Felicita! Liberta! Amare! Полёт в неизвестность.



Возрастные ограничения 18+



Тур в Италию с ровесниками от одного из лучших московских профессионально специализированных колледжей вдохновлял и тревожил. Ещё никогда не приходилось ей покидать свою родину, отправляясь по туристической путёвке, обещавшей также особую специальную программу по обмену опытом с похожим высшим учебным заведением за рубежом. Отказаться от хитроумного предложения турфирмы, искавшей новых форм работы, заведению не хотелось, ведь подобная, рассчитанная на месяц вылазка за границу, сулила и престиж учреждению, и общение с коллегами, и отдых на море, в конце концов. Совсем не маловажный фактор для защёлканных работой педагогов, и зажатых сроками зачётов студентов. А уж, какой стимулирующий фактор для них подтянуть хвосты, и углубиться в изучение специализированных дисциплин, и возможность развить в принимающей стороне практические навыки языка! Не смотря на то, что большинство изучало всё-таки английский, были среди студентов и слабо говорящие на итальянском; он только входил в моду, и лишь в связи с предстоящим событием стал пользоваться известным вниманием студентов, больше своим разговорным инвариантом словарного запаса. Все, кто собирались ехать, вооружались сборниками слов с наиболее употребляемыми в обиходе оборотами речи. Лекции на итальянском никто не собирался читать или даже прослушивать. Впрочем, надеялись, что с английским изложением материалов тоже не будут особенно перебарщивать, а обратятся в деловой части программы к привычному и великому русскому или предоставят, на худой конец, переводчика. В действительности оказалось всё совсем не так, как представлялось.
Но, во всяком случае, чтобы не оказаться в чужом краю профанами в глазах местных жителей и профессуры, выступающей с докладами; и для общего развития своего кругозора; все те, кто готовился стать туристами, заранее изучали информацию в интернете об истории и достопримечательностях очень удачно географически расположившегося изящного сапожка; ступившего в мировой океан своей женской ножкой сразу в Лигурийское, Сардинское и Тирренское моря, припавшие поцелуями волн на западе; Ионическое и Сицилийское — омывающие нежно на юге; и Адриатическое, расплескавшееся в слепом обожании на востоке. Страну, снискавшую одним своим расположением, всеобщую любовь к себе и поклонение. У которой имелись две крупные жемчужины островов – Сардиния у западного побережья и Сицилия на юге, оброненные капризами природы, и манящие туристов совершенно разным проведением отдыха.
Сардиния – это всемирная здравница, уникальная по экологии, не имеющая аналогов на европейском континенте: десятки километров не застроенных, нетронутых, великолепных пляжей и море; величественные горные массивы Дженнардженту, и суровые каньоны Аспромонте, ночная жизнь Коста Смеральда.Это активный отдых – яхт-спорт, плаванье, дайвинг, экскурсии на джипах или верхом; сервиз по лучшим европейским традициям; в историческом ракурсе – загадочная культура «нурагов» и многочисленные памятники финикийской культуры.
Сицилия – это часто узкие и грязные улицы, порой откровенные трущобы, промышленный густонаселённый остров; имеющий, однако богатейшую историю, являющийся культурным центром Средиземноморья с античности и до средневековья; сохранивший памятники архитектуры различных эпох – от знаменитой Долины Храмов, до роскошного декадентского центра Палермо. Это арабские сады и неприступные стены нормандских замков; где море лишь один из аспектов отдыха. Фантастическая архитектура прошлых лет; патриотичные итальянцы; богатая традициями кухня; и рай коррупции Западной Европы. Самые крупные аграрные плантации; в том числе виноградники. Это остров, побережье которого изобилует скалистыми гаванями и песчаными пляжами, нередко чёрного, вулканического песка, где более полугода стоит купальный сезон, начиная с конца апреля и до самого ноября. Сицилия — это путешествие, которое возможно было бы осуществить на автомобиле вдвоём или в компании единомышленников; это место, где каждый живёт так, как ему хочется и делает то, что хочет, или, по крайней мере, может.
Что же сказать о кокетливой и капризной, как все женщины, самой Италии: преемницы таинственной этрусской цивилизации; Римской республики; Римской империи; колыбели культуры Европы и мафии?
Может лишь вспомнить марки машин и известные модные бренды одежды, обуви, аксессуаров, парфюмерии, мебели; ведущие мировые футбольные клубы, горнолыжные курорты, музыкальную культуру и кухню, итальянское вино, помимо морских побережий, высокогорных озёр и горных трасс в Альпах и Апеннинах?
Горячий и сухой ветер, называемый фён обдувает её из Швейцарии и Австрии, вызывая резкое повышение температуры в долинах Италии, а восточные части Альп облюбовал холодный и сухой бора, что несёт морозы в горные её районы до минус двадцати градусов. Юго-западные ветра хозяйничают вдоль побережья Тирренского моря и Лигурийской Ривьеры, которые защищает близость Апеннинского хребта, стоящего на пути непреодолимой преградой для северных братьев ветров. А со стороны Северной Африки на Италию, достигая берегов Сардинии, часто дует горячий и очень влажный ветер сирокко, нагревающий южное побережье её до сорока пяти градусов тепла. Североморской циклон и атлантический антициклон, встречаясь, образуют холодный ветер мистраль, влияющий на климат и Сардинии, и всей Италии; унося в море облака и пыль, он дарит необыкновенно солнечную погоду и ясное небо итальянской Ривьере.
Италия – вечный Рим, современный Вавилон: соборы, фонтаны, огромные виллы и парк Акведуков. Коллизей, музеи, театры, парки, мосты, национальные галереи искусства; старинные дворцы и великолепные террасы… а ещё отели, рестораны, дельфинарий, водные развлечения, шопинг… гигантская пещера со сталагмитами на острове Градо в окрестностях Триеста; Эвганейские холмы вулканической природы, сохраняющие геотермическую активность в Падуе; термальные курорты Абано Терме; метрополитены в Риме, Милане, Турине, Генуе, Неаполе, Катании, Бреншии, Перуджи, Парме, Болонье и трамвайные линии; Кастель – дель–Ово – средневековая крепость на острове в Тирренском море, соединённом узкой насыпью с Неаполем и катакомбы Сан-Гаудиозо, раннехристианского подземного кладбища со стенами и сводами, украшенными мозаикой и фресками пятых –шестых веков. Лимонные и апельсиновые рощи Сорренто. Первая Международная морская выставка в Генуе, открытая в одна тысяча семьсот шестьдесят втором году сенатором Де Грегорио, заместителем министра финансов Италии, имевшая грандиозный успех; принявшая сразу более трёхсот тысяч посетителей. Со временем Морская выставка только выросла.
«Если Рим – это сластолюбивая женщина, чьи дары слишком очевидны, то Милан – скромная застенчивая девушка, богатая сокровищами, которые открываются со временем!» Модный гламур и деловая современность сошлись в центре итальянской моды и футбола; городе с богатейшей историей театра, музыки, литературы, спорта, искусства; превратив второй город по величине в Италии в столицу бизнеса и коммерции, оперы и ночной жизни. В городе известном своим историческим наследием и современными достопримечательностями – Кафедральным Собором Дуомо, шедевром готики оперным театром Ла скала, галереями Витторио, Эммануэля и Брера, башней Пирелли. Известным всем стадионом Сан Сиро, вмещающим восемьдесят тысяч человек, и величественным замком Сфорцеско. В церкви Санта Мария дэ ля Грация находится одна из самых известных картин Леонардо да Винчи – «Тайная вечеря». Расположенный недалеко от Альп, Милан заслуживает внимания неповторимой природой окрестностей близ озера Комо, окружённого небольшими поселениями.
Или Турин – маленький Париж с широкими бульварами и белыми зданиями с горным наследием – Альпами, предлагающими для активного отдыха один из самых больших лыжных курортов мира. Окружённый аристократической атмосферой, город словно увенчан короной из церквей и замков, окружающих его – великолепными резиденциями шестнадцатого, семнадцатого и восемнадцатого веков: Королевским дворцом, Кариньяно дворцом, замком Валентино, замком Риволи, замками и паркамиСтупиниджи и Ла Мандриа, в настоящее время являющимися природными заповедниками. В центре города как драгоценные камни сияют особняки с царственными аркадами, сверкающие рестораны, большие важные церковные храмы и шикарные кафе девятнадцатого века.
Букет культур, стилей, народов, языков вобрал в себя Палермо, что только придало ему яркость красок, живость атмосферы, в новом свете представив национальный колорит и традиции.
Или Венеция – город любви и мечтаний, быть может, самый загадочный и сказочный. Этот удивительный город влюблённых построен на десяти тысячах дубовых свай, пересечён ста пятьюдесятью каналами, и окружён роскошными каменными дворцами, где водный транспорт – основной способ передвижения, ведь город стоит на воде! Водные такси и водные автобусы доставляют своих пассажиров от одного острова к другому. Классическая лодка – гондола – одна из главных достопримечательностей Венеции, для комфорта туристов многие из них украшены бархатом и персидскими коврами.
Любите ходить пешком? Тогда для пеших прогулок вам прекрасно подойдёт город Монца – в центре его улицы только пешеходные. Совершая прогулку, вы сможете посетить музей, где хранится средневековая корона лангобардских королей, и один из самых больших парков Европы Королевский парк, внутри него находится национальный автодром, где проходят велогонки и «Формула -1».

Италия – это страна, которая изначально пропитана непередаваемой магией творчества. Здесь творили выдающиеся мастера Микеланджело и Леонардо да Винчи, Рафаэль Санти и Тициан, Данте и Боккаччо, Паваротти, Вивальди, Росси, Верди, Пуччини, Петрарка, Данте Алигьери, и как говорится — др., потому что невозможно объять необъятное! Островом вдохновения назвал Италию критик Николай Бердяев. Гоголь в письме к Жуковскому именовал её не иначе как «обетованным раем»! Пушкин лишь мечтал побывать на родине поэта Торквато в Тассо и послушать песни гребцов, но путешествовать ему пришлось лишь по российским дорогам. Писатель Борис Зайцев, крупная фигура серебрянного века, окончивший жизненный путь в эмиграции, нарёк Италию «вечным опьянением сердца»! «Флоренция, ты ирис нежный!» — восхищался Александр Блок. — «Волшебный край!» – восклицал Яков Полонский. Ещё один поэт серебряного века Вячеслав Иванов, уехавший из России безвозвратно в Италию, оставил циклы стихов «Римские сонеты» и «Римский дневник 1944». А Павел Муратов создал толстенную книгу «Образы Италии». А сколько наших писателей натворили в ней в буквальном смысле слова. Достоевский закончил здесь, проживая во Флоренции долго мучивший его роман «Идиот», и породил с женой Анной дочь по имени Любовь. Гоголь, проживал в Риме на Санта – Изидоро,17, около четырёх лет; именно там появились рассказ «Шинель» и первая часть романа «Мёртвые души». Тургенев бывал в Риме наездами, и останавливался в отеле «D'Inghilterra» в 57 номере, где написал повести «Ася», «Первая любовь» и роман «Дворянское гнездо». Бунин бывал и в Риме, и в Сицилии, и в Неаполе, вдруг остановившись на три зимы на беззаботном Капри, дописал повесть «Суходол», и сочинил рассказы «Хорошая жизнь», «Сверчок» и «Ночной разговор», довольно мрачные вещи. Многие русские писатели и поэты приезжали и жили в Италии: Баратынский, Батюшков, Языков, Зинаида Волконская и Растопчина, Некрасов, Брюсов, Мережковский…
Не отстали и художники. В Российской академии художеств бытовала традиция – посылать лучших учеников стипендиатами в Рим на стажировку. Многие ездили туда и после окончания Академии.Много лет провёл в Италии Орест Кипренский. Александр Иванов, автор знаменитой картины «Явление Христа народу» прожил в Италии тридцать лет, а художник – пейзажист Сильвестр Щедрин умер в Италии и был похоронен в Сорренто…

***

Теперь уже было ясно, что они летят с подругой; конечно, и вместе со всеми, всей разношёрстной группой, состоящей из воспитанников и педагогов; но главное, что она не будет чувствовать себя одной «из» массы других, быть одинокой в обществе себе подобных совсем не редкое явление. А быть с подругой – это уже точно не быть одной, хотя бы вы и всем классом, или всей группой летели. Погода лётная. Небо ясное. На самолёте тоже впервые! Но что поделать, страшно, не без этого, да и не одной ей, и всё когда-нибудь бывает впервые! Пристегнулись. Старалась не думать о том, что под самолётом ничего нет, небо и земля. Из этих же соображений, чтобы не запаниковать, не осрамиться, иллюминатор занавесочкой прикрыла, и как бы соблазнительно не казалось, даже в его сторону старалась не смотреть. Почти до самого приземления. Как взлетели, аж дух захватывало, и голова кружилась, и за подлокотники кресла хваталась, и за руку подруги; чем её тоже напугала; та как села, «бируши в уши», и просто музыку в наушниках слушала, почти всю дорогу; но иногда и ей предлагала послушать, и это успокаивало, что ни говори.
На лекции они забили, потому что читали их в большинстве и не на русском вовсе, переводчик то приходил, то нет, или приходил переводчик с итальянского языка на английский; что тоже их обеих не устраивало. Трудно было винить в этом турфирму, таких мелочей, как подача материала она и не могла предусмотреть, глубоко в детали не вникая профессиональных тонкостей и сложностей в передаче, скажем, профессиональных терминов; тут уж простой разговорник обиходных фраз при всём желании не мог помочь. Если чуть отвлечься, право, анекдотично было попасть в комичную ситуацию, где владея таким разговорным набором слов, ты способен понимать какой-нибудь скабрезный анекдот или незатейливую пошловатую шутку оратора, но при этом всего, что касается узкопрофессиональной сферы, то есть самого главного-то, понять не в состоянии. Примерно в такой ситуации оказались все студенты, преподавателям приходилось приглашать чуть не на свои сбережения переводчиков, знатоков русского, чтобы хоть что-то доносить до своих студентов, ведь подчас они и сами не могли досконально точно передать, о чём говорил лектор, тоже по-честному сказать, не всё понимали, и перевести могли; так что не слишком наседали на таких же, как и сами, студентов, не очень-то больших полиглотов.
Образовалась, в некотором роде, путаница с конспектами; после перевода с одного на другой; скажем, с английского на русский – это хороший вариант; или с итальянского переводчик переводил на английский, а русские студенты знатоки языка такого же Туманного Альбиона, как сами знатоки; конечно, теряли часть информации, а когда пытались переводить её вторично, уже на русский язык, понятный прежде всем, получалась абракадабра, словно через сито языкового барьера вместе с водой и песком уходила часть золотого запаса информации.Помучившись так первую недельку, кое-кто махнул на лекции рукой, и занялся самостоятельно заполнением пробелов в общем образовании. Так, подруга протащила Вику, по всяким бутикам и магазинчикам, сувенирным лавкам, и кафетериям, где их не обделяли вниманием местные мачо. Конечно, они накупили всяких блестящих безделушек, незамысловатых и недорогих украшений. У подруги, — пора назвать её по имени,- у Анжеллы, быстро появился кавалер, да не один, и она уже не могла её всегда таскать хвостом на свои свидания, которые видимо, имели интересные продолжения. Но Вика и сама теперь немного ориентировалась в городе и узнавала уже места знакомые, а где оказывалась впервые, всегда могла назвать свою гостиницу или турфирму, колледж или знакомое название улицы. Когда понимали, что она русская туристка, студентка, мужчины предлагали помощь, и могли и бесплатно иногда довезти до отеля. Некоторые предлагали встретиться, назначали свидания; она шутливо уклонялась, так, чтобы никого не обидеть своим отказом.
— Ты реально не хочешь ни с кем встречаться? – спросила Анжелла, — тебе никто не нравиться, или ты принципиально не хочешь с итальянцами? Если расклад удастся, я останусь, возможно, и не удивляйся потом, если получится, могу и замуж выйти. Так что сильно не рассчитывай, что я тебя всегда за руку водить буду! Давай уже думай, что тебе надо от жизни? Лекции эти нужны? Тебе хоть один педагог предъявил, почему тебя на них нет? Им, главное, чтобы ты в гостинице во время оказывалась; ну, ещё иногда на глаза надо попадаться, чтобы знали, что у тебя всё чики-пуки; типа, жива и здорова, не чихаешь, а на остальное им, как раз, чихать, их самих в отеле после девяти хрен найдёшь! Лично я не хочу возвращаться, но сейчас ещё не уверена, что всё получится, как я хочу. Всё же месяц приличный срок, чтобы попытаться перехитрить судьбу. Не хочется что-то мне в тусклую серость выпасть осадком, и опять попасть в капканы холодных будней и трудовое ярмо из зелёного рая, житницы искусств и вдохновения, колыбели древней эллинской культуры и цивилизации!
— Какие древние эллины! Я полагаю, мы в Италии не в прошлом времени, а в настоящем! А то можно представить, что по улицам мумии ходят!
— Да ну! Мумии в Египте, хотя и средь нас одна имеется. Замоталась в кокон, спряталась от жизни, и взрослеть не хочет!
— Я?..
— Ну, не я же!
— Ну не ты же, ты каждый день, точнее вечер, на метлу и в окошко к древним эллинам пировать летаешь!.. и вообще, я что?.. в бинтах хожу? – возмутилась Вика.
— И при чём здесь бинты? Я говорю аллегорически. Если хочешь, конечно, можем обсудить и разность гардероба – русских и итальянцев. Кстати, ты обращала внимание, как они одеваются?
— В «Армани» и «Дольче Габанэ»?
— Вот что у итальянцев не отнимешь, это умение всегда выглядеть элегантно и естественно одновременно. Замечала ли ты, если наша модница одевается «по моде», то она на себя напяливает всё, и сразу. А итальянки подчёркивают одну какую-нибудь особенность. Например, ноги, и что она делает — она одевает высокие каблуки. Тогда вся остальная одежда выглядит не броско и стильно.
— А если короткая юбка?
— Ну, итальянка бы одела к ней закрытый верх и обувь на плоской подошве.
— Крупные украшения?
— Конечно, на неброском фоне. А русских можно только по одежде распознать, наша традиция – «всё лучшее на ёлку»! Итальянки вообще до тридцати могут в джинсах, футболке и кедах бегать! А какие у них излюбленные аксессуары, знаешь?
— Я бы сразу подумала про солнечные очки!
— Пожалуй, но вовсе не от того, что в небе светит солнце, точнее не только! И ещё в стиле итальяно – любовь к шарфам. Это может быть широкий палантин, узкий длинный шарф, классический платок-карэ, бандана или объёмный вязаный шарф. Они носят его с любым нарядом в любое время года! И очки в придачу, конечно. Причём и женщины, и мужчины. Так что если на парне надето что-то из этого списка, можно не сомневаться, к какой национальности он принадлежит. Ты знаешь, как итальянка называет своего бой фрэнда?
— Так и называет! Нет? Мой любимый мужчина? Мой дорогой мальчик?
— Так своего бой фрэнда назовёт скорее наша дама, будь он даже мальчик. Итальянка скажет «мой парень» — «mioragazzo»!
— «Мио рагаццо»? — Вика прыснула. – Мой — это «Мио»? И… — Вика состроила над своей головой короной рожки.
— «Мой — Мио» скажешь ты, или можешь сказать «мио Итало»!
— Мой итальянец?
— Si!
— А это?..
— Si,si! Это «да»! И вообще, по заповедям Коко Шанель «ни что не старит женщину больше, чем богатый костюм»! Поэтому, наслаждайся молодостью, и не переживай, что ты одеваешься не слишком роскошно! Ну, конечно, финансы и корпорации накладывают на всех свою руку! И русским тоже хочется одеться немного «под итальянок», в их духе; когда они чуть больше здесь поживут, и обвыкнутся. А с другой стороны у нас есть свои плюсы. Мы умеем учиться и меняться. А они очень самоуверенны и горды собой, чтобы работать над своим образом. Наши могут добиться поразительных результатов за короткое время, если будут следить за собой, сумеют скрыть недостатки фигуры за одеждой, и подчеркнуть достоинства. Пока итальянки думают, что они и так достаточно хороши, наши могут запросто увести у них мужчин.
— Так-так… и откуда такие познания?
— Из наблюдения. Я всё же общаюсь с ними в отличие от тебя. Пока ты мумифицируешься на лекциях.
— Эй! Ты чего?
— Ну, скажи сама, тебе наши русские мужики понятнее – одинаково неряшливые, перегаром и сигаретами воняют, ну, ещё грязными носками. Ах да, ещё рыгают, и матюгаются.
— Ну, зачем же так-то?
— В некоторых отношениях с итальянцами приятнее вести беседу; даже не зная языка; чем молчать с нашими, зная. Молчать хороший вариант, ведь если наши заговорят, то с выражениями! При этом в одной руке у нашего будет пиво в бутылке, из которой он будет прихлёбывать по ходу этого выразительного разговора! А в другой – сигарета, пепел от которой будет падать на твою одежду; ну, или ты будешь всё время этого опасаться, ведь какой-нибудь рукой он будет тебя показательно обнимать; застолбить же надо! И тут уж как повезёт, либо пеплом прожжёт что-нибудь, либо пивом обольёт. Тебе что милее?
— А! Обязательно выбирать?
— Не мучайся!.. это был риторический вопрос! А итальянцы следят за собой, за кожей, волосами, фигурой, руками, одеждой, разбираются в модных брендах, любят хорошо одеваться. Опять же я их уже узнаю. Если я увижу итальянца — на нём, как вариант, будут яркие брюки, разноцветные рубашки, шейные платки; креативные запонки, возможно; необычные аксессуары и красивая обувь обязательно. И какой-нибудь небанальной расцветки носки или мокасины, надетые на голую ногу. Может быть, закатанные рукава у рубахи. И от итала приятно пахнет. Они пользуются парфюмом, одеколонами или туалетной водой, мазями для загара и гелями для волос. Они думают о себе, и хотят быть приятными другим! А нашим — своё не пахнет! Зато к тебе они предъявят кучу малу претензий! Хотя, конечно, у каждого свои вкусы и понятия!
Почему ты замолчала? Тебе не нравится то, что я говорю тебе?
— Но почему же? Спасибо, что делишься своими наблюдениями!
— И всё же ты расстроилась! Из-за того, что итальянцы кое в чём обогнали наших?
— Ну, кое в чём с тобой трудно не согласиться! Но что, они такие уж идеальные?
— Нет, конечно! Если капнуть глубже, то у них найдётся недостатков ни чуть не меньше, чем у наших!
— Ну, вот! Теперь ты их хочешь поругать?
— Во всех отношениях есть свои плюсы и минусы, но нет идеальных отношений! Представь, они реально умеют дать тебе почувствовать, что ты та самая, просто королева! Пригласят в ресторан! Устроят прогулку по берегу моря, будут открывать тебе дверцы такси и пришлют букет с курьером, а если не обделены талантом, будут декламировать стихи или играть на инструменте!
— Пока это мало похоже на недостатки!
— Не забывай, недостатки – это всего лишь продолжение достоинств!
Потому что, как только ты решишь, что это и есть единственный и неповторимый принц, и разрешишь ему всё, то он, получив желаемое, то есть близость, просто испарится.
— Ну вот, а ты предлагаешь мне влюбиться, а потом остаться страдать!
— Зачем страдать? Всегда есть попытка номер пять! Любовь-то красивая была! А вообще все мужчины, наши – не наши, ищут себе женщину, похожую на свою мать!
— Да ладно! Мамы, конечно, всякие нужны, но всё же!
— Итальянцы очень серьёзно относятся к своим семейным традициям, и ценностям, у них развиты родственные связи, и вообще; если ты сумеешь стать ему родной, войти в семью — он для своей семьи наизнанку вывернется!
— А ведь хороший недостаток! Да, тут уж точно у нас не так! В лучшем случае, близких родственников знают, или двоюродных, и племянников, на худой конец.
— Ну, а там как раз чтут и седьмую воду на киселе! Ты должна будешь знать всех тёть его и дядь! И поддерживать родственные связи, навещая всех стариков, и всё-всё вытекающее из сказанного выше! А мама там на всю жизнь мама! И за выбором сына невесты себе следит, так что придётся ещё и маме понравиться! И конечно, научиться у неё любимые блюда готовить, а это в первую очередь паста.
— Макароны что ли?
— Это наша тёща зятю противным голосом заявить может: «Макароны будете или яичницу?», а итальянская кухня европейских гурманов покорила. Там все красивые фигурные макаронные изделия пастой называют – и спагетти, и фетучини, фанфалле. Национальных блюд много: пицца, ризотто – рис готовят по особому с разными добавками: с морепродуктами, грибами, фаршем, с овощами, курицей, тыквой, яблоками…десерты разные вкусные: канноли – вафельные трубочки с творожной или кремовой начинкой; тирамису – воздушный десерт, сырный, кремовый; Джелато – мороженое…
Короче загрузиться по полной программе придётся, но они, бывает, и сами готовить любят, тут уж как повезёт! Может, так накормит, как мама родная не потчевала!
— Да? Этот недостаток мне тоже нравиться, в смысле, если он готовить будет. Всё же чаще женщины готовкой дома занимаются.Как же гордость мужская? Не пострадает?
— С гордостью всё в порядке. Но они ещё и тщеславны, они могут рассказывать тебе часами о своих подвигах, или способностях выдающихся, или о знаменитых предках. А если ты не отреагируешь – смертельно на тебя обидятся! Ну и бабники, одним словом, у них у всех любовницы, и может и не одна. Фильмы Федерико Феллини смотрела когда-нибудь? Ну, посмотришь ещё, какие твои годы! Ну, сильно не расстраивайся, у всех всё индивидуально! Что наши никогда не гуляют? Вдруг именно твой итало окажется исключением, будет тебе одной верность хранить, но при этом всё равно будет одержим футболом, как последний фанатик, и когда будет смотреть матч, будет орать на каждый гол так, как сумасшедший, так что вздрагивать будешь! Потому что все итальянцы любят футбол, у них так национальный дух проявляется! И ещё они всегда очень громко и много разговаривают, и при этом активно жестикулируют, совсем не вникая в твои состояния. Да, это утомляет! Сильно утомляет!
Но самое неприятное, что обратная сторона семейных традиций для них оборачивается инфантильностью, когда они не хотят ничего менять в своей жизни, и брать на себя ответственность; отсутствием собственного вкуса, если вдруг мама перестала за ними следить и ухаживать; или наоборот, слишком большим вниманием к своей внешности! Для русской бабы просто невыносимо, когда мужик часами просиживает у зеркала, и тратит бешеные деньги на какие-нибудь косметические процедуры. По-моему, это даже хуже, чем неверность! Это так злит! Я уж не говорю о том, что верить им вообще нельзя! Они врут через раз! Они просто запутываются в своей собственной лжи! Либо они верят всему, что говорят в те моменты, когда лгут самым бессовестным образом!
— Да-а!.. но это же всё стереотипы! Так? Надо танцевать от самих избранников?..
— Вот я, кажется, и проверяю эти стереотипы на себе!.. и кажется, пора рвать когти!.. понимаешь, под него надо подстраиваться, но перевоспитать его нереально!.. Даже не знаю, что мне делать? Минусы перевесили все плюсы!
— Я даже не знаю, что тебе сказать! Он тебя любит?
— Любит? У него, понимаешь ли, есть свои запросы! Во-первых, он хочет блондинку, и чтобы она над каждой его шуткой ухахатывалась! У них вообще принято в семьях так свои эмоции бурно выражать, и даже если он сто раз одну и ту же историю от родственника слышит, всё равно должен, как в театре, всем его бородатым анекдотам аплодировать и восторгаться ими, чем громче, тем лучше! И он бы хотел, чтобы я всему от его мамы научилась в плане, готовить, за гардеробом его следить, и на работу обеды носить. А также во всём поддерживать, не перечить, не устраивать скандалы, слушать его с открытым ртом и желательно с придыханием, и слушаться, конечно; и в быту, и в постели – и в руках всё горело, и коня на скаку, и его самого. Чтобы и дом сверкал; и деньги водились, в общем, хозяйка, экономка, служанка, наложница – в постели, в быту и на отдыхе! Ах да, ещё, чтобы ему со мной скучно не было!
— Да, тут одной женой никак не обойдёшься!.. Как его звать?
— Алессандро! Мы практически уже разбежались! Всё на грани! Зато я теперь итальянцев знаю! Спасибо за науку! Что это мы всё обо мне?.. а ты? Совсем не хочешь о себе подумать? Тебе здесь нравится? Солнце, море, горячие итальяшки, нет, ты девочка, совершенно не понимаешь вкуса жизни! Не понимаешь, как можно управлять мужчинами.
— Вертеть мужчинами, хотела сказать, да? Ты же уже «науправляла»! Нет! Не так! Ты ещЁ «не науправляла»? Ты не боишься в них запутаться?
— Нет, не боюсь! Мне нравиться быть женщиной! Ты этого не понимаешь! Ты девочка! Думай, что хочешь!
— Знаешь, я себя тоже женщиной ощущаю! Но как ты говоришь, так мне страшно ею становиться! Я, глядя на тебя, близких отношений бояться начинаю…
— Не просто женщиной, а красивой желанной женщиной! Есть разница! А боишься ты не близких отношений, а близости! Надо называть вещи своими именами!.. есть разница, знаешь ли…
— Ну да женские хитрости и тонкости…
— Ладно, рано тебе ещё! Может, потом когда поймёшь, что ты имеешь право и влюбляться, и даже совершать ошибки! Осознаешь, наконец, что ты свободна и вольна делать свой выбор, который тебе никто не диктует, не навязывает, ни родители, ни педагоги, ни даже я! Шучу! Меня слушай! Нет, вру! Можешь не слушать, это твоя жизнь! Можешь, делать выбор, или не делать, а просто быть счастливой, и самой собой! Потому что, если ты даже не делаешь выбор, за тебя его сделают другие, и какой-то путь для тебя, всё равно, рано или поздно сложится! Как пазлы собираешь, либо ты угадываешь, какой из возможных вариантов тебе подойдёт, либо тебе всё равно что-то подсунут, и картинка сложится! Но хочется ведь, чтобы она сложилась в лучшем варианте событий! Не так ли?
— Это конечно, интересно, на счёт различных вариантов! Либо я буду искать эти варианты, либо не буду, но они меня всё равно найдут…
— Ну, или не найдут! Просто время итальянской фиесты закончится, истекая, сквозь пальцы песком в песочных часах, и ты поедешь свои варианты в своё отечество, пропахшее трудовым потом, искать! Где сидит твой принц на бобах, но с пивом и сигаретами! И выражается! Самовыражается!
— Ну!.. ты прямо метафорами заговорила! Языком образов! И символов!
— Я уже не знаю, как с тобой и говорить! Может, обратиться к классикам?
— Шекспиру?
— Ну, нет, Шекспир — англичанин. Мы в Италии – будем обращаться к великим людям Италии!
— Угу! Коллоди. Сказка о Пиноккио!
— Жуткая вещица, однако. Только стараниями Толстого сказка получила новую жизнь, и второй шанс стать любимой детской книгой. У Коллоди это просто инфернальный роман об издевательствах над ребёнком, полный мистики и привидений из загробного потустороннего мира.
— И ты хочешь, чтобы я не думала о последствиях своих возможных дурацких поступков?
— А почему ты сразу об этом произведении подумала? У итальянцев был прекрасный сказочник ДжанниРодари!
— Писавший о луковом мальчике, устроившем побег из тюрьмы друзьям, а потом революцию, и свергнувшему жандармский режим. Хороший пример для подражания! Но боюсь, меня могут посчитать экстремисткой!
— У него много сказок: «Путешествие Голубой стрелы», «Джельсомино в стране лжецов», «Сказки по телефону»!
— Было бы время – перечитала бы!
— Всё-таки странно, что ты именно Коллоди вспомнила! И символично отчасти. Боишься всего, жутиков начиталась, вот страшилки одни на уме. И мысли всякие дурацкие: типа, чтобы ты не предприняла, всё равно, всё кончится непременно плохо!
— А ты бы кого вспомнила?
— Ну, точно, не сказочников; а со сказочниками в Италии, кажется, и впрямь не слишком густо. Я могу добавить к этим двум, пожалуй, только Карло Гоцци «Любовь к трём апельсинам», кажется, «Турандот», её ещё Вахтангов наш ставил, и кукол комедии масок. Был Пульчинелла, и ещё другие куклы были… если интересно – узнай сама!
— Арлекино?
— Да, точно. А! Ещё Бригелла и Панталоне, и Труффальдино. Вспомнила! И возможно, кто-то ещё.
— Труффальдино, который из Бергамо?
— Нет. Это Карло Гольдони, но тоже итальянец. Молодец! Давай наберём в инете, что мы мучаемся?
— Давай. Современные итальянские писатели: ИталоКальвино, роман «Если однажды зимний ночью путник»; Умберто Эко «Остров накануне»; НикколоАмманити «Я не боюсь»; Альберто Моравиа «Аморальные рассказы»; Алессандро Барикко «Шёлк»; ЛуиджиМалербо «Римские призраки». Хватит пока?
— Вполне. У нас вообще кто-нибудь из группы читает книги кроме учебной литературы?
— Нет, конечно. Мы своих-то писателей не читаем, когда же нам итальянцев изучать?
— Поздно изучать по книгам. Надо изучать прямо по жизни, по ходу.
— По ходу жизни.
— Точно.
— Ну, и как можно даже не думать о последствиях своих ходов, действий?
— Да ты всю жизнь будешь думать, а надо когда-то и жить! Представь только, как твои страхи мешают тебе быть счастливой! Ты можешь постоянно корить себя и думать «вот если бы я что-то сделала иначе»; но ты сделала так, как сделала, и значит, на то были причины! Перестань корить себя и поставь просто галочку в уме, что в аналогичной ситуации ты будешь действовать так, чтобы не повторить то, что считаешь ошибкой! Но это скорее про меня, я уже столько ошибок наделала, что тебе меня не догнать… а ты у нас – бояка!
Ты, может, постоянно прокручиваешь мысленно в голове свои страхи: «Меня могут ограбить, убить, я могу заблудиться! Обязательно должна случиться какая-нибудь катастрофа!» — Но она случиться быстрее, если ты постоянно будешь думать только об этом! Да, случиться может всё, что угодно! Изменить можно только то, что от нас зависит – соблюдать правила пожарной безопасности, не нарываться на неприятности, но невозможно подстраховаться от всего; нельзя закрыться в четырёх стенах; глупо прятаться от жизни из-за боязни жить! Это как замуровать себя живым в склеп! Вот уж страшнее этого точно ничего быть не может.
Или ты всегда перекладываешь вину на кого-то другого «Это они виноваты! Педагоги, родители, подруга, докладчик, турфирма!» — Но ты сама выбрала этот ВУЗ, эту подругу, а родителей вообще не выбирают! Ты просто должна действовать в этих обстоятельствах сегодня и сейчас и не ждать, ни лучших обстоятельств, ни другого раза, потому, что не будет другого раза, других обстоятельств. Только здесь и сейчас!
Может, ты решила про себя, что ты там чего-то не достойна: «Я себя не люблю! Меня никто не полюбит! – А другие что мёдом мазаны и как блины в масле катаются, и что с того, что они свои недостатки имеют, не бегут ведь на кладбище закапываться? Делают своё дело, работают, как могут; как получается у них, так и живут, где с топором, где с балалайкой; кому и похуже приходиться!
Это только со стороны кажется, что у кого-то лучше, больше, дороже, проще, надёжней! У каждого неприятностей и проблем хватает! Но это не значит, что все люди должны ходить с трагическими лицами, ныть и жаловаться! Не легче ли поставить себе реальные цели и не портить жизнь себе и окружающим? Перфекционизм и зависть – плохие спутники по жизни! Хорош завидовать, и травинки подстригать! Всё идеальное – враг хорошему!
Может, ты зависишь так сильно от чужого мнения? — «Что скажут соседи, друзья, родители?» Кто-нибудь обязательно что-нибудь скажет, и что? Тебе от этого холодно или жарко? А ты никогда ни о ком ничего не говоришь? Помнишь, стихотворение про ослика, дедушку и внука? Как не садились товарищи на ослика, хоть пешком шли, всё равно кто-нибудь их осуждал! Хоть осла на себя взвали, всё равно люди всегда говорили, говорят, и говорить будут!
Что тебе ещё может мешать жить? Сентиментальные воспоминания? «Помню, сосала я титьку, и забот не знала!» Весёлая бы картина была, если бы ты до сих пор за подол мамкин держалась! Не пора ли соску то выплюнуть?
Или ты думаешь, что тебе само всё в руки приплывёт; и счастье в дверь постучится; и твой принц будет на коне, и стараться что-то обрести нужное тебе вовсе не надо; ни усилий прилагать? Или «зачем стараться, ведь всё равно ничего не получиться?» Если тебе это не надо, может, ты ради меня постараешься, попробуешь стать немножко счастливее? Немножко смелее?
Ну, попробуй! Не жди идеального варианта! Его не бывает! Понимаешь, все эти игры разума, перебирание постоянно в себе этих мыслей рождают отрицательные чувства, на них тратится много сил и времени, они искажают воспоминания о прошлом, отвлекают от настоящего и мешают будущему. Ты как будто всё время капитулируешь перед своими проблемами и задачами! Прячешься в раковину, может, воображаешь себя улиткой? Эй, черепашка моя! О чём ты опять задумалась! Вылезай из раковины для моллюска! Она тебе маловата будет! Пора поплавать в море мечты! Испытать полёт в неизвестное! Насладиться чувством свободы! Почувствовать собственной кожей прикосновение счастья, а может и мужчины! Когда же твоя скорлупка треснет мой цыплёночек? И ты захочешь вылупиться из яичка и взглянуть на мир, чтобы захотелось петь и летать, как птичка?
— Хватит! Я не цыплёночек!
— А кто? Котёночек? Тебя можно только по шёрстке гладить, да? Ладно. Всё, попей молочка! Или хотя бы поставь мне чаю! Я всё равно в тебе души не чаю, моя девочка!
— Сама поставь. Я не девочка.
— А кто же ты? Конечно, девочка! И у тебя никогда не было мужчины! Ты никогда не влюблялась! Не знаешь чувства полёта, не испытывала свободы, окрылённости своей любовью! Когда не ходишь, а летаешь! Паришь над землёй!
— Я – девушка! Я пойду на занятия! Ты меня просто выбила из колеи! Чао!
— Кстати, итальянцам неприлично говорить «Чао!» если что! «Чао» говорят только близким людям! Или очень хорошим знакомым! Чао! А лучше чаю налей!
— Что же говорят итальянцам?
— Хорошим воспитанием считается здороваться при входе в магазин и прощаться на выходе. В обоих случаях достаточно сказать «buongiorno», что значит «добрый день», или «buonаsera» — «добрый вечер»!
— Откуда ты это узнала?
— Не знала! Недавно узнала! Чаю! – Анжелла обессилено повалилась на кровать, залезла под одеяло, и ощутимо с наслаждением зарылась в подушку. Из уст её вырвался стон изнеможения.
Когда Вика принесла ей чашку подслащенного чая с лимоном, Анжелла уже сладко спала. Так сладко, что у Вики рука не поднялась будить её.
— Чай сладкий с лимоном! – сказала она шёпотом самой себе, поставила на тумбочку рядом с кроватью подруги, и стараясь не производить шума, осторожно ступая, взяла свою сумку и вышла, прикрыв за собой дверь, и закрыла её на ключ.
«Хорошо бы встретить горничную и предупредить, чтобы номер не убирала, и Анжелку, которая весь мозг проела мне своими наставлениями, не будила, не тревожила! Пусть выспится, несчастная! Сколько сил на мужиков тратит? Они того не заслуживают, наверняка!»
Что-то бередило душу после разговора. Она не успокоилась, пока не нашла горничную, и не передала свой наказ на ломаном английском не убираться в номере и не тревожить спящую.
— А вы бы мне записку к двери? – объяснила та, также пародийно жестикулируя, и коверкая английские слова.
— Ноу! Слип гёл, френд! Тича! Скулл! Ай-я-яй! – погрозила Вика в ответ пальцем.
Та выразительно прожестикулировала, что-то типа: «Намёк понят. Бритвой по горлу – голову в петлю! Я – молчок и рот на молнии!» — покивала головой, показала на пылесос, скрестила руки перед собой, показала на себя и махнула в сторону коридора. Не похоже было, что она расстроилась из-за того, что выполнить работу не дали; но Вика, всё же, убедилась, что в номер она не пошла, и только тогда успокоившись, направилась совсем не на лекцию, начало которой всё равно было безнадёжно пропущено; а просто гулять по улицам города; по-видимому – искать счастье…

***
Разговор о счастье, любви и свободе не раз ещё вспыхивал и постепенно затихал у двух подруг; перемежаясь случаями важными и жизненными; поучительными и смешными…из обстоятельств историй самой Анжеллы; или складывающихся у других девушек, которые пытались найти счастье и любовь в Италии. Анжелла с ними как-то пересекалась, по ходу жизни или в контакте.
Сначала она делилась с Викой своими маленькими открытиями об Италии и людях её населявших, своими собственными проколами, о которых рассказывала так, словно её саму лично они не задевали; она выдавала истории на грани фола, которые слушались как анекдоты: «Скажите, пожалуйста, девушка, вы иностранка? – Да, да! – Вы мне подарите ночь любви? – Да, да! – А потом вы мне подарите носовой платок с вышитым вензелем из заглавных букв наших имён и фамилий? – Да, да! — А я вам подарю брошь и букет цветов! На следующее утро дама просыпается одна, на столике две белых хризантемы и ювелирное украшение в виде брошки. Случайно встречает своего ночного кавалера на улице, и спрашивает, куда тот пропал и почему принёс ей две хризантемы, а не розы, к примеру? А в ответ: «Сеньора, но ведь розы предназначены только для любимых людей! И я вас предупредил о платке, который символизирует ссоры и расставание! Я подарил вам брошь, которая означает печаль и разлуку; и хризантемы, которые считаются цветами для похорон — на могилу нашей любви той страстной ночи!»
— Короче, я ему подарок на память выбрала! Ну что, думаю, парню может понравиться, чтобы мне по средствам и не накладно тоже было? У нас бы или на Кавказе мой подарок прекрасно принялся бы! Считай, холодное оружие в миниатюрном виде! Купила красивый складной ножик! А здесь, представь, со мной реально расстались из-за этого, оказывается, ножи здесь символизируют ссору, и реально поссорились. Просто стали выяснять отношения, почему я такой подарок сделала, кто меня надоумил, слово за слово, и чао-какао, забирай свои игрушки, и не писай в мой горшок! Держи на память! Он мне его назад вернул, а ещё говорят, что дарёному коню в зубы не смотрят! Ещё как смотрят, и в хвост, и в гриву! Только плакать из-за этого я не собираюсь! После мытарств у себя на родине и отсутствии каких-либо перспектив в личной жизни нашим девушкам хочется верить в красивую сказку о прекрасной жизни за границей, только эти все иллюзии просто защитная реакция организма. В общем-то, замечательное свойство психики, позволяющее человеку не сойти с ума. Но если ты начинаешь понимать реалии, будучи уже там, где мечталось… в основном итальянки – домохозяйки, сидят дома и воспитывают детей. Замужние — работают разве только в больших городах. Знаешь, как нас тут называют?.. «страньерки», значит иностранки. Причём чем богаче семейный клан, потому что тут живут не семьями, а кланами, тем требования к невесте выше – она должна быть состоятельной и известной, кинодивой или бизнес-леди! «Звёздной болезнью болен мой милый, что не исправит даже могила!» Поэтому убивать его бесполезно! Всё общество болеет одинаковым вирусом вещизма, зависимости от власти и силы, от денег, связей, положения! Вся Италия одна сплошная иерархия соподчинения от малого бизнеса и социального статуса к большему глобально верховодящему денежному кооперативу и значимому по важности. Представь, у них даже пословица есть, которую на наш язык можно перевести, как «женишься в шутку, разводишься всерьёз»!
Малообеспеченных мужчин в Италии предостаточно, и женить на себе такое «сокровище» можно без особого труда, но…зачем?.. Я пообщалась с русскими девушками, вышедшими замуж за итальянцев «в контакте», и немного с итальянскими мужчинами, которые предпочитают «русских невест». У меня сложилось мнение, что эти мужчины имеют свои проблемы и недостатки. Это либо неквалифицированные рабочие, либо зрелые самцы, желающие владеть молодой супругой, как куклой, или просто психически неуравновешенные типы или с таким вздорным характером, что практически равнозначно.
— Ну, если тебе удастся найти то, что ты хочешь?
— Если я выйду удачно замуж? Надо сразу найти хорошую работу, на случай развода…
А с работой для женщин, как я понимаю, здесь сложно. Наши невесты могут провести лучшие годы за границей, и вернуться на родину, так и не испытав счастья в личной жизни! Но вот ещё одно везение! Есть жених и работа! Но нет друзей и родных! Прожить всю оставшуюся жизнь сиротой, без родных, и без друзей! Клубок проблем будет только расти! Всю жизнь жить по правилам другой страны – жить по чужим правилам без голоса и права…
— И как же быть? Только я начинаю разгораться, как ты потухаешь! Я так стараюсь быть счастливой! Хочу свою историю любви, полную свободы, где нет места страхам, сомнениям и предубеждениям? Разве не ты учила меня ничего не бояться! Получается, у тебя тоже есть свои страхи!
— Ну, конечно! Разве не об этом я всегда говорила? Ничего нет идеального! И я не идеал! И вообще, как ты не поймёшь, у меня свои истории; а у тебя должна быть своя дорога, не обязательна усыпанная розами, но даже у них есть шипы, а ведь они практически идеальные цветы любви! Если я что-то говорю тебе, значит, для меня это тоже важно, я сама утверждаюсь так в своих сомнениях, но это не значит, что я никогда, ни в чём не сомневаюсь, и у меня всё легко и просто!
Возможно, если ты сейчас, здесь и уже, чувствуешь, что ты счастлива! Так держать, котёнок! Не бояться ошибаться! Помни, всегда есть попытка номер пять! Хотя, это жесть, конечно, но пытаться можно столько, сколько нужно! Пока жив, можно столько и пытаться!.. а ты даже заблудиться боишься! Я не отказываюсь от своих слов! Мало ли как складывается жизнь у меня. Пока я с тобой делюсь, ты можешь постараться не делать хотя бы моих ошибок. И я не жалуюсь! Меня вполне устраивает моя жизнь! И надеюсь, будет устраивать ещё больше! Это просто опасения, а не страхи! Это скорее трезвый расчёт!.. когда есть страх, то ты уже не свободна и не счастлива! Вот и ты, возьми и попробуй идти и не думать, что ты можешь заблудиться! Ну, заблудишься, потом разблудишься! Заблудись специально, чтобы не бояться этого! Хоть на минуту почувствуй себя свободной и счастливой! Чёрт, у тебя всюду ограничения! Тебе ничего нельзя! Ты себе не разрешаешь ничего лишнего! У тебя должен появиться свой опыт, и свои «шишки». Вот тогда мы с тобой на равных и поговорим.
— Я не ослышалась? Ты мне желаешь набить шишки?
— Я говорю, что ты меня не понимаешь, и ищешь какой-то подвох в моих словах! Я начинаю сомневаться, что чужой опыт вообще может чему-то научить! Но всё же, это подводные камни, о которых лучше знать, чем не знать! Как говорят у нас: не зная броду, не суйся в воду! И ещё я говорю, что у тебя всё может быть по-другому, лучше и счастливей!
Если ты считаешь, что я противоречу самой себе, то может, мне уже пора перестать, всё тебе рассказывать? А то ты живёшь моими историями, словно я тебе «Санта Барбара» какая-нибудь, сериал с продолжением! Я уже прошла точки «А» и «Б», а ты не пройдя свои точки-кочки, хочешь сразу со мной в финале очутиться! Я живу здесь и сейчас! А ты живёшь завтра! А ты сегодня своё создавай!
Ты сама себе запретила быть счастливой, влюбиться, даже получить близость! Нет, это не надо делать нарочно! Всё по взаимному желанию! Он тебе должен нравиться! Ты должна его хотеть!.. это само придёт! Или не придёт! И тогда жизнь будет прожита зря, пустоцветом!
— С тобой невозможно разговаривать, ты выворачиваешь понятия наизнанку! Я жду своего единственного, быть может.
— Я и говорю, так можно всю жизнь прождать, и ничего не дождаться! Ты сейчас где? В солнечной Италии! Тут великие отдыхали, здоровье поправляли, творили и детей делали! Ты думаешь, сюда каждый год ездить будешь?.. тебе шанс выпал, а ты его никак не используешь! Всех сторонишься! Ладно, не бери в голову, я всего лишь хочу, чтобы ты была счастлива! Что для тебя счастье? Не лекции же?
— Нет, не думаю. А для тебя? Мы что сюда приехали, чтобы детей делать?.. помогать итальянкам с их влюбчивыми мужьями и любовниками повышать демографию страны! Просто ты меня учишь быть счастливой, а мне не кажется, чтобы ты сама была уж очень счастлива!
— Я счастлива, беру, что даётся, и ты не всё обо мне знаешь! Может, я ещё счастливее буду!
— Как стать счастливее, скажи!
— Я говорю, ты не слышишь!.. для этого иногда надо отказаться от всех условностей и просто делать допущения – а вдруг это судьба?.. приглашают тебя, например, в кафе, — а вдруг он твоя судьба, надо давать людям шанс проявить себя, а не забиваться в ракушку, как улитка или черепашка.
— Опять я улитка и черепашка?
— Ну да, милая черепашка! Оставь когда-нибудь уже свой панцирь дома!
— В отеле?
— Ну, так!
— А ты сама тоже хочешь близости?
— Ну, да…
— Или просто не хочешь возвращаться?..
Как только Вика предъявляла к подруге свои коварные вопросы – та в ответ улыбалась и отмалчивалась, что она по этому поводу думает разве что проскальзывало в лёгкой мимике лица. Обычно же Анжелла лишь пожимала плечами и вздыхала.
— У тебя здесь совпало, да?
Анжелла улыбалась и кивала.

***
Опять бестолковое проведение лекции, где она сидит дура дурой, и не понимает докладчика, излагающего гордо на английском с немыслимым акцентом итальянца. Даже если сядешь с кем-то умным, слегка понимающем «на инглиш», он сам едва выгребает из темы, не в состоянии успевать передавать тебе те крохи, что с трудом догнал за докладчиком…
Она ушла потихоньку. Торопливо коряво написанные конспекты можно было прочитать позже. Также как и получить те собранные крохи информации, которые всё же удалось кому-то понять, и переосмыслить, чтобы донести до сокурсников в устном пересказе из вторых рук…
Анжелла так вообще забила на учёбу, вся погрузилась в атмосферу любви и фиесты. В последнее время с ней стало очень интересно общаться, она узнавала у своего мужчины, — (правда, Вика сильно подозревала, что мужчина был не в единственном числе), — что-то новое про Италию, и могла выдать легко ответ на вопрос, знание о котором за ней ранее Вика бы и не предположила.
— Откуда ты всё знаешь?
— А чем ты недовольна? Ты спрашиваешь, я отвечаю.
— У меня иногда ощущение, что я с энциклопедией разговариваю! Ну, правда! Раньше я не замечала за тобой такого уж сильного увлечения искусствами и теориями.
— Ну, хорошо, скажу, чтобы ты не накручивала себя! А то будешь думать обо мне, незнамо что! Просто я с искусствоведом познакомилась; он критик, оценщик и всё такое! Он меня таскает по музеям и галереям! Только прошу, я не могу тебя с собой брать! Это уже становится просто неудобным! Я сама на птичьих правах!
— Ух, ты! — Вика потеряла дар речи.
— Вот тебе, и ух, ты! Сиди больше на лекциях своих! Но зная тебя, могу успокоить, он тебе не понравится!
— Откуда ты знаешь?
— Тебя знаю. И я не всё могу рассказывать!
— Почему?
— Нельзя! Пойми и поверь, это серьёзно! Иначе у меня будут проблемы, и у тебя могут начаться проблемы! Мы же этого не хотим? Тебе нужны проблемы лишние?
— Нет! – несколько обиженно сказала Вика. — Ну, скажи, какой он?
— Вот, не хотела говорить. Знала, что вопросами замучаешь! Только никому! Он лысый и животик у него через ремень свешивается… что, замолчала?.. я же предупреждала; и давай ты меня о всяком таком перестанешь выспрашивать! Умный дядька очень! Вот ты, например, знаешь, что итальянское возрождение делят на пять этапов?
— …Совсем лысый?
— Вот почему ты именно об этом спрашиваешь? Так интересно? Нет, просто плешь, а волосы чёрные, и слегка небритость повышенная, вполне брутальный чел! — Анжелла вздохнула, — не интересно про возрождение-то?
— Теперь интересно. Сказала «а», говори и «б»!
— Не скажу.
— Вот какая ты? Это-то почему?
— Да ведь ты не отстанешь! – Она обняла обидевшуюся и отвернувшуюся подругу сзади и проговорила, – проторенессанс, раннее возрождение, высокое возрождение, позднее возрождение и северное возрождение.
— И чего такого в этом возрождении, что дразнить надо было?
— Да ничего! А северное возрождение вообще к Италии отношения не имеет. Это период ренессанса на территории Нидерландов, Германии и Франции. Предметы искусства этого периода отличаются в деталях от предметов искусства того же периода в Италии. И поэтому это направление выделяют в отдельное направление, называя северным возрождением.
— А ко мне это имеет отношение?
— Абсолютно никакого. Поэтому не спрашивай, когда не хочешь знать ответ. Давай так, чтобы я не делала, к тебе это никакого отношения не имеет! Договорились? Не спрашивай больше меня ни о чём таком личном! Пожалуйста! И не обижайся! А может тебе тоже стоит своим возрождением заняться?
Вика перестала обижаться на подругу в ту же минуту, когда та проявила к ней лёгкий знак внимания, и слегка обняла за плечи, начала покачиваться в убаюкивающем ритме и шептать в ушко о возрождении, как будто колыбельную пропела. Но резкий незнакомый запах, исходивший от той, явно мужской чужой, заставил её сдержанно отстраниться.
— Сходи в душ! – проронила она.
Анжелла усмехнулась.
— Потом. Сейчас только спать! Смотри, не выдавай меня! Не говори, что я в номере дрыхну! Я сейчас просто ничего не могу! – Она зевнула. – Возрождайся самостоятельно! А я отосплюсь, и тоже возрождаться начну!
Вика начинала привыкать видеть Анжеллу редко, и слегка подшофе, с резкими ароматами, исходящими от той; сильно утомлённую чем-то или кем-то; конечно, своими любовными похождениями; и ничего не желавшую ни рассказывать, ни делать; только вечно хотевшую спать! «Спать, спать, и спать!» — При этом она оставалась её подругой! Загадочной! Незнакомой! Новой! И конечно, она покрывала все её выходки, вылазки, хранила в себе секреты, пусть даже не до конца поведанные, но о которых знала лишь она! И жалела её, на свой манер, оправдывая! — «Используют её, дуру, все! Хотя она совсем не дура, она умница; и одеться модно на копейки может, ещё и меня поучит; и не пожалуется никогда, а наоборот, утешит; но ею все только, как бабой, пользуются! Эксплуатируют красивую внешность, нежное сердце!
Даже этот её пузан с плешью и пятью этапами возрождения! Чем-нибудь уж толковым бы разродился! Дятел! Чем он ей только головушку забивает! Зачем ей всё это? Выставки, музеи… коллекционер… дядя… богатый, значит! Лучше бы замуж позвал! Хотя, кто его знает, может, он уже женатый, раз успел оплешиветь, и пузо отрастить! Вроде, Анжелла ей как-то рассказывала, что у итальянцев с разводами трудностей много возникает; но это только со своими жёнами — итальянками, а вот с иностранками, как раз всё легко и просто; надоела – пошла вон! Как бы Анжелке самой не залететь и на бобах не остаться! Или она сама хочет родить и при ребёнке, гражданине Италии опекуншей остаться? Не боится ни с трудоустройством трудностей, ни отношений туманных с такими же мутными типами! Спросить бы её надо, что она об этом всём думает, и на что надеется?» — думала Вика. — «Если ей самой и хотелось, что-либо от таких «возрожденцев» или «вырожденцев», — охотно играла она в уме словами, — то только по замкам пробежаться, увидеть своими глазами картины – подлинники великих мастеров кисти, но совсем не отдавать им своё девичье тело и душу!»
В чём – в чём, но в этом она никак не хотела и не могла понять свою лучшую подругу Анжелку, и в самом деле, в каком-то смысле, заменявшую ей сейчас всех родных и близких, мать, сестру, старшую опытную знающую женщину.

***
Сегодня Вика узрела лежащие на тумбочке под небрежно кинутой приоткрытой сумки Анжеллы, конспекты на итальянском! Часть их также торчала из сумки. До этого Анжелла сама пыталась, видимо, их переводить, потому что тут же лежал итальяно-русский словарь. Им она активно стала пользоваться, сразу по приезду, как только оставалось время после общения с итальянцами, прогулок и поездок втихаря от преподов на авто и яхтах со своими новыми друзьями. Вика даже порадовалась, и подколола её, что скоро она сможет лучше преподов понимать, о чём докладчики базарят.
Та глянула на неё удивлённо, но ничего не сказала. Как бы факт был на лицо – Анжелла активно изучала итальянский. «Всё же продолжает иногда узнавать, что нам читают! Потом спрошу, у кого конспекты взяла! Можно и самой заглянуть, что в них!» Поверх самого конспекта тонким карандашом был подписан перевод на русском! Анжелла спала после очередного путешествия со своим плешивым пузаном — коллекционером! – «Хотя бы он у неё сейчас один! А то я уж боялась, что она вообще в мужиках запутается!» — думала, глядя на спящуюАнжелку, Вика. Та, как обычно, упрятала голову под подушку, и Вика опасалась, как бы она не задохнулась, но нет, сбоку подушки, отвёрнутый к стенке нос сладко посапывал. Захотелось тоже прикорнуть, но полезнее было посмотреть лекцию. Поэтому Вика, чтобы не разбудить подругу, тихонько достала из-под сумки конспекты и углубилась в чтение, разбирая закорючки перевода, записанного карандашом.
Первый конспект повествовал, напоминая собой социологическую заметку, о привлекательности для женщин мира — итальянских мужчин. Подивившись странным материалам лекции, Вика дочитала перевод до конца; ибо нелепое содержание того только разжигало интерес и желание разобраться, кто прикольнулся над Анжеллой, подсунув под видом рабочих конспектов столь бесполезную для дела информацию?
«…Итальянцы признаны самыми красивыми мужчинами в мире. Редеющая с годами шевелюра и появляющиеся морщины не влекут за собою потерю привлекательности. Таковы результаты опроса, проведённого международной маркетинговой компанией «Synovate». В исследовании приняли участие около десяти тысяч мужчин и женщин в возрасте от 15 до 64 лет из двенадцати стран мира: Австралии, Бразилии, Канады, Китая, Франции, Греции, Малайзии, России, ЮАР, Испании, Великобритании и США. Не смотря на то, что Италия не попала в число стран. Где проводился опрос, именно итальянские мужчины завоевали в заочном конкурсе красоты пальму первенства». – «Так вот откуда у нас выражение: «пальму вам в руки!» — «…Второе место заняли американцы, третье – россияне, четвёртое – бразильцы». – «Мио Итало», значит, уже с пальмой! Что же дать ковбоям америки?.. початок кукурузы в одну руку и гамбургер в другую! Наш «рагаццо» и от куктуса не откажется, видишь, вежливость проявил, «американ бой» впереди оказался. А бразильцу – банан в руки!» — «По мнению большинства, привлекательный мужчина не обязательно должен иметь правильные черты лица и фигуру атлета. Главным требованием к мужчине, претендующим на звание красавца, участники опроса назвали хорошую гигиену. У чисто выбритого мужчины больше шансов произвести впечатление на окружающих». – «Вот в этом пункте ковбои нашурашу и обскакали как раз!» — «На втором месте в списке требований уверенность в себе и такое условие, как умение держаться, немало тех, кто считает важным для мужчины иметь красивую улыбку. Шевелюра или её отсутствие в незначительной степени влияют на привлекательность. Женщины придают большое значение парфюму. По их мнению, аромат одеколона или средства после бритья делает мужчину более сексуальным. В Испании больше мужчины, чем женщины считают накаченные мускулы и хорошую одежду необходимым условием привлекательности. В Греции, наоборот, женщины воспринимают образ мачо, как эталон мужской красоты и т.д. и т.п.» — «И что в окончании? Есть вывод?» — «Мужчин воспринимают, как хорошее вино – с годами они становятся только лучше. Это хорошая новость для всех нас! Автор Боб Майклз». – «Да уж! К вину образуется привыкание или попросту зависимость! Вот тебе и Боб Майклз. Это вовсе не конспект лекции. Это заметка, статья если угодно. Непонятно, что она делает на столе у Анжеллы. Ну, ладно, положим, тема могла её заинтересовать, и она взялась сделать перевод, учиться-то на чём-то надо языку?.. и жизни… чтобы не остаться на бобах…»
А вот второй конспект даже из интересов Анжеллы выбивался некими терминами и техническими подробностями, к которым ещё были приложены какие-то схемы, чертежи и рисунки карандашом.
Перевод был выполнен также на русский язык карандашом. Но кое-где имелись пропуски. К тому же Вика затруднилась бы сказать с английского или с итальянского языка был он исполнен; словно кто-то специально внёс путаницу, и часть конспекта была сделана на английском, временами переходящем на итальянский; получалось как бы, что первоначальный вариант текста писал человек, владеющий двумя языками. Хотя возможно, это было два человека, которые почему то сменяли друг друга; тогда один из них записывал на английском, а другой человек — на итальянском языке. В конечном итоге, то, что перевела Анжелла, напоминало собой фантастическую лженаучную теорию, и выглядело с пропусками как-то так:
«… забытая инженерная технология многовековой давности… в американской пустыне… огромная пушка «Харп»… применение пушек для того, чтобы вывести на орбиту земли летательный аппарат… «Фау-2» — первая ракета фон Брауна… заряд по мощи… выстреливает вверх… надёжный и дешёвый способ, чтобы вывести что-то в космос… шестидесятые годы высотные исследования.
Джеральд Булл, специалист по баллистике, хотел превратить космические полёты в реальность… артиллерийские технологии по выводу на орбиту земли… суборбитальных и орбитальных запусков… называли Жуль Верном… имеет смысл. Если в снаряд встроить телеметрическую аппаратуру для передачи данных на землю… Дорога в космос… выше 150 км с нагрузкой до 9 кг при весьма умеренной стоимости…
Ионосфера – слой электрически заряженного воздуха… возможность сверхдальней радиосвязи… может повлиять на полёт кораблей, взлетающих с земли. Во времена, когда ракеты были дорогие и ненадёжные… выстрел пушки… датчики доставят данные за ничтожную стоимость… ценная информация… беспроигрышный вариант… данные о верхних слоях атмосферы… имели бы стратегическое военное превосходство, получив инструмент доставки ракет для удара по врагу через весь мир…
Вот что действительно интересовала… военная альтернатива… две параллельные технологии: ракеты и большие пушки… ушли далеко вперёд… испытания шестьдесят третьего на острове Барбадос… севернее экватора… запуски в атмосферу и легко поднимать из моря…»
Вика утомилась даже разбирать карандашные каракули Анжеллы. Чего же стоило той переводить эту белиберду, с точки зрения, Вики; но всё же именно из-за трудоёмкости работы, Вику некая непонятная составляющая загадки текста, неизвестно как попавшего в руки подруги, побуждала к дальнейшему его прочтению. Вика была не уверенна в том, что спроси она Анжеллу напрямую, что это за текст, и откуда он у неё оказался, — что получит честный ответ на свои вопросы. Она не могла прерываться, потому что должна была разгадать новый кроссворд от подруги, которая и без того теперь выглядела, как таинственная незнакомка со всеми своими секретами и похождениями, поездками, а теперь ещё переводами. Поэтому глубоко вдохнув, и медленно выпуская воздух, она, желая, хотя бы мельком просмотреть текст, продолжила чтение, чтобы уловить суть, которая могла бы привлечь её подругу, по крайней мере, ту, которую она когда-то знала…
«Местный историк Трэвол Маршал знает о реакции Барбадоса… более двух тысяч раз… с шестьдесят второго по семидесятые годы… тяжёлый звук удара… реверверации, сотрясения… дома до фундаментов… трещины… зенит мирового престижа… сто восемьдесят км в высоту… дротиковидный снаряд «Мартлет» аэродинамической формы с носовым обтекателем… разогнать на огромной скорости, объект должен выдерживать гигантские нагрузки при сверхмощном ускорении… вопрос массы… стреляли с помощью изобретения второй мировой войны для бронебойных снарядов… поддона для подкалиберного снаряда…
Назначение поддона – заполнить пустоту в канале ствола, в данном случае использовались три фанерные детали, каждая назвалась педалью. Газы выталкивали снаряд из ствола; после вывода педали отваливались, и взлетал снаряд аэродинамической формы с носовым обтекателем и приборным отсеком, способным выбрасывать определённые материалы из хвоста в зависимости от цели эксперимента. Сочетание примитивной технологии с современностью, позволило добиться рекордных результатов деятельности по доставке снаряда на такую высоту. Для заброса его в ионосферу требуется заряд огромной мощности. Каждый выстрел создавал колоссальные нагрузки внутри пушки «Харп»… испытывал давление до четырёх с половиной тысяч атмосфер…. Мощность подрыва снаряда… убедиться в том, что пушка не будет сломана, и чтобы снаряд, запускаемый из подземной шахты, достиг нужной высоты… к звёздам… Аризонская пушка… сто семьдесят девять километров… готовность… испытательная ракетная станция Банкрофт – исследований космических технологий… создание состояния невесомости в капсюле… но может… и от простых – выводе грузов на околоземную орбиту…»
Вика кожей почувствовала, что читает что-то совсем не предназначенное для её глаз, и что во всём этом скрывается какая-то тайна… но почему всё же подобный текст смог заинтересовать Анжеллу?.. она решила не показывать вида, что читала её переводы и рассматривала конспекты; ей хотелось подробнее изучить чертежи, но она побоялась, что подруга проснётся и поймает её на месте преступления; Вика вернула бумаги Анжеллы на своё место. Но не удержалась от своей дальнейшей шпионской деятельности, так ей было интересно всё, что было связано с Анжеллой. Она взяла лежащий на тумбочке её телефон и стала просматривать страницы контакта, надеясь хоть из них получить какую-то подсказку к разгадке кроссворда конспекта.
В контакте пестрели диалоги от девчонок, которые так или иначе связали свои сердца и мысли с итальянскими женихами, и пересказывали друг другу истории своей любви.
«С биологией вида HomoItalians я начала знакомиться ещё на младших курсах университета. Знаю итальянский язык. А у них родная речь в холодной России вызывает стойкое желание погреться… в твоей постели. Тогда ещё юное девичье сердце не знало, чем для него обернутся все эти студенты, преподаватели и туристы с итальянским паспортом…»
«Я просыпаюсь ночью и вспоминаю наши встречи. Я плачу…» — пишет он тайком от жены, своей московской любовнице, к которой приезжает по роду профессии раз в год в Россию, защищая докторскую диссертацию по русским нигилистам девятнадцатого века…»
«Они сидели на сицилийском побережье и наблюдали закат. Он держал её ноги и повторял: «Маша! Ты моя единственная, такой, как ты, я никогда не встречал. Я не думал, что такое бывает…» И если бы я своими глазами не видела, что на следующий день он проворачивает то же самое с другой русской туристкой, я бы никогда не усомнилась в искренности его чувств».
«Вот такое вам «Чао бомбино» — «сорри» — он просто так чувствует, он просто так думает, он этому искренно верит! – Совет от «Бывалой»: единственный шанс сохранить после такого романа душевное спокойствие – относиться к нему соответственно. Как-то я сказала своему итальянскому инструктору по горным лыжам: «Мы в России думаем, что ваши мужчины хотят всех женщин на земле. Без разбору». На это он справедливо заметил: «А мы в Италии считаем, что ваши женщины не против такой неразборчивости. Если кошелёк у претендента толстый». Мы посмеялись, и я решила, что такой экономический культурный бартер в случае романа с итальянцем вполне уместен. Помогает расслабиться и получить удовольствие. Но девочки, если вы так не думаете, «не разбивайте свои сердца» об каменные утёсы Италии, и не лейте слёзы об уходящих лучах закатного светила. В русских морозах хорошо грезить о сказках и дворцах Италии; когда родной Вася лежит вторую неделю на диване с пивом и сигаретой; и смотрит футбол по телевизору. И ещё не скоро от него оторвётся. Пусть он и приносит цветы раз в году на восьмое марта; но он никуда от тебя не денется, что всего милее!»
«…Мне удалось побывать тринадцатой невестой моего итальянского бизнесмена. Джузеппе предложил мне руку и сердце на второй день знакомства. Случилось это на нейтральной территории в одной европейской стране. Мы невзначай зашли в католическую церковь. Под её сводами на меня обрушился страстный монолог, где было много любви и боли, и мне предложили быть невестой до гроба в счастье и горе, пока смерть не разлучит нас. Я выдерживала по традициям своей религии пост, и видимо, длительное голодание сказалось на моих умственных способностях, потому что я ответила «да». Всё было как в кино, а сценарий писался на небесах. По этому сценарию, простившись следующим днём, я осталась с навороченным телефоном, подарком своего итальянского мачо. Так связь сердец была закреплена мобильной связью, по которой в любое время дня и суток я отвечать была должна без промедленья. Далее сценарий предписалмне на Сицилию явиться, и выбор был за мной — в Катанию или Палермо. Палермо я боялась с детства после просмотра «Спрута», сериала фильма, и выбрала Катанию, раскинувшую свои гостеприимные объятья вокруг вулкана Этна; и так же возбуждённого моим приездом, что именно к прибытию на остров моему активизироваться вздумалось ему. Но более вулкана активность жителей меня не раз пугала. Я предполагала, как русский человек всех поразить открытой простотою, но не могла подумать, что простоты, да и гостеприимства брать жителям взаймы не приходилось; как только заселилась я в виллу жениха, пошли ко мне соседи отовсюду – по поводу и без… соседка слева, Кончетта, с Альфонсом мужем выясняла отношенья всю половину дня; соседка справа Джованна вдруг пришла без приглашенья, с кипою журналов мод, чтобы отобрать вторую у меня. Их виллы, что дворцы, но все без отопленья, террасами к друг другу держат круг. В сиесту с часу до четырёх на улицах не встретишь и ребёнка, все жару пережидают. Закрыты бутики и магазины, и лишь, когда жара спадает, всё вновь работает до самой поздней ночи. Мне повезло, я прибыла в сезон купанья, и посвящала много времени ему, когда возлюбленный, уехав на работу, в соседний город, занят был делами. Но быть одной пришлось совсем не долго; и вскоре окружена соседями по виллам и жёнами партнёров по бизнесу была я. Обсудить хотелось много. Узнала я у них про жениха. Владел компанией Джузеппе по установке теле-антенн новейших, чтобы по ним могли смотреть без искажений футбол Бразилии в Сицилии, но странно, что мне рассказывал о бизнесе другом он. И часто несоответствия другие находила в его рассказах и в историях о нём. Но объяснили мне, что Сицилийским мужчинам верить нельзя ни в чём! Особенно в любви! Они как спички вспыхнут и погаснут, и вновь свободны в поиске активном! И все мои подружки и соседки уверены в мужей своихизменах, но относясь к тому по-философски, терпели, ко всему ведь привыкают; и в браке католическом к тому же труднее многократно развестись! Как поняла я, только лишь Кончетта здесь не смирилась с мужниным распутством, и потому скандалы ежедневно здесь как концерты потрясали быт. Узнала я и то, что было ранее, и ввергло это меня в шок! За пару дней пред тем, как мне явиться, съезжала с виллы чернокожая девица! Ума хватило всё же новость эту, поведанную по секрету, мне с супругом будущим не обсуждать. А на вопрос, откуда чёрный волос, ответил мне, что нанимал служанку, что в оправданье я заметила Кончетте, на что она, продемонстрировав талант актрисы, в ней погибшей, заметила с усмешкой горькой: «Да. Была здесь целая бригада убиральщиц, и рассказала о любви огромной – «гранде аморэ», что кончилась печально, девица белорусская из Минска невестою тут тоже прибывала, Джузеппе, просто скажем, обокрала и скрылась с суммой денег навсегда. Но что печалиться о том, что было; букеты мне дарились и подарки, и ежедневные походы в рестораны мне подтверждали чувства жениха. Случалось попадать в истории смешные. Однажды днём замок подвёл дверной, и чтобы мне суметь попасть домой, пройдя по улице к простым кварталам, я постучала в дом, и назвалась невестою Джузеппе, мне думалось, что все друг друга знают. Я сразу даже и не поняла, какую бурю в доме подняла. Мамаша начала кричать, жестикулируя активно, я даже испугалась, как бы та не свалилась вдруг с крыльца; когда же на крики высыпали из домишки очаровательные ребятишки, и сам старшой семейства вытолкал тычками с подзатыльником из дома старшего сынка, которого и звали также как жениха, Джузеппе, лишь тогда я поняла, какую бурю подняла в стакане… и поспешила прояснить неловкость, возникшую случайным совпаденьем. Смазливый сонный и испуганный юнец, запутавшийся видно, в приключеньях,- не знаю уж, какой невестою по счёту здесь засветилась я, — смотрящий томно, видимо, пытался вспомнить, где и когда нас с ним свела судьба…
Такую сцену режиссёру поставить только снится… «КомЕ уна фильмА!» — прокомментировал жених мой, который проезжал как раз в авто, чтобы успеть к обеду! Первым делом влепившему мне выговор за то, чтоб не общалась я с людьми другого круга. Наш круг, пришедший на помолвку, был в чёрном трауре, как под копирку все. Быть может, важность события тому была виной, но словно все прощались с человеком, в Италии помолвка важнее свадьбы. Предполагалось, что я всех удивлю, порадую блюдами русской кухни. Таланта у меня хватило на салат из свёклы, которую искали днём с огнём, и в качестве заморского деликатеса, безумно дорогого, обрели. Гостям, однако, он пришёлся не по вкусу, сославшись на другие предпочтенья, все разом отодвинули тарелки. И лишь одна из приглашённых дам, к тому же в интересном положенье, под изумлённые присутствующих взгляды, с остервенением прикончила его. Лишь гости разошлись, был сделан выговор второй: «Жена, то де домохозяйка должна уметь готовит!» Сразу стало ясно равенство в понятиях домохозяйки и жены; в Италии это одно и то же.
И мучивший давно меня вопрос, который был решён уже с помолвки, хотела я узнать наверняка, не связан ли «наш бизнес» с мафиози? Ведь шутки типа «мы и слов таких не знаем», пора было оставить в стороне. Но сам вопрос в себе ответы нёс. Мы всё чаще стали наведываться с роскошными букетами на местные могилы, в ту часть кладбищенской земли, где были собраны погибшие от мафиозных разборок; узнала, что хоронят их отдельно. Здесь среди скорбных надгробий был сделан третий выговор, который на нашем языке звучал бы так наверно, «не суй свой нос — не в своё дело!» И я отчётливо среди могил вдруг осознала, как в жизни надо нам для счастья мало! Мне нравилось и солнце, и тепло, и море, и язык с культурой! Соседка справа, что звалась Джованна, мне тоже нравилась! Но больше ничего! Нет положительных эмоций к будущему супругу своему! За тот короткий срок, что я жила с ним, он просто опостылел! Был костылем от страхов кризисов и боязни стать пылью. Но пробояться всю оставшуюся жизнь и дома просидеть как под арестом?.. Не стал Джованни мне покорённым Эверестом, и не надела я венец. Короче, я решила уволиться из виллы, из невест, и поняла, что этот крест нести мне будет не по силам! Спасибо памятным могилам! Всё встало на свои места – достаток, география!.. правд много, истина одна. Я поняла, что есть «май лав», мечта и я!.. что итальянцы «Аморэ» зовут, а мы по-своему «лямуром» окрестили, как мало значит то, что нам не мило! Как много значит то, что любим мы!

***
Вика думала о том разговоре с Анжеллой. Итак, она не там, не с лекторами, где же? Не в учёбе. В солнечной Италии, и со здоровьем всё в порядке, и с внешним видом, и заглядываются на неё! И надо рискнуть заблудиться, чтобы почувствовать свободу и счастье! Чего больше в этом состоянии? Свободы или счастья? Просто идти бездумно вперёд, заходить в лавчонки, любоваться видами города, улыбаться встречным – поперечным, свернуть на какую-нибудь маленькую улочку…
Она стала приглядываться к мужчинам, стараться смотреть на вещи под другим углом зрения, скорректированным разговором по душам с Анжеллой, заметила, что не все красавцы, кто с брюшком, кто с душком, хромоногий и кривой, лысый и в проплешинах.
А вот кудрявый Алоиз Джованьолли, общавшийся с одним из кавалеров Анжеллы, своей внешностью напоминавший любую национальность – от итальянца, до цыгана, русского, венгра и молдаванина, взятых в равной пропорции, — впрочем, такая гремучая смесь в облике могла принадлежать только еврею, — вызывал некоторую реакцию в её организме. О том, какой он национальности, она точно не думала, раз в Италии находится, значит – итальянец. Но она была заворожена его белозубой улыбкой, копной кудрей и взглядом гипнотических карих глаз, производящих странный эффект в её грудной клетке – сердечко давало сбой, и начинало биться быстрее, а голова кружилась, и слегка подташнивало… как бы к этому отнеслась Анжелла? Она спросила ту, нравится ли ей Алоиз?
— Кто это? — потом что-то сообразила, — кудрявенький такой со смазливой мордочкой?.. ну, конечно, как я сразу не поняла, это же ты!.. идеалистка!
— А что такого?
— Ничего!.. В человеке должно быть всё красиво, и душа, и одежда, и счёт в банке, хорошо, если не консервной!.. Так?
— Причём здесь это?
— Не причём!.. но зная тебя, можно было догадаться, что ты западёшь только на эстетически приятногопарня!.. Ну, так о чём ты хотела узнать — нравится он мне или тебе?..
Это был не совсем тот ответ, который она хотела бы услышать; но кое-что мог приоткрыть ей и этот оборот речи. Сначала Анжелла всё-такиудивилась, впрочем, быстро сообразила, что к чему; и как-то торопливо перекрутила ситуацию: можно было подумать, что между ними что-то было; или наоборот, кошка с собакой пробежались; или она осуждает Вику за то, что та запала на явную внешнюю красивость парня. Прокрутив что-то в мыслях, словно прикинув пару – другую комбинаций в развитии событий или решений уравнения с неизвестным, она с непонятным сожалением или сомнением, но словно удручённая открывшимися обстоятельствами, добавила, — значит, он тебе Алоизом представился?..
— А что, его по-другому зовут?
— Нет, — словно спохватившись, уклонилась Анжелла от вопроса, — просто Луиджи. Алоиз претенциозно как-то, не находишь?
— В смысле что? Это одно, и тоже имя?
— Ну… можно и так сказать… Луиджи на итальянский манер, Алоиз – форма европейского происхождения, если не ошибаюсь германского. Это как Иван и Джо, а можно Джованни. – Прости, они обычно, когда представляются, свою профессию называют. У них так принято. Ты не помнишь, что он сказал?
— Нет. А ты сама не знаешь? – задала Вика встречный вопрос, и словно почуяла охлаждение со стороны подруги вдруг, прозвучавшее неуверенно в голосе той.
— Нет. Но почему именно он, разве мало других? – и как будто разочарованно покачала головой. Потому что поняла по ослеплённым любовью глазам Вики, что таки – да, конечно только он! Не она ли сама попрекала её за то, что та не может влюбиться и относиться к жизни проще, не ожидая от неё только подножки и каверзы. — Вот так сюрприз! – проговорила как бы нехотя, и замолчала, и больше не желая обсуждать любовь подруги, в разговор так и не вступила, как та не старалась её на него вытянуть, словно воды в рот набрала. Глядела с предостережением ли, с жалостью, качала головой и отводила взгляд.
Вика отнесла всё на счёт усталости. Анжеллы не было несколько дней. За неё уже начали волноваться и переживать, но вот она появилась, как ни в чём не бывало, ничего не объясняя, и от неё пахло усталостью и загадочностью, и конечно, мужчиной. Она взбила подушку и завалилась спать, хотя подходило время дневных лекций. Отвернулась к стенке и быстро затихла. Выспрашивать у неё что-то дальше было просто неудобно. Даже если она ещё не заснула, то явно была не расположена отвечать на вопросы. Или хоть что-то объяснить, откуда столько сожаления в голосе по поводу влюблённости Вики.
— Ты за меня совсем не рада! – промямлила как в пустоту Вика, и решила не зацикливаться на чужих ощущениях.
Алоиза она высмотрела рядом с другом Анжеллы. Он несколько раз коротко был с ними вместе в компании, и ей он представился менеджером некой частной фирмы. Верно, получается, Анжелла подметила, чтопринято у них так – называть имя и сразу же профессию. Интересный поворот, а если ты какой-нибудь мелкий жулик или мафиози, они тоже к своей фамилии эту свою специализацию добавят?.. Типа, «Будем знакомы, Бенито, медвежатник!» или «Приятно познакомиться! Антонио, лопатник». Она посмеялась над собой, вечно она что-нибудь придумает!
И когда она пригласила его на свидание, он словно растерявшись вначале, принял её предложение, и на самом свидании вёл себя вполне по-джентльменски, не смотря на то, что несколько задержался–впрочем, Анжелла говорила, что итальянцы не очень пунктуальны, и пятнадцать минут для них не опоздание! Он угостил мороженым, купил цветы. Подарил на память цепочку с кулончиком. Потом они, как дураки, сидели в кино, которое она не понимала, а ему было всё равно, он просто не знал, куда её пригласить, и шёл на поводу её желаний…
И ещё извинился, и сказал, что он журналист, а сказал не сразу, потому что считал, что журналистов девушки не любят; и вообще никто не любит. Она пожала плечами; ну, журналист и журналист; что здесь такого; даже сказала: «Ничего, бывает!» — как иногда ей Анжелла говорила. А он попросил своей подруге не говорить о своей специальности… — «Что за тайны такие странные? Почему не говорить?» — подумала она, но согласилась: «Ничего страшного, если не скажет, не случится, она не нуждается в её тайнах; у неё своих слишком много!»
Особенно глупо чувствовала себя она, потому что ни слова не могла знать на итальянском; смотрела на движущиеся картинки, не особенно вникая в содержание; экспрессивные движения рук артистов перекрывали его.Иногда в ушко что-то шептал по ходу фильма Алоиз, пытаясь донести содержание его. Главное, что её маленькую ладошку он держал в своей большой ладони, и это было совершенно новое и волнующее ощущение. Они держались за руки, а он так и не удосужился её поцеловать! А сделал это только тогда, когда она сама недвусмысленно потянулась к нему губами. Конечно, она получила, что хотела, и потом, когда он проводил её до дома, то лукаво взглянул, прежде чем поцеловать спросил: «Ждёшь поцелуя?» — и тогда только нежно обнял и поцеловал неспешно, как будто сам желал распробовать на вкус её губы. И тогда только серьёзно поглядел в глаза, от взгляда которого ей захотелось опрокинуться навзничь, так голова закружилась, и ноги подкосились.
И не сделала она это только потому, быть может, что опять уловила в них какое-то сожаление и прощание, у неё словно попросили прощения, и попрощались. И надолго пропали. Так надолго, что Вика уже успела поэкспериментировать с возможностью быть счастливой. Она даже ненадолго закрывала глаза, представляя, что сейчас откроет их, и окажется на какой-то незнакомой улочке уже заблудившаяся. И реально ей удалось сесть на трамвай, выйти через несколько остановок, пойти пешком, куда-то свернуть и почти заблудиться. И каждый раз, как что-то подобное получалось, она, не успевая испугаться, могла потом выпутаться из хитросплетений улочек, сама или при помощи встречных прохожих. Какой-то прохожий её узнал и сказал, что он её уже выводил к отелю, спросил, почему она ходит без сопровождающего, и есть ли у неё парень, а когда узнал, что есть, пожалел, что это не он и предложил всегда и всюду её сопровождать. Она, конечно, отказалась, потому что образ Джованьоли уже не отпускал её. Тут она поймала себя на том, что определённо нравится этому зрелому мужчине, и ей это как минимум льстит, и что она только что отняла у человека шанс познакомиться с собой поближе – не об этих ли шансах говорила подруга? Но бежать вдогонку за отказным счастьем она не стала. А просто продолжила путь по парку, по ступенькам мимо фонтана, скамеек, фонарных столбов с объявлениями, где каждый чего-то искал, ждал, на что-то надеялся или что-то пытался возвратить из утерянного. И да! Она почувствовала себя наконец-то счастливой и свободной! Той, которая готова была ради любви пойти на жертвы, но не знала, конечно, в чём собственно эти жертвы должны были выражаться? Рано вставать, поздно ложиться, не спать ночами? Бесконечно ласкать и принимать ласки любимого – как ей этого хотелось! Затеряться на улочках Италии с тем, чтобы остаться здесь навсегда. И иметь возможность встретиться с Джованьолли при новых обстоятельствах; может, вцепиться в него как кошка, и больше никогда не расставаться, и никуда от себя не отпускать!
Страшные вещи и уж неожиданные точно, может уготовить судьба, поймав тебя на таком договоре, даже не гласном, не закреплённом ни бумагами, ни клятвами, ни обещаниями верности и вечной любви! Она увидела Алоиза, и он её увидел, и покачал головой, и отвернулся, как будто совсем её не знает. «Может, у итальянцев всё не так, как у русских! Помнится, по фильму свои чувства они выражают весьма интенсивно!» — подумала она. Так что не понять её, бегущую навстречу своей роковой судьбе и обстоятельствам, ему, итальянцу, который, как и все итальянцы, не только не скрывают своих чувств, но и выражают их слишком бурно!.. ему ли было её не понять!.. понять её было так легко и просто!
Она видела по его глазам, что он рад её видеть.Он что-то залопотал по-своему, потом остановился, поняв, что она не догоняет, что он на своём языке пытается ей передать, боязливо оглядываясь по сторонам. Улыбается, светится вся, обрадованная встречей и заранее простившая вынужденную разлуку. Тогда он взял её за плечи и увёл в тень дерева: «Послушай, хорошая! Я тебя не забыл, не думай плохо! Я тебя вообще всегда помнить буду! Если у меня всёполучится, я нас на всю жизнь обеспечу! Если всё выгорит! Я сам тогда тебя найду! Если всё получится! А нет – если нет, тогда ты свободна! Хочу, чтобы ты в любом случае была счастлива! Со мной или без меня!»
Наверное, эти слова в связи с ними, ему не надо было говорить! Она теперь понимала их в узком значении!
— Да, я свободна для тебя! Я счастлива с тобой! Ты хочешь меня любить?
— Я хочу тебя любить! – говорил он в отчаянии, — я сейчас не могу! Это опасно! Пойми же, сейчас опасно! Ты должна уйти! Если у меня всё получится, я тебя найду, и мы будем на всю жизнь обеспечены! Тогда я скажу, что дальше, скажу тебе только хорошее! Если всё получится! – он говорил то на русском, то переходил в отчаянии на свой язык — итальянский. И тогда она начинала в ответ просто улыбаться, упиваясь самим звучанием речи! Нисколько не беспокоясь о значении передаваемой им в горячем волнении информации, от чего он начинал злиться, горячился, и чуть не кричал на неё. Она терялась, и лишь когда опять он начинал клясться ей в чувствах, сияла и улыбалась в ответ.
— Свободны? Счастливы? – спрашивала она. – Не хочу без тебя ни дня!
— Свободны! Счастливы! Обеспечены на всю жизнь!
— Ты и я?
— Да. Ты и я.
По-итальянски«да» звучало как «Si»! Но транскрипция была такова, словно соединяла вместе две разные буквы: «с «и»» — твёрдая «с» с протяжными гласными «и-ы-ы»
— Любовь! Как по-итальянски любовь?
Он сказал: «amare»!
— А счастье?
Он сказал:«felicita»!
— А свобода?
Он сказал: «liberta»!
— Любовь! Счастье! Свобода! – повторяла она по-итальянски! – амАрэ, фэличитА, либэртА!
— С и-ы-ы, с и-ы-ы! – говорил он, и для неё это значило «вместе – вместе»! И голова начинала кружиться, и земля уходить из-под ног! Словно без вина была пьяна, так что трудно было удержаться на планете, вдруг начавшей вращаться слишком в быстром темпе.
Он всё-таки сумел её уговорить отправиться в отель, или на учёбу: «Быть со-своими сейчас тебе лучше, так надо, чтобы избежать опасности! Как только смогу, сразу иду к тебе! За счастьем и свободой! И за любовью!Felicita! Liberta!Amare! »
Он посадил её на такси! — «С и-ы-ы»!«С и-ы-ы»!- Заплатил за поездку. Она гордо хлопнула дверью при выходе у отеля! Она шла окрылённая! Таксист ей вслед поцокал языком!- «С и-ы-ы»! -она приняла этот знак внимания, как настоящая женщина, одарив того блаженной улыбкой!- «С и-ы-ы»!«Си-ы-ы»! Какая там опасность!.. -«амАрэ, фэличитА, либэртА!» — Всё у них должно получиться! Это же видно! Он неравнодушен к ней! Она сумела стать свободной! Сумела влюбиться! Любовь взаимна! Её программа максимум требовала близости! Как только она думала о нём, она в предвкушении интима, обливалась волной желания, теплом, исходящим из души, и увлажняющим портал жизни. Она мыслями и душой летала, парила в мечтах, в пространстве духа и свободы! Хотя бренное тело было брошено в пучину знаний, в волну девятого вала языкового барьера, грозящую смыть остатки здравого смысла иностранной тарабарщиной, и похоронить под собой любовь к будущей профессии навсегда. И не смотря на это, именно она вдохновляла лектора на воодушевление при чтении доклада! Казалось, все свои посылы на своём родном языкеон делал в её сторону, искренне считая, что девушка улыбалась лишь ему одному! На языке, которым она, не понимая его, теперь наслаждалась, одним лишь его звучанием, распознавая в нём мелодии любви, счастья и свободы! Может, не замечая того, она шептала эти слова вслух: «амАрэ, фэличитА, либэртА!» И на неё оглядывались и засматривались учителя и ровесники! Настолько зримо, как и неуловимо произошло с ней преображение свободой и счастливой любовью, что вся она светилась от нового чувства, поселившегося в душе, и озаряла светом, бьющим изнутри всех вокруг себя.
Она даже не поняла, и не успела испугаться, когда вышла из здания, и оказалась в капкане рук двух мужчин, одетых элегантно во всё чёрное и кожаное, с двух сторон подошедших к ней быстрым шагом. Взяв её под руки, они затолкали Вику в машину, которая тут же тронулась, оставив после себя слегка недоуменные и иногда завистливые взгляды девушек. С двух сторон зажатая в капкан крепкой мужской хватки, она оставалась верна своему вновь приобретённому чувству счастья и свободы. Её охваченность чувством бескорыстной любви не позволила ей не закричать, не заплакать. Она сидела, и чуть ли не продолжала счастливо улыбаться. И так смело и достойно держаться, возможно, не приходилось ещё ни одной жертве крепких мускулистых парней, похожих как под одну копирку на механических роботов, которым лишь предали вид человеческих существ. Они даже не сразу вывели её из сознательного созерцания обстоятельств поездки, лишь по заругавшемуся лающими нотами водителю, предприняли действия, отнявшие такую возможность, как обозрение видов города из окна мчавшегося автомобиля с попутным запоминанием окружающей обстановки и деталей антуража. Как долго продолжалась поездка и насколько ей позволили любоваться видами города, сказать было трудно, потому что её отключили, умело нажав на точку шейной артерии. И когда её вновь привели в чувство, хлопками по щекам, она только смутно помнила о том, что пропустила мимо ушей, и что ей не казалось тогда слишком важным – это неведомая опасность, о которой ей пытался втолковать Алоиз. Похоже, ей что-то хотели вколоть, но от непонятно кого последовало команда «отставить». До неё долетел обрывок фразы: «Она и так, словно обкуренная, первый раз такую вижу!» -это было сказано, скорее, с оттенком восхищения, чем оскорбления! Ей накинули на голову мешок, не особенно заботясь о верёвках, крепящих его; руки, правда, связали за спиной, чтобы не брыкалась и не махала ими, пытаясь вырваться. Чувство страха не наступало, а наоборот ощущение свободы, любви и счастья перешли в эйфорию, когда мешок был сброшен с головы и руки развязаны; и она увидела скрученного верёвкой вокруг всего тела Алоиза. Он был брошен на переднем сидении уникального аппарата, подобного которому ей видеть до сей поры не приходилось, и в который её саму только что впихнули через люк, тут же задраенный сверху. Всё что она осознала – это то, что её любимый человек сейчас находиться вместе с нею! Или она с ним! А уж потом сознание стало собирать информацию и выдавать порциями перевозбуждённому необычайными событиями сознанию. То, что она находиться в капсюле ракетеподобного летательного аппарата, похожего одновременно на беспилотник и огромную литую пулю, но явно являющимся управляемым летательным средством, потому что рядом с несчастным мычащим Алоизом с кляпом во рту, пытающемся явно что-то сказать, в кресле пилота сидит похожий на человека пилот в шлеме, скрывающем пол-лица, и только крепкие выдающиеся зубы, оскаленные в жуткой улыбке, похожей больше на гримасу, возможно, являются гарантией их подвешенных«за ниточку неизвестности» жизней, её и Алоиза.
И она всё понимала, что вот сейчас какие-то странные обстоятельства в жизни её возлюбленного Алоиза или Луиджи, а может, и вовсе его зовут как-то по-другому, в эту самое мгновение решают не только его, но и её судьбу, потому что они уже «С «и-ы-ы»! Вместе! И от того, что у них всё совпало, и волшебные слова рвутся из души, переполняемой чувствами, выплёскивающиеся наружу: «Felicita! Liberta! Amare!», — она их, не осознавая повторяла, то по-итальянски, то по-русски: «Счастье! Свобода! Любовь!» И только для страха или испуга места в душе уже не осталось! И поэтому одна судьба на двоих! Пилот почти не в счёт! Может, он вообще не человек, а только человекоподобный робот, или напичкан наркотиками, и поэтому всё время лыбится, пугая нереально здоровыми крупными зубами. Викины похитители, всё те же ребята в чёрном, не стали ей даже связывать руки. Какой-то невзрачный неприметный в сером пиджачке человечек, — встреться он на улице, не заметишь и не запомнишь, — махнул рукой, подав снизу им условленный знак; и они оставили её одну на заднем сиденье, кивнув в знак прощания пилоту, готовому в нужный момент подхватить управление уникальным неведомым ей, по всему видно, летательным аппаратом, снарядом – машиной, и показавшему в знак одобрения, оттопыренный большой палец, и здоровые как у акулы зубы!
Как же так получилось, что по всему судя, одна должна была сейчас о чём-то беспокоиться и бояться, как это ярко демонстрировал связанный с кляпом во рту, брошенный на первое сиденье рядом с пилотом Алоиз – ЛуиджиДжованьолли. Как только «чёрные кожаные» ребята освободили тому рот, он начал яростно ругаться на итальянский лад, и орать — и по-итальянски, и по-русски: «Она здесь не причём! Зачем она здесь!» И тем снова пришлось по знаку «человечка» вернуть кляп обратно ему в рот! В то время, когда пилот по панибратски похлопывал его успокаивающе по плечу, до неё донеслись снизу какие-то сказанные слова «неприметного». А пилот, обратив к ней свой страшный оскал, произнёс: «Оллрайд! Всо–о ка-ра-шо-о! Он сказал ха-ха! Смешно-о! Что, если итало-о связан руки, он не может гаварит! О-хо! Наш Итало мо-о-жет гаварит и есть о-чень громко-о ругаца! Хо! Юмар- шутка!» Отчаяние выражало лицо Алоиза. «Снаряд есть сначала выстрелить! Потом я управляй!» — заявил пилот и отвернулся. На сиденье дёргался Алоиз. «К палёту гатоф! Ты есть гатоф?» — он покивал головой сам с собою, не дождавшись от неё ответа.
«Неизвестно на чём, неизвестно куда, неизвестно зачем! Что за загадка?.. чёрт разберёт эти западные технологии!
Откуда они у них?.. не от инопланетян ли?.. которых, конечно, нет, но есть лишь их инопланетные технологии…
Как нет НЛО, но есть куча видеосъёмок и засекреченных материалов о них…
Как нет похищений и контактов, но есть имплантанты, кусочки живого металла, аналогов которого в мире не существует!.. найденных в костях и мышцах, потерявших часть памяти людей…
И тут в памяти всплыл странный конспект об артиллерийских технологиях, способных забросить снаряд, напичканный аппаратурой на орбиту земли. Пошло вдруг новое направление движения мыслей, которые от напряжения умственной деятельности стали словно потрескивать в её голове, зашуршали струящимися змеями, задевающими шкурами друг об дружку. Недоверчивый изучающий взгляд проснувшейся подруги, которой она и задала один лишь вопрос? – «Не брала ли она у однокурсников конспекты лекций?» — «Нет» — после минутного молчания ответила та, и невольно обратила взгляд в сторону конспектов, перебрала их, видимо решилась на проверку, вынула тот, что содержал себе информацию о мужчинах – итальянцах, уже прочитанный Викой, и подала ей: «Хочешь ознакомиться, что думают женщины мира о лучших мужчинах мира?» — и возможно несвойственное подруги напряжение глаз и поджатые губы, настороженность в движениях, заставили и Вику подыграть той, впервые соврав лучшей подруге: «Давай! О! Тут, кажется, с переводом? Это что, ты переводила? Да ты становишься просто асом!» Она сделала вид, что просмотрела заметку: «Вечно ты что-нибудь такое нароешь! У тебя ещё есть что-нибудь такое интересное?» — «Нет. Как будет – покажу! И я знаю, что ты копалась в моём телефоне!» — похвала, казалось, заставила расслабиться Анжеллу, но ровно на минуту, чтобы нанести ударом обвинение!» — «Я только в контакте! Истории про итальянскую любовь читала!» — вытянула обиженно Вика губы трубочкой, — «Ты же спала! Не будить же тебя было!» — «Не делай больше так никогда!» — довольно холодно и резко заявила Анжелла. И Вика поняла, что здесь та граница, где дружба кончается! Просто всегда есть черта, за которую нельзя переходить. В молчании Анжелла собралась, взяла свои бумаги, явно рассерженная на неё, но прятавшая чувства за маской безразличия, вышла из комнаты. Только Вика слишком хорошо её знала. — «Анжелла! Клянусь, я не лазала ни по СМС-кам, ни по журналу вызовов! Я только почитала истории любви в контакте!» — Она вернулась: «Ладно, я не злюсь на тебя! Я о тебе беспокоюсь! Не влезай в мою историю! Коллекционер он… злой… он просто самодур… и тебе больше ничего не надо знать… ради твоей безопасности… и моей!», – закончила она. Анжелла сдержанно провела рукой по её волосам; неловко как-то поцеловала Вику в щёку: «Обещай никуда не влезать, чтобы не случилось!» — потом отстранилась так же резко и вышла из комнаты. – «Как же так, Анжелла?» — прошептала Вика, бросилась в погоню – «Неужели нельзя разорвать с ним?» — догнала и развернула подругу к себе, — «Давай ты просто уйдёшь от него?» — «Ты что-то знаешь?» — прошептала та, — «В смысле? Я же вижу, что у тебя с ним что-то не так!» — «Перестань, всё также, успокойся, я сама разберусь! Это моя жизнь!» — остудила она вдруг её порыв, почти выкрикнув последнюю фразу, Анжелла удалилась, цокая каблучками, оставив Вику в недоумении, в расстроенных чувствах. Она медленно возвратилась в номер, села на кровать и думала: «Какая кошка пробежала только что между ними?.. Что скрывает от неё её лучшая подруга? В какую историю вляпалась, и как её можно освободить от вдруг ставшего ей ненавистным плешивого искусствоведа, который может только выдаёт себя за него, а сам какой-нибудь опасный мафиози…»
Потом Вика пыталась не раз поговорить с Анжеллой, но выяснение отношений стали приводить к ссорам, охлаждению в их некогда очень тёплых, почти сестринских, отношениях. Анжелла отдалялась всё дальше. Приходила домой реже, лишь чтобы отоспаться, постираться, принять душ или поменять гардероб. Отмалчивалась. И однажды, собрав вещи, и прощально долго посмотрев на неё, вдруг разволновавшуюся, повторяющую; «Анжелла! Ты куда! Ты мне нужна Анжелла! Только не делай глупостей! Он тебя не бьёт? Разве ты любишь его? Скажи хоть, ты всем довольна?» — Глаза её как-то иронично блеснули, и рот исказила усмешка, и она проронила тихо, так тихо, что могло показаться, что это лишь послышалось: «Ты не понимаешь! Поздно что-то менять! А я же тебя предупреждала! Довольно! Просто нам дальше не по пути!»- И она ушла. С вещами. А Вика молчала. И надеялась, что Анжелла вернётся! И корила себя, что не смогла её остановить! Но как? В конце коридора её встретил коллекционер; и от гостиницы они отъехали на его машине. А у Вики даже не было его номера телефона. Анжелла не позволяла знать ей это. И если что, сама звонила изредка, но никогда не брала трубку, когда звонила Вика. Запрещала той звонить. Слишком много секретов, недоговорённостей и непоняток… слишком…
Это была какая-то операция военных… или похищение пришельцев, но что-то очень засекреченное…
А если Алоиз Луиджи и в самом деле журналист и влез во что-то, куда влезать ему не полагалось; и что-то узнал, что не должен был узнавать…
Или желая обогатиться, он перебежал дорогу кому-то очень серьёзному и важному; и поплатился за это не только своим настоящим и будущим, но и её за собой увлёк, что было для него болезненно и крайне нежелательно! Ведь он испытывал к девушке чувства, и не хотел бы ей портить жизнь; но сейчас это уже зависело не от него!..»
Она могла о том только гадать, предполагать… и не могла ничего знать наверняка…
Это был старт перед полётом в неизвестность! Странно, но она была к нему готова!..
«Felicita!Liberta! Amare!»Si!

Светлана Рожкова
Автор
С июня 2019г. состою в РСП (Российском Союзе Писателей) по инициативе и рекомендации редакционного отдела сайта Проза.ру за что благодарна и модераторам и..

Свидетельство о публикации (PSBN) 14156

Все права на произведение принадлежат автору. Опубликовано 14 Ноября 2018 года

Рейтинг: +4
0








Рецензии и комментарии 26


  1. Игорь Чио 08 декабря 2018, 12:13 #
    Уфф… Из последних сил добрался до края земли, где наконец кончились эти непроходимые джунгли повествования. Признаюсь, к финалу мой разум затрещал от этого сумбура, впрочем вполне себе самобытного и эрудированного. Вспомнил Козьму Пруткова: «Если у тебя есть фонтан — заткни его, дай отдохнуть и фонтану».
    Сначала я пытался делить содержание на условные части. Для себя, разумеется, чтобы лучше охватить произведение.
    Вот короткое вступление, которое вводит в курс (кто, где, когда и зачем). Речь о студентах колледжа и предстоящем туре по Италии.
    Вот описание Италии. Тут я начинаю думать, что читаю рекламную статью на сайте тур-агенства. Написана со знанием дела и подробно, аж до тошноты. Подняты из могил все знаменитые мертвецы, которые при жизни имели неземное счастье жить, бывать и творить в Италии — стране удивительной и сказочно прекрасной. Зачем? Никто из них не имеет ни малейшего отношения к сюжету.
    Далее идет подробнейший ликбез для отсталых подруг как подцепить итальянца и почему это надо обязательно сделать. Это уже более подходит для сайта с призывами типа: «Жени на себе иностранца, а если не выйдет, так хоть поживи за его счет пока молода и красива».
    Тут, признаюсь я сдулся, забил делить на смысловые части и вообще перестал искать нить сюжета. Собственно, он наверно тут есть, но подобен тонкой медной жилке в толстенной оплетке бесконечных описаний, монологов и пр. Возможно он (сюжет), тут и не нужен, а главная роль отведена потоку сознания, который бьет будто прутковский фонтан.
    Не скажу, что плохо. Скажу, что тяжело воспринимать, но это лично для меня.

    1. Светлана Рожкова 08 декабря 2018, 13:04 #
      Спасибо за мнение. Засомневалась, что дочитали до конца, Тема явно вам не интересна, как и психология двух юных подруг, одна из которых живёт на полную катушку, другая неведомо для чего бережёт честь и сердце девичье, и когда она наконец попадает в водоворот любви, водоворот неумолимый тайн и обстоятельств, которые много значимее её маленькой жизни, они увлекают её лёгким пёрышком, не могущим оказать никакого сопротивления, в конечном счёте, унося на орбиту земли! Избыточность знания считаю лучше его недостаточности. Колорита и широкого охвата фона событий среди наших маленьких незначительных переживаний, значимых лишь для тебя самого, хватит, надеюсь, чтобы понять кому-то не столь далёкому от мира женщин и счастья романтичной любви, ценность личности одного человека, пусть и замкнутого на одной мечте стать любимой и любить, найти для себя спутника по жизни, но что такое неудача личного счастья на фоне «мировой революции» или прогресса, глобализации и иже с ним: космических технологий, которые увлекают её в космос, как песчинку без подготовки физической и моральной, укреплённой лишь личной любовью и верой в счастье своё; она просто попадает под колёса «засекреченных документов» и её тихо, как свидетельницу, даже не понявшую в чём она стала виновной в глазах «больших людей», убирают из жизни бесследно и бесповоротно жертвой случайной, просто в подозрении. что она что-то знает, чего не должна знать! Дочитывать, если пишите комментарий, надо до конца". Многие бы вопросы, вызвавшие непонимание, снялись бы. Но спасибо за попытку объяснить мне меня или закопать, как угодно! С.
      1. Светлана Рожкова 08 декабря 2018, 13:12 #
        Я бы тоже не назвала свои произведения лёгким чтением, или скажем — не все. По своему фонтану ответственная я. У вас есть свой, распоряжайтесь им как угодно.
        1. Игорь Чио 08 декабря 2018, 17:43 #
          Избыточность знания я бы сравнил с каплей чернил в стакане воды — картина похожа на взрыв. Это кипение разума, из которого прет, но такое состояние не вечно. Рано или поздно чернила растворяются, распределяются, вода приобретает ровный голубой оттенок, и наступает достаточность знания, которая ведет к лаконизму.
          Возможно, вы запихнули книгу в главу, возможно, скорость вашего разума столь высока, что кажется мне ядерным взрывом и дикими джунглями, где мыслей, как растений и насекомых — неисчислимо. Не возьмусь ставить вердикты. В любом случае, закапывать я вас не хотел, и тот объем информации, который вы тут выдали, заслуживает уважения, но у меня возник вопрос в логике повествования.

          Нечто похожее было со мной, когда я использовал несколько метафор к одному явлению. Я так увлекся сравнениями, что не заметил их избыточность. Речь шла о мужчине и женщине. Вот, что я получил в комментарии:

          «Количество образных интерпретаций превышает лимит читабельности раз в пять. Нужно все-таки выбрать — либо вы идете по пути охотник-медведица, либо по пути снаряд-мишень, либо планета-спутник, либо альпинист-гора».

          Сначала злился. Потом понял, принял и правил. Позднее, стал замечать, что отправляя перо в свободный полет, нарезаю круги, обсасываю одно и то же с разных сторон и на разные лады. Собирал эти вариации в кучу — и снова правил, оставляя лучшее. Может лаконизм для кого-то = врожденный талант, как у спартанцев, жителей античной Лаконии (отсюда и происхождение слова), но мне простому смертному, он дается (если вообще дается, судить не мне), безжалостным черканием своих «гениальных» излияний, правкой, чтением, правкой и снова правкой.

          А вот тема «психологии двух юных подруг, одна из которых живёт на полную катушку, другая неведомо для чего бережёт честь и сердце девичье» — мне очень даже интересна. По этой причине я собственно намереваюсь изучать ваш труд далее и с пристрастием. Заметьте, я говорю не читать с интересом, как читатель, а изучать как китайскую грамоту, трактат по квантовой физике или «Капитал» Маркса.
          Вы отчасти были правы, когда укорили меня за скоротечный комментарий, но лишь отчасти, потому, что это был комментарий читателя, который хочет читать, а не работать над вашим текстом. Чтобы написать коммент эксперта, мне потребуется препарировать ваше творение, но на это, сами понимаете, требуется время.
        2. Виталий Ячмень 08 декабря 2018, 14:00 #
          Признаюсь, почитал только несколько минут. Жанр: авантюрная проза. Не знаю, но мне кажется, что такой жанр должен увлекать с первых строк. Эти строки должны сразу вносить в сюжет, заманивать читателя. Как результат, вопрос: зачем столько описания в самом начале. Не спорю, вам оно удалось очень хорошо и написано очень классно! Но, становится реально нужно, и желание читать отпадает. Всевозможные авторы писательских курсов говорят, что современная проза должна увлекать в свой мир с первых строк. Здесь этого нет. Если бы в тексте было больше действий — прочитал бы весь, но мне стало нужно. Извините, если обидел.
          1. Игорь Чио 08 декабря 2018, 19:14 #
            Не скрою, мне интересен ваш «Капитал» Маркса. Сначала я попробую продраться сквозь дебри ненужных предгорий и остановлюсь у подножия главной темы. Форма «цитата» — комментарий.

            «Тур в Италию с ровесниками от одного из лучших московских профессионально специализированных колледжей вдохновлял и тревожил. (Кого тревожил?) Ещё никогда не приходилось ей (кому это ей?) покидать свою родину, отправляясь по туристической путёвке, обещавшей также особую специальную программу по обмену опытом с похожим высшим учебным заведением за рубежом».

            Простого ответа на вопрос «Кто?» я так и не получил. Держу его в голове и читаю дальше, но тут уже не о «ней», а о преподавателях.

            Отказаться от хитроумного предложения турфирмы, искавшей новых форм работы, заведению не хотелось, ведь подобная, рассчитанная на месяц вылазка за границу, сулила и престиж учреждению, и общение с коллегами, и отдых на море, в конце концов. Совсем не маловажный фактор для защёлканных работой педагогов, и зажатых сроками зачётов студентов. А уж, какой стимулирующий фактор для них подтянуть хвосты, и углубиться в изучение специализированных дисциплин, и возможность развить в принимающей стороне практические навыки языка!

            Тут явно нужен абзац, ибо от такого свала и возникает ощущение сумбура.

            Несмотря (пишется вместе) на то, что большинство изучало всё-таки английский, были среди студентов и слабо говорящие на итальянском; он только входил в моду, и лишь в связи с предстоящим событием стал пользоваться известным вниманием студентов, больше своим разговорным инвариантом словарного запаса. Все, кто собирались ехать, вооружались сборниками слов с наиболее употребляемыми в обиходе оборотами речи. Лекции на итальянском никто не собирался читать или даже прослушивать. Впрочем, надеялись, что с английским изложением материалов тоже не будут особенно перебарщивать, а обратятся в деловой части программы к привычному и великому русскому или предоставят, на худой конец, переводчика. В действительности оказалось всё совсем не так, как представлялось.

            Перегруз лишними подробностями. Пробую сократить, чтобы понять. Вот что выходит:
            Большинство студентов изучало английский, а итальянский стал пользоваться вниманием студентов лишь в связи с предстоящим событием, да и то в разговорном варианте. Судя по всему, все думали о приключениях и надеялись, что к деловой части программы любезно предоставят переводчика.

            Далее автор делает скачок в сторону достопримечательностей Италии, и тут Остапа понесло… Кто такая «ее» или «она» = та, которую «тревожил тур по Италии», отложена в сторону как хлам, потому что здесь речь о святом! Об «удачно географически расположившегося изящном сапожке», какими только морями не омываемом.

            Пролистываю описание благословенной страны и иже с ней, ибо это отдельный шедевр от гида по Италии — несколько страниц живописного текста, заканчивающегося весьма оптимистично:
            «…Сильвестр Щедрин умер в Италии и был похоронен в Сорренто…»

            Далее три звезды и возврат долгожданный к «ней», то есть героине, собственно. Она по-прежнему безымянная «она», но уже с подругой, поэтому «они».

            ***
            Теперь уже было ясно, что они летят с подругой; конечно, и вместе со всеми, всей разношёрстной группой, состоящей из воспитанников и педагогов; но главное, что она не будет чувствовать себя одной «из» массы других, быть одинокой в обществе себе подобных совсем не редкое явление. А быть с подругой – это уже точно не быть одной, хотя бы вы и всем классом, или всей группой летели.


            Тут даже интрига появилась. Кто же такая эта «она»? Но нет, дальше про самолет и про то, как на нем страшно летать:.

            Погода лётная. Небо ясное. На самолёте тоже впервые! Но что поделать, страшно, не без этого, да и не одной ей, и всё когда-нибудь бывает впервые! Пристегнулись. Старалась не думать о том, что под самолётом ничего нет, небо и земля. Из этих же соображений, чтобы не запаниковать, не осрамиться, иллюминатор занавесочкой прикрыла, и как бы соблазнительно не казалось, даже в его сторону старалась не смотреть. Почти до самого приземления. Как взлетели, аж дух захватывало, и голова кружилась, и за подлокотники кресла хваталась, и за руку подруги; чем её тоже напугала; та как села, «бируши в уши», и просто музыку в наушниках слушала, почти всю дорогу; но иногда и ей предлагала послушать, и это успокаивало, что ни говори.


            Дальше опять про «они». Про лекции, на которые забили, и куча ненужных подробностей.

            На лекции они забили, потому что читали их в большинстве и не на русском вовсе, переводчик то приходил, то нет, или приходил переводчик с итальянского языка на английский; что тоже их обеих не устраивало. Трудно было винить в этом турфирму, таких мелочей, как подача материала она и не могла предусмотреть, глубоко в детали, не вникая профессиональных тонкостей и сложностей в передаче, скажем, профессиональных терминов; тут уж простой разговорник обиходных фраз при всём желании не мог помочь. Если чуть отвлечься, право, анекдотично было попасть в комичную ситуацию, где, владея таким разговорным набором слов, ты способен понимать какой-нибудь скабрезный анекдот или незатейливую пошловатую шутку оратора, но при этом всего, что касается узкопрофессиональной сферы, то есть самого главного-то, понять не в состоянии. Примерно в такой ситуации оказались все студенты, преподавателям приходилось приглашать чуть не на свои сбережения переводчиков, знатоков русского, чтобы хоть что-то доносить до своих студентов, ведь подчас они и сами не могли досконально точно передать, о чём говорил лектор, тоже по-честному сказать, не всё понимали, и перевести могли; так что не слишком наседали на таких же, как и сами, студентов, не очень-то больших полиглотов.

            Вообще я начинаю думать, что это (а особенно описание сказочной Италии) — не проза. Это репортаж восторженного очевидца, которому до боли близки и важны все подробности пережитого путешествия. Может это сочинение на тему: «Как я провела лето», а во взрослой вариации – «Посмотрите на мои фотки в инстаграмме! Я там действительно была!». В интеллектуальной, очень взрослой вариации: «Я не на шопинг ездила, а обогащалась культурно, и во многом преуспела». Но вроде нет, думаю я, Света Рожкова слишком умна, чтобы быть одной из многочисленных дур на этой ярмарке тщеславия. Нет, это не про нее.
            далее опять что-то ненужное про языковые тонкости:

            Образовалась, в некотором роде, путаница с конспектами; после перевода с одного на другой; скажем, с английского на русский – это хороший вариант; или с итальянского переводчик переводил на английский, а русские студенты знатоки языка такого же Туманного Альбиона, как сами знатоки; конечно, теряли часть информации, а когда пытались переводить её вторично, уже на русский язык, понятный прежде всем, получалась абракадабра, словно через сито языкового барьера вместе с водой и песком уходила часть золотого запаса информации.

            Эврика! Ее зовут Вика! Наконец-то!

            Помучившись так первую недельку, кое-кто махнул на лекции рукой, и занялся самостоятельно заполнением пробелов в общем образовании. Так, подруга протащила Вику, по всяким бутикам и магазинчикам, сувенирным лавкам, и кафетериям, где их не обделяли вниманием местные мачо. Конечно, они накупили всяких блестящих безделушек, незамысловатых и недорогих украшений. У подруги, — пора назвать её по имени, — у Анжеллы, быстро появился кавалер, да не один, и она уже не могла её всегда таскать хвостом на свои свидания, которые видимо, имели интересные продолжения.

            Вот уж действительно – пора называть по имени и подругу. Анжелла. Замечательно. 7 из 30 страниц пройдено, и уф… Вот наконец достигли врат Мадрита! Отсюда я буду смотреть подробнее и отзыв напишу позже. Если вам интересно. А то ведь вы штучка кусачая, можете сказать, что в моих комментах не нуждаетесь. Тогда скажите — я промолчу.
            1. Светлана Рожкова 08 декабря 2018, 19:45 #
              Благодарю своих коллег и оппонентов, не побоявшихся вступить со мною в переписку и принявших на себя труд чтения моего произведения. К вам Виталий: встречный вопрос, на который вы увы ответить не сможете, т.к. никогда не возьмёте на себя труд дочитать произведение до конца; поскольку, видимо, являетесь представителем нынешних молодых, воспитанных «современными юмористическими поделками», где талантливые авторы прогибаются перед читателями, изучавшими правила писания по комиксам и электронной переписке с себе подобными; о сути вопроса: в каком, по вашему, жанре написан рассказ и что такое, по-вашему, авантюра?.. Ваш рассказ мне было читать неинтересно ни минуты, и окончание его предсказуемо; но я умею делать и дела, которые мне неинтересны. Я написала лишь, что это не было ни минуты смешно и в моём комментарии: «искала надпись „здесь был юмор“ юмора было больше, чем в вашей пародии на хоррор, который сам по себе даже не вторичен, а третичен! Уж с этим и вы не поспорите! Это свойство этого жанра! У меня также на колобок написана для современных детей сказка „Именинный колобок“, возможно, вы сумеете осилить её, чтобы сравнить мой юмор с вашим! Она написана в виде пьесы, и действий в виде утренней пробежки колобка, хватает. Кстати, узнать аннотацией содержание моего рассказа можно из моих ответов на комментарий, затратив на то от 5 до 10 минут. Думаю, талантливый художник смог бы переложить в картинки и мой рассказ. И комикс по нему выиграл бы у комикса по хоррору.

              Игорь, перед вами я уже писала немного виновата, что не могу начать читать то, что вызвало -таки интерес мой, это я наверстаю. Фонтан у вас никак не меньше моего, судя по объёмам и идеям! Просто не грубите! И мы понимаем до Кузьмы мне не дотянуться, он писал в стихах матом скабрезности и пошлости! У меня, как ни крутите, любовь в чистом виде от героини главной. Так что, может и ему до меня не доехать! Я не вижу зазорного воплощать в авторских текстах популярную информацию, когда мне нужен был глобальный фон, масштаб, чтобы показать маленькую испуганную девочку, для которой попасть в Италию уже приравнивается к большой авантюре, и тем более оказаться, как вы высказались „на краю земли“ с последующим вылетом на её орбиту то ли в живом состоянии, то ли куском свежего мяса с переломанными костями, поскольку жанр, отличный от хоррора, столь ярких картин живописать не пришлось, но думаю недостаток фантазии человеческой заставит меня некоторые ключевые моменты усугубить подобными животрепещущими подробностями. В любом случае, комментарии заставляют смотреть на свою вещь чужими глазами, и без них какие-то мыли не догоняли. Я знаю места, которые возможно, если хватит времени и желания, подправлю, но суть от этого не переменится. Перфекционизм враг хорошему. А там посмотрим. Как вы заметили, впереди шла правда жизни, журнальная, газетная, тренинг психокоррекции, снимающий зажимы и страхи, переписка в контакте реальных девчонок русских, телевизионная пресса, литература, описывающая менталитет национальный, и передачи цикла „Территория загадок“. Думающий читатель это определённый труд души, а не только чистый кайф и всё по приколу. Однако, переработать звёздочки в главы труда не много займёт, а помочь может при чтении, ведь читатель будет предупреждён, о чём пойдёт речь, это возможно сделать. И тогда как вы и сказали, это будет книга в главах, а не в одну главу запиханная книга… Благодарю за идею и искреннее желание помочь, за обмен опытом, по-существу. И ждите меня в гостях на своих страничках! Если будут ещё мысли, не стесняйтесь, пишите. С.
              1. Светлана Рожкова 08 декабря 2018, 20:18 #
                ИгорЬ, пока переписку стоит отложить, у меня не так много времени. Если вам угодно и нравиться общаться с кусачей штучкой, да ещё по моему произведению, можете продолжать. Но я же так держу внимание, вам же захотелось узнать кто же эта она, что в нашем мире литературы значат имена? Оказывается много. Штучка ищет имя подходящее и позволяющая понимать характер персонажей. Вика — победительница. Она одержала победу над собой. своими страхами. страха чужой страны и «кожаными парнями». Она не боится вылететь вон с планеты в консервной банке просто потому, что любит. Италия, масштаб жизни, технологии, её страхи и преодоление, дружба, изменение в отношениях подруг. Нежданное окончание всего. что она знала, любила, о чём думала и мечтала! Таки у меня ничего не происходит в книге ли, в рассказе; вот пробежка с колобком стрелялка компьютерная — это действие, ишь сколько зверья положил, а потом и его угробили, это действие, излишней информации нет! Вот это ячмень на глазу вскочил не отмоешь! Давайте я вам в стихах откомментирую: за компьютером сижу, во все стороны гляжу, «Бабка! тут про колобок, он не низок не высок, испеки уже давай мне к обеду каравай!»; та смекнула, подмигнула, в сени вышла — все дела; и к обеду пирожочек очень просто испекла. Дело было в хеллуин, бабкин с дедкой пресный блин, ожил, страшный чёртов бес, и сбежал подальше в лес! Встретил Зайца и Медведя, встретил Волка и Лису, искрошил на колбасу! Прочитали сказку детям! Те теперь бояться спать! Не сначала ли начать?
                Всё! У меня в разных редакторах буквы, открываясь, слипаются. Можете по пустякам не отвлекаться. Как-нибудь разлеплю когда-нибудь. Пока — пока! Чио -Чао, Итало! Буэно сара! С.
                1. Игорь Чио 09 декабря 2018, 14:43 #
                  От звезды до звезды.
                  Отсюда ***:
                  — Ты реально не хочешь ни с кем встречаться? – спросила Анжелла, — тебе никто не нравиться, или ты принципиально не хочешь с итальянцами?
                  До следующих ***:
                  Вика, всё же, убедилась, что в номер она не пошла, и только тогда успокоившись, направилась совсем не на лекцию, начало которой всё равно было безнадёжно пропущено; а просто гулять по улицам города; по-видимому – искать счастье…

                  Вика – автоответчик, которому в повествовании отведена роль поддакивания и генерации реплик-связок для плавных переходов от темы к теме в монологе Анжеллы. Целых 6 страниц монолога. Я скопировал ваш текст в ворд-файл (Verdana №10, всего 25 страниц).
                  ИТОГО:
                  1 страница — Введение (кто, где, когда, куда, зачем и пр.)
                  4 страницы рекламы достопримечательностей Италии.
                  6 страниц монолога Анжеллы (песнь gold-digger girl — /англ/ — дословно: золото—копатель девушка. В переносном смысле — охотница за богатыми женихами).

                  Светочка. Тема замечательная. Меня прямо коробит от вашей Анджелы, потому что родное худшее она сравнивает с западным лучшим. Это сравнение не равноценно, поэтому вызывает справедливый гнев. Но это не упрек, а наоборот – я отдаю должное тому, как вы играете на чувствах читателя. К тому же — это идея для вашей Вики. Пусть она ответит, наконец, как умная девушка, способная разбираться в уловках аргументации, а не будет кулемой, какой вы ее выставляете.
                  Отсюда вытекает необходимость пересмотра позиций героев. Беседа должна быть острой обоюдно, а не игрой в одни ворота, где Анжелла – игрок, а Вика – вратарь-дырка. Дайте Вике убеждения, пусть она их отстаивает.

                  И я повторюсь. Этот сырой концепт романа, а не что-либо другое. Здесь еще нет Италии (как места действия), здесь только диалог (даже монолог, о чем уже сказал). Здесь еще нет действия, через которое можно и нужно раскрывать характер, и что еще важнее – вести сюжет, который есть та морковка, за которой идет читатель. Разумеется, читатель не осел и понимает (интуитивно), даже когда не понимает, но ему нужен стимул, чтобы глотать то тяжело-перевариваемое, что вы хотите ему скормить. Я говорю об умолчаниях, которые падают прямиком в подсознание и всплывают потом, спустя годы, совершенно неожиданно. В вашем случае это может быть наказание Анжеллы сюжетно. Ей вполне возможно напороться на альфонса-афериста или агента порно-студии. Но она у вас девушка умная, поэтому и антагонист должен быть отменным мерзавцем в маске сказочного принца.
                  У меня тоже есть концепты (технические главы персонажей) для цитирования в других главах повествования). Некоторое я опубликовал здесь, например, «О крепостях и комендантах».
                  Я буду читать дальше, а на этом этапе, могу сказать, что Вика – никакая. Бесхарактерное бледное существо. Будем считать, что в этой части концепта будущего романа, до Вики вы еще не добрались, поэтому ее характер пока еще не проработан.
                  Да, очередной экскурс в италийскую литературу растянут (для романа), но вполне уместен для концепта. Перечень писателей и упоминания их произведений свалены в кучу, но, если их распихать в качестве маленьких упоминаний по всему роману, это будет как легкий, остаточный аромат духов, придающий произведению италийский шарм, а не как содержимое флакона, вылитого на шею.
                  1. Светлана Рожкова 09 декабря 2018, 22:58 #
                    До меня дошло, что такое: стать участником следующего разбора! — Это значит в следующий раз будут ваше произведение дрючить! К тому же я знаю даже чьё это будет произведение! Авторы, кто хочет разбора своего произведения, потренируйтесь на мне — моей груше уже не страшно ничего! В литературе нет точных канонов, сколько чему страниц посвящать. Иначе книги писали бы компьютеры, а не люди! Введение не затянуто. Это радует. «Она» однозначно существо живое и принадлежащее к роду человеческому, пол имеющее женский. Уже что-то. В пьесах Метерлинка действовали молоко, хлеб, кот, пёс и я люблю его «Синюю птицу». Что ещё требует ответа? Автор волен выбирать форму изложения — прямая речь, косвенная, диалоги — главная форма сценической речи, монолог — форма очень сценическая — именно поэтому смущает конструкция? Даже если что-то в форме изложения менять, суть намного не изменится, я передала, что хотела. А как вы смотрите фильмы. Так тоже упускают часто последовательность изложения событий, дают ретроспективу, взгляд в прошлое; показывают различные места действия, минуя подробно изложение, как герой туда попал; а ещё существуют авторские ремарки в кино, когда героя оставляют и показывают не относящееся к непосредственному действию панораму, фон. Надеюсь вы знакомы с творчеством русских, советских фантастов, Стругацких в частности или фильмами Федерико Феллини, нашим Тарковским. Они умели снимать и думатьо психологии внутреннего мира. Автора судят по тем задачам, которые он ставит. И судя по вашем же отзывам я справилась с ними. Вы представили всю Италию, а ведь героиня перемещалась лишь по нескольким улицам одного города. Вы поняли, что собой представляют итальянцы. А ведь героиня знакомится только с одним, и то сразу теряет, а потом случайно находит, роман развивается стремительно, а они едва единожды серьёзно поцеловались. Педагогу театрального коллектива после моего прочтения ей этого произведения захотелось съездить в Италию. Знакомая знакомой столкнулась реально с представителем этноса, для неё у меня забрали рассказ, чтобы лучше понять менталитет итальянцев. Два антагониста рядом не уживаются, как и два медведя. Один другого «съест». А вот один принимает на себя роль «ведущего», другой «ведомого» — такое чаще. Мне думается, вам Игорь, уже следует писать свой роман на эту тему. Если у меня даже что-то не в порядке с последовательностью изложения, вы уловили, что хронологически некоторые предыдущие события будут раскрыты лишь в окончании истории, это сделано умышленно из соображений как раз, чтобы понимание происходящего не сразу приходило, не готовую пищу в ротик птенцу, а самому добраться, как и героиня не понимает сразу, почему с ней такое происходит. Отсутствие телесных передвижений не есть отсутствие действия — я не пишу каждодневный её график дел — есть понятие квинтэссенции замысла, зерна роли, триады событий: начальное, главное — из-за чего весь сыр бор и конечное, чем закончилось. Я уже сама рассказала сюжет в коментах, синопсис практически выполнила на своё же произведение. А мне пишут, что у меня действия для авантюры не хватает, только монологи. А вам известно понятия изменений в психологии, когда герой, начиная с одного приходит к иному состоянию души, меняется, преображается изнутри, становится, по существу другим, новым человеком: через любовь, через болезнь, стресс, и другие события, которые происходят в жизни, хотя он не мечется в утренних пробежках с базуки на перевес и нунчаками за спиной. Авантюра в том, что она влипая в любовь, готова проститься ради этого с жизнью, что она не мыслит себя отдельно уже от любимого, и готова разделить с ним плохой финал — преждевременный уход из жизни, готова умереть за любовь во имя высшего смысла жизни — любви, говоря штампами, но по сути. А вы тут говорите, что она «гавкаться» с подругой должна и дыркой её называете. Остановитесь уже. Как вы бы желали, я писать не буду, у меня своя голова на плечах селёдка в холодильнике! Поберегите себя для своих талантливых свершений. Нельзя зубоскалить буквально по каждой строке! Рассказы есть в сто страниц у великих, признанных классиков; у меня всего 34 страницы. Если этот объём вы находите великим — это не я крута, а вы «всмятку». О пустом произведении столько не говорят. Я перечитываю его в вашей интерпретации и мне оно в основном нравится. И Игорь, я никогда не любила уменьшительно — ласкательные суффиксы в отношении себя — я это воспринимаю, как иронию, если вы хотите меня этим «приласкать» знайте, что результат обратный. Сделайте над собой последнее усилие — зовите меня Светой или Светланой. Ещё раз, благодарю за Вашу работу Вас, за потраченное время, усилия, за Вашу нечаянную рекламу моего произведения! И обещаю начать читать Ваше, с Амуром ангелочком, заинтересовавшее
                    меня! Спасибо! Спасибо! Спасибо! Добра Вам! Светлана Рожкова.
                    1. Светлана Рожкова 09 декабря 2018, 23:50 #
                      Ни у одной у меня ассоциация хоррора идёт с террористами мировыми: смотрите на ютубе:
                      ТЕРРОРИСТЫ АБДУЛ И МУБАРАК Пародия на Пинки и Брейн
                      Pinky and the Brain — German Intro
                      1. Игорь Чио 10 декабря 2018, 13:39 #
                        Миновал оборотную сторону медали, где написано: хочешь счастья с итальянцем — будь готова остаться у разбитого корыта. Тут про итальяно-кобелино. Далее про пузана-искусствоведа, которым воняет Анджела. Авторское сравнение со старым козлом? Сама Анжелла истасканная, усталая и вонючая искусствоведом, доползает до койки и отсыпается. Вот она свобода. Не захлебнуться б первым же глотком. А Вика между тем, постепенно проникается идеологией своей шлюшки-подружки, и тоже хочет найти себе амару, феличиту и либерту, то есть любовь, счастье и свободу.
                        Далее Вика читает перевод Анжеллы по некоей фантастической теме… условно назову ее «уникальной технологией полетов». Свалка. Вот тебе читатель набор фраз – копайся сам в этом мусоре и понимай, как знаешь, в меру прыткости своего ума, а не поймешь – твои проблемы. Собственно, это одно из впечатлений от всего произведения. Ладно. Я обещал дочитать до конца. В прошлый раз не осилил всего несколько последних страниц.
                        От фантастики переходим к историям лауреаток конкурса «жена для итальянца» и тут снова бултых в тему. Тут, вся эта феличита и либерта устами девушки, пожившей в шкуре невесты итальяно-кобелино. Подумала-подумала и сказала: «Нафик вас, мне Россия дороже, поищите других фраерюг». А ей вслед, в духе аватара: «Никогда ты не станешь здесь своей!» Ну в общем это для тех, кто смотрит на брак с итальяшкой сквозь розовые очки. Здесь кстати белый стих. Думаю, зачем? Я тоже экспериментировал с белым стихом в своем романе. Даже потом публиковал отдельно отрывки в разделе экспериментальные стихи. Но там для атмосферы мистики, типа волшебный язык. Зачем здесь, надо подумать. Ладно, идем дальше.
                        Вика влюбилась в Алоиза. Он журналист и вляпался в неприятную историю со спецслужбами. Его, а с ним и Вику, хватают, сажают в снаряд и отправляют в космос. Все. Я дочитал.
                        Теперь мораль. Цитирую не дословно:
                        «Вика почувствовала себя счастливой и свободной! Той, которая была готова пойти на жертвы ради любви, но еще не знала, на какие именно».
                        Коротко сказать: в омут головой. Ну да, любовь она такая. Сносит крышу, море по колено. В этом свобода? В этом счастье? Так я бы Вике посоветовал просто нажраться как следует и побыть «свободной», ну скажем с недельку. С опохмелками в усмерть наутро, с купанием голышом, трахом, со смехом и сопливыми истериками, все как положено. Ладно. Шучу я. Пьянство — это деградация, а тут девушки созидают, строят свою личную жизнь. Развиваются ли? Наверно да, ведь набивая шишки, приобретают знания и опыт.

                        Несмотря на мое неоднозначное отношение к вашему произведению, оно меня тронуло, но как-то мерзостно на душе. Тошнит от потаскушки Анжеллы. Тошнит от Италии. Тошнит от преподавателей и студенток, для которых эта Италия – шанс ухватить птицу счастья за… ну пусть будет хвост. Тошнит от молодой дурочки Вики, которая поддалась на уговоры шлюшки, целенаправленно пошла на улицу влюбляться и влюбилась. Точнее вляпалась в любовь.
                        То, что падает в подсознание в итоге: Любовь — цель, счастье – попадание в цель, свобода – пох… простите, пофигизм, который наступает, когда попадаешь в цель. И все это возможно только в Италии, чудесной сказочной стране. Но Вика в итоге – жертва. Значит вся эта пыль про феличиту и либерту – чушь собачья. Очередная морковка для осла, также как «свобода, равенство и братство».
                        1. Светлана Рожкова 10 декабря 2018, 23:11 #
                          Игорь, не хотелось бы, чтобы вы своё разочарование на всех распространяли. Я всё-таки склонна думать, что моя вещь некоторым способна дать противоядие и излечить от заблуждений и ошибочных представлений. Каждая вещь интерпретируется исходя из своего набора опыта — тезауруса. Надеюсь, у других не будет такого паскудства на душе после прочтения, а другим полезно пройти через фантазию, чтобы в жизни делать правильный выбор. Не понимаю почему вы на Вику-то ополчились? Она виновна в том лишь, что влюбилась? Наверное, полезнее эта история молодым девушкам. Не во всём автор может дать отчёт, почему пишет так, а не по другому. Потому что так чувствует. А что вы скажете о 70-летней Ольге Прохоровой, которая мечтает вернуться в Россию после отъезда с канадским дипломатом, жизни в Канаде, Америке? Нам просто осудить всех наделавших глупостей и высечь? И гордость тоже, вроде, грех, как и самообольщение и самолюбование. Раз душа мучается, очищается через чувства отторжения каких-то вещей, значит, лечится. И моя «тяжёлая таблетка» даст иммунитет одним, и сможет подлечить душу другим. Какие бы чувства вы сейчас не испытывали по отношению ко мне и моему рассказу, не зацикливайтесь на них, жизнь шире. Возможно, вам стоит научиться прощать — себя и тех, кто молод, неопытен, оступился. Был ещё один чтец, для которого важным в рассказе стал психокоррекционный тренинг, направленный как раз на понимание, что ты не совершенен, на снятие страха перед жизнью, на умение прощать себя и после шишек вставать и двигаться дальше; и другие также, имеют право на ошибки, на любовь; что ничто человеческое не чуждо живому, и человеку тоже не чужды животные инстинкты, поиска партнёра. Из ваших последних реплик мне кажется, вы очень требовательны к отношениям, и разочарованы в любви. Я думаю, что вам надо простить себя, и того, кто сделал вам больно по глупости ли, или по инстинктам жизни; отпустите то, что вы не позволяете себе простить, что вас держит в тупиках души… вам лучше знать о чём это я… я не знаю. Я не пишу, подстраиваясь под современные тенденции, мыльных опер не пишу. У меня каждая вещь обособленная. Есть детские, там света больше всего. Есть антиутопии, где свет проникает лишь через замочную скважину в будущий мир — таков «Вирус». Я думаю, что-то вы в себе проработали, пройдя эту историю, даже отрицая полезность её. Мира и света. С.
                          1. Светлана Рожкова 10 декабря 2018, 23:17 #
                            Наверное, чувства-то правильные у вас, просто с выводом о бесполезности поторопились. Но это ничего. Ещё догнать может. Ничего бесполезного нет. Почему вы её не пожалеете и не ополчитесь на тех, кто правит чужие судьбы?
                            1. Игорь Чио 11 декабря 2018, 11:34 #
                              На Вику не ополчился. Ее жалко. Слабохарактерное существо, живущее подсознанием, поэтому попала под влияние. Но в этом подсознании есть могучая сила женского начала и женской мудрости, которая и ведет ее по жизни. давайте выйдем за рамки повествования и посмотрим вперед, лет на 20-30. Другие варианты возможны, я беру средний.
                              Анжела растратит себя в поисках, но обязательно найдет себе место под солнцем, как можно более теплое и обеспеченное (ведь она это ищет а не какую-то там амару). За это место она поплатится мечтами о любви, и собственно счастьем и свободой. Очарование молодости уйдет — останется насквозь фальшивая бестия, борющаяся за выживание в чужом обществе. Плюс в том, что выживаемость эта высока. У Анжелы сильный характер, и мне это нравится.
                              Вика пройдет через тернии к звездам, планета потерпит крушение и выйдет из апокалипсиса обновленной, сильной, знающей что ей нужно и не нужно. Если выдержит испытания конечно. Ее внутренняя мудрость приведет ее к настоящей любви, к настоящему счастью и к настоящей (самоограниченной) свободе, которая гармонично балансирует с ответственностью. И, что важно, Вика сохранит себя. В этом и будет ее победа.

                              Теперь любовь. Что это? Не хочу навешивать на галактику простых ярлыков типа — «банально космический объект, состоящий из...» Просто скажу об одной из ее функций. Это пробуждение спящих (как Вика, живущих без ума, но чувствами и мечтами). Эту тему я пытался раскрыть в части своего романа «Крестовая дама». Пробуждение, Радуга любви, Взлет и падение. Любовь это своего рода очищение.
                              — Кошмары появляются там, где нет сияния. Источник боли и страданий не в любви, а в серости душ! Чем грязнее сосуд, который я наполняю чистой водой любви, тем мутнее и зловоннее становится эта вода. Но когда я ее выливаю, внутренняя поверхность сосуда становится чище! (Амур, Радуга любви).

                              В любви я не разочарован, семейными отношениями доволен. Былые всплески юности и молодости давно пережил и всех простил. По большей части себя, потому что был идиотом, не понимал, не пытался понять, был слоном в посудной лавке и прочее, и прочее. Если мне и сделали больно, то я заслуживал большей боли. намного большей.

                              Раздражение мое все идет отсюда (одна из метафор из стола, ждущая своего места в романе): Мужчины это оружейная палата, женщины — алмазный фонд страны, и если драгоценности утекают из национальной сокровищницы, то в стране что-то не так. Что именно? На этот вопрос я ищу ответ, поэтому тема которую вы подняли меня тронула.

                              Будь моя воля я поставил бы вам несколько плюсов
                              1. + за поднятую тему
                              2. + за объем информации по теме
                              3. отдельный + за объем по информации о стране, ее достопримечательностях и тонкостях италийского общества, как среды для обитания.
                              4. Минус за неудобоваримую форму. Это ваше дело.
                              Лично я стараюсь вести за сюжетом, между ним вставляя сложное, чтобы оно глоталось незаметно, как бы в нагрузку. У какой из наших с вами форм будет большая аудитория? Хотите ли вы большой аудитории? Или вас устраивает узконаправленная: подруга, собравшаяся в Италию, молодая девушка, грезящая о муже-итальянце и т. д. На эти вопросы вы и сами в состоянии ответить. Выстроить легкое повествование — вытоптать удобную туристическую тропинку сложнее, чем отправить читателя в джунгли. Выживать. То есть решать читать дальше или нет. Я думаю, что автор это радушный хозяин и владелец туристического маршрута. Вы считаете, что автор это инструктор школы выживания. Разница, повторюсь, в числе туристов.

                              Итого я ставлю вам 3-1 = +2, но в моем распоряжении всего один плюс. Зато он выстраданный, истинный, тяжелый. Вы талантливы и упрямы, у вас ужасный характер, но вы умны. Замечательный и бодрящий коктейль. Это комплимент, Светочка. Нет я не хотел вас приласкать. Выпороть при случае было бы приятнее, что я своими комментами, отчасти и сделал.

                              1. Светлана Рожкова 11 декабря 2018, 21:26 #
                                Это плохой юмор. И всё гораздо прозаичнее.
                                1. Светлана Рожкова 11 декабря 2018, 21:57 #
                                  Если бы я прочитала этот комментарий первым — других бы не было. Жаль. Вы вынуждаете меня поднять вашу перчатку. Извинитесь так же публично, как только что оскорбили меня. Не зная сколько мне лет, социальное положение, профессию — это не личная переписка. На сайте присутствуют мои ученики. И учтите — это ваш поступок, за него отвечаете вы. Здесь обсуждается не мой характер, а произведения авторские — вы перешли на личности; Runtime Error.
                                  1. Игорь Чио 11 декабря 2018, 22:36 #
                                    Провокации тем и хороши, что из реакции на них, всегда узнаешь что-то новое. Люблю провокации, но ради вас готов совершенствовать это искусство до социально приемлемого уровня, то есть провоцировать незаметно для других. Коль зажглась красная лампа — извольте. Как вы и просили, прошу прощения публично: Был неправ, вспылил, готов загладить. Хотя и ничего сверх грубого в своей провокации не вижу. Мы тут как в бане, без одежд, кто есть кто неясно. Даже хуже бани — люди без тел, одни ники и произведения. Я нахожу, что интернет в этом смысле весьма демократичен.
                                    1. Славик и Димон 13 декабря 2018, 09:38 #
                                      Классическая история из жизни. Моя дальняя родственница одна, тоже все ищет свое счастье «за морями». В итоге воспитывает сына сама, малой кайфовый. Она настрадалась.
                                      Это был её урок, а её красавчик сын(рожденный от Турка) видимо и есть тот самый смысл, ради чего она проходит через эти муки. Я раньше вместе со всеми с некой долей осуждения к ней относился. Теперь же, когда сам стал отцом, понимаю больше смысла во всей её тогда бесцельной жизни. Сейчас малой вырос, ему 12, очень умный парень. Она остепенилась, работает в детском учреждении. Полностью изменилась.
                                      Во всем в этой жизни есть смысл. Это мое мнение. Ставлю плюсик за историю. Заставила провести вот такой анализ жизни, а значит очень полезный рассказ для тех кто умеет учиться на чужих ошибках и анализировать жизнь.
                                      1. Машагиров Константин 18 декабря 2018, 15:04 #
                                        Светлана, доброго тебе времени суток. Что могу сказать про данное произведение: в нём есть история любви, тайны и лёгкий оттенок энциклопедического характера. Так же присутствует посыл, о том что любовные приключения за границей могут окончится плачевно, для наших девушек, которые так и мечтают о цивилизованном женихе. В целом, читабельное произведение.

                                        С уважением, Константин
                                        1. Светлана Рожкова 18 декабря 2018, 16:10 #
                                          Константин, спасибо, я знаю, что по конструкции выбранные диалоги девушек не всем даются легко к прочтению, но правда, эта форма общения более для жизни естественна, когда мы приходим домой и обговариваем, рефлексируя, события дня или просто общаемся, а не по ходу жизни, как на прогулке, тогда отвлекаться некогда и обсуждать впечатления или мужчин, в данном случае; тогда надо просто впитывать жизнь и наслаждаться. Поэтому, когда мне говорят об искусственности построения — это немного странно, ведь в жизни, как раз так происходит. На улице мы руководствуемся либо правилами движения, либо собственными мыслями, а фиксироваться конкретно на чём-то нужно в домашней обстановке. И кстати писать о чувстве захваченности любовью, когда желание видеть человека приподнимает над обыденным сложнее, чем просто описательное сопровождение давать относительно физиологических действий. И писать об Италии или любой другой стране безотносительно ценностей, данностей и всех сопровождающих её констант — ракурсов географических ли, предпосылок ли — исторических, менталитета, всей совокупности разностей и отличий от других земель, пространств, стран странно было бы, зачем тогда ходить та далеко, можно описать соседний переулок и всё, угол дома и двор со столом для домино и карт (так было в советской действительности, там же распивали напитки, как и сейчас в детских песочницах и на пластмассовых горушках) — в данном разе я знала, что эта Италия, и не полный экскурс давала — истории нет, например. Кроме фактов для нашего читателя важных — как к этой стране наши великие относились. Её географию давала через заботу о ней братьев ветров, её окружающих и сестёр -вод морских. Я эти образы сама сочинила, а не вычитала в какой-нибудь туристической брошюре, хотя данность географическая от этого не изменилась. Попрёки в излишних подробностях пока не принимает мой организм. Колорит страны, фон должен быть шире хотя бы потому, что жанрово и сюжетно, приводя её на край земли, и за край, в конечном предположительном итоге, желалось приподнять читателя над маленькой историей жизни и скоротечной любви девочки, которая в ином случае, пройдя по 2-3 улицам Италии, встретив первого встречного эстетично выглядевшего красавчика итальянца, со своими малюсенькими проблемками в желании понравится и влюбиться, не была бы интересна читателю, ну, втюрилась, после чего её посадили в консервную банку и запулили ею на космическую орбиту, этакая современная дама баронесса Мюнхаузен. Ну, эта была бы другая сказка — пародия на жизнь. А мой читатель должен был стать на голову выше девчонки и всей ситуации, видеть всю Италию; любить всех творцов, создавших её культуру и искусство; иметь представление о ценностях и характере этой народности; и даже знать, как сам бы попытался преодолеть в себе свои ограничивающие активность, комплексы и зажимы. И если любовь это не значимо, пусть подумает хотя бы, а что тогда значимым для него, собственно, является? А я надеюсь, что у меня больше жизни, и маленькое почти незаметное допущение о возможной реализации полуфантастического проекта о выстреле снарядом, внутри которого человек. Видимо, у меня внутренний спор продолжается с предыдущим комментатором. Но ты отметил именно те ценности, которые были важны героине и видимо, мне, как автору, — и это просто масло в огонь подлил — лаконично и по существу передал всё, что там и было; но мы не все и не всегда вольны управлять течением нашей жизни; иногда она нарушается против нашей воли; кое-что или кто, будучи сильнее и умнее, распоряжается нами по своему замыслу, не имея на то морального права. Вы, Константин, наверное, в некоторой мере, были более подготовленным читателем. к моему языку и построению мыслей. Вы так же мыслите длинными предложениями. Интересный спор — читабельно или трудно читаемое моё произведение? До этого я говорила, что детское — легко читается. А вот свои взрослые вещицы я не назову лёгкими, хотя бы потому, что они заставляют в себе перерабатывать какие-то подсознательные помыслы, мотивы и впечатления, и выводить их на сознательный уровень, эта внутренняя работа с собственным мировоззрением, взглядами, отношением к жизни. В каникулы новогодние обязательно приду к Вам на страницы! Готовьтесь! Спешите! И пишите! (Мы пишем, как живём; а жить стараемся, как пишем!) С.
                                          1. Игорь Чио 18 декабря 2018, 18:08 #
                                            Я все не мог понять почему меня тошнить начало от вашей Италии, а потом понял. Уж больно приторная у вас Италия получилась. А она, Италия, между тем, еще и родина католического папства, погрязшего в пороках по самое не балуйся. Вот работа автора, с романтикой Италии. Думаю, вам будет интересно. В отличие от вашего произведения, (где романтика органично вписывается в тему любви) у этого автора романтика носит какой-то зловещий характер, хотя для тех, кто не знает сути Латеранских соглашений, это невдомек. Произведение написано на конкурс «1000 миль». Авторам была поставлена задача раскрыть эту самую тему «1000 миль». На деле же многие просто привязали эти 1000 миль кто куда, белыми нитками, которые, как известно, из космоса видны. Под каждым абзацем автора — отрывок из моей рецензии.

                                            ВЕСНА РИМСКОГО ВОПРОСА
                                            Весеннее тепло окутало Италию. Апрель в Риме наступил как-то внезапно, словно перешагнул март. Может он и был, но после февральских событий никто о нем не вспоминал. Природа оживляла цветы, наливала зеленой жизнью деревья, играла солнечным светом в брызгах фонтанов. Любовь пьяной бродила по улицам, раздавая букеты, заключая в объятия и нежа в поцелуях. Все в Италии наполнилось какой-то особой страстью в эту пору.


                                            Рецензия. ВЕСНА РИМСКОГО ВОПРОСА. (О поднятой теме, без учета темы конкурса)
                                            Тема ответственная. Речь идет, как минимум о преступном альянсе Римско-католической церкви с коричневой чумой, а именно о Латеранских соглашениях, в результате которых Ватикан получил территории, огромные деньги и суверенитет, а лидер итальянских фашистов Муссолини — благословение от католического папства. Теперь о произведении. Как-то все лелейно и славно…

                                            Абзац первый. Весна в Италии. Солнце, травка, птички, любовь. Какой год? Создается впечатление, что дальше будет про итальяно-аморе-мия. Допустим сразу знаю, что спич о фашизме. Тогда, вобщем, это атмосфера идиллии, на фоне которой должно произойти нечто чудовищное. Оно и происходит, но забегая вперед, скажу, что тема этой чудовищности, по моему мнению, не раскрыта. Отсюда и ощущение елейности.

                                            И хоть весна — время господства романтики, но идеи фашизма иногда заполняли кафе и витали в скверах, время от времени мешая купидонам. Казалось, что каждый глоток или поцелуй отдавал их привкусом. Мир изменился, меняя умы. Ушла в историю Папская область с безграничной властью понтификов, проиграв Итальянскому королевству, словно в карты, свои владения и даже вечный Рим. По Аппиевой дороге все чаще ездили автомобили, унося в прошлое конные галопы и парады армий средневековых государств.

                                            Абзац второй. Противопоставление весна-романтика-любовь-купидоны — весна фашизма. Становится понятно причем тут аморе-мия, но это я сам вдумался, а от автора явного указания на это противопоставление нет, и посему выглядит оно не остро, а опять елейно. С учетом того, что не все знают о факте сговора Папы и Муссолини, далеко не у каждого читателя возникнет омерзительное ощущение от лицемерия религиозной структуры, которая (и это уже не секрет), по сути — сатанизм в обличии христианства. Там и связи с мафией, и педофилия масштабов немыслимых, и крестовые походы, реки крови, заговоры, утаивание истории, борьба за власть, темные финансовые махинаци, и т.д. и т.п. Это к слову, а здесь, в произведении ничего этого нет. Все замазано весенним медом.

                                            Апрель приносил буйство запахов в гостиную виллы кардинала Пьетро Гаспарри. В открытом окне ветерок заигрывал с занавеской, а со двора слышалось пение птиц. Гостиная была уставлена на классический манер, сочетая уют и итальянскую помпезность. В кресле сидел пожилой князь церкви. В свои неполные семьдесят сем лет он был достаточно упитан, сохранил моложавый вид и острый взгляд. Сложив в умиротворенной позе руки, он закрыл глаза. Казалось, что иногда его спокойное лицо озарялось мимолетными вспышками азарта. В эти редкие минуты отдыха Гаспарри слушал радио.

                                            Абзац третий. Снова солнце, травка, птички, только уже на вилле кардинала Пьетро Гаспари. Собственно, тот, кто благословил Муссолини. Запахи, занавесочки, ветерок. Чистый елей. Больше здесь ничего нет кроме перехода к следующему абзацу: «кардинал любит слушать радио». Произведение крайне малое (по условиям дуэли), я насчитал 10 абзацев, это уже третий, и, фактически, (треть всего объема!), но тема сисок пока не раскрыта.

                                            — Фаворитом этой гонки сейчас является победитель прошлого года. Это — Джузеппе Кампари, обладатель французского кубка Гран-при двадцать четвертого года, покоривший лионскую трассу. Сегодня его штурман — Джулио Рампони, а автомобилем для этого заезда служит знаменитый Альфа Ромео… — быстро говорил комментатор гонки «Милле милья» 1929 года.

                                            Абзац четвертый. Спортивный комментатор о Джузеппе Кампари, итальянский оперный певец и автогонщик. Опера и смертельные гонки — странная ядерная смесь. ПоЭтому он тут? Неплохо, если моя догадка верна. Снова противопоставление, но снова между строк. Почему не упомянуть об этом в тексте? Тут еще и Джулио Рампони и Альфа Ромэо. Скажу честно, мне лень было лезть в википедию, и я не понял зачем они здесь, в условиях тотального дефицита знаков рамочного, конкурсного произведения. Заметим: тема папско-фашистских сисок до сих пор не ракрыта…

                                            Пьетро слушал трансляцию финала ралли, в котором участникам предстояло преодолеть тысячу мил, следуя от Брешии в Рим по дорогам общего пользования. И хоть азарт, воспитанный футболом еще с юности, приковывал к передаче, но мысли служителя церкви были о другом. Кардинал не думал о семье и детях, ведь сан лишил его такой возможности.

                                            Абзац пятый. Папа вполуха слушает радио, ибо с детства азартен. Далее утрата логики: папа думал о другом (точка), но не думал о семье и детях, ибо сан. Логичнее же будет, если папа думал о другом, а далее — о чем именно. Гонка… 1000 миль… Привязка к теме дуэли. Оригинально, конечно, но тема уж больно жестокая и античеловечная. На ее фоне эта 1000 миль выглядит как чупа-чупс на смердящем трупе. Ноль информации по теме. Половина. Тема не раскрыта.

                                            В сознании кардинала возникали параллели, в которых он сравнивал гонку и политику. Пьетро вспоминал, как еще в феврале готовился к самой волнительной встрече в жизни, как за пятнадцать лет службы Государственным секретарем ему не приходилось делать ничего подобного. «Да что ему, никому из кардиналов не выпадал такой жребий». Жизнь Пьетро мелькала перед его глазами, словно автомобили по магистралям. Кардинал понимал, что войдет в историю как тот, кто поставил точку в римском вопросе. Его рука почувствовала напряжение и тепло — в воспоминаниях всплыло рукопожатие Муссолини, подпись на Латеранских соглашениях. Гаспарри, назначенный еще Бенедиктом XV на самую высокую государственную должность и переживший его понтификат, чувствовал себя освободителем. Он сделал Ватикан свободным и независимым государством, разрушив оковы почти шестидесяти лет узничества пап. И хоть тень сожаления иногда закрадывалась в мыслях, напоминая о былом величии католической церкви, но уже не могла омрачить политической победы. «Многое утеряно, но мы сохранили господство над умами и душами», и эту мысль прервало радио:

                                            Абзац шестой. Тут, наконец сама тема, на которой мы подъехали через весну-амор-молодой-фашизм, и виллу кардинала на спортивном авто оперного певца-гонщика, по 1000-километровой трассе. Параллель гонки и политики. Хорошо. Пап понимает что войдет в историю. Ну и что? Где та СОЛЬ, в которой он НЕ ПОНИМАЕТ, что фактически, заключил сделку с дьяволом? Или, напротив, очень хорошо ПОНИМАЕТ это? Тогда где внутренний конфликт между христианскими заповедями и дьявольским соблазном, который о трех головах — деньги, власть, безнаказанность? Наконец упомянуты Латеранские соглашения (в 6-ом то абзаце), хотя (по моему мнению), это следовало сделать раньше. ИТОГ абзаца: «Многое утеряно, но мы сохранили власть над душами». Хорошо. В 6-ом абзаце тема приоткрыта, но как-то нежно: «Ю-гу, просыпаемся, просыпаемся». Переход к следующему абзацу: комментатор говорит.

                                            — И первым к финишу приходит автомобиль Альфа Ромео. Его пилотом является Джузеппе Кампари!!! Второй год подряд он становится победителем ралли! Автомобиль с номером… — лепетал комментатор.

                                            Абзац седьмой. Альфа Ромео певца-гонщика пришел первым. Абзац короткий, две строки. Это факт для противопоставления политика-гонки в следующем абзаце. Больше тут говорить не о чем.

                                            Восторг озарил лицо кардинала, глаза открылись, вспыхнув огнем. Радость заполнила сердце — жизнь подарила еще одну маленькую победу, наполняя оптимизмом для новых свершений. Теперь он был уверен, что политика, любовница всей его жизни, точно подобна ралли, где участники преодолевают тысячи миль разногласий, чтобы в середине пути, споткнувшись о новое, принесенное духом времени, сойти с дистанции и кануть в небытие. Но имена тех, кто пришли к финалу первыми, останутся навечно в хрониках клуба победителей.

                                            Абзац восьмой. Кардинал рад. Спортивная победа ассоциируется с его собственной. Прекрасно. Пьедестал, шампанское, овации, салют победы. Дальше мои ассоциации (в данном произведении их нет): Благодаря этой папской победе, предстоит одержать другую победу, за которую заплатят миллионами жизней не столько добрые христиане-католики, а христиане православные, и совсем чуть-чуть англосаксонские протестанты, да и то в конце войны, и только ради того, чтобы не опоздать на раздел добычи.

                                            Время всегда меняет героев. В сентябре 1934 года резкий крен трассы унес жизнь Джузеппе Кампари. Через год, договорившись со старостью, смерть забрала его азартного поклонника — в вечность ушел кардинал Пьетро Гаспарри, Государственный секретарь Святого Престола, давший окончательный ответ на римский вопрос. Фашизм еще пройдет по миру войной, кропя кровью тысячи тысяч километров, и канет…

                                            Абзац девятый. Оперный певец-гонщик умер, за ним папа, но: «фашизм еще пойдет по миру войной, кропя кровью тысячи тысяч километров, и канет...» Конец цитаты. Логичный вывод, о котором я говорил в комментарии к 8-ому абзацу. Есть ли тут слова о безответственности католической церкви, или просто папы? Нет. Оценка чудовищности проведенной сделки? Нет. Все очень ласково. Возможно печально, но ласково.

                                            Но тогда царила весна, согревая души, принося в Апостольский дворец воздух новой свободы. Она уводила умы молодежи от политики, наполняла сердца любовью, топила в страсти, создавая новое поколение героев — возможных членов клуба «Тысяча миль».

                                            Абзац десятый. Этот абзац, по сути должен стать итоговым взрывом мозга читателя, которому автор кратко и ясно нарисовал картину ужасно-лицемерного, античеловеческого, антирелигиозного, крайне безответственного (или напротив, хорошо осознанного, циничного), шага. После десятого абзаца, надо бы сорвать маску, под которой череп смерти, а в нем черви ползучие всех семи грехов. Но вместо этого здесь опять елей. «Тогда царила весна». И никто ничего не знал, а значит, типа и не виноват никто.

                                            Вот она откуда у меня неприязнь к приторной Италии, оказывается. Понимаете теперь, Светлана, как один плохой автор может влиять умы)? В связи с этим стоит подумать о той ответственности, которую несет каждый из тех, кто пишет.
                                            1. Светлана Рожкова 18 декабря 2018, 22:40 #
                                              Привет, Чио -Сан, спасибо за твой труд души, и что не ленишься просвещать нас грешных, и делишься своими доводами и выводами, относительно инфы, задевшей по касательной и моё произведение, происходящим действом в данности Италии. Я, как упомянула в предыдущем комменте, который вы «буверняк» прочитали, о том, что истории Италии я не касалась вовсе, как и темы фашизма, соглашения с Муссолини; тибетские ламы (часть их отколовшаяся от мудрецов) тоже поначалу помогала гитлеровскому тайному обществу «Аненербе», а потом поплатились, их просто уморили голодом, когда стали ненужны. Но есть политики, кто делает политику, а есть творцы, что делают культуру и искусство. Перечитала 2,5 раза — с вами трудно не соглашаться, вы даёте обоснования; и даже для того автора, кого вы комментировали, я думаю, не показались бы обидными ваши слова, потому что кто же виноват, что он написал всё в такой благочинной манере, опоясанной рясами золотыми и шёлковыми одеяниями в лучах послеполуденной фиесты с умиротворением духа и сытостью желудка, отстранённого созерцательностью новостей о гоночной эстафете, где по аналогии с триумфом спортивных достижений, высокие комбинации и жесты политики, навеки его имя впишет в «анналы истории». Да, слащаво, приторно, сахарно и сиропно; и возможно на фоне хотя бы жёсткой статистики, могли бы приёмом антитезы высветить истинное значение картинок, рисуемых автором, ну может он писал не для дураков, думал, что и так все всё знают; домыслят и поймут; и… просчитался, увы… беда в том, что историю постоянно переписывают, и нашу великую отечественную часть детей уже изучали по соровскому учебнику, где написано, что войну выиграли американцы; и поэтому не догоняют, что сумели осмыслить и разжевать для более популярного варианта изложения событий населению Вы. Не пропадайте, мне очень ценно ваше мнение, и вы очень интересный собеседник. Если интересно, можете найти меня в контакте. А то боюсь, мы тут половине населения сайта мозг вынесли. Учиться на чужом опыте приятно, но когда-то надо и свой приобретать! Не так ли? С.
                                              1. Игорь Чио 19 декабря 2018, 01:16 #
                                                Не пользуюсь соцсетями. Время жрут безбожно, а выхлоп нулевой. Года три назад посидел месяц в фейсбучине, два в твите, и все. Наступило полное опустошение от бесполезности сего занятия, тяжелое раскаяние и сожаление о растраченном времени.

                                                Никому мы тут мозг не выносим. Не орем же на площади в громкоговоритель, никого за рукав не хватаем, чтобы затащить на партсобрание с промыванием мозгов. Катаем втихушку межсобойчик на своих собственных страничках, как кроты. Да и много буков пишем. Не каждый станет читать. Переписка по мылу меня бы устроила. На письмо можно отвечать день, два, по какой нибудь теме взаимо-интересной. Типа в шахматы играть по почте. Сделал ход, записал «Е2 на Е4», отправил письмо и ждешь ответа. Будет желание и что-то интересное — черканите пару строк. rusbear555@mail.ru

                                                1. MashaZ9sь 03 января 2020, 20:34 #
                                                  Мне хочется написать какие чувства вызывает произведение у меня. Поехать и увидеть Италию. Потому что после путешествия ты не возвращаешся преждним. Как и после прочтения прозы, ты задумываешься и начинаешь искать то новое, что не знакомо, но хочется понять.
                                                  1. MashaZ9sь 03 января 2020, 20:49 #
                                                    Да, это авантюрная проза, потому что вызывает столько откликов и эмоций! Не согласна, что нудно описана Италия, очень интересно и такие крутые факты. В который раз убеждаюсь, что мужчине сложно понять женскую логику и дело не в том, у кого какой фонтан) Идея понятная, формат изложения увлекательный. Теперь понимаю для чего нужны комментарии, потому что взгляд на одно и то же произведение у всех разный.

                                                    Войдите или зарегистрируйтесь, чтобы оставлять комментарии.

                                                    Супер. 17 +7
                                                    Про девочку Машу и ворону Клашу. 8 +5
                                                    Новогодний подарок. Посвящается Славику и Димону. 5 +5
                                                    Благая ночь. 13 +4
                                                    Жизнь для любви! 3 +4

                                                    Маленькие воины.

                                                    Действие разворачивается в 2012 году в маленькой деревеньке, школа которой получила недавно порцию новичков, так вышло, что они были друзьями и решили организовать своё братство, против которого обернулась банда, господствующая в деревне... Читать дальше
                                                    223 0 0

                                                    Английская музыка пахнет дождем

                                                    Мы договорились встретиться в 8 вечера, чтобы когда придем к нашему пункту назначения – даче, было уже темно. Нам нравится смотреть на звезды. Идти до дачи Кузьмы примерно полчаса. Конец августа – темнеет уже рано как-никак.
                                                    Кузьма, кстати, опаз.....
                                                    Читать дальше
                                                    15 0 0

                                                    Десять ампул \ Глава 9

                                                    У обочины стояла старая, видавшая виды «пятёрка» со следами ржавчины на бортах. В салоне за баранкой сидел таксист кавказской национальности и скучал.
                                                    Задние двери машины одновременно открылись, и в салон сели двое пассажиров. Они были где-то од.....
                                                    Читать дальше
                                                    13 0 0




                                                    Добавить прозу
                                                    Добавить стихи
                                                    Запись в блог
                                                    Добавить конкурс
                                                    Добавить встречу
                                                    Добавить курсы