Знаки судьбы. Вибрамы (Глава 2)


02 Января 2019
Лариса Севбо
17 минут на чтение

Возрастные ограничения 16+



Дело было давно. Саше было лет семь. Как-то Серёжа приехал из командировки, раздал всем подарки, как обычно. «А себе что-нибудь купил?» — спросила я. И Сергей со своей хитровато-смущённой улыбкой, но, в то же время с какой-то гордостью, выложил на стол вибрамы. Кто не знает – поясню. Это ботинки для туристов и альпинистов. Теперь вся обувь такая: кожаный верх и толстая рифлёная подошва. В продаже бывали ещё очень редко — дефицит, а мы любили ходить в горы, иногда в очень серьёзные походы. «Что это ты, Серёжа. У тебя же есть вибрамы?» «Ты только посмотри: какие! Смотри, какая подошва! Мне сказали, что это новый материал, отлично держит на скалах. Вдруг летом куда-нибудь в трудный поход надумаю идти»,- оправдывался Серёжа, любовно гладя свою покупку.
Спустя пару недель, когда не хотелось сидеть дома: в жару как-то разомлеваешь, делать ничего не хочется, решили пойти в горы. «Да, хотя бы в Варзобское ущелье. – Решили мы.
Может, лисьих хвостов наберём». Это цветы такие, похожие на дельфиниум. Быстренько стали собираться. Сергей берёт новые вибрамы. Я смеюсь:
— Ребёнок ты, Серёжа. Не терпится опробовать? Поход-то – простенький.
— Надо же притереться к ним, в походе будет поздно, — парировал Сергей.
Ну, вот и конечная остановка автобуса. Миновали посёлок и остановились в раздумье: идти ли по нижней тропе или по верхней? Нижняя тропа привлекательней: тропа идёт вдоль речушки, чистой в меру тёплой, так, что можно быстренько окунуться. Кругом кустарники и большие деревья, то есть идти в тени. Ещё и от воды прохлада. Но мы поздно собрались. Дойти нужно до верховья ущелья, куда мы раньше не ходили. А теперь вот узнали, что там интересный водопад. В каждом ущелье, как правило, есть свой водопад, который является целью того или иного нашего походика. Мы не знали, как далеко нам придётся идти, но знали, что по нижней тропе быстро не пойдёшь: то надо по камням перебираться на противоположный берег, то подниматься по скале, держась за ствол дерева, которое можно обойти, пролезая в щель между скалой и деревом. То ещё какие-нибудь препятствия задерживают, например, огромный валун, который можно обойти, поднимаясь по крутой тропинке на самый верх камня и, спускаясь снова к речке. У самой речки есть гравийные площадки, есть песчаные, где останавливаются для времяпрепровождения. Около этих площадок, как правило, устраиваются запруды. Их по желанию подновляют, углубляют, добавляя камни к ранее положенным. Обычно,
соблазнившись каким-либо понравившимся местом, «оседали» здесь: купались, загорали, баловались шашлычком. Потому, до верховьев ни разу и не доходили. А теперь вот, загорелось дойти до водопада.
Решили идти по верхней тропе. Жарко, конечно, идти по выжженному склону, зато быстрее. Тропа оказалась не ровной, покатой в сторону речки, то есть обрыва. К тому же она была присыпана мелкой галькой, выскальзывающей, выворачивающейся из-под ног. Была реальная опасность поскользнуться. Приходилось очень внимательно смотреть под ноги, аккуратно выбирая, куда наступать. Первым шёл Сергей, за ним Андрей, Саша и я — замыкающей. Саша любит крутить головой, и я постоянно напоминала ему: «Саша, не отвлекайся. Смотри под ноги внимательней». И вдруг, у Саши из-под ноги вывернулся камешек, он потерял равновесие и покатился по откосу в обрыв. Я, как глянула вниз, обомлела. Мы прошли уже изрядно, то есть достаточно высоко поднялись. Так что, речушка была глубоко внизу. Откос был вначале просто гладкий. Ужас, какой гладкий: ни кустика, ни какого-нибудь хорошо выступающего камня. Зато ниже ужасало нагромождение камней, спускающихся к воде. Речушка предостерегающе шумела, разбиваясь о камни. Видимо, в этом месте и уклон был значительный, потому что вода стремительно неслась между камней. Всё это мы потом разглядели. А пока было страшно, рухнуть на эту груду камней.
Только Саша скатился, как я, мгновенно вспомнив своё падение в горах Кавказа, спокойно и твёрдо скомандовала: «Саша, распластайся, раскинь руки, прижмись к скале, сильней, сильней. Цепляйся за всё, пытайся, прижимайся, спокойно». Сашка, умница. Среагировал отлично. Раскинул руки и, действительно, распластался, прижался, прямо вжался в скалу. Скорость сползания заметно уменьшилась. Сергей оглянулся, чтоб узнать, в чём дело, и, в мгновение ока, оказался рядом со мной. В эту минуту Сашка каким-то чудом увидел выступ камня. Совсем маленький, но он зацепился за него средним пальцем. Всего одним пальчиком! И…остановился. Тут произошло что-то необыкновенное: Сергей сорвался с места и огромными прыжками, плотно, с силой, приклеивая подошвы к скале, побежал Сашке наперерез. Вот он уже ниже Саши. Стоит, как вкопанный, как будто и не на голой, скользкой, крутой поверхности. И, как раз, во время. Пальчик у Саши устал, сорвался, и Саша снова стал сползать вниз, набирая скорость. Внизу его уже ждал отец.
— Саша, не расслабляйся, прижмись к земле, постарайся замедлить скорость, — скомандовал отец.
Дело в том, что на большой скорости он может сбить Сергея с ног, и тогда они вдвоём полетят вниз. Хоть камни были уже близко, но падать на них было весьма рискованно. Саша старался, как мог. К счастью, уклон стал чуть положе, и этого оказалось достаточно, чтоб отец смог подобраться к сыну, преградив ему дорогу. Пришлёпывая вибрамами, которые отлично прилипали к скальной поверхности, Сергей осторожно подобрался к Саше, притянул его к себе и стал спускаться к камням. Иногда они садились и тихонько сползали, подстраховывая себя вибрамами. Иногда, Сергей вставал, и они преодолевали участочек маленькими перебежками. Наконец, они добрались до камней. Мы с Андреем следили за ними молча, затаив дыхание, как будто боялись, что движение воздуха от нашего дыхания, может сдуть их. Теперь мы вздохнули полной грудью. Пробираясь между валунов, Серёжа с Сашей продвигались параллельно нашей тропинки. Наконец, они понемногу стали подниматься к нам, цепляясь, то за кустики, что держались в земле прочнее, то за камешки. Потом появилась чуть заметная тропка, и они благополучно выбрались на нашу тропу. Отдышались. Можно идти дальше. Только вот я не могу сдвинуться с места – ноги ватные. Я так уверенно, так спокойно командовала Сашей, что Сергей удивился моей выдержке. Сам-то он поначалу совсем растерялся, а когда Саша остановился, его, как он потом говорил, кто-то просто толкнул вниз. А дальше он делал всё сознательно и обдуманно. А я как раз в эту минуту испытала странную, резкую боль, идущую от ног через пах к животу. Я вспомнила теперь, что эту боль я уже однажды испытала в детстве, когда ржавым гвоздём проткнула пятку. Когда боль немного отступила, я почувствовала, что слабые ноги меня не слушаются. Да ещё и подбородок дрожит мелкой дрожью, как у свекрови перед тем, как заплакать. Вот и мне хотелось заплакать. Очень хотелось. Наверно, зря я тогда не заплакала: может быть, было бы легче. Ребятам уже не терпелось идти дальше. Сергей говорит:
— Ну что? Пошли вперёд?
— Я не могу, почему-то. Ноги ватные, не слушаются.
— Мам! Ну, ты чего стоишь? Не успеем, пошли быстрей!
— Идите, потихоньку, ребята, мы вас догоним. Маме что-то сердце прихватило. Идите осторожней.
Он попытался помочь мне, беря за руку, но тогда ему пришлось бы идти спиной вперёд. — Держись за лямки рюкзака, может, легче будет идти?
Я попробовала. Ноги потихоньку стали набирать силу. Ещё очень слабые, но уже слушаются. Потихоньку я разошлась. Пошла почти уверенно, быстрее. Тропинка стала лучше: немного шире и, главное – наклон в сторону речки уменьшился, тропинка стала почти горизонтальной. Идти можно было быстрее и увереннее, хоть продолжать внимательно смотреть под ноги. Вот Сергей остановился. «Думается мне, что надо воспользоваться вот этой тропочкой и попытаться спуститься вниз», — сказал он, указывая на едва заметную тропинку, ведущую траверсой вниз. Все охотно согласились. Спустились вниз довольно быстро. Ещё сверху мы обратили внимание на домик метеорологов, расположившийся на небольшой площадке около речки. Вот у них и узнаем дорогу к водопаду. Но, когда спустились ниже, оказалось, что вышли как раз к самому водопаду. Ребята сразу оценили его прелесть.
— Ой, как в Ленинграде!
Это они имели в виду Петергоф, каскад у дворца. Здесь, конечно был не Петергоф, а может, и Петергоф, но в миниатюре. Странно, никогда мы раньше об этом водопадике не слышали. Да и по всему видно: здесь редко бывают туристы. А он оказался замечательный, прелесть, какой! Плоские камни, почти одинакового размера, расположены вниз по течению на почти одинаковых расстояниях (по вертикали). Вода с верхнего камня падает вниз, образуя ванночку, из которой она выливается на следующий камень, и так далее: по принципу Бахчисарайского фонтана. Камней не много. Точно не помню сколько, но, по-моему: пять. Ванночки довольно широкие: по размеру камня, не очень глубокие. Однако, Сашке там плавать было весьма комфортно. Да и мы с удовольствием поплюхались. Подкрепились, развалились на травке, разомлели. О пережитом никто не вспоминал. Вдруг Серёжа задумчиво так говорит:
— Да-а. Если б не новые вибрамы, не кайфовали бы мы сейчас. Вы бы видели, какие там камни и расщелины! Не то, чтоб не собрать Сашкины косточки, так их ещё найти надо было бы. Свалилась косточка в расщелину и в воду, а там – закрутило и понесло.
— Серёжа, ну зачем эти страсти вспоминать: «всё хорошо, что хорошо кончается».
— Это так. Да только, если честно, я не собирался брать новые вибрамы: они и в самом деле для такого похода не нужны. Вы вот, вообще, в кедах. Но, что-то упорно твердило мне: «одень новые, да одень». Честное слово. Так что, Саша, тебя само провидение бережёт. А вибрамы-то, вибрамы! Прилипают, как намагниченные. Спасибо продавщице, не обманула.
На дорожку ещё раз приняли освежающую ванну. Пора трогаться в обратный путь. Решили опять пойти по, нехоженой ранее, дорожке, то есть по верхней, но на противоположном склоне, северном. Тропа оказалась отличная: и травка ещё не зажухла, и кустарнички. Как это мы ничего о ней не знали, да и нам никто никогда не говорил. Видимо проще: ходить по заведённому кем-то порядку. А тут нам ещё и лисьи хвосты попались: крепкие, молодые, красивые. Жаль, что они очень тяжёлые, громадные, а нам нужно быстрее идти, чтоб успеть к последнему автобусу. Сорвали только самые молодые, которые только-только внизу стали распускаться. Поделили ношу между Андреем, Сашей и мной, и пошли, уж более нигде не задерживаясь.

Лариса Севбо
Автор
Год рождения 1934. В 3-х летнем возрасте сидела в застенках НКВД. Закончила ЛИСИ. Работала в Душанбе в ТПИ, потом в проектном институте ТПИ, затем в..

Свидетельство о публикации (PSBN) 15071

Все права на произведение принадлежат автору. Опубликовано 02 Января 2019 года

Рейтинг: 0
0








Вопросы и комментарии 0



    Войдите или зарегистрируйтесь, чтобы оставлять комментарии.

    Рейтинг
    Тюрьма или репрессированные дети 5 +5
    О недоверии 4 +2
    Синема, синема...Гл.2 Соперники 0 +1
    Коза 1 +1
    Синема, синема....Гл.3 Умный в гору не пойдёт 0 +1


    Правильное мышление

    Введение

    Всем привет! Меня зовут Тори, и ко мне можете обращаться на ты.
    Я рада, что эта книга оказалась в ваших руках – это означает, что вы на пути улучшения вашей жизни. На пути того, чтобы стать увереннее, счастливее и успешнее. Я..
    Читать дальше
    515 0 +1

    3. Обрыв

    Это произведение не о суициде, даже не думайте, наоборот, это о силе человеческого осознания, желания изменить ситуацию. Обрыв — состояние души; апатия, безвыходность.

    Сейчас, или никогда – сказала я себе, делая последний шаг на пологую п..
    Читать дальше
    397 0 +1

    Актриса

    У всех хотя бы раз в жизни было такое состояние, когда хочется просто все бросить и убежать. На секунду укрыться в импровизированном убежище, чтобы дать себе передохнуть. Иногда это и правда кажется единственным верным вариантом. Но если постоянно сб.. Читать дальше
    29 0 0