"Где летом холодно в пальто" глава 1.


  Психологическая
584
17 минут на чтение
0

Возрастные ограничения 18+



Я думаю трудно придумать все это. Придумать можно, но это будет сухо и апатично…
Перенести на бумагу, и пропитать строки живой энергией, сможет лишь человек переживший это. Основной посыл моей истории, это обращение к молодежи, и людям уже преступившим черту…

ГЛАВА 1

Солнечный день. Мы с отцом ловим рыбу, удочки выструганы из обычных веток.
Меня согревает солнце и присутствие отца…
.
Большой высокий ангар весь заставленный ящиками по периметру, я нахожусь в центре этого огромного склада, разговариваю с компанией знакомых ребят, вдруг одновременно они начинают пятиться назад, смотря, как бы сквозь меня. Я понимаю, что за моей спиной происходит, что-то ужасное, но не могу сдвинуться с места, где-то там, в глубине сознания я понимаю, что за спиной – он…и дикая волна ужаса и страха заполняет всё моё тело…

Воспоминание и видение, а между ними годы и огромная пропасть между детским счастьем и взрослой действительностью.
…Открыв глаза, я увидел перед собой клопа, и сознание стало возвращаться.От этого стало невыносимо горько больно и обидно. И что-бы окончательно придти в себя, произнёс вслух – я убил человека.Перевернулся на спину, тёмная камера, с освещением 36 ватт. Холодная нара, а между спиной и металлическими полосками всего лишь кожаная куртка. Но мне всё равно, если бы от этого, что-то поменялось, я бы продолжал лежать… но, увы.

Поднявшись, начал прикидывать, какой срок мне светит.Самый максимум пять лет, моя наивность на тот момент не знала границ, это позже, когда я пройду, все университеты уголовного мира, я буду вспоминать свои прикидки срока с улыбкой.
А на тот момент я свято верил, что пятёрка де-юре, а трёшка де-факто.И это чуть успокоило. Больше всего угнетало, это состояние отца после того, как он узнает о том, что произошло с его сыном. Я для него был всё, захотелось завыть.Сразу вспомнились тюремные песни, где зеки часто воют по волчьи.
И это реальное чувство, чувство полной безнадёги и отчаяния, психика в таких случаях находится на пределе, пиковая нагрузка.Внутри всё звенит от напряжения, и если бы я тогда мог молиться, то спасался бы молитвой, а на тот момент …

Из этого состояния меня вывел лязг засовов, тюремные двери это отдельная история.
Этот звук для зека многогранен, он может нести как позитив, так и негатив.
А если вкратце он может принести освобождение, а может и расстрел (события описываются до введения моратория на смертную казнь)…
В камеру вошёл и сел молодой парень, всё это в полной тишине.Так он просидел больше часа, я особо не пытался приставать, так как сам не имел особого желания разговаривать. Я бы, наверное, лёг бы поспать, если бы не одно но. Руки, одежда местами лицо, у парня были в крови.
Несмотря на плохое освещение, я это отчётливо увидел, плюс запах свежей крови, который наполнил всю камеру. Я поинтересовался:
«Как звать?”
он ничего не ответил, сидел и тупо смотрел себе под ноги.
Я подумал: маньяк.

Тем более не удастся поспать. Мозг постепенно начинал запускать программу на выживание. Это как презумпция невиновности, где если хоть одно обстоятельство говорит в твою пользу, ты не можешь быть обвинён. Так и здесь, если есть одна причина для беспокойства, спать нельзя. Даже если захочешь, мозг не даст уснуть.
-Саня меня зовут- донеслось из полумрака. И дальше не останавливаясь, монотонно, без эмоций последовал монолог:
-Брат у меня наркоман…был. Мать одна нас воспитывала.Из дома вынес всё, что можно было. Я пока был маленький, особо влиять на это не мог. Постоянные крики, ругань с матерью, угрозы, побои. Короче- ад.
Месяц назад мне исполнилось 17 и я решил не оставаться в стороне. И как-то отстаивать наше с мамой право на проживание в квартире. Ведь последнее время наша кухня превратилась в мини- лабораторию по переработке мака-сырца. Два часа назад я вернулся с работы. Вижу, мать плачет возле подъезда, говорит, пришёл с друзьями, а меня выкинули.У меня словно в голове тумблер щёлкнул. Я поднялся в квартиру, достал с полки молоток, и зайдя на кухню, без разговоров размолотил брату голову.
Вот так в один день мать потеряла двух сыновей.

Мы ещё помолчали, а потом пришёл охранник и через кормушку передал чифира, почему-то в аллюминевой миске. Оказалось братва из соседней камеры подогрела.
КПЗ это такая пересыльная тюрьма в миниатюре, в ней находятся, люди, которых сразу привозят с мест преступления, а также бывалые зеки, у которых за плечами не один срок, так называемые «строгачи». Система такая, в каждом областном центре есть СИЗО, а в других городах области есть КПЗ.
Суда дожидаешься в СИЗО (следственный изолятор), в простонародье тюрьма. А когда тебя везут в твой город на суд, то на это время, в течение 2-3 дней находишься в КПЗ. Интересно то, что в одной камере, вместе с матёрыми уголовниками могут оказаться совсем зелёные, только начавшие познавать этот страшный мир, люди.

Мы разговаривали с Саней. И одновременно, посредством крепко заваренного чая, начинали приобщаться к тюремной культуре. Это, как при рождении малыша, стараются первым делом дать ему материнскую грудь, чтобы он с первым глотком стал впитывать и познавать для себя новый мир. Вот так и чифир для зека. Кружка всегда ходит по кругу, делается ровно два глотка. С кем попало пить чай не сядешь, можно испортить себе жизнь до конца срока.
Спустя некоторое время нам передали передачу. Это Сашина мать, отправив старшего в морг, дав показания следователю, нашла в себе силы и собрала единственному уже сыну покушать. Это оказалось кстати. От чифира с непривычки тошнило, а холодные вареники вскоре стабилизировали ситуацию.
Через час моего сокамерника увели на первый в его жизни допрос. Мы уже встретимся через 10 месяцев в транзитной камере.За то, что он взял на себя роль судьи и одновременно исполнителя приговора, он получит 9 лет.

Я опять остался один на один с тёмной камерой, со свинцовыми мыслями, совестью и с ужасным чувством непоправимости того, что произошло. Значение слова «баланда» я понял на все 100% при первом знакомстве с тюремной пищей, Это просто не съедобно.
Уже, будучи на зоне, я узнал от отца, что он каждый день через конвой передавал передачи, а так как до Нового Года оставалось 3-4 дня, весь персонал беспробудно пил, и предназначенные мне передачи благополучно уходили на закуску.
В итоге я три дня ничего не ел.
29 декабря с утра объявили, что через час повезут меня к прокурору, будет определяться мера пресечения в отношении меня. Я всё ещё лелеял надежду, что меня выпустят под подписку о невыезде.
В первый раз за четверо суток меня вывели на улицу. Да-а…. -30 и всё завалено снегом, а на мне водолазка и кожаная куртка. Ехать предстояло 50 км. Но, учитывая занесённые снегом дороги и быстроходность советской техники, стало понятно, что мне предстоит новое испытание.

Этапирование подозреваемых, обвиняемых, заключённых, происходит двумя способами. На короткие расстояния в арсенале у ГУИНа имеется « воронок». Служебное название этой машины-АвтоЗак.Большой железный короб с двумя отсеками и решётками вместо дверей.
Перед клетками находится место для конвоира. Каждый отсек рассчитан на 6, максимум 8 человек. В то время я ещё не догадывался, что вопреки всем земным законам, железная клетка может становиться резиновой.
Через годы, в один такой отсек, набьётся семнадцать человек. В их числе буду и я…Машина тронулась. Первая мысль была, надо пытаться как-то двигаться, дабы не окоченеть. Но на ходу это было невозможно, сильно трясло. Я смиренно сел и решил, будь что будет. Передо мной кутался в овчинный тулуп охранник, нас разделяла решётка. Через час я стал засыпать, на ум пришло: Замерзаю… Спросил, сколько нам ещё ехать?

Охранник, несмотря на овчинное обмундирование, видно тоже окоченел. Сидел и молча смотрел в одну точку. Не помню, сколько ещё продолжалось наше путешествие, но приехали уже когда стало смеркаться.
Когда открыли решётку, я встал и понял, что не могу идти, ног фактически не чувствовал. Но видно это обстоятельство мало кого волновало, внизу уже ждали двое молодцов с резиновыми дубинами и криками подгоняли. В принципе физическая расправа меня мало пугала, а вот разгневать прокурора, и не дай Бог, это повлияет на принятие решения по мере пресечения…

И я пошёл, на деревянных ногах держась за железные стены этой морозильной камеры.(Впрочем, жарким летом эта камера благополучно превращалась в печь СВЧ).Спрыгнув, я не удержался и упал. « Наверное, пьяный»,- веселились молодцы. А мне было не до веселья…Огромный кабинет, уютный мягкий свет и необъятное лицо прокурора. Всё это успокаивало, и одновременно настораживало.
«Садитесь», — наконец заговорило лицо".
Похоже на чёрный юмор, ведь я уже фактически одной ногой нахожусь в отсидке. Я присел.
«… В связи с тяжестью преступления, меру пресечения назначить — арест»
Меня привели в местный каземат, последняя отправная точка перед тюрьмой.Пришёл майор, сказал, что приехал отец и передал тёплые вещи. Я поинтересовался, что отец передал на словах, «Дурак»- ответил майор и ушёл. Вот опять еду в воронке, но нас уже 8 человек и ехать всего ничего, СИЗО не далеко.

Всё, ворота тюрьмы.Нас выгружают, особо не церемонятся. Мат, и особо медлительных со всего размаху дубиной… Мы для них кость в горле. 29 декабря, праздничное настроение, а тут с этим стадом надо возиться.Длинные коридоры, слабое освещение, нас человек 60. Все, в чём мать родила, пар идёт изо рта, как у лошадей зимой.В руках личные карты, ими и прикрываемся.
Проходим мед. комиссию. Забор крови ВИЧ, гепатит и т.д. Осмотр венеролога на предмет внешних признаков венерологических заболеваний. Чувствуешь себя последним скотом, но видно так и есть, раз нахожусь здесь. Последняя процедура, баня с традиционной подстрижкой наголо.Смотрю на себя в зеркало и чувствую, что вместе с волосами, на пол падает, также, бесцеремонно сбритая моя нормальная жизнь
.
Большая камера. Странная картина… Огромное количество народа и пронзительная тишина.Ждём последнее распределение на сегодняшний день. В течение часа мы получим свои квадратные метры проживания на долгие месяцы. Тишина начинает немного разбавляться вспышками разговоров. Все, начинают наперебой обсуждать, в какие камеры нежелательно угодить. Становится ясно, самое страшное место в тюрьме — это подвал.Когда-то давно, мне запала фраза из песни, где пелось о тюрьме:
« …Помнишь, мама я любил встречать рассвет, здесь мне больше нравится закат»
Мне было непонятно почему закат. В первые дни пребывания в неволе, я начал понимать смысл этих строк. Самые тягостные минуты — это минуты пробуждения. На тебя наваливается груз предыдущих дней и неизвестность предстоящего дня. А вечером приходит аппатия от пережитого и передуманного, и всё в свете усталости становится не таким уж проблематичным.

Свидетельство о публикации (PSBN) 3835

Все права на произведение принадлежат автору. Опубликовано 27 Мая 2017 года
D
Автор
Автор не рассказал о себе
0






Рецензии и комментарии 0



    Войдите или зарегистрируйтесь, чтобы оставлять комментарии.

    "Где летом холодно в пальто" глава 2 0 0

    Назад на Альфа Центавра

    Часто ли вы слышите свои настоящие мысли? О чем они?
    Может о незнакомых краях, неведомых существах и новых чувствах. А может не о таких уж незнакомых и далеких.

    Некоторые не состыковки с родами и окончаниями глаголов или резкое чере.....
    Читать дальше
    201 0 0

    Души больше нет.

    Немного размышлений(самую малость)... Читать дальше
    504 0 0

    Голос в моей голове

    … Впервые я услышал его около года назад. Только это был совсем не голос, а, скорее, просто мысль. Жирнее, чем все те, что посещали мою голову раньше. Мне даже показалось, что это была первая большая мысль в моей голове. Как бы не так!

    Не.....
    Читать дальше
    68 1 +2




    Добавить прозу
    Добавить стихи
    Запись в блог
    Добавить конкурс
    Добавить встречу
    Добавить курсы