанимации и выбросила в стоящую рядом урну.
— А сейчас вы, док, пойдёте и спасёте ему жизнь,- она ткнула пальцев палату, в которой лежал Коршун, — потому, что мы, черт возьми, так ничего и не успели сказать друг другу! Доктор застыл на несколько секунд поражённый её бурной реакцией, но потом кивнул и направился в палату Коршуна.
— Срочно готовим операционную, — крикнул он медсестре. Катя тяжело опустилась на стул в коридоре. Собственная беспомощность угнетала больше неизвестности выживет Тимур или нет. Она позвонила Владимиру Борисовичу и рассказала об ухудшении состояния Тимура, её шеф сразу приехал в больницу. Катя оставила его ждать новостей, а сама пошла в отделение полиции за личными вещами Коршуна. Их оказалось немного: ключи от машины, ключи от квартиры, портмане с документами и банковскими картами, немного наличных, сигареты с зажигалкой, запонки и все. Девушка сверила все с описью и, расписавшись забрала вещи. Когда она вернулась в больницу Владимир Борисович сообщил, что операция ещё продолжается, Катя попросила начальника вернутся на работу, пообещав, что сразу позвонит как только врачи закончат. Был уже вечер, когда к ней, наконец, вышел доктор и сказал, что с Тимуром все в порядке, операцию он перенёс хорошо. В эту ночь Катя спала на стуле в палате Коршуна, она переживала, что ему снова станет плохо и она может не успеть к нему в больницу. Но ничего плохо не произошло, Коршун был стабилен. Так прошло несколько дней в относительном спокойствии. Владимир Борисович приезжал в больницу каждый день в обеденный перерыв, к слову переживал больше за Катю чем за своего зама, следил чтоб она поела и хотя бы несколько часов поспала. Они сидели в кафе от больницы, когда Катю вдруг сказала:
— Наверно, надо съездить к Тимуру домой, проверить все ли в порядке. Владимир Борисович закивал в знак согласия.
— О Боже! Я надеюсь, у него нет домашних животных! — испуганно добавила девушка. Они с начальником озабоченно переглянулись.
— Не думаю, что у него могут быть питомцы, — попытался успокоить девушку босс, — но надо съездить в квартиру, тут ты права. Катя замялась.
— Вот только, — она смущенно потёрла переносицу, — я адреса не знаю. Владимир Борисович был удивлён, значит он ей кольцо покупает, а она даже не знает где он живёт? Интересно!
-Ну, я узнаю в отделе кадров и пришлю тебе адрес, — нашелся, наконец, мужчина. В тот же вечер Катя поехала по адресу, который Владимир Борисович узнал для неё в отделе кадров. Коршун жил довольно далеко от центра города, в новом районе почти на окраине города. Только сейчас девушка поняла сколько времени ему приходилось тратить на дорогу, когда он оставался у неё, а ведь последнее время он оставался у девушки почти каждый день. Кате снова стало грустно, в очередной раз она жалела, что ничего даже не пыталась узнать о Тимуре, слепо следуя их соглашению. Войдя в подъезд многоэтажки, девушка два раза вышла не том этаже в поисках нужной квартиры, а потом долго возилась, подбирая ключи к замкам. Наконец, дверь в квартиру открылась и Катя робко заглянула внутрь. Как ей повезло, что у Коршуна не было сигнализации! Домашних животных у него тоже, к счастью, не оказалось. Квартира была трёхкомнатной и довольно просторной, с лаконичной обстановкой под стать хозяину. Девушка включила свет и переходила из комнаты в комнату, озираясь вокруг. Кухней Тимур почти не пользовался, это она поняла сразу, слишком уж чистой и новой она оказалась, хотя была прекрасно оснащена: жарочная панель, духовой шкаф, огромный холодильник. Была даже посудомоечная машина, несмотря на то, что в шкафчике над раковиной Катя обнаружила несколько тарелок и две кружки, обе, кстати, были подарены ему на работе на 23 февраля. Сей факт вызвал у Кати улыбку, гости к нему явно не ходили. Гостиная скорее говорила о том, что это квартира холостяка, чем отражала характер хозяина. Домашний кинотеатр, игровая приставка, музыкальный центр, компьютер — вообщем мужской рай. Войдя в спальню, девушке вдруг стало неловко, будто она подглядывала за Тимуром без разрешения, но любопытство взяло верх и она прошла в комнату. Спальня была более обжитой, большая современная кровать была аккуратно заправлена балдахином. Катя обратила внимание, что, несмотря на то, что подушек на кровати было две обе они лежали справой стороны кровати. А ведь и на диване в её квартире он спал всегда справа, как это само собой получилось. У окна обнаружилась беговая дорожка и пара гантель. Катя заглянула в большой шкаф и рот открыла от удивления.
— Да ты и, правда, маньяк Коршун! — неудержалась девушка. Вся одежда Тимура была развешена по цветам, костюмов было не меньше дюжины, а рубашек штук тридцать. В шкафу был ящик для носков и галстуков. Все было также аккуратно разложено по цветовой гамме.
— Ну, прям 50 оттенков серого, — продолжала Катя. Если за последней дверью окажется что то подобное красной комнаты удивляться, наверно, не стоило. Но в последней комнате был кабинет-библиотека, и именно в ней хозяин квартиры проводил больше всего времени. В комнате был как раз тот беспорядок свойственный месту, где по настоящему живут люди. На столе лежали какие то бумаги и деловые журналы из под которых виднелся лишь уголок ноутбука. В кресле лежала забытая книга с загнутым уголком страницы вместо закладки. В комнате было несколько книжных шкафов, в одном из которых была не до конца закрыта стеклянная дверка, у девушки возникло чувство, будто Тимур просто вышел на кухню и сейчас вернётся, поставит на место книгу и закроет дверцу шкафа. Тяжело вздохнув, Катя подошла к книжному шкафу и закрыла дверцу сама. Она остановилась, разглядывая переплеты книг. И тут у Коршуна был определенный порядок! Классика стояла отдельно от современной литературы, так же как словарям и справочникам был отведён отдельный шкаф. Домой она не поехала, осталась ночевать у Тимура и лёжа в его постели, где подушка еще хранила запах своего хозяина, поняла как сильно она по нему скучает. С момента аварии прошло уже больше десяти дней и Тимуру давно перестали вводить лекарства обеспечивающие поддержание медикаментозной комы, дышал он самостоятельно, но в сознание не приходил. Доктор призывал Катю набраться терпения и надеятся на лучшее, но все же дал понять, что чем дольше Коршун находится в состоянии комы, тем больше будет негативных последствий и тем дольше будет реабилитация. Так странно получилось, что за то время, что Тимур находился в коме девушка узнала о нем больше, чем когда они встречались. Новые подробности биографии Коршуна сообщила Кате следователь, навестившая их в больнице. Оказалось, что детство Тима было трагичным. Вырос он в небольшом посёлке городского типа, родители его сильно выпивали, ни братьев ни сестёр у Тимура не было.Так случилось, что когда мальчику было 12 лет, отец с матерью перебрав спиртного угорели в их родном доме, забыв про печную заслонку. Сам Тимур, по счастливому стечению обстоятельств, в ту роковую ночь остался у соседа- одноклассника. После смерти родителей ни один из дальних родственников взять к себе мальчика желание не изъявили, поэтому он был отправлен в детский дом. Поступить в институт после школы у Коршуна не вышло. Он отслужил в армии, а вернувшись начал работать и паралельно учится на заочное отделение юрфака. Прочитав все это в ответе на запрос, который следователь направляла в надежде найти родственников Тимура, Катя подумала, что не таким уж Коршун был гадом, как все его считали. Он просто пытался вырваться из нищеты всеми известными ему способами.
— Простите, Екатерина Сергеевна, — обратилась к ней следователь,- а вы давно с Тимуром Станиславовичем вместе? Вместе- это сильно сказано, но не объяснять же всем про их с Коршуном договор?!
— Мы встречались около полугода, — ответила Катя, поднимая глаза на следователя,- А что? Женщина протянула ей копии каких то бумаг.
— Посмотрите на дату,- потупив взгляд, попросила она. Девушка взяла документы, это были копии того самого отказа от реанимации, которое она, по злому умыслу, случайно порвала перед второй операцией Коршуна, доверенность о распоряжении имуществом в случае недееспособности Тимура и выписка из его мёд карты, где она числилась контактом в экстренных ситуациях. Все документы были оформлены через полтора месяца с начала действия их соглашения. Катя была шокирована.
— Похоже вы и правда были единственным человеком, которому он доверял, — грустно заметила женщина полицейская. Следователь давно ушла, а Катя все сидела в коридоре приемного отделения. Как же так произошло?! Если бы не эта авария все у них было бы по другому! Но как? Если бы аварии не было Тимур скорее всего сделал бы ей предложение и что бы она ответила? Девушка устала потёрла глаза. Вернувшись в палату Тима она присела на стул рядом с его кроватью и взяла его за руку нежно поглаживая пальцы.
— Ты знаешь, — начала она глотая слезы, — я так и не ходила ни на какое свидание, отменила все в последний момент. Меня не покидало ощущение, что я тебя предаю.
— Я так хотела бы, чтоб ты знал об этом, — продолжила она и подняла глаза на мужчину и, неожиданно, встретилась взглядом с пронзительно голубым взглядом Тима. Катя обомлела, Коршун внимательно смотрел на неё своим единственный глазом.
— Тим, — девушка не боялась поверить в счастье,- ты меня слышишь? Коршун еле ощутимо сжал её пальцы. Осторожно, словно боясь спугнуть бабочку, девушка встала.
— Я сейчас, — тихо сказала она мужчине и бегом бросилась на дежурный пост. Медсестры сразу же позвонили врачу, наблюдавшему Коршуна. Доктор осмотрел своего пациента и был вполне удовлетворён его состоянием. Рефлексы были немного заторможены, но в целом все было неплохо. Тимур все с тем же вниманием выслушал врача о своих травмах и о том, что потерял левый глаз, он силился что то сказать, но у него не вышло.
— Со временем все восстановится, — успокоил его врач, — теперь вы пойдёте на поправку. Катя плакала от радости, гладя Коршуна по небритой щеке, а мужчина с нежностью смотрел на неё. С этого дня для Тимура начался мучительный и сложный период восстановления. По началу он не мог говорить, потом начал произносить отдельные слова, он сильно уставал и практически все время спал. Катя старалась всегда быть рядом в то время, что он бодрствовал, разговаривала с ним, занималась развитием речи, как научил её врач. Потихоньку Коршун приходил в себя, начал лучше есть, больше и связнее изъяснятся. Вот только отпуск у девушки закончился и ей пришлось выйти на работу. Тактичный Владимир Борисович никому на работе не рассказал о том, что Катя ухаживает за Коршуном в больнице, поэтому девушку не донимали расспросами, чего она очень боялась. Так же благодаря её начальнику Тимура перевели в отдельную комфортную палату из интенсивной терапии, где у него было все необходимое для реабилитации. Каждую свободную минуту Катя проводила рядом с Тимуром, стараясь оказать посильную поддержку. Коршун тяжело переносил своё нынешнее состояние, это было понятно, легко ли было недавно крепкому здоровому мужчине смирится с тем, что его не слушаются руки и ноги. У него не все получалось он злился, замыкался в себе, и каждый раз девушка уговаривала его пытаться снова и снова. Их старания увенчались успехом и через несколько месяцев Тимур, практически, ничем не отличался от себя прежнего. Ну, за исключением отсутствия глаза, конечно. Его нога, кости которой теперь навсегда были скреплены титановыми пластинами, так же доставляла неудобства, Тимур был вынужден передвигаться на костылях. Катя все никак не решалась поговорить с Коршуном о коробочке, которую так и не открывала. Она не хотела волновать мужчину, которому, итак, приходилось не легко. Тимур тоже ничего не говорил, но, возможно, он просто не помнил событий, предшествующих аварии. В один из дней Катя, как обычно, пришла к Тимуру после работы, в коридоре отделения её догнал доктор и с улыбкой сообщил, что в конце недели Коршуна, наконец, выписывают домой. Поначалу девушка обрадовалась, но затем задумалась о том, как лучше организовать уход за мужчиной, который все ещё нуждался в помощи. Ей было бы удобнее, если бы Коршун хотя бы какое то время пожил у неё, но она понимала, что гордость не позволит Тимуру обременять её дольше. Наверное, все таки пришло время поговорить начистоту.
— Мне только что сообщили отличные новости, — радостно начала она, садясь на кровать рядом с Тимуром, который, увидев её заулыбался.
— Да, наконец то, я выйду отсюда, — вздохнул он, откладывая книгу которую читал. Катя сделала глубокий вдох.
— Я хотела спросить у тебя, — начала она с волнением в голосе, — по поводу этого. С этими словами она достала из сумки бархатную коробочку и протянула Тимуру. На секунду мужчина замер.
— Оно значит у тебя,- растерянно глядя на коробочку, сказал Коршун, — я думал его украли.
— Ничего мне не хочешь сказать? — спросила девушка, осторожно.
— Нет, — решительно заявил Тимур, помолчав немного. Вот как! Кате было невыносимо больно. Она кивнула и, поднявшись с кровати направилась к выходу, еле сдерживаясь, чтоб не заплакать.
— Подожди! — окрикнул её Тимур. Катя медленно обернулась.
— Если бы тогда я успел сделать тебе предложение, чтобы ты мне ответила?- взволнованно спросил мужчина. Катя подошла к кровати и снова присела на неё.
— Я не знаю, что бы я тебе тогда ответила, но я знаю, что ответила бы тебе сейчас если бы ты спросил меня, — сказала она и взяла Тима за руку. Он осторожно сжал её ладонь в своей и спросил, глядя ей в глаза:
— Хочешь прожить свою жизнь с инвалидом? Катя покачала головой.
— Я хочу прожить жизнь с любимым человеком и по странному стечению обстоятельств это ты, Коршун. Тимур долго молчал, а потом вдруг сказал:
— Поцелуй меня. Катя улыбнулась, на сердце стало спокойно.
— А волшебное слово? — лукаво прищурилась она.
— Я люблю тебя, — нежно произнес Тим. Тёплые ласковые губы и дрожь в Катиных коленках — все вернулось, как в первый их поцелуй.
— Я сейчас не могу встать на одно колено, — виновато заметил Коршун, обнимая девушку. Катя прижалась лбом к небритой щеке мужчины и тихо сказала:
— Это не страшно, я подожду. Она была уверена, что теперь у них будет достаточно времени, чтоб со всем разобраться.

Екатерина Кокурина
Автор
Автор не рассказал о себе

Свидетельство о публикации (PSBN) 2714

Все права на произведение принадлежат автору. Опубликовано 15 Февраля 2017 года

Рейтинг: +1
0








Вопросы и комментарии 0



    Войдите или зарегистрируйтесь, чтобы оставлять комментарии.

    Рейтинг
    Сказка для взрослой девочки 2 +3
    Второй шанс 0 0
    Опоздавший пассажир 0 0
    Героиня его романа 0 0


    Прикосновение без слов

    Рауль вошел в комнату и резко остановился, едва не задохнувшись от неприятного запаха, исходившего от сидящих здесь же на цепи и в намордниках волков. За ними стоял мужчина, который просил Михаэля отпустить вожака стаи, чтобы тот их увел в вольер и н.. Читать дальше
    93 2 0

    Пожар Латинского проспекта. 1 глава

    Промозглым осенним вечером Алексей возвращается домой и узнает, что сосватан благодушной женой партнером по бальным танцам своей подруге….. Читать дальше
    100 0 0

    Тёмные истории королевства 18+ "Небо в тучах, золото сверкает "

    Принц Александр с утра собирался на бой с драконами. Как вдруг он услышал стук копыт и вскоре увидел, что Арчебальд стоит перед ним на коленях.
    — Ваше Высочество, спасите моего брата.
    Алекс глубоко вздохнул глядя на Арчебальда. Он видел, ..
    Читать дальше
    97 0 0