а есть ли Дед Мороз на самом деле? Качели. (Глава 4)



Возрастные ограничения 16+



Наступал 1971-й год. Андрей в седьмом классе, Саша – во втором. Мы переехали в трехкомнатную квартиру, обменяв свою двухкомнатную и мамину однокомнатную, выданную ей за реабилитированного мужа. И прежняя и новая квартиры были одного и того же архитектора из нашего проектного института – Кузьменко, который при поддержке нашего замечательного директора Ефима Моисеевича Маршака, выбил разрешение на повышенную высоту этажа по сравнению с хрущевками, а так же на уширенные коридоры и веранды. Все это отнюдь не маловажно для жителей южных регионов. Коридор был Г- образный, длинная его сторона шла вдоль двух больших комнат (по 18кв.м.), упираясь одним концом в двери кухни, другим – в двери маминой спаленки. Перпендикулярный отросток шел к входной двери, так что, входя в квартиру, сразу можно было видеть сверкающую мигающими огнями нарядную елку, установленную в первой большой комнате. В центре комнаты вместо люстры висел огромный вентилятор. Кондиционеров еще не было, и Сергей добыл где-то от магазинного вентилятора мотор на стержне, приделал замечательные деревянные громадные лопасти, просверлил отверстие в потолке, подвесил эту угрожающую жизни громадину, и был очень доволен. Сначала было страшновато, ну, а потом привыкли и не мыслили жизнь без ветерка в квартире. Это была комната – гостиная. Вдоль всей стены располагался стеллаж с книгами, в который был вмонтирован телевизор и, на нижней полке – приёмник. Всё это было надёжно прикреплено к стене на случай землетрясения. Напротив стеллажа стоял диван – кровать – основное наше обитание во время телевизионных передач. Раньше мы спали в этой комнате и, в Новогоднюю ночь легко было вытаскивать подарки из ящика диванчика и раскладывать их под ёлкой. Но потом мы почему-то переехали в другую большую комнату. Во второй комнате сразу у двери вдоль стены стояла двухъярусная кровать ребят. С другой стороны двери стоял поперек комнаты шкаф, отгораживающий нашу кровать. То есть, теперь мы спали в одной комнате с ребятами, и подкладывать подарки под ёлку стало весьма и весьма затруднительно.

Итак, мы, как обычно простились со Старым Годом, встретили Новый, плотно наевшись, отправились на городскую елку. Она теперь на два квартала была ближе к нашему дому. В праздновании Нового года появились нововведения: по городу ездили легковые машины с дедами Морозами и Снегурочками, которые высовывались из окон и кричали: «С Новым годом!» и все прохожие им дружно отвечали. Если в компании были дети, снегурочка выскакивала, совала в детскую ручку конфетку, шоколадку или мандаринку и под общий веселый хохот обсыпала конфетти. Мелочь – но приятно и настроение поднимается. Около елки теперь был установлен помост – сцена, микрофон. На сцене сидели музыканты. Играли, чередуя национальные песни и современные. Около — под музыку топталась молодежь.

Иногда, кто–нибудь из более старшего поколения кричал: «Вальс давай!» Инициатора поддерживали, и звучал вальс. Тогда все начинали кружиться вокруг елки, начинал то там, то там раздаваться смех: кто-то с кем-то столкнулся, кто-то решил поменяться парами. Решив воспользоваться поднявшимся настроением публики, дед Мороз в микрофон безуспешно просил всех организовать хоровод вокруг елки. Снегурочка хватала то одного, то другого, но одной ей это сделать было тяжело. Однако, в конце концов ей удалось собрать людей в жидкую цепочку благодаря детишкам, пропели пару куплетов из «В лесу родилась елочка…», цепочка распалась, заиграли музыканты. Нам стало скучно, и мы пошли домой. Дома напились чаю с вкусным тортом (я увлекалась их выпечкой), дождались московского Нового года, посмотрели «Огонек» и «Кабачок 13стульев» (по-моему, уже давали его). Во всяком случае, достаточно поздно (или рано – 5-6 часов утра) поставили каждый свою обувь под елку и разбрелись по своим постелям.

Прошло семь лет с того памятного Нового Года, когда дед Мороз принёс ребятам большой подарок-сюрприз: огромный аквариум с рыбками. Все эти годы он старательно что-то придумывал, находил где-то что-то интересное, необычное. Ребята повзрослели, и деду Морозу приходилось всё труднее и труднее придумывать и осуществлять подарки – сюрпризы. Саша, как мальчик приземлённый, всё ещё сомневался в существовании деда Мороза. Зато Андрей всё больше и больше верил в его существование. Он любил сказки и легко верил в чудеса. Натура эмоциональная, романтическая! Каждый Новый Год между братьями вспыхивал спор по этому поводу. Саша, как ни старался, разуверить старшего брата не мог. Его логические доводы с треском разбивались о быт, так сказать. Он не мог объяснить: откуда взялись рыбки? А щеглы? Ну, предположим, рыбок где-то как-то можно спрятать, а птиц? Они же щебечут так, что во дворе слышно. В этот раз Саша обещал выследить родителей и доказать свою правоту.
— Саш, а зачем это тебе нужно? Разве не интересно верить в существование деда Мороза?
— Как можно верить, если никто и никогда его не видел?
— А Бог? Есть он или его нет? Его никто и никогда не видел, но очень многие верят в его существование. Почему? Он тоже вроде сказки. Всё видит, всё слышит, всё может, как наш дед Мороз. Разве это плохо?
— Всё равно докажу, — насупился упрямый Саша. – Поможешь мне?
— Нет? Я лучше посплю. Лезь и ты к себе.
— Я около тебя полежу, ладно? Я – с краюшку.
Сашка старался из последних сил не спать. Ждал, когда кто-нибудь из нас выйдет из комнаты. Один раз даже скатился с кровати.

Обычно детей в школу не добудиться, а тут встают ни свет, ни заря: не дадут насладиться сном вволю. Вот и в этот раз дети вскочили рано и тихонько, чтоб нас не разбудить, пошли смотреть, что там под елкой. Забрав каждый свое, обнаружили еще общий подарок, то есть на обуви обоих мальчишек, лежало что-то непонятное: какая-то палка, веревка, какие-то кольца. Опять шуточки деда Мороза. Андрей догадался: «Это — спортивные снаряды!» Проснулась бабушка. На вопрос, куда все это крепить, бабушка сразу нашла ответ:
— Да вот хоть бы к дверной притолоке.
Но Андрей отверг этот вариант: «Во первых, будет мешать ходить, во вторых – это очень низко: подтянешься и… темечком об деревяшку». Ребята явно были разочарованы: что-то дед Мороз на этот раз неудачный подарок придумал. Бабушка стала их утешать:
— Вот папа встанет и чего-нибудь придумает.
Ждать? Нет, скорей к папе. Растормошили нас. Мы отправились к ёлке. Сергей крутил, крутил все эти палки, верёвки, железки. Рассматривал и так, и эдак.
— Сейчас, сейчас! Что-нибудь придумаем, найдем к чему бы прикрепить.
— Серёж! Глянь сюда. Идите сюда! А тут что такое? – спрашивает бабушка, показывая на что-то, прикреплённое к антресолям в коридоре.

Все ахнули, увидев, что под потолком висят…качели. Да, да самые настоящие детские качели с перекладинкой впереди, чтоб ребенку не упасть. Качели закреплены за крюк в стене. Сняли с крюка, и они опустились. А в потолке еще крюки есть: для подвешивания перекладины, или колец, или каната. Мама моя всплеснула руками:
— Господи, Сережа, и когда это ты успел?
Я даже разозлилась:
— Ну, мама, сама подумай, разве человек может за два часа такое соорудить? Мы же спать легли уже часов в пять.
Неожиданно возмутился и Андрей:
— Бабушка, как ты не привыкнешь? Это же дед Мороз! Мама с папой спали. Я почти не спал и знаю, что они не выходили из комнаты.
— Ладно, — говорит Сергей.- Надо качели проверить на прочность. Садитесь, мама, покатаем вас. Вот я сейчас опущу ниже, чтоб падать было не очень больно.
Мама возмутилась, дети возбудились, обрадовались:
— Ну, бабушка, бабушка, ну, пожалуйста. Дед Мороз, наверняка прочно сделал. Мы тебе поможем встать, если упадешь.

Как не странно, но мама согласилась: на что не пойдешь ради любимых внуков.
-Уж лучше я упаду, чем кто-нибудь что-нибудь из вас сломает.
Еле- еле втиснули бабушку, качнули несколько раз под визг и писк возбужденных ребят. Потом остановили и с трудом сняли с нее сиденье. Потом каталась я. Сергей раскачал меня высоко: так что я почти касалась верха двери в мамину комнату. Тут дети не выдержали:
— Теперь я, теперь я — кричали они на перебой. Следующим был, конечно, Саша: Андрей всегда ему уступал. Даже, если бы мы сказали, что теперь по старшинству Андрюша будет кататься, он бы все равно не сел. Саша, когда его раскачали почти под потолок, замолчал и, мне показалось, даже побледнел.
Если честно, то, с непривычки, действительно страшновато. Я это сама прочувствовала, только виду не подала. Сергей, например, высоко не взлетал.

— Все, — говорю. – Теперь Андрюшина очередь. А то вы уже вошли в раж. К тому же пора завтракать, Андрюша может покататься, пока мы все умоемся и приготовим завтрак.
Завтрак готовить просто: вытащили из холодильника все, что осталось с вечера и — готово. Мама все бормотала: «Ну, учудил ваш дед Мороз, так учудил!»
Теперь мальчишки были довольны. Целый день они занимались заменой каната на кольца, потом снова на качели. Кстати, я еще смогла вспомнить былое: т.е. свои занятия гимнастикой: показала им, как раскачиваться на кольцах, как делать вис согнувшись, т.е., задрать ноги над головой, сложившись в поясе. Потом рискнула и вис прогнувшись показать, то есть вытянулась вверх и почти упёрлась ногами в потолок. У ребят пока, конечно, не получалось, но победы были впереди. Соревновались в лазанье по канату. Андрей говорит: «Ну, теперь я в классе буду лучше всех взбираться».
Потом папа продемонстрировал свою силу, подтянувшись на перекладине какое-то фантастическое количество раз. Не зря каждое утро он накачивал мышцы, занимаясь на веранде с гантелями. Вот теперь он получил в награду восторженные аплодисменты от своих сыновей.
Сначала ребята хорошо всем занимались, но со временем мы перестали уделять им внимание, и им надоело снимать одно, вешать другое, и в ходу остались лишь качели. Вот, где мы оценили просторные коридоры, высокие потолки в нашем доме. Не будь такого комфорта, не смог бы дед Мороз устроить такой необычный сюрприз.
Качели пользовались популярностью не только у детей, но и у взрослых. Наши друзья Гороховы облюбовали коротать на них время, пока накрывается стол. Да и мы с мужем частенько пользовались ими. Что-то в качелях есть магическое. Не зря ведь в дворянских и помещичьих семьях бытовали кресла-качалки. А сейчас? На всех дачах стоят скамейки-качалки. Мерное качание успокаивает нервную систему. Я сама частенько садилась в качели, особенно, если какая-то производственная проблема не решалась. Сидела, покачиваясь. Постепенно мозги начинали приходить в норму: каждая мозговинка находила своё место, образовывался какой-то порядок в голове, и неожиданно приходило решение.
И Серёжа, иногда отвлекался от своих чертежей, садился на качели и тоже раскачивался, раскачивался, пока либо его звали ужинать, либо тоже появлялась дельная мысль. А раз я застала маму на качелях. Да! Я в тот день ушла раньше с работы, чтобы никто не отвлекал от проверки чертежей, которые надо срочно сдавать. Глаза устали от напряжения, и я решила передохнуть. Мне показалось странным, что мама не тарахтит на кухне посудой, её вообще не слышно. Видимо, задремала. Я тихонько открыла дверь, выхожу из комнаты и вижу маму, сидящую на качелях с закрытыми глазами, мерно раскачивающуюся. Она передвинула выше ограждающие планочки и спокойно поместилась между канатами. Я никогда не забуду выражение её лица. Описать довольно трудно. Оно было задумчиво, но необычно спокойно, и, как мне показалось, немного грустное.
О чём она думала? Вспоминала своё детство? Свои качели!? Или просто дремала? Нет! Вспоминала что-то. Это было видно по дёргающимся ресничкам. Я не стала ей мешать и снова села за чертежи. Мне подумалось, что она, наверное, не впервой качается так на качелях.

Особенным успехом качели пользовались у Сашиных друзей. То один, то другой после уроков забегали немного покачаться. Бабушка долго качаться не разрешала: Саше нужно обедать и бежать в школу, где он всё время что-то чинил, красит, клеил, стругал. На уроки времени не оставалось. А, если дать ребятам волю, то отбою не будет.
Вот уж у Саши день рождения. Он пригласил своих друзей – одноклассников. У него было много в классе друзей, но что примечательно: они были из разных группировок. Эти группировки враждовали между собой, но и у тех, и у других Саша был лучшим другом. Поэтому у нас за столом враждующие группы мирно уживались, уплетая разные вкусности. Потом: игры, развлечения, даже поездки на машине к ближайшим горам.
В этот раз основными развлечениями были соревнования. Особенно, всем понравились качели. По домам ребята никак не хотели расходиться. Уже стали звонить мамы. Потихоньку количество ребят уменьшалось. Вот остался только Миша. Мама его много раз звонила, требуя, чтобы сын шёл домой, но безуспешно. Оказывается у них в семье уговор: если просьба завершается словом: «пожалуйста», — волшебным словом, то в этой просьбе отказывать не принято. Вот этим Мишка и воспользовался, выторговывая, ещё пять минут, ещё десять, ещё пять. Кончилось тем, что мама его вынуждена была за ним придти сама.
Прибегали и девочки из Андрюшиного класса. А надо сказать, ему удалось привлечь на свою сторону некоторых девочек. Каждый Новый год они приходили убедиться в неожиданных подарках, которые кроме деда Мороза никто не смог бы принести. Как-то я случайно подслушала разговор Андрея с Сашей.
— Ну, что, Саша! Чем ты можешь объяснить, кто и когда сделал крюки для крепления снарядов? Папа по ночам сверлил бетон? Наши кровати у самой двери, но мы ничего не слышали. Я вообще сплю чутко, ты же знаешь. А бабушка? Разве она бы разрешила беспокоить соседей? Да, разве соседи бы выдержали такой шум? Аза Алексеевна милицию со всей республики бы собрала. Ну, Сашка, давай, давай выскажи свою версию.
— Я не могу. Я ещё очень маленький. Вот вырасту и пойму, как папе это удалось сделать. Тогда и скажу.
— Вот упрямый! Надо мной сколько лет в школе смеялись, а теперь некоторые верят, что к нам приходит дед Мороз.
— А, почему к ним не приходит?
— Потому, что они не верят. А у нас в семье все, кроме тебя, верят.
— А, знаешь, Андрюша! Мне иногда кажется, что я тоже начинаю верить.
Вот так то! Неожиданный поворот.

А время шло. Дети выросли, женились, уехали от нас: Один – в Ленинград, другой – в Москву. Всё это время качели висели на крюке, мы их не снимали – память! Вот уже у нас появились внуки. Правда, далековато от нас. Лето! Нам привезли Мишеньку – старшего сына Андрея. Теперь внук мог целыми днями кататься на полюбившихся качелях. Даже на дачу отправлялся с неохотой. Там, естественно, забывал о качелях: других развлечений много. А зимой привезли внучку Танюшку. Вот, кто оценил прелесть катания на качелях. Совершенно бесстрашная была девчушка. У меня, по-моему, с тех пор и стали появляться седые волосы. Она замучивала Сергея:
— Деда! Ещё! Деда, сильней!
Потом, она научилась раскачиваться сама, да так, что взлетала очень высоко, стараясь достать ножками потолок. Мама старалась закрываться на кухне, чтобы не получить инфаркт. Так и выросла внучка в бесстрашную девушку. Любит экстремальные виды спорта. Отпуска проводит, катаясь на горных лыжах, на сноуборде. И с удовольствием вспоминает первое своё увлечение экстримом – дед Морозовские качели.

Лариса Севбо
Автор
Год рождения 1934. В 3-х летнем возрасте сидела в застенках НКВД. Закончила ЛИСИ. Работала в Душанбе в ТПИ, потом в проектном институте ТПИ, затем в..

Свидетельство о публикации (PSBN) 23304

Все права на произведение принадлежат автору. Опубликовано 08 Декабря 2019 года

Рейтинг: 0
0








Рецензии и комментарии 0



    Войдите или зарегистрируйтесь, чтобы оставлять комментарии.

    Тюрьма или репрессированные дети 5 +5
    О недоверии 4 +2
    Синема, синема...Гл.2 Соперники 0 +1
    Коза 1 +1
    Синема, синема....Гл.3 Умный в гору не пойдёт 0 +1

    Цветок папоротника

    Совпадают ли желания разума с желаниями души?.. Читать дальше
    134 1 +1

    Если люди не любят

    Если люди не любят.

    Люди не любят прыгать с вершин, они любят прислонится к пушистому кашемировому пледу с оленями, смотреть на мигающую разноцветную гирлянду, красиво уложенную на еловых или сосновых ветках, наблюдать за своим расплывшимс..
    Читать дальше
    397 0 0

    ОКНА Оксана

    Для тех, кто еще способен думать.. Читать дальше
    183 0 0




    Добавить прозу
    Добавить стихи
    Запись в блог
    Добавить конкурс
    Добавить встречу
    Добавить курсы