Книга «За Ленина»

Азов-гора


06 Декабря 2018
Смолюк Андрей Леонидович
58 минут на чтение

Возрастные ограничения 18+



Сборы

В этот поход, в общем-то, собрались мы спонтанно. Просто было у нас свободное время, которое надо было на что-то «убить», на что-то потратить. Обычно к походом мы готовились заранее, а тут этого не было. Может быть, это даже и хорошо. Так уж водится: когда делаешь спонтанно, то, как ни странно, но лучше все получается.
А все началось с того, что тихим июльским вечерком собрались мы у меня на квартире. Родители мои, к нашей великой радости, уехали в отпуск в заморские края на юг, так что квартира была в нашем распоряжении. Собрались мы, как всегда, попить пивка (без этого, как вы сами понимаете, нельзя) и пообщаться на различные темы волновавшие нас.
В тот вечер нас было четверо: я, Сергей, Володя и Вячеслав. Володя, самый начитанный из нас, неожиданно начал странный разговор:
— А вы знаете, например, где живет хозяйка Медной горы?
Ну, мы, естественно, не знали, поскольку особого дела нам до хозяйки Медной горы как-то не было. Не интересовались мы ею, хотя как все живущие на Урале, знали, что есть такая.
-Ну и где же? – спросил, вынимая изо рта сигарету, Сергей.
-Да вот, понимаете ли, — отреагировал на этот вопрос Володя, — рядышком она тут с нами. Можно сказать рукой подать.
-Интересно, интересно, — сказал Вячеслав. – Я бы с удовольствием побывал у нее в гостях. Говорят, что камней у нее разных красивых видимо-невидимо. Главное, чтоб горы там были красивые и высокие.
Вячеславу, как самому заядлому туристу-альпинисту из нас, доставляло всегда большое удовольствие разглагольствовать на, всякие там, горные темы: вершины, реки и поделочные камни.
-Нет, ты не темни, — дымя сигаретой, в такт Вячеславу продолжил Сергей. – Ты прямо говори – что, где и почем водка в магазине. Да и вообще, причем здесь эта самая хозяйка? Опять ты, Вовка, видать книг перечитал.
-Да уж, — снова отреагировал Володя, — перечитал, не перечитал, а сказы Бажова вновь перелистывал. И из этих самых сказов, путем дедукции с применением индукции, вывел я, что хозяйка Медной горы рядом с городом Полевским живет. Есть там такая знаменитая Азов-гора, так вот там у нее хоромы. И если честно, ребята, то захотелось мне, и даже очень, побывать на этой самой Азов-горе. Тем более что до Полевского то совсем тут и недалеко. Подумаешь, какие-то восемьдесят километров!
-А гора-то хоть высокая? – поинтересовался Вячеслав опять же с позиции заядлого туриста-альпиниста. – Поди всего каких-то пятьсот метров! Знаю я эти горы Среднего Урала.
-Пятьсот восемьдесят девять метров, если быть точным, — Володя эту точность обожал как любимую девушку.
-Мелочевка, — произнес на это Вячеслав, – и ползти то туда совершенно не стоит. Пусть даже там и хозяйка живет.
Но лично мне, хотя я как всегда помалкивал, стало интересно. Что это за Азов-гора такая, и с чем ее можно попробовать. Да и побывать на месте жительства хозяйки славного Урала мне вдруг очень даже захотелось. Кроме того, как фотограф всей нашей компании, я подумал, что давно не менял фотографии уральских красот, что висели в моей комнате на стенках. Пора их было поменять, чтоб потом в случае чего и похвастаться перед кем-нибудь, что вот, дескать, где мы были.
-Давайте по пивку, — предложил я, — а потом Володя расскажет все поподробнее. В конце концов, наши Вишневые горы мы облазили, на Таганае были, в горах Башкирии тоже были, а вот на Азов-горе, да к тому же легендарной, бывать еще не приходилось. Очень даже может стоит эту ошибку исправить. Тем более что фотоаппарат мой весь “паутиной” покрылся, так как я его давно что-то в руки не брал, а это очень мне даже и не нравится.
-Да я уже все собственно и рассказал, — ответил на мои словесные излияния Володя. – Делать-то нам все равно нечего, а просто так по вечерам сидеть и пиво пить, в конце концов, не такое уж и интересное занятие.
-А у тебя карта есть? – спросил Вячеслав. Без карты он не мог куда-то ходить, куда-то лазить. Ему всегда нужно было заранее знать, где какие природные достопримечательности, по которым можно поползать и на которые можно посмотреть.
-Да в том-то и дело, что нету, — сказал Володя. – Разве можно достать карту, где наш Снежинск и его окрестности обозначены. Сами знаете, что под секретом это и очень даже большим. Однако, руководствуясь описаниями Бажова, можно в принципе обойтись и без карты.
-Да нет, без карты плохо, — заметил Вячеслав. – Думаю, что такую можно найти в городском туристском клубе. Хоть и приблизительная, но карта должна быть там. Вопрос с картой я могу взять на себя. Пожалуй, завтра и схожу я в клуб.
-Ну, так что? Идем? – обрадовано произнес Володя. Было видно, что идеей посетить эту самую легендарную (правда, не очень понятно, чем легендарную) Азов-гору он вовсю загорелся.
-А какие там населенные пункты нам попадаться будут? – опять же сквозь дым сигареты поинтересовался Сергей. – И самое главное, есть ли там магазины?
Если сказать по-честному, то Сергея мы не очень любили брать с собой в походы, так как все походы с ним, как правило, сводились, пусть и к дружеским, но все-таки попойкам. А попойки, конечно, дело замечательное, если не каждый день. Если каждый день, то тоска это по большому счету, да не просто тоска, а зеленая. Как будто больше вокруг ничего нет интересного.
Вопрос о том, идти нам в поход на Азов-гору или нет, был поставлен на голосование. Володя был “за”, так как жуть как хотел посетить бажовские места, Сергей тоже был “за”, так как у него появилась перспектива славно гульнуть на природе, и я не отстал от ребят, мне очень захотелось поменять фотографии на стенках и поснимать красивые виды природы. А вот Вячеслав воздержался. Думаю из принципа. Ему нужны были горы преогромные, просторы неописуемые, а каких-то пятьсот восемьдесят метров не очень его вдохновляли. Нельзя было тут повисеть где-то между небом и землей вверх ногами и понаслаждаться тем, какая это наша земля красивая в этом положении.
Однако раз большинство высказалось за поход к месту жительства нашей хозяйки Медной горы, то ему, Вячеславу, ничего не оставалось делать, как подчиниться. Но как мы поняли, он по этому поводу не очень переживал.
-Может, — так сказал он, — раз горы невысокие, то в них камешки какие-нибудь есть. А это будет очень даже кстати.
А Сергея, по-прежнему, волновали населенные пункты и магазины в них, где, как ему хотелось, можно было купить горячительное (тащить это горячительное на себе – дело наитруднейшее: во-первых тяжело, а во-вторых, покоя в душе от этого нет, так и хочется, особенно вечерами, испить и искушать).
-Да есть, есть там населенные пункты, — успокоил его Володя. – Про эти населенные пункты даже Бажов свои записи сделал. Старинные это населенные пункты. Да и дорога-то тут в принципе известная. Сначала деревня Ключи, затем деревня Каменушки, потом деревня Полдневая и, наконец, город Полевской. Так что успокойся. Магазины мы найдем. А что касается душевной пищи, так я вычитал, что в Полевском музей Бажова есть. Можно в него и зайти.
Лично меня музей Бажова вдохновил больше, чем магазины в населенных пунктах. Не люблю я, честно говоря, в походах пьянствовать. А что касается Вячеслава, так он прямо и сказал Сергею:
-Пить, как известно вредно. Так что, если, Сергей, хочешь с нами идти, учти это. А что касается музея Бажова, так это очень даже хорошо, окультуримся мы в нем!
На этом наш разговор о предстоящем походе подошел к концу. Просто мы решили, что не будем себя обременять разными раскладками: кто и что должен взять и в каком количестве. Каждый возьмет по банке тушенки, немного картофеля, да и пару пакетиков сухих супов. В случае чего, действительно, местность вокруг Полевского достаточно заселена, это вам не Таганай с Башкирией, и если что, то еду мы купим где-нибудь и как-нибудь. Кроме того, мне ребята дали немного денег на всякие там фотопринадлежности, в основном на пленку, и как всегда пожелали “сочных кадров”.
В общем, через пару дней мы были готовы. Палатки, купленные когда-то на общие деньги в Екатеринбурге, то бишь в Свердловске, уложены, спальники приготовлены, провизия взята. Сергей, как потом выяснилось, все-таки, две бутылочки, на всякий случай, прихватил. Не мог он без этого. Но это его дело, так как, в конце концов, ему их нести. (И, кстати сказать, потом бутылочки эти еще как нам пригодились).
Ждали мы теперь только оказии, которая бы нас хотя бы до деревни Ключи довезла. (Оказией Вячеслав занимался, любил он это дело.) А дальше, после Ключей, мы рассчитывали на свои ноги да на походное счастье в виде попутных тракторов и грузовых машин.
Оказия такая в виде потрепанных “Жигулей” вскоре нам подвернулась (Вячеслав слово свое сдержал и договорился с мужиками, чтоб они нас подбросили), и ранним утром, когда солнце еще только начинало подниматься над нашим Снежинском, мы тронулись в путь.

В пути

По приезде в Ключи, после того как мы вытряхнулись из «Жигулей», первое, что мы сделали, это стали изучать карту, что достал Вячеслав. Карта была еще та. Ни масштабов, ни параллелей, ни меридианов на ней не было. Просто была указана дорога да населенные пункты. Разбирайся, дескать, как хочешь. Впрочем, ничего удивительного в том не было, так как вся эта местность под секретом государственным была.
Вячеслав даже принялся извиняться за такую карту.
-Другой все равно не было, — так сказал он. – Но поди, не заблудимся. Я вот даже компас с собой прихватил. Куда-нибудь да выйдем.
Однако нам нужно было не куда-нибудь, а в Полевской, поэтому мы постарались выжать из карты все, что могли. Выручало нас здесь одно – дорога здесь одна единственная и, не мудрствуя лукаво, мы весело зашагали по ней.
В Ключах Сергей начал было выяснять, где магазин, но, слава богу, он был еще закрыт, и поживиться в нем Сергею не удалось. Это нам, кстати, даже понравилось, так как, в конце концов, отдыхать мы вышли на природу, а не заниматься бог знает чем.
По поводу закрытого магазина Вячеслав сказал лишь одно:
-Всему свое время. Будут у нас еще магазины, так что, Серега, не переживай. Терпи, казак, атаманом будешь!
Не успели мы пройти деревню, как Володя заявил:
-Ну, карта картой, а нам надо сориентироваться!
А это самое ориентирование, надо признать, в походах Володя очень обожал. Он залезал на самое высокое дерево, оттуда как впередсмотрящий на корабле обозревал окрестности и потом показывал всем, куда надо идти. У него даже бинокль для этой цели был. Одним словом, командором он был нашей компании.
Так что не успели мы оглянуться, как Володя скинул рюкзак и полез вверх по сосне. Мгновение – и его не стало видно среди веток.
Наш командор ориентировался минут двадцать. Наконец, он с треском свалился с дерева, какой-то сучок видать не выдержал, и торжественно произнес:
-Надо идти вот по этой дороге, на которой мы стоим, и никуда не сворачивать!
Зачем нужно было лезть на дерево, чтоб только сообщить нам о том, о чем мы и сами догадывались, было не очень понятно. Дорога здесь, как я говорил, одна, других просто нет. Но раз нравится человеку ориентироваться, то пусть ориентируется. Демократия у нас в компании была. Кому магазины, кому ориентирование, кому что.
Лично меня это мало волновало. Я был занят тем, чем обычно занимался в походах — искал красивые виды природы и фотографировал их. Сосны там всякие, березки, горочки и пригорочки. Не забывал я, конечно, и своих друзей, периодически запечатлевая их на фотопленку.
Не обращал особого внимания на действия остальных и Вячеслав. Он как самый заядлый турист-альпинист, все искал взглядом горочки, на которые можно было залезть и оттуда обозревать окрестности.
-Давно я что-то не висел вверх ногами, — говорил он. – В этом положении, друзья мои, впрочем, вам этого не понять, земля наша уральская просто красива неописуемо!
Однако, здесь, в центре Урала, горок больших нет, да и к тому же дорога еще была впереди длинная, поэтому Вячеслав просто шагал, напевая про себя какую-то туристскую песню (как всегда, наверное, про какие-нибудь перевалы, которые так трудно покорять).
До Каменушек мы дошли часа за четыре без особых приключений. Попутные тракторы и грузовые машины нам не попадались, поэтому решили мы, что после Каменушек сделаем привал. Нужно было маленько отдохнуть.
А в Каменушках был магазин. Не успели мы даже ойкнуть, как Сергей произнес:
-Надо сходить на разведку. Вдруг в магазине чего-нибудь да есть!
Отговаривать его от этого, мы знали, бесполезно, и стали даже с каким-то ужасом глядеть, как он отправляется в этот магазин. Но страхи наши были напрасны. Ничего, кроме захудалого портвейна, в магазине не было. Причем портвейн был не в бутылках, а в трехлитровых банках. Портвейн да еще в банках даже Сергея не вдохновил. Портвейн в походе – это, прямо скажем, дрянь несусветная. Так что мы с облегчением вздохнули, когда Сергей нам сообщил об этом.
А Володя на привале попробовал с помощью очков, которые носил, разжечь небольшой костерок. (Точно как герои Жюля Верна). Но это у него не получилось. Он и так и сяк крутил линзами очков, пытаясь сфокусировать солнечные лучи, но они эти лучи фокусироваться совсем не хотели.
-Врет Жюль Верн, — сделал вывод Володя, — невозможно с помощью очков разжечь костер. По крайней мере, у меня, как видите, ничего не получается.
А Вячеслав, видно заранее тренируясь, лежал головой вниз, задрав ноги на придорожный камень, и опять же напевал про себя песенку (Наверное, теперь о том, как хорошо на привале, когда не надо куда-то и зачем-то лезть).
Ну, а я бегал с фотоаппаратом, пытаясь заснять всю нашу компанию, и приговаривал:
-Замечательный кадр. Надо его запечатлеть!
Ну, магазин магазином, костер костром, сочный кадр кадром, но задача наша — повидать хозяйку Медной горы – звала нас дальше.
Теперь нам надо было дойти до деревни Полдневая. А здесь, надо признать, уже и горочки и пригорочки начались – к великой радости Вячеслава. Пусть эти горочки и не очень высокие, 400-500 метров, но душа Вячеслава развернулась и требовала вдохновения.
Поэтому прямая дорога у нас кончилась. Мы все время сворачивали в сторону от дороги в лес и по команде Вячеслава лезли на какую-нибудь горочку.
А на вершине каждой горочки с Вячеславом происходило всегда одно и тоже. Он повисал на каком-нибудь камне вверх ногами и в таком положении обозревал окрестности (Видно это было, так лично мне казалось, самым туристским шиком). В таком положении он висел минуты две-три, как всегда напевая про себя песенку (наверное, на этот раз про то, как хорошо быть на горной вершине и какие все-таки туристы-альпинисты молодцы.) После этого он возвращался в нормальное положение и с удовлетворением говорил:
-Какая все-таки красивая земля наша уральская!
Я, было, подумал, что может быть чего не понимаю в турпоходах, и действительно, земля вверх ногами прекрасна, поэтому решил по примеру Вячеслава тоже повисеть на очередной горочке ногами вверх и даже сделать «сочный кадр» в этом положении. Но у меня ничего не получилось. Более того, я просто свалился с камня и набил себе на затылке шишку. Однако все-таки успел при падении щелкнуть фотоаппаратом и, поэтому, в какой-то степени довольный приобщению к туризму, произнес:
-Дома разберемся, действительно ли земля наша так прекрасна, если смотреть на нее вверх ногами!
Перебираясь от горочки к горочке, мы особо не плутали, так как у нас был штатный ориентировщик в лице нашего командора Володи. Да и Вячеслав по компасу находил верную дорогу (что даже удивительно).
Однако это лазанье по горочкам вскоре нас утомило. Да и природа вокруг стала какая-то тоскливая. А дело в том, что начались выруба. А выруба – тошная надо сказать штука. Идешь по дороге, кругом трава выше головы и лишь где-то вдалеке виднеется одинокая сосна. Грустное надо признать зрелище. Все-таки человеку иногда думать надо, так мы дружно решили, как поступать с природой. Здесь даже и я не смог найти хороших кадров и поэтому мой фотоаппарат без дела висел на шее.
Почти сразу после Каменушек нам повезло. Где-то вдалеке загромыхал трактор, везущий, как потом выяснилось, бревна, и подвезти нас шофер его практически сразу согласился, даже не потребовав платы. Он просто сказал:
-Садитесь на бревна, держитесь крепче, через часик доставлю вас я в Полдневую. А про плату забудьте, ни к чему это.
Нас это даже как-то удивило, но мы рассудили, что свет не без добрых людей, и смело залезли, нарушая все правила дорожного движения, на бревна.
Через полтора часа мы были в Полдневой.
Поскольку ноги у нас отдохнули, то, несмотря на протесты некоторых членов нашей команды, а именно Сергея, мы решили в Полдневой не останавливаться. Нашей целью был Полевской, а поскольку шла уже вторая половина дня, то надо было поторапливаться.
От Полдневой до Полевского идет вполне приличное шоссе, по которому довольно часто, каждые четыре часа, ходят рейсовые автобусы. Мы это учли, но решили, что лучше все-таки пойдем пешком. Места здесь красивые и побывать там и тут, в общем-то, нам хотелось.
Мы бодренько зашагали по шоссе. Но шоссе есть шоссе, и вскоре оно нас притомило. Мы посовещались и решили, посмотрев карту, что путь до Полевского можно сократить, если идти не по шоссе, а прямиком через лес. Да к тому же в лесу, как заядлые путешественники, мы чувствовали себя вольготнее, чем на пыльной дороге.
Володя взобрался на очередную сосну, чтоб сориентироваться, и долго там сидел на вершине, сверяя нашу карту с окрестными лесами и полями. В конце концов, ему это удалось, и вниз он спустился очень даже довольный.
-Идем строго на северо-запад, — заявил он. – Шоссе здесь до Полевского все время петляет. Поэтому надо все сокращать.
И повел нас наш командор, точно как Иван Сусанин, нехоженными тропами. Однако его ориентирование что-то дало сбой («Капитан Немо, – как потом заявил Володя – тоже ошибался»). Шли мы по лесу, шли и вдруг неожиданно для себя опять выскочили на шоссе Полдневая – Полевской. Как мы сделали такой крюк, было не очень понятно и грустно одновременно. Ходить кругами — задача для туристов принудная, так как от этого нет продвижения вперед. Но такое иногда случается. Кто ходил в походы, тот знает.
Володя снова полез на сосну сверять карту. На сей раз, его осмотр близлежащей местности затянулся минут на сорок. Мы внизу аж притомились. Нам надо было идти вперед, а не ждать кого-то и чего-то. Но, наконец, Володя слез с дерева и сказал:
-В прошлый раз я маленько ошибся. Идти нам надо вот туда (он показал рукой куда). Тут и горочки, и пригорочки, да и дороги проселочные имеются.
Но мы опять дали крюк и опять вышли на шоссе Полдневая-Полевской.
-Толку от твоего ориентирования никакого абсолютно, — проворчал Вячеслав, обращаясь к Володе. – Ну, так что, мы теперь так и будем ходить синусоидами вокруг этого шоссе, не имея ни малейшего продвижения вперед?
-Надо еще раз сориентироваться, — отреагировал Володя. – Да и карта твоя, если честно, то врет основательно. А без карты вести вас по лесу дело для меня трудное.
Но залезть на дерево в очередной раз Володе мы не дали. Нам его лазанья надоели, да и толку от них, действительно, мало было. Сбоили что-то его ориентирования.
-Теперь я вас поведу, — предложил Вячеслав. – По азимуту пойдем, не зря я компас с собой взял.
-А вообще-то надо поторапливаться, — вступил в разговор Сергей. – Время уже много и магазины в Полевском могут закрыться!
Про свои магазины Сергей не забывал ни при каких обстоятельствах.
-Да ладно тебе, успокойся, — отреагировал Вячеслав, изучая карту, — успеешь ты еще в свои магазины. А идти нам надо вот туда.
Вячеслав вытащил компас, поколдовал над ним и как всегда, запев очередную туристскую песнь (наверно про то, как хорошо и здорово ходить по компасу), повел нас в дебри леса.

Фотографировать в лесу я, если честно, не очень люблю. Тени много. А это требует определенной сноровки при фотографировании. Поэтому блуждание по лесу никак не отразилось в истории. И об этом сожалея, я, как и все мы, двинулся за Вячеславом.
А Вячеслав уверенно двигался по лесу, периодически поглядывая на компас. Но, по всей видимости, он перепутал Южный полюс с Северным или не учел магнитное склонение (так об этом сказал Володя), так что ровно через полчаса мы опять вышли на злополучное шоссе Полдневая-Полевской.
От этого мы все впали в уныние. Не отпускало никак нас злополучное шоссе.
И видя, что оно нас не отпускает, я подумал, что это очевидно судьба. А от судьбы, как известно, никуда не уйдешь. Поэтому я взял и предложил:
-Знаете, что? Давайте дойдем до остановки автобусной и не будем больше испытывать эту самую судьбу. Дождемся или автобуса или попутной грузовой машины. Время уже много (а магазины действительно могут закрыться), но до темноты хотелось бы все-таки до Полевского добраться. Да и фотографировать я вас здесь для истории могу на шоссе. А это очень даже кстати.
Мужики мои, друзья, переглянулись, и я понял, что предложение мое им даже очень понравилось. Я тоже иногда ценные мысли высказываю. Да и для истории мужикам моим сфотографироваться на шоссе очень даже охота было.
В общем, дошли мы до остановки и стали ждать какой-нибудь транспорт. Нам повезло. В скорости на дороге показался автобус, на котором мы без проблем и добрались до Полевского.
Ноги, конечно, ногами, но средство передвижения в виде автобуса в походе – хорошая штука. Пусть даже и платная.
Однако из-за хождения по синусоиде вдоль шоссе времени мы потеряли много. Так что в Полевском мы оказались лишь в половине восьмого вечера. Поэтому нужно было срочно искать место для ночлега, чем мы, собственно, и занялись. Однако задачу свою мы все-таки выполнили, так как дошли до Полевского засветло, и это очень нас радовало.

Ночлег под Полевским

А в Полевском магазины были уже закрыты к нашему великому сожалению. Мы даже расстроились маленько, в конце концов, бутылочку распить у костра не так уж и плохо.
Сергей расстроился тоже, но не сильно на наш взгляд, что было весьма странно. Он даже ворчать почти не ворчал, что обычно делал, когда был не в духе или не в настроении. Откуда нам было знать, что бутылочку он все-таки захватил с собой. Не смог он без этого.
Из всех магазинов работал только один хлебный, который располагался на окраине Полевского. Впрочем, это тоже было кстати, так как от свежего хлеба мы не отказались. Кроме того, а это было уж совсем странно, из-за свирепствующего в те годы дефицита, в этом магазине продавалось сгущеное молоко. Даже мы, в своем Снежинске, отвыкли от него, давно его не едали, а посему пять баночек купили. Для разнообразия к нашему столу.
По этому поводу большой сладкоежка Вячеслав даже попробовал спеть песенку (очевидно у него песенки были на все случаи жизни), смысл которой сводился к тому, что, как оказывается, хорошо поесть в походе тушеночки и заесть ее сгущеным молоком. Мы этого не знали, а теперь узнали, что тушенка и сгущенка самая походная еда.
На магазине наше знакомство с Полевским закончилось. Поздновато мы до него добрались. Если бы это случилось на час-полтора пораньше, то можно было сходить в музей Бажова. А так он был уже закрыт, к нашему большому сожалению, поскольку знакомство с местными достопримечательностями тоже входило в планы нашего похода.
Мы отошли от Полевского километра на три-четыре и на берегу какого-то пруда, а может озера (какого именно карта нам не говорила, а спросить было не у кого), выбрали место для стоянки — полянку, вокруг которой росли не очень высокие сосны. А так как такие сосновые рощи богаты сушняком, то недостатков в дровах у нас не было.
Мы разбили палатки, развели костер и приготовили еду. Поскольку занять себя особо было нечем (магазины ведь не работали), то начались у нас разговоры.
А какие у костра разговоры? Естественно, походные. Каждый вспоминал какие-нибудь случаи из своих приключений и походов по рекам-горам. Особенно здесь старался Вячеслав. Однако все его истории были нам знакомы, поэтому слушали мы его так, в пол уха.
А Володя постепенно перевел разговор на Азов-гору и хозяйку Медной горы. Видно сказы Бажова здесь на природе сильно будоражили его душу.
-Да, интересно, — мечтательно произнес он, — как нас завтра встретит хозяйка Медной горы? С радостью или с недовольством?
-Ну, и как ты собираешься это выяснить? – поинтересовался Вячеслав, который был немного обижен на нас за то, что все его походные истории мы слушали в пол уха.
-Да очень просто! Будет дождь – хозяйка недовольна, будет солнышко – рада нам будет хозяйка.
-Самое главное, ты, Володя, — вступил в разговор я, — правильно с утра сориентируйся, чтоб опять мы синусоидами не ходили. Чтобы сразу на Азов-гору вышли.
Я в своих мечтах был уже на этой горе и занимался съемкой окружающей местности. Очень мне хотелось эту местность повесить на стенку в своей комнате.
-Да выйдем, — успокоил меня Владимир, — а если что, так свет не без добрых людей, мы уже в этом убедились в пути. Спросим, куда нам идти. Самое главное, как хозяйка себя поведет. Если все нормально, то сразу на вершину Азов-горы выскочим.
-Ну, ты действительно, как Данила-мастер рассуждаешь. Поди и цветок каменный у хозяйки выпросить мечтаешь. Видно сказы Бажова очень на тебя подействовали, — сказал я.
-Да уж, что поделаешь, но это в самом деле так. Прекрасен наш Урал, что и сказать!
-Да, на счет камешков – это было бы здорово, — вступил в разговор Вячеслав и, меняя тему разговоров, добавил, — а все-таки жалко, что магазины в Полевском уже не работали. Не хватает чего-то!
А Сергей на это хмыкнул и как-то таинственно заулыбался.
-Чего ты улыбаешься, — заявил ему на это Вячеслав. – Сам бы от того-сего не отказался.
-Это уж точно! – снова заулыбался Сергей. – Впрочем, что тут тайны разводить. Есть у меня припас в рюкзаке. И что бы вы без меня делали?
-Точно, что бы мы без тебя делали, — подумал я, сообразив, что что-то сейчас произойдет.
А Сергей, проговорив про то, что бы мы без него делали, полез в палатку, пошарил там и вытащил на свет божий бутылочку.
-Ну, ты даешь! – хором сказали мы. Пить в походе, конечно, дело нехорошее, но иногда можно. По чуть-чуть.
-Давайте выпьем за нас, — предложил Сергей, когда мы разлили по кружкам содержимое бутылки.
-Да ни в коем случае, — заявил на это Володя. – В первую очередь, надо за хозяйку поднять тост, чтобы она по-доброму отнеслась к нам, чтобы встретила нас по-хорошему да с распростертыми объятиями!
За хозяйку, так за хозяйку. Мы в принципе не возражали, тем более что по сказам Бажова, как сказал нам Володя, выходило, что хозяйка эта нравом суровым отличалась.
Выпили мы, значит, и за еду принялись. Всем известно, что еда в походе -дело святое. С чувством к еде на природе относиться надо, иначе пользы от нее никакой не будет. Тут нам тушенка и сгущенка пригодилась. Вермишель с тушенкой, да вместе со сгущенным молоком – это было вершиной блаженства (Вячеслав нам про это даже очередную туристскую песенку спел, пусть и не очень поставленным голосом, но зато громким).
За первой бутылочкой последовала вторая. Сергей опять заулыбался, проворчал про себя, дескать, чтобы вы без меня делали, и извлек эту бутылочку из рюкзака.
-И много еще у тебя? – поинтересовался Вячеслав. – Дорога ведь завтра трудной будет. Много значит пить нельзя!
-Последняя, — успокоил его Сергей, — я ведь все на магазины надеялся, а с ними у нас загвоздка вышла.
-Ну, и слава богу, — подумал я, — а то неизвестно, чем бы все это кончилось!
Мы снова выпили за хозяйку, чтоб жилось и здравствовалось ей хорошо. Мы также не забыли и про себя, подняв кружки за наш поход.
Словом мы сделали все, как нам казалось, чтобы поход наш на легендарную Азов-гору (правда, не очень понятно чем легендарную) успешно завершился завтра.
Успокоились мы только где-то в первом часу ночи. Дольше сидеть у костра не стали, так как завтра трудный день нам предстоял. И хоть жалко нам было покидать костер, но мы это сделали и пошли отдыхать.
А ночью нас заели комары. Такого количества их я еще не видывал. И вроде место мы выбрали повыше и пруд или озеро были не заболоченными. Откуда комары взялись – было непонятно. Из-за них мы уже часа в четыре утра были на ногах.
-Да, что-то не нравятся мне эти комары, — сказал, проснувшись ото сна, если это можно было назвать сном, Володя. – Такое впечатление, что не рада нам хозяйка. Если бы она была рада, то защитила бы нас от этого нашествия кровососущих. Да и тучки на небе. Не было б дождя!
Однако мы на это высказывание Володи особого внимания не обратили. Просто посчитали, что Володя книг перечитал (а такое с ним иногда случалось). Ну, подумаешь комары, хотя и неприятно. Причем здесь хозяйка Медной горы?
Не обратили, а зря. Как потом выяснилось, не очень ждала нас хозяйка, не очень хотела нас видеть и не желала, чтоб на Азов-гору мы взобрались. Ополчилась она на нас, непонятно почему. Ополчилась, к нашему великому сожалению. Не по нраву пришлись мы ей.

Азов-гора

Пока мы готовили завтрак, точнее я готовил завтрак, и сворачивали палатки, Володя, не теряя зря времени, в очередной раз слазил на сосну, чтобы изучить все окрестности. Слез он не очень довольный и заявил нам:
-Азов-гора вон там, на западе, и до нее не очень далеко. Но с севера на нас движется огромная-преогромная черная туча. Не ласкова что-то хозяйка Медной горы к нам, так что готовьтесь, скоро пойдет дождь.
-Не каркай, беду накличешь, – ответил на это Вячеслав.
Всем нам не очень хотелось быть намокшими, да и фотографироваться в дождь, как сами понимаете, дело тоскливое.
Однако, как мы того хотели или не хотели, но как только мы надели рюкзаки, пошел этот самый дождь. Не проливной, но достаточно неприятный. Однако делать было нечего, не стоять же на месте, и мы тронулись в путь на запад.
Ходить по мокрому лесу — задача не из приятных. Вымокли мы основательно, пока выбрались на какую-то лесную дорогу, которая вроде шла на запад в нужном нам направлении.
Тут нам и мужичок местный, абориген, попался.
-Как до Азов-горы добраться? – спросили мы этого аборигена.
А абориген ответил:
-Правильно вы идете. Дорога эта ведет в рабочий поселок Зюзельский и проходит как раз мимо Азов-горы.
Мы аборигена поблагодарили и вновь пошли по дороге. А дорога вывела нас на просеку. И как только мы на просеку вышли, так сразу и заметили триангаляционную вышку. Что означает слово «триангаляционная» мы не знали, но вышки, что ставят на горных просеках геологи, нас всегда в походах выручали. И хотя эта вышка была далеко не новой, шаталась и скрипела вся, но мы все вчетвером стали на нее вскарабкиваться.
Сверху нам открылась панорама Среднего Урала. Горочки, леса, озера, реки, города и городишки. Красота неописуемая даже в дождь. Мы на эту красоту посмотрели, сфотографировались на память, хотя я и боялся, что при отсутствии солнечного света, фотография может и не получиться, и теперь уже вчетвером сориентировались на местности. А дождь надо сказать все лил.
Азов-гора действительно была не очень далеко.
Но тут началось самое интересное. Не зря шел дождь противный, мешая нам. Говорил он нам, что не хочет видеть нас у себя хозяйка Медной горы, не хочет да и все тут. Видно мы ее чем-то разгневали.
Но мы к дождю, как к предостережению, отнеслись опять же безразлично и продолжили свой путь.
Вячеслав с Володей попробовали было искать камешки, рядом мы ведь с хозяйкой были, но это ни к чему не привело. Не было тут никаких камней. Видать их предыдущие туристы да местные жители все разобрали на сувениры. Так, по крайней мере, мы решили.
А дорога неспешно поднималась в гору. Нас это радовало, так как считали мы, что вершина недалеко и скоро мы будем на ней.
Шла эта дорога, шла и мы вместе с ней да вдруг под горку пустилась.
-Странно, — проговорил Вячеслав, заподозрив неладное, — что-то тут не так!
-Всякое может быть, — заметил по этому поводу Сергей. – Может спуск прекратится, и дорога опять пойдет в гору. Вроде мы ведь хорошо сориентировались.
И мы продолжили свой путь по дороге, как нам сказал местный абориген. А дорога шла вниз, вниз и постепенно стала ровной. Тут мы все как-то заволновались, поняли, что действительно что-то не так. А Володя сказал:
-Хитрит что-то с нами хозяйка, как с Данилом-мастером. Похоже возвращаться надо!
-Слушайте, а ведь мы промахнулись, — заявил Вячеслав, — вон она Азов-гора сзади, километра так четыре отсюда!
Мы повернулись и ахнули. Действительно, позади нас величественно возвышалась легендарная (правда не очень понятно чем) Азов-гора.
-Рассердилась на нас хозяйка, — заявил Володя. – Обманула, обвела вокруг пальца. Чем-то, видать, мы ее разгневали.
-Наверное, тостов за нее вчера мало произносили, — сведя опять все к спиртному, сказал Сергей. – Надо было мне три бутылочки с собой прихватить.
Я стоял и тоже переживал. Мечта моя снять панораму Урала с вершины Азов-горы, похоже, накрылась.
-А нельзя ли эту хозяйку сейчас умилостивить? – спросил я у Володи. – Жертву, может быть какую принести ей?
-Думаю, что это бесполезно в данный момент, — ответил Владимир. — Из сказов Бажова я понял, что уж если разгневалась хозяйка Медной горы, так это надолго!
А дождь разошелся и лил как из ведра. Неприятный дождь и холодный. Все знают: бывают у нас на Урале такие летние дождь, которые и летними-то не назовешь.
-Ну, что будем делать? – спросил Вячеслав. – Возвращаться будем или пойдем вперед дальше.
А возвращаться нам всем жуть как не хотелось. Да и примета эта нехорошая – возвращаться.
Стоим и ругаем себя и эту хозяйку Медной горы, которая почему-то, непонятно почему, нас видеть не хотела в своих хоромах. Может, у нее настроения не было, а может еще почему. Ну, а раз так, то мы обиделись на нее, у нас тоже есть гордость, и не стали возвращаться назад. Раз нет счастья, так нет. А мокнуть под дождем, пусть даже и на легендарной, Азов-горе, не очень-то нам хотелось.
И мы пошли вперед, дальше, и долго еще видели позади себя Азов-гору, на вершине которой побывать нам так и не удалось.
А лично у меня такая мысль в голове возникла:
-Может, обиделась на нас хозяйка из-за вчерашнего пьянства у костра, может, не любит она это?
Хотел я спросить об этом у нашего командора Володи, но вид у него был неважнецкий, мокрый, и все желание волновать его из-за хозяйки Медной горы у меня пропало.
Так и осталось для меня и моих друзей тайной: почему хозяйка эта не желала с нами даже познакомиться, не говоря уж о радушном приеме. (Ну, а мысль о том, что зря мы устроили выпивку у костра, и из-за этого и рассердилась хозяйка, долго мучила меня).
Вот на этом, собственно говоря, можно и закончить рассказ о походе нашем по Бажовским местам. Проскочив мимо Азов-горы негостеприимной, мы пошли дальше, добрались до горы Шунут (на ней, кстати, погода стала прекрасной), самой высокой в тех местах горы, затем мы дошли до села Краснояр, а оттуда добрались до Ревды. От Ревды на электричке мы доехали до Екатеринбурга, а оттуда автобусом вернулись в наш славный Снежинск.
И только много лет спустя, когда на работе, где я работал, экскурсию организовали в Полевской, попал я на эту легендарную Азов-гору, посмотрел место, где хозяйка Медной горы живет, и сфотографировался там сам и запечатлел окружающие места.
И действительно, Азов-гора очень красивой оказалась, с великолепной каменной вершиной. И стало мне так жаль, что в походе нашем рассердилась на нас хозяйка Медной горы, наверное, из-за дружеской попойки (а может и не из-за нее), спутала наши карты и не дала посмотреть на свое знаменитое жилище. Но, что было, то было, и того не вернуть, хотя и к большому сожалению.

Смолюк Андрей Леонидович
Автор
Автор не рассказал о себе

Свидетельство о публикации (PSBN) 14572

Все права на произведение принадлежат автору. Опубликовано 06 Декабря 2018 года

Рейтинг: 0
0








Вопросы и комментарии 0



    Войдите или зарегистрируйтесь, чтобы оставлять комментарии.

    Рейтинг
    Домофон или утренние приключения 0 0
    Выпускной бал или бутылки 0 0
    Глаукома или поездка в ЧОКБ 0 0
    Три сказки 0 0
    Увядание 0 0


    Про Пармёна и забор

    Зашла как-то раз к Пармён Савеличу в палисадник корова чья-то и выжрала клумбу с цветами. Через дыру в заборе забрела, скотина. Обложила лепёхами дорожку в сад и подчистую цветы да клевер многолетний умяла. Дыра в заборе была основательная, туда при .. Читать дальше
    484 0 +1

    Байки Пани Моники.

    Жить не обязательно, по морю плавать обязательно. Птолемей.

    Кто, когда и почему назвал Анатолия, матроса 1-го класса флота рыбной промышленности Министерства Рыбного Хозяйства СССР, Пани Моникой – даже и не знаю. Сам он об этом ничего не р..
    Читать дальше
    363 0 0

    Коля Ехай. Байки Пани Моники.

    Коля тогда в засольном цеху работал на автопогрузчике. ЗИЛ-самосвал в обеденный перерыв мешки-чувалы с солью привез. Водила метров за тридцать от цеха машину поставил, движок заглушил, а ключи из зажигания не вытащил.В заводской столовой подкрепился .. Читать дальше
    364 0 0