Книга «РАЗДАВЛЕННАЯ СТОПКА»

Мужское рукоделие (Глава 3)


29 Июня 2019
Вячеслав
31 минута на чтение

Возрастные ограничения 16+



— Моль! — заверещала Нина и кинулась прочь от шкафа. — Где дихлофос?
Она заметалась по комнате, ища глазами спасительный баллончик.
— Ты чего верещишь? — подал с дивана голос муж.
— Там моль! В нашем шкафу! Она есть мои платья! Где дихлофос?
— У нас его нет, — сказал Виталя. — Так что не голоси.
— Она вылетела, Виталик! А-а-а! — Нина выскочила из спальни, отмахиваясь руками и вертя головой. — Виталик, ну что ты лежишь?! Убей ее, убей!
Виталя посмотрел на нее сквозь очки. Опять она не дала ему почитать нормально книгу. Страницы заложил указательным пальцем. Пошел в спальню. Моль билась в потолок возле люстры.
— Женщины, — вздохнул Виталя. Книжкой размазал моль по потолку. — Все, можешь идти обратно, — он вернулся на диван.
— Нам надо купить «анти-моль» и повесить в шкаф, — говорила Нина. — Я уверена, эта падла летучая отложила там яйца и скоро там будет целый улей. И вообще, собирайся в магазин, купишь дихлофос.
Виталя опустил книгу. С минуту смотрел на супругу, пока та не спросила «Что?», покачал головой и опять погрузился в чтение.
— Виталик, ты меня слышишь? Копосов?!
— Нина, если не терпится, иди сама. Это может и до завтра потерпеть.
Нина бзикнула и принялась одеваться. Ворчала на мужа, что он нисколько не хочет о ней заботиться, что она «очень сильно испугалась, а он не может ее успокоить». Виталя молчал. Нина постояла в прихожей, разделась и никуда не пошла.
— Передумала?
— Да!
— Вот и отлично, — Виталя в очередной раз принялся читать тот же самый абзац. — Надо ж было так визжать, что сбила мне весь настрой. Пятьдесят лет, а как девчонка любой букашки боишься.
Виталя прочел еще пару страниц и уснул, положив книгу на грудь. Нина его будить не стала. Ушла в спальню. Завтра нужно рано на работу встать. Витале-то хорошо, он в отпуске.
Утром она собралась на работу. Когда ты администратор в гостинце, приходишь заранее, чтобы принять дела от другого администратора. А еще: спокойно попить чай, обсудить сплетни или просто посидеть, пока не пришло начальство.
— Нина, готовься, — сказала ей сменщица. — Сегодня заезжает бригада работяг. Восемь человек.
— И во сколько?
— Да часов в одиннадцать, может в двенадцать. До обеда, в общем.
Поболтали еще минут пять. Сменщица ушла.
«Значит, командировочные. Веселое время будет». Нина порылась в тетради, нашла записи. Заезжают на две недели, восемь человек. Бронирование сделано на Зергина Алексея Викторовича. Знакомая фамилия.
В двенадцать дня бригада так и не появилась. Прошел час. Никого не было. Второй. Никакая бригада не заезжала. Появлялись только «залетные», которые интересуются ценой номеров, но никогда не останавливаются.
В половине третьего дня возле крыльца остановился микроавтобус. Из него вышло шесть человек.
— Приехали, — сказала сама себе Нина.
Вся компания с сумками наперевес вошла в гостиницу.
— День добрый, — обратился к ней один из прибывших. — На нас должны были забронировать восемь мест.
— Зергин Алексей Викторович? — спросила Нина.
— Нет, я — Сайко Игорь Владимирович. Зергина с нами нет, и Корниченкова тоже.
— Шесть, так шесть. Документы ваши, пожалуйста.
— Слушай, Игорь Владимирович, а рассчитываться–то как? Деньги за гостиницу у Зергина были.
— Вова, не переживай, — ответил Сайко, — что-нибудь придумаем. Руководство в курсе. Девушка, а если каждый из нас по отдельности за себя рассчитается, так можно? — спросил Сайко у Нины.
— Можно. Я, так понимаю, на каждого придется делать отчетную квитанцию, да?
— А жрать-то мы на что будем? — подошел к стойке еще один из бригады.
— Завтра все получу деньги за гостиницу от начальства и вам раздам, — ответил Сайко. — Денек потерпите, ничего страшного не случится. Я же не знал, что у вас тут Зергин всем заправляет.
— А если вам общую квитанцию сделаю? А к ней приложите чеки все? — спросила Нина.
— Нет, давайте лучше на каждого, — ответил Сайко.
У него зазвонил телефон.
— Вова, контролируй, — сказал Игорь, а сам стал разговаривать. — Деньги завтра будут, — начал он после телефонного разговора. — Зергин с Корчениковым приехали уже домой. Их эскорт почетный встретил. Завтра будет разбирательство.
— Господа! — Нина обратилась к бригаде. — Я надеюсь, что эти две недели у меня без эксцессов пройдут. Пьянствовать же не будете?
— Нет, — ответил за всех Сайко. Он оглядел бригаду. — Думаю, желающих уехать домой у нас не осталось.
Остальные молчали.
— Так, держите ваши квитанции, — сказала Нина и подала бумаги. — Теперь ключи. Номера двухместные, на втором этаже. Можете подниматься и располагаться. Приятного отдыха.
Ей ответили дружным «спасибо». По дороге мужики решали, кто с кем будет жить.
«Не будут они дебоширить, конечно, так я и поверила», — думала Нина. Лица работяг, кроме Сайко, были знакомы. Уже приезжали несколько раз, только в разных составах. И всегда напивались.
Нина продолжила заниматься бумажной волокитой. Сидела, заполняла формы и думала о той моли, что вчера вылетела из шкафа и напугала ее.
Дверь в гостиную открылась.
— Вот это да! – удивилась Нина. — Ты тут какими судьбами?
— Сайко в каком номере? – подлетела к ней Ира.
— Да не знаю, он тут с бригадой. Зайти в эти, — Нина назвала цифры. – В одном из трех точно он остановился.
— Ира, я так и знал, что придешь, — послышался со ступенек голос Сайко. Он спускался, на лице его была довольная улыбка.
Ира в два шага подскочила к нему и влепила пощечину. Шлепок прозвенел на два этажа.
— Господи, какая же я дура! — зашептала Ира и пошла к выходу.
— Постой, — схватил ее за руку Сайко. — Подожди, поговорить надо.
Ира вырвалась. Вышла за дверь. Игорь пошел следом.
— Наверное, любовь, — Нина продолжила оформлять документы.
Через пять минут Игорь с Ирой вернулись.
— Подожди меня тут, — он показал на кресло возле стола Нины. — Я быстро, — и зашагал по лестнице через две ступеньки.
— Тот самый Игорь? – спросила Нина.
Ира кивнула. Она осталась стоять возле двери, смотрела в пол.
— Сейчас, — Нина ушла в подсобку и вернулась со стаканом воды. — Держи, — протянула его Ире. — Полегче станет.
Ира послушно выпила.
— Он на две недели тут, — сказала Нина.
— Я знаю, Ниночка, я знаю, — Ира вернула пустой стакан. – Дура я, самая настоящая дура…
— Нормальная ты, Ира. Я бы тоже примчалась к своему Виталику, не раздумывая.
На лестнице послышались шаги. Вернулся Игорь.
— Я ночевать не приду, — сказал он Нине. – Телефон мой запишите, на всякий случай, — продиктовал номер.
Они с Ирой вышли. Нина проводила их взглядом.
— Ирка, Ирка, — вздохнула она. Вернулась обратно за стол. Пустой стакан поставила рядом с собой.
Игорь… Тот самый Игорь, из–за которого она так убивалась последние пару дней. И тут он приехал. Позвонил ей, она примчалась, а потом стала называть себя дурой. «Любит она его. Надо бы позвонить Людке и все ей рассказать».
— Да к ней пошли, — сказала Людка после рассказа Нины. – Что он, в гостинице жить будет, когда есть одинокая баба с собственной квартирой, которая не равнодушна к нему. А завтра он к тебе придет и попросит вернуть ему деньги. Квитанцию оставит себе, отчетность ведь.
— Я ему возвратный чек выдам.
— Господи, Нинка! Какая ты наивная баба! Ты первый день живешь? Первый день работаешь?
— Людка!
— Тут два варианта, — Люда говорила серьезно. – Либо он тебе сделает подарок в виде букета цветов и бутылки шампанского. Либо же попытается надавить на тебя через Иру. Она тебя попросит, а подруге ты отказать не сможешь… Не бойся, Нинка, никто не узнает. К тому же, глупо отказываться от цветов и шампанского.
— Ага, и что я Виталику скажу, когда приду с букетом домой?
— Нинка! Ты притворяешься или правда туго соображаешь? – раздражалась Люда. – Берешь и оставляешь букет на работе, пусть остальные твои клуши-сменщицы любуются им, а с шампанским приходишь ко мне в кабак, и мы спокойно выпиваем с тобой бутылку. А Виталику своему можешь что-нибудь наплести более–менее правдоподобное.
— А ты Денису своему тоже врешь?
— Нет. Мне ведь цветы никто не дарит, никто не пытается меня задобрить ради маленькой услуги… Ну и как тебе Иркин хахаль?
— Мужик как мужик, обычный. Что-то такого запредельного в нем не увидела. Потасканный только немного, видно сразу, что часто прикладывается к бутылке. С Иринкой нормально смотрятся, если особо не приглядываться, — поговорили еще минуты две.
Сверху послышались голоса. Что-то громко обсуждали. Это оказались новоприбывшие постояльцы. Их было трое.
— Ключи оставлять нужно? — спросил один из них.
— Не обязательно, — ответила Нина.
— Тогда оставим, а то вдруг еще из кармана выпадет, потом в номер не попасть, — и протянул Нине ключ.
Троица ушла. Нина посмотрела на часы. «Два часа прошло, прежде чем пошли гулять. Посмотрим, в каком состоянии придут обратно». Она продолжила оформлять документы.
Через десять минут спустился еще один из этой же бригады.
— А поужинать можно? — поинтересовался он.
— Можно. Только повара сейчас нет, — ответила Нина. – Вы лучше через дорогу пройдите, там столовая.
— А наливают там для аппетита?
— Вы у них спросите.
Командировочный хмыкнул и ушел обратно в номер.
«Что за люди этот рабочий класс? Хорошо еще, что в подсобку он не заглянул и не увидел там запасы водки. Тогда бы точно не отвертелась».
Командировочный и его товарищ спустились. Отдали Нине ключи и ушли. Или в кабак, или в столовую. Кто их знает? Нина продолжала возиться с бумагами. Остался Владимир Маслак, тот самый, что про столовую интересовался. «Симпатичный, — она разглядывала копию его паспорта.
Достала свой паспорт. Вспомнила, как обменивала его, сидела и ждала, пока напечатают снимки. Фотограф мастерски управлялся в какой—то программе, отретушировал ее изображение, убрал пару морщин, прыщик, что вылез некстати. Получилось вполне терпимое изображение.
Нина вернулась к работе. Вова оказался не женат. Приятный бонус. «Надо узнать, с кем он остановился в номере», — тут же устыдилась своего желания. А что еще делать, если последние несколько недель муж ни разу к ней не прикоснулся. Хоть и возраст, но любви–то хочется, и никуда не денешься. Маленькая интрижка, Виталик вряд ли узнает.
Нина единственная из подружек, кто замужем. Есть взрослый сын, что уехал в большой город и звонит ей по выходным. Машка, неврастеничная дура, залетела от какого–то неизвестного, а тот как про ребенка узнал, сразу скрылся. Она вырастила Валерку одна. Ирке с мужиками не везет, вечно от нее они сбегают. Даже ее желанный Игорь приехал всего на две недели, и когда потом еще раз тут появиться — этого никто не знает. Людка не вышла фигурой. И Денис–то обратил на нее внимание только из–за того, что ему надоело быть одному. Людка хвалиться: «Денис у меня то, Денис у меня это, он такой хороший и вообще молодец…», а сама лебезит перед ним и боится, что тот ее бросит.
Нина настроилась на измену. За двадцать пять лет совместной жизни Виталя ей порядком надоел. Хочется чего-нибудь нового, свежего. Когда Вова вернется, она недвусмысленно намекнет на свою симпатию к нему. Действует безотказно. «Интересно, заметил ли он у меня кольцо?» – Нина покрутила его на пальце и сняла. Так, на всякий случай.
А Вова долго не возвращался. Значит, в кабаке. И придут они всей гурьбой под вечер, пьяные и веселые, и Нина не сможет пересилить себя и подойти к Вове, потому что от него будет нести свежим перегаром. И весь план измены, тщательно разработанный и продуманный в голове, теперь уже не имеет никакого смысла. Можно кольцо надеть обратно на палец.
Входная дверь открылась и в зале появились Вова с товарищем. Нина поспешно спрятала кольцо под стопку бумаги.
— Владимир, — позвала его Нина, — задержитесь, пожалуйста.
— Что-то случилось?
Нина подала ему ключи.
— Да мне нужно уточнить, Сайко Игорь в каком номере остановился?
— В том же, в каком и я. Какие-то проблемы у него?
¬— Нет, это нужно для миграционной службы, – соврала Нина. — Как вам наша столовая?
– Есть можно. И цены нормальные. У Игоря только проблемы с миграционной службой, или еще у кого-нибудь из нас?
– Нет, все в порядке. Можете идти.
Вова недоверчиво на нее посмотрел. Молча взял ключ и пошел в номер. Одно радует, он не напился. А это резко увеличивало шансы на успех интрижки. «Виталя, ты меня поймешь, — успокаивала себя Нина, — просто наши с тобой постельные отношения стали совсем уж плохими. Я тебя как женщина не устраиваю, ты меня, как мужик, уже не приводишь в восторг».
Вечер перебрался в ночь. Шел одиннадцатый час. Троица не вернулась. Нина решила подождать до двенадцати ночи. Не вернуться, закроет входную дверь и пусть тогда ночуют на улице. Она же будет в объятьях Вовы.
В начале двенадцатого часа на крыльце послышалось пьяное пение. Через пару минут в дверь ввалились три тела, поддерживаемы друг другом и святым духом. Один уставился на Нину.
— Мужики, я сейчас, — сказал он и, шатаясь, пошагал в ее сторону. По пути наслюнявил указательный палец и мизинец правой ладони и расправили ими брови.
«Герой–любовник, Боже ты мой», — Нина покачала головой. Главное, в этой ситуации оставаться максимально спокойной, не смеяться и не злиться.
– Мадмуазель, – он пьяно облокотился на стол, — не желаете ли провести этот чудесный вечер в компании трех очаровательных мужчин?
Нина молчала. Запах перегара, вылетавший из его пасти, не давал нормально дышать.
— Так что же вы скажете, мадам? Вы только посмотрите, какие орлы. Паша так вообще молодой, красивый, на Гагарина похож, – он показал пальцем в стену. Паша икнул в ответ.
— Отойди, Витек, — отпихнул от стойки героя–любовника третий. — Девушка, у меня к вам весьма важный и деловой вопрос, — он обогнул ее стол и встал рядом с ней. Перегар медленно заполнял всю комнату.
— Макс, уйди оттуда, — попросил Витя. — Твое общество ей противно. Ты вторгся в ее личное пространство.
— Ик! — выдал Паша.
— Ты откуда знаешь?
— Да у нее на роже все написано, — ответил Витя. — Так что не мешай ей работать.
Нина с любопытством за ними наблюдала. Какой еще финт, какую еще эпичную фразу выкинет этот Витя…
— Подожди, — отмахнулся Макс и наклонился к ней. Дыхнул в лицо перегаром: – Мадам, каков ваш положительный ответ на то, что вы сегодня ночуете у меня в номере?
Она посмотрела на него, перевела взгляд на Витю, но молчала. Ей становилось все интереснее.
— Ик! — повторил Паша.
— Макс, это была моя идея пригласить даму к себе в номер, – сказал Витя. — Какого хрена ты лезешь?! — дернул его за рукав рубашки.
Ткань затрещала, шов надорвался, Макс зацепил стол и повалился на пол.
— Ик! — поддакнул Паша. — Ой! — он опустился на пол. Ноги не держали.
— Так, мальчики! — подскочила Нина. — Не надо мне тут устраивать драки. Ты, — ткнула пальцем в Витю, — поднимаешь Гагарина и ведешь его в номер! А ты, — обратилась к Максу, — поднимаешься сам, ставишь стол на место и тоже идешь в свой номер! А то выселю сейчас, и ночуйте, где хотите! Понятно?!
— Ик! — согласился Гагарин.
— Да–да, — не стал спорить Витя.
— Подождите, — отозвался с пола Максим.
Он попытался подняться. Одной рукой схватился за столешницу, второй рукой за спинку стула Нины. Стул накренился, две передние ножки оторвались от пола, задние заскользили по кафелю. Удержать равновесие у Макса не получилось, и он расстелился на полу, ударившись лбом о плитку.
Витя тем временем помог подняться Паши и потащил его в номер. Паша продолжал громко икать и ойкать, медленно и хаотично помахивая руками. Макс повторил попытку. Теперь уже двумя руками ухватившись за край столешницы, он стал подниматься. Стол предательски начал наклоняться. Нина закричала и удержала стол.
— Я сам! Я сейчас! — говорил Максим, пытаясь побороть земное притяжение.
— Макс, сиди, — послышался голос Вовы. — Сейчас я тебя подниму. — Он быстро подбежал к нему, схватил его под мышки и одним рывком поставил его. Макс покачивался и выражал слова благодарности, перемешивая их с матами.
— Вова, ты не поверишь, — сказал Макс после излияний. — Она мне отказала, а потом еще накричала и грозилась выселить. Это нормально?
— Нет, Макс, не нормально, — Вова подмигнул Нине. — Пошли в номер, нам завтра на работу вставать. Тебе надо выспаться.
— Ой, мороз, мороз! — заголосил Макс. — Не морозь меня!
Вова затолкал его в номер. Оттуда послышалась возня, неразборчивые крики. Походило на драку. Нина пошла проверять. Встала возле двери.
— Стой, я тебе говорю! — кричал Вова. — Не надо к ней ходить! Выселить может! Макс, стой!
Но тот не послушался. Отпихнул Вову и вышел в коридор. Нина убежать не успела.
— Мадам, разрешите к вам… – начал Макс. Его качнуло, и он чуть не упал. Успел вовремя схватиться за дверную ручку.
— Ик! — послышался голос Паши.
— Макс, зайди в номер, — за его спиной возник Вова. — А вы чего пришли? — спросил у Нины.
— Проверить, — ответила она.
— Мадам, у меня к вам серьезное дело, — говорил Макс. Вы знаете, как правильно дрочить? Я могу вас научить, — и в подтверждение слов начал расстегивать ремень.
— Это еще что такое?! — возмутилась Нина.
Вова дернул Макса за руку и впихнул в номер. Тот не устоял на ногах. Потерял равновесие и завалился на пол.
— Ик! — Паша лежал на кровати со скрещенными на груди руками и смотрел в потолок.
— Это что сейчас было? — спросила Нина.
— Да если б я знал, — ответил Вова. — Вы уж извините. Немного перегнул в кабаке. Иногда такое бывает.
— Если он еще раз придет ко мне и начнет свое обучение, я вызову охрану и выселю его, — пригрозила Нина.
Вова извинялся, говорил, что такого больше не повториться и это первый и последний раз, когда Макс так напился. Нина толком не слушала, знала прекрасно, что все дни, пока будут тут, обязательно будут каждый вечер ходить в кабак. Командировочные, вырвались на свободу и отрываются, как могут.
Желание изменить пропало. Все испортил Макс. «Учить меня надумал! Да я сама кого хочешь научу, и не только рукой дергать».
Время перевалило за полночь. Она закрыла входную дверь и пошла в подсобку. Там стояла кровать. Переоделась в специальный ночной костюм и легла, вспоминаю сегодняшний день. И не заметила, как отключилась.
Поднялась по будильнику в шесть часов утра. Привела себя в порядок и уже через тридцать минут сидела на своем рабочем месте. В семь утра стали спускаться командировочные.
Поздоровались и попросили подать завтрак. Максим старался не смотреть на нее, постоянно отводил взгляд и прятался за спиной у Вовы.
— Вчера бы сказали, что к семи утра нужно завтрак подать, – сказала Нина, — сейчас бы не сидели и не ждали, пока я все это приготовлю. У вас время-то еще есть?
— Есть, — ответил Вова. — К тому же, еще Игорь Владимирович не появился, а мы без него не пойдем на завод.
Пришел Сайко. На шее у него красовались два свежих засоса. Сам был немного помятый, но глаза довольные.
— Ага, удачный вечер, — сказал ему Вова. — Ты вовремя, как раз к завтраку подошел.
— Все в порядке? — спросил Игорь.
— В полном, – заверила Нина и покосилась на Макса.
— Вот и отлично, — сказал Игорь.

Вячеслав
Автор
Много пишу, много читаю, много думаю и много езжу по работе.

Свидетельство о публикации (PSBN) 19406

Все права на произведение принадлежат автору. Опубликовано 29 Июня 2019 года

Рейтинг: +3
0








Вопросы и комментарии 3


  1. Светлана Рожкова 03 июля 2019, 20:40 #
    Я прочитала ваши четыре главы неоконченного производственного романа. Не зная ни цели, ни идеи, ни задач, которые автор решает, могу говорить только об общем впечатлении: ну, в «Плацдарме» разве вызвал интерес, как человек выйдет из ситуации подставы. Характер Ниночки (прохвостский) просматривается на примере с молью и подача её незатейливых мыслишек об изменах ей прелести не добавляет, поэтому, видимо, и не жалко её в грубой сцене упитых мужланов, которых по идее 10 раз как уже уволили за выходки подобные, странно, что они ещё по командировка мотаются, их уже хорошо здесь знают. То есть хотелось уточнить на счёт названия этой главы, неужели вот так напрямую вы иронически назвали словом «рукоделие» то, что должно было называться «Рукоблудие», потому что другого рукоделия здесь нет. Так всё-таки сатира над человечеством, но помещено в авантюрном отделе. Сатиру реально тяжело воспринимать. Это нормально для сатиры, потому что она исследует недостатки и пороки человеческого общества; понятно, что любоваться тут нечем; все грязные порочные и даже через взгляд героя, самого озлобленного на мир, второстепенных персонажей вы подаёте, как убогих уродцев, издеваетесь над бабкой, располневшей от любви к внукам, над проводницей, походя оскорбляете всех, кто встречается на пути — герой такой же, как окружение, ничуть не лучше — а окружение «никакушное» и «покакушное». Разве человек читая ищет запятые? Или читатель просто должен думать, что он один на коне и в белом? «О чем я тебе покормила моя душа?» — вот что подумала одна из ваших читательниц, пойду избавляться от впечатлений. А ваш «паровоз куда летит», надеюсь, знаете вы сами…
    1. Вячеслав 04 июля 2019, 12:14 # 1
      В ебеня! Все летит в ебеня!
    2. Светлана Рожкова 04 июля 2019, 18:22 #
      Совсем не это имела ввиду, а лишь, что автору ведомо, что будет дальше, мне как читателю предположить трудновато; представить куда вы вырулите с персонажами, которых ни сегодня, так завтра уволят. Не скажите, что вас так взбесило? В конце концов, это ваше произведение, не моё… но что-то подобное я пережила в юности со своим произведением «Прораб Рая» — он у меня размещён здесь же, там тоже сатира на 90 -е, писала будучи абитуриенткой. И тоже собрала весьма различные отзывы о своём произведении, и до сих пор собираю: кто смеётся, кто ругает и осуждает… и положительный герой там один- смех, хотя энергичность и предприимчивость одного из персонажей сейчас читается ключевыми качествами — достоинствами. Зачем так воспринимать неадекватно? И мой роман некоторым читать из-за этого же самого бывает трудно. Но он есть, он первый, его сравнивают с романом «12 стульев» отчасти, и я не ору, а слушаю всех, и делаю свои выводы. Собственно, понимать, почему его воспринимают столь по -разному недавно начала, с подачи одного из авторов сайта. Люди пройдут через эти язвы социальные, и будут лучше и чище, но иногда понять, что так делать не надо, можно от обратного. Легче стало?.. а чтобы таких стрессов не было, незаконченное произведение я просто напросто не публикую. Извиняюсь, если стала нечаянно причиной не вполне приятного состояния разочарования или срыва…

      Войдите или зарегистрируйтесь, чтобы оставлять комментарии.

      Рейтинг
      Коллизия 1 +2
      БЕСЕДЫ 1 +2
      Кошка 0 +2
      ЗА!РисOFFК’и. ЧАСТЬ 1 0 +2
      Терпение 0 +2


      Чучело

      история школьной любви... Читать дальше
      344 0 0

      Ах, любовь, любовь...

      Любовь, как наваждение….. Читать дальше
      355 0 0