Наше путешествие.



Возрастные ограничения 12+



Сначала я был самым обычным ребёнком. У меня были мама и папа, а ещё я мечтал о собаке. Во дворе я с другими мальчишками играл в футбол и бегал по гаражам. Потом пошёл в школу, мне там нравилось. Как будто бы мой дикий пыл к разным разрушениям и играм превратился в жажду знаний. Я на долгое время мог оставаться в библиотеке, изучая математику или историю.
Ещё я с друзьями любил выполнять разные испытания на спор. Например, пока физрук не видит, бросить об стенку футбольный мяч. Было весело.
Но что-то пошло не так когда мне исполнилось десять лет. Всех подробностей я не помню, помню только как мама привела меня к какому-то большому старому зданию. Мы зашли внутрь, там сидела женщина и просматривала какие-то бумаги. Мама долгое время говорила с ней, потом подошла ко мне, поцеловала в лоб и ушла навсегда. Мне объяснили, что теперь я буду жить здесь, в детском доме.
Я мальчик не глупый, поэтому сразу понял, что родители от меня отказались. Но почему, всё ещё загадка. Мне даже было обидно, что я стал родителям уже ненужен, что я им надоел или просто противен. Но потом я понял, что у них, возможно, не было другого выбора. Может проблемы с деньгами или со здоровьем… Моя обида прошла, но страх остался.
Дети в этом жутком месте невзлюбили меня. Могли оскорбить, сделать подножку или просто смотреть на меня с ненавистью. Хуже всех был мальчик Олег, потому что он считал меня слабаком, который не может дать сдачи. Олег любил играть в футбол, но у него это очень плохо получалось. Он был самым настоящим мазилой, а ведь эта игра была моей любимой с детства. И вот однажды я не выдержал и попросился в команду. Олег опять начал смеяться надо мной, но я крепко стоял на своём и даже полез в драку. Сейчас я этим, разумеется, не горжусь, но зато все дети начали меня уважать и считать сильным. А Олег согласился сделать меня нападающим.
Но на следующую ночь, после происшествия с дракой, Олег разбудил меня с очень странным предложением.
— Дима, я знаю, ты парень толковый. Практически сам играл, против другой команды. Я думаю, ты можешь мне помочь.
— Ну чего тебе, Олег! Поздно уже, я спать хочу.
— Ну Дим, тут недалеко есть одна деревня. Там живёт моя бабушка, я к ней каждые каникулы ездил, когда родители были живы. Давай туда пойдём. Помогать мне будешь, а я тебе.
— Ты спятил!? — удивился я.
— Да говорю же, недалеко. Больше одного дня идти не будем. Кстати, хочешь печеньку?
Вот от этого я отказаться не мог. Я сладкое не ел с того момента, как попал сюда.
— Ну, даже если я и согласен, то как мы сбежим? — спросил я хрумкая печенье.
— Да ты не переживай, нужно просто дождаться, когда ночной обход закончится. Учителя очень невнимательно смотрят, на отвали. А охранник вообще у монитора спит, я разведал. Но только сейчас мы никуда не пойдём, нужно подготовиться. Завтра, ну точнее уже сегодня, я тебя рано утром разбужу, чтобы было время собраться. Потом у нас весь день будет работа на огороде, там везде воспитатели и надсмотрщики, сбежать не удастся. Уйдём следующей ночью. А сейчас спи.
Я действительно был утомлён его предложением, поэтому заснул очень быстро и не видел снов.
На следующее утро, чуть свет, Олег разбудил меня как и обещал. Для меня даже не было разницы между той ночью и утром, будто бы прошла только одна секунда. Нам надо было всё делать быстро и тихо, чтобы не разбудить других ребят и не привлечь внимание воспитателей и охранника.
— Что ты там так долго копаешься? — спросил меня этот авантюрист.
— Сейчас, сейчас, — прошептал я, — Нужно ведь взять одежду тёплую, ещё предлагаю яблок за забором нарвать, на всякий случай.
— Ладно, но зачем тебе всё это барахло? — спросил Олег, указывая на учебники.
— Что тебе всё не нравится? Я же сам свои вещи понесу, мне что-то не верится, что идти будем всего один день.
— Ну ладно, из твоих книжек можно костёр развести.
День прошёл как в тумане, потому что я постоянно думал о побеге. Мне даже хотелось отказаться от этой затеи, но потом я решил, что где угодно будет лучше чем в детском доме. Здесь по ночам холодно, учителя и воспитатели злые, ребята тоже не из приятных… Я даже не знаю, имели ли мы право по закону работать в огороде. И не просто два часика, а с утра до ночи. Мне ещё нужно было как-то скрыться из виду, ведь Олег поручил мне нарвать яблок.
Они росли за забором, в диком саду, яблоки были кислыми и ничейными, поэтому мы рвали их без зазрения совести.
Вечером мы вернулись в свой корпус просто изнемождёнными, и я постоянно повторял себе: «не спать, не спать»… В конце концов обход закончился, и все ребята в нашей комнате уснули.
— Эй, ты не спишь? — спросил меня Олег.
— Нет, не сплю.
— Тогда пошли.
Мы тихонько вышли из комнаты, но дверь предательски заскрипела. К счастью, этого никто не услышал.
— Куда идти? — спросил я.
— Попытаемся открыть дверь, её иногда забывают запирать, но это крайне редкое происходит. Тогда придётся украсть ключ у охранника. — шёпотом ответил Олег, подсвечивая дорогу фонариком.
— Откуда ты всё это знаешь? — спросил я у своего напарника.
— Откуда-откуда, меньше спать надо, соня. — язвительно ответил Олег.
К счастью, в этот раз дверь не закрыли. Я про себя обрадовался, потому что боялся охранника. Он был очень грозный и строгий, кто знает, чтобы он с нами сделал…
Мы перелезли через высокий забор по дереву, а потом побежали в сторону какого-то города.
— За мной! — крикнул Олег крепко держа фонарик в руках.
— Ты точно знаешь куда идти? — испугался я.
— Конечно, вот увидишь.
— А нас полиция не схватит?
— Вот этого я не знаю… — опечалился Олег.
Мы добежали до того города примерно за час до рассвета.
— Здесь мы ненадолго остановимся, а потом пойдём дальше. — сказал Олег.
К счастью, то было лето, поэтому мы легли прямо на траву. Через пару минут я услышал храп Олега, он был абсолютно спокоен. А мне не спалось, было очень страшно. Я всё винил себя за то, что сделал. Я чувствовал себя огромный дураком и очень боялся каждого шороха. Мне даже захотелось вернуться, но что-то внутри останавливало.
Наступило утро. Заря была холодной и пасмурной. Солнце будто бы укрылось за тучами, не желая выходить и видеть нас, беженцев.
Олег проснулся и потирая глаза начал говорить мне что-то невнятное. Но его разговоры прервал крик какого-то мужика.
— Э, где ваши родители?
Я уж хотел убежать, но сообразительный Олег ответил:
— Туда ушли.
И указал пальцем на речку.
— Ладно, пацаны, мне всё равно. У меня там тачка грязная, а мне надо уехать кое-куда. Вы помойте быстренько, а я каждому дам по двести рублей.
— По триста. — сказал мой напарник.
— Ладно, бизнесмены. — усмехнулся мужик.
Машина действительно была грязной и достаточно старой. Нам дали воду с мылом и тряпки. Мы пытались сделать всё как можно быстрее, но тёрли усердно, чтобы получить награду.
Закончили мы где-то через час, и мужик честно отдал каждому деньги.
— Вот и хорошо, а теперь время идти. — воодушевлённо говорил Олег.
Как я предполагал, за один день мы не дошли. Поэтому, следующим вечером мы опять уснули на траве под кустом, чтобы никто не видел.
И так продолжались недели, пока Олег не понял, что забыл дорогу и не знает куда идти. Я даже не сердился на него, сам не знаю почему.
Мы могли остановиться в каком-то районе на пару дней и там поискать себе дело. Где-то мы помогали на базаре, где-то на стройке. К счастью, все думали, что мы просто самые обычные дети, которые хотят накопить себе на самокат. Пусть мы и не могли работать до четырнадцати лет ( я это где-то прочёл), но маленьким городишкам на такие вещи плевать.
Олег предлагал мои учебники кому-нибудь сунуть за сто рублей, ну или хотя-бы костёр развести. Но я ему не разрешил, к тому же, костёр это опасно. Времени на изучение информации было не очень много, обычно я читал свои учебники по ночам, пока Олег спал. Разумеется, у нашего фонарика вскоре сели батарейки, поэтому, я искал большие фонари подальше от дороги, чтобы они освещали мне страницы.
Проблемы начались с приходом осени. Я умолял Олега обратиться в полицию или просто попросить помощи, ведь холод — штука опасная. Но этот мальчишка наотрез отказывался. Может, он полицейских боялся? В любом случае, хорошо, что я взял с собой тёплую одежду. Я ходил в куртке, а Олег довольствовался несколькими кофтами, которые я ему отдал. Мне даже смешно вспомнить, какой у меня был огромный рюкзак! Но ведь пригодилось.
Мы начали думать, куда нам идти. Зима скоро… Путём длительных поисков мы обнаружили общежитие. Оно было гораздо более убогим чем детдом. Стены обшарпаны, везде мусор и грязь. Одна половина была жилой, а вторая пустовала. Я даже представить боюсь, кто там жил… Хотя пару раз видел. Бедные люди, некоторые из них алкоголики, их мне даже было жалко. Я боялся другого. Вдруг здесь есть уголовники, убийцы или просто психопаты? Мы нашли маленькую комнату в самом конце коридора. Дверь была сломана, но мы нашли способ её закрывать. Мы обнаружили прочную нить, кажется, это был шнур. Один конец мы привязали к внешней ручке двери ( которая была снаружи комнаты), а вторую мы повязали на гвоздь, который по неизвестной нам причине был прибит к стенке. То есть, один конец нити был с одной стороны, а второй конец с другой. К счастью, шнурок был крепкий, поэтому просто так дверь было не открыть. Конечно, когда мы выходили, то приходилось развязывать шнур с гвоздя, и дверь оставалась открытой, но у нас не было никаких особых ценностей, кроме денег, которые я хранил в кармане своей куртки. Ещё нам очень повезло, что жители этого места к друг другу в гости не ходили, и кажется, даже не знали о нашем существовании… Столько удачи было на нашем пути, что мне даже становится не по себе. Я начинаю во что-то верить, а во что, сам и не знаю…
Я опущу «небольшой» промежуток времени. Как вы могли догадаться, мы так и не попали в деревню, пока были детьми… И вот, спустя десять лет мы дошли до какого-то города. Нам уже по двадцать и двадцать один. Но кажется, что Олег совсем не изменился. Он всё такой же безбашенный авантюрист, если он не изменился, то наверное я тоже…
Этот город был просто ужасен. Кажется, в нём вообще ничего не было, кроме старых полуразвалившихся квартир. Везде валялись пустые бутылки и окурки. Но мы продолжали идти, всё глубже и глубже забираясь в сердце этого зверя.
Мы дошли до какой-то странной улицы, то была даже не улица, а промежуток между домами. Ну, как домами… Это были низенькие квартирки, как корпуса на каких-то базах. Так вот, промежуток был совсем узким, но там находилось около трёх-четырёх человек.
Они сидели по бокам домов, но один из них был прямо на против нас. Я сам не знаю почему предложил Олегу пойти к ним. Он согласился.
Я подошёл к мужчине лет пятидесяти. Он выглядел добрым. Его одежда была старой, но чистой. Ещё у него были смешные усы.
— Можно? — спросил я.
Мужчина поднял взгляд на человека, который был напротив и сидел лицом ко всем. Тот кивнул.
— Да, ребята, отдохните. — сказал этот человек. — Маша, дай им поесть.
Мы посмотрели на женщину в возрасте. У неё были седые, редеющие волосы. Она вытащила из пыльной чёрной сумки два крупных куска хлеба и отдала нам.
Олег со свойственной ему нетактичностью спросил:
— Где украли?
Тот человек дружелюбно усмехнулся, но кажется, остальные люди были готовы разорвать моего бедового друга на части.
— Может этот город и выглядит ужасно, но в нём есть кое-что от приличной цивилизации. А именно хлебобулочный завод. Там у меня в специальном месте хранится нормальная одежда, можно сказать то, что осталось из прошлой жизни. Я там работаю, получаются сущие копейки, ни на что не хватает кроме чёрствых булок с того же завода и некоторых лекарств… Но это всё равно лучше, чем ничего. Верно?
Олег опустил глаза, он просто не умел извиняться, ну это было и не нужно, мужчина не обиделся.
— Как звать вас, мальчики? — спросил он.
— Я Олег, а это вот Дима.
— Хорошо, понятно. Меня зовут Василий. — сказал работник завода.
— Дядя Вася, я боюсь этих дяденек! — вмешался в разговор кто-то третий. Это был примерно наш ровесник, белобрысый парень с голубыми глазами. Так странно было слышать такое от человека, который уже имел грубоватый взрослый голос.
— Ничего страшного, Миша. Эти дяди тебя не обидят, не переживай. — успокаивающе произнёс Василий.
— Он сумасшедший? — спросил мой неугомонный спутник. Олег никогда не учился на своих ошибках.
— Сам такой! — сказал, по-видимому, Миша.
— У него идиотия или аутизм, что-то вроде этого… Даже есть признаки деменции, но эта болезнь обычно появляется в позднем возрасте… — заговорил тот самый человек со смешными усами, рядом со мной.
— Знакомьтесь, ребята. — сказал Василий. — это Пётр Иванович, он раньше был фельдшером скорой помощи, но ещё изучал психиатрию. Просто незаменимый человек! Будут какие-то проблемы со здоровьем, обращайтесь. Поможет чем сможет.
Пётр Иванович как раз разглядел у Олега, который завернул рукав своей кофты, достаточно большую рану. Он подозвал его, чтобы помазать йодом. Василий тем временем продолжал свой рассказ.
— Вообще, Миша не сумасшедший… Многие люди, достигшие его физического возраста, могут становится жестокими или просто равнодушными ко многим вещам. У людей с возрастом уходит жизнь, огонёк в глазах утихает, к некоторым приходит злость или просто скверный характер. А Миша никогда таким не станет, он особенный… Болезнь это или нет, но я чувствую к нему особую теплоту. Он наивен, иногда вреден, но он не виноват. Ведь всем детям свойственно быть немного наглыми. Зато, он по-настоящему добр.
Пётр Иванович закончил работу, и Олег весь красный от стыда вернулся на своё место.
— А откуда здесь Миша? — спросил я.
— Меня мама на улицу привела и там оставила! — ответил он.
— Вот только случилось ли это когда Миша был маленьким, или во взрослом возрасте, мы не знаем. Не знаем и как пришёл сюда. У него проблемы с памятью. Его детство и настоящее время никак не разделены, между ними как бы нет разницы. — объяснил Василий.
Потом он рассказал нам о Марии, которая раньше работала уборщицей. Но потом у неё начались проблемы со здоровьем. Сначала нога не поднималась или она очень быстро уставала. Потом она просто перестала помнить, вымыла ли пол или нет.
— Память… Вот наша общая беда. Мы плохо помним свою жизнь, она будто за стеклом, за окном. Как будто бы чужая история… — задумался Василий.
— А расскажите о вашей жизни, — попросил я, — Почему вы здесь оказались?
— Сколько себя помню, работал преподавателем. Сначала с детьми в школе, а потом в университете. Учил истории, географии и правоведению. Всё хорошо было, но один не очень приятный молодой человек пустил слух, что у меня была интрижка со студенткой. Это, разумеется, грязная ложь, но ему поверили. А это он придумал из-за своей не очень хорошей успеваемости, чтобы отомстить. Трудовая книжка испорчена, поэтому, на работу по профессии меня уже не взяли. Так и попал сюда…
Василий опять о чём-то задумался. Глаза его были печальны. Возможно, он что-то вспоминал…
— А вы, ребята, откуда уходите, куда путь держите? — спросил Василий.
Я ухмыльнулся и посмотрел на Олега.
— Ты это устроил, ты и рассказывай.
— Ну, в общем, — начал Олег, — мы были дураки, нам было по одиннадцать-двенадцать лет… Вот и сбежали. Из дет.дома сбежали… А идём к деревне ..., там моя бабушка раньше жила. Сейчас её наверно уже нет в живых. Но у меня там много знакомых. Лучше чем детский дом. Но я дорогу забыл, кажется. Или просто что-то перепутал…
— А с чего ты вообще взял, что деревня рядом? — спросил я, вспоминая прошлое.
— Если ты такой умный, отговорил бы меня! — сердито ответил Олег.
Тогда я почувствовал, что мы всё ещё дети и мыслим точно также. Где-то на отшибе своего сознания мне даже захотелось опять полезть в драку.
— Ладно, мальчики, не ругайтесь. — улыбнулся Василий, — Деревня ..., что-то знакомое… Может быть я там был. Но сейчас не вспомнить, извините…
— Ничего страшного. — сказали мы с моим другом хором, понимая что Василий, возможно, просто хочет нас утешить.
Уже приближался вечер, и мы были сонными. Мы с Олегом подумали, что можем помогать Василию на заводе, может выполнять какую-то черновую работу. Главное, чтобы там не поняли, что мы бездомные и вообще бродяги. Нам было интересно, почему Пётр Иванович не пытается работать там же, ведь его одежда не грязная и вообще он не выглядит как бездомный. Но оказалось, что у него нет ног. Да, меня это очень удивило, но под его длинными и толстыми штанинами этого было не разглядеть. Как оказалось, он когда-то попал в аварию, его буквально переехали… Это просто ужасно. Мы хотели спросить, как же Пётр оказался здесь, но кажется, ему было бы очень тяжело об этом рассказывать.
Казалось, что вся печаль мира собралась в этом месте. У всех была тяжёлая история и проблемы со здоровьем… Но от этих людей не веяло слабостью или безнадёжностью, как раз наоборот, они показались мне приятными и оптимистичными.
Василию, к слову, наша идея очень понравилась. Он на следующее утро отвёл нас к тому заводу. Не знаю, приняли нас или нет, но злой и толстый мужик лет сорока заставил нас мыть пол. Василий отвёл нас к раковине, чтобы мы вымыли руки и лицо, ведь на этом заводе всё-таки еду производят.
Этот злой мужик оказался директором завода. Он любил просто так выйти из кабинета, чтобы на всех наорать. Но мы с Олегом всё же были ему благодарны, хоть какая-то работа. Завод был беден, а сама фирма просто разваливалась на части. Этот хлеб мало кто покупал, от этого и зарплаты были маленькими, а работы много. Но мы с мои другом привыкли трудиться, к тому же, нам обоим очень понравился Василий и мы пытались как-то ему помочь. Хороший всё-таки человек, добрый. Жалко, что у него такая тяжёлая судьба. Но сам Василий говорил, что без горечи и лишений нет настоящего счастья, если всё устроено так, а не иначе, значит это для чего-то нужно, есть в этом смысл.
Однажды Василий спросил, остались ли у меня те учебники из детства, он попросил просмотреть их.
— Я ему говорил, давай костёр разведём. Костёр — это ведь первое дело! Во-первых красиво, во-вторых тепло… — засмеялся Олег.
— Молодец, Дима. — сказал Василий.
Потом он задал мне несколько вопросов из этих самых учебников. Я ответил на всё без колебаний, и Василий очень сильно удивился.
— Как жаль, что ты сбежал. Вы оба… Могли бы доучиться, ну хоть как-то доучиться. Жили бы нормально, как все. — тихо и с досадой произнёс Пётр Иванович.
Однако с этого момента когда работа была закончена, Василий иногда подзывал меня. Он рассказывал о дальних странах, о климате в них. Рассказывал о разных животных. Потом начал говорить о войнах, где и по какой причине они происходили, в каком году… Я был просто под впечатлением от его рассказов. Иногда к нам даже присоединялся Олег, он тоже слушал очень внимательно. Василий рассказывал гораздо интереснее, чем учителя в школе и детском доме. Конечно, я просто нигде и никак не мог использовать эти знания, но мне было интересно, это скрашивало повседневные будни и делало жизнь более яркой и насыщенной. Это внешне я был здесь, в этом холодном и угрюмом месте, но на самом деле душа парила где-то далеко, а разум думал о чём-то своём.
Олег за это время очень сильно изменился. Он стал больше прислушиваться ко мне и к другим, научился вежливости и даже извиняться. Я осознал, что очень долгое время мы контактировали только с друг другом и с парой людей, которые давали нам работу. В детстве, когда у нас ещё были родители, они говорили, что все бездомные — это алкоголики и наркоманы, которым лень работать. Но оказалось, что это далеко не всегда так. Оказывается, из прошлой жизни Василий сохранил несколько книг, которые просто никак не мог продать, уж слишком они были ему дороги. Он дал мне их почитать. Больше всего мне запомнилось «В дурном обществе», которое, по словам Василия раньше называлось «Дети подземелья». Мне нравились слова, которые использовал автор. Нравилась манера повествования. Разумеется, Олег тоже прочитал «В дурном обществе» и на него это произведение также повлияло. Наш язык менялся вместе с книгами Василия. Мы узнали много новых слов и выражений. До этого наше общение было бедным и скудным, ведь нам это было просто ни к чему. Нужно было думать о деньгах, о еде. Но я подумал, а зачем вообще поддерживать своё существование, если тебе не о чем думать и не к чему стремиться? Зачем жить прости для того, чтобы жить? Я решил, что работа и поиск пищи, это всего лишь способ сохранить свою жизнь, чтобы наслаждаться совершенно другими вещами…
Я рассказал о своих мыслях Василию. Он сказал, что это называется сложным словом «философия». Он говорил, что есть «Высшее я» и «Низшее я». Одно из них стремится получать наслаждение из мыслей, проблем, различных задач и вопросов. А второе хочет другого, хочет физических удовольствий… Мне было сложно понять то, что он говорил. Я никогда не думал о подобном, но было по прежнему очень интересно.
А что касается завода, то дела шли всё хуже и хуже. Никому эта выпечка была не нужна. Эти товары покупали в основном те, у кого не было денег на другой хлеб. Но зато, много выпечки списывали, и мы могли брать её бесплатно.
Олег со свойственной ему сообразительностью предложил купить где-нибудь семена и найти хорошую землю, чтобы выращивать различные овощи. Но это требовало бы много сил и времени, а далеко не у всех людей нашего «племени» было подходящее здоровье. Поэтому, мы с Олегом решили всё делать в одиночку.
Сначала нужно было найти место с хорошей землёй и солнцем. Эта задача не из лёгких, так как в этом городе обычно было очень пасмурно.
Но нам удалось найти это место. Оно выходило к небольшому озеру, что было очень хорошо, ведь растениям нужна влага. Теперь нужно было найти семена. Но в этом городе, разумеется, ничего подобного не было. Только завод и стоял. Мне вообще кажется, что это был не город, а какие-то смутные личности просто организовали вокруг завода небольшие постройки. Поэтому, мы попросили Василия указать посёлок, где он покупал лекарства, которые просил Пётр Иванович.
Мы и не думали, что это настолько далеко. Даже пройдя несколько километров от этого города не наблюдалось никакой цивилизации. Мне стало очень интересно, почему в таком убогом месте вообще решили строить завод? Василий рассказал нам, что у директора этой фирмы просто не было достаточно денег для аренды приличного места. Поэтому он выбрал заброшенный город, на который и власти почти не обращали внимания, ведь земля здесь стояла сущие копейки. А все работники, разумеется, здесь не жили, а приезжали из других городов. Конечно, это занимало много времени, но у работников завода не было выбора. В большинстве случаев они были бедны, а на этот завод и без образования брали. Люди там были совсем как рабы, заложники своего положения…
Дорога была достаточно тяжёлой. Тропинка вскоре закончилось, и приходилось пробираться через заросли. Но мы в конце концов дошли до посёлка. Денег у нас было немного, к тому же мы боялись, что нас просто выгонят из магазина. Но Василий показал нам базар где особо не обращали внимания на внешний вид. Поскольку Олег очень долгое время пробыл в деревне, он знал самые неприхотливые овощи. Мы взяли немного семян свёклы и гороха, на большее денег не хватило. Выходит, мы столько прошли практически зря.
Мы вернулись только на следующий день, когда уже нужно было идти «на работу». Поэтому, нам удалось посадить растения только поздним вечером. Встал другой вопрос. Кто будет заниматься нашим импровизированным огородом, если мы постоянно заняты?
Приходилось работать с утра до ночи, мы практически не спали. К счастью, нам помогал Василий и Миша. Ему стало интересно, куда мы постоянно ходим, поэтому Олег предложил взять его с собой. Миша очень быстро всему научился, и это нам здорово помогло.
Ещё пару раз нам приходилось идти в этот посёлок. Сначала с Василием, а потом мы и сами запомнили дорогу. Так проходили дни, недели… Постепенно мы ко всему привыкли и начали считать это место своим домом. Наступила зима. Этого времени года мы с Олегом больше всего боялись… К счастью, в той чёрной сумке по мимо еды были старые тёплые вещи. Какой-то ковёр, пара шапок и шарфов. Многие из этих вещей принадлежали Петру Ивановичу, он сохранил их из прошлой жизни, теперь они общие.
Но через какое-то время случилось несчастье. Василий очень тяжело заболел. Трудно было сказать, что это. Сначала мы думали, что это й простуда, но потом появились признаки воспаления лёгких и даже ангины. Всё время Пётр Иванович проводил рядом с Василием. Он даже давал ему свою куртку, чтобы стало хоть немного теплее. Василий больше не мог работать, поэтому у нас становилось всё меньше и меньше денег. Мы с Олегом стали работать ещё больше, теперь уже за троих, чтобы хватало средств на лекарства. Но сколько мы не старались, лучше не становилось.
Мы пытались обращаться за помощью. Несколько раз ходили к тому посёлку, но всем было просто наплевать… Общество бывает жестоко к тем, кто раньше был его достойной частью. Я просто не могу этого понять… Ведь никто из нас не виноват в своей судьбе, неужели этот замечательный человек не заслуживает помощи? А ведь когда-то он был действительно полезен, я уверен, что он был специалистом своего дела. Но люди умеют видеть только то, что привыкли видеть. Алкоголиков, бродяг… Многие из нас так слепы, даже имея глаза…
Но не смотря на своё положение Василий всё ещё пытался сохранять оптимизм. Он никогда не жаловался и постоянно говорил, что всё в порядке. Хотя мы понимали, что это не так.
И вот однажды утром Василий позвал нас к себе…
— Ребята, помните вы говорили мне, что идёте в деревню «....». Я вспомнил, где она находится, я был там… — каждое слово давалось ему с трудом, Василий постоянно кашлял и запыхался.
Если честно, то мы ему не очень поверили. Я подумал, что это может быть горячка, внезапный приступ. Ведь он действительно очень тяжело болел…
Но оказалось, что Василий не ошибался. Он привстал и начал копаться в чёрной сумке, которая сверху была покрыта снегом. Через какое-то время Василий достал большой свёрнутый лист бумаги.
— Это карта, я сделал её когда изучал места нашей области… А точнее, деревни и посёлки. Мне показалось, это будет даже интереснее крупных городов, хотелось заинтересовать ребят из школы, чтобы те самостоятельно изучали различные места страны. Эта карта тоже важная часть моей жизни, поэтому, я её сохранил. Но сам в эту деревню так и не вернулся. Далеко, а я уже не молод. Осталось только сообразить, где мы на этой карте…
— Ну что вы, это ведь просто детская мечта, мы ведь нужны здесь… — тихо пробормотал Олег.
— Ребята, вы ещё так молоды, а наше положение глубоко безнадёжно. Давайте хоть вы будете счастливы, это самая большая помощь которую я только могу представить. — сказал Пётр Иванович. Кажется, все остальные были с ним согласны. Но мы не могли просто оставить людей, которым так многим были обязаны. Но всё же, глубока внутри мне хотелось наконец-то всё это закончить… Наконец-то найти своё место, перестать бродяжничать. Мы решили дождаться лета, ну или хотя бы весны, когда наступит тепло и Миша сможет один заниматься огородом. А пока нам нужно работать…
Тем временем Василию становилось всё хуже и хуже. С каждым днём он угасал, всё чаще и чаще просто лежал смотря на небо. Мы все очень боялись заболеть… И боялись смерти, наверное…
Но Василий говорил, что пока мы живы, то и смерти нет. А когда она приходит, то нет уже нас, а значит бояться нечего.
Это был последний день зимы. Мы надеялись, что Василий выздоравеет с приходом тепла, но жизнь оказалась сложней. Он умер. Умер ночью, тихо и без мучений. Как уходят хорошие люди. Я был готов покончить со всем, если бы не видел улыбки на его лице, когда проснулся. Он был счастлив, и это главное.
Мы похоронили Василия, закопав его возле озера, в стороне от «огорода». Кажется, туда попала семечко, поэтому на месте могилы проросло деревце. Новая жизнь из чужой смерти. Как удивительно жестока и в то же время добра природа.
После Василия очень быстро теплело. Был только третий день весны, а уже можно было ходить без шапки и шарфа. А ведь для нашей страны это такое редкое явление… Город буд-то бы преобразился… На тёмных, старых деревьях появлялись почки, а из них цветения. Постепенно расцветала вишня. Казалось, что-то ухмыляется над нашим горем. Или наоборот, пытается поддержать своим радостным настроением.
Нам всем было тяжело. Мария смотрела на это деревце бездонными от печали глазами. Мне кажется, она любила Василия немного по-другому, не так, как мы все.
Пётр переносил это спокойнее. Он всё же медик, за жизнь много смертей повидал. Это называется профессиональная деформация, он всё же не виноват.
А вот Олег с Мишей изменились сильно. Мой бедовый друг окончательно перестал быть ребёнком, его глаза стали поникшими и умными, он меньше говорил и меньше смеялся. Он стал совсем не тем, каким был раньше. Подобное случилось и с Мишей, хоть дети и лучше переносят различные тягости…
А что касается меня… Я, разумеется, скучал по Василию. Но эта тоска и печаль даже доставляли мне странное удовольствие. К тому же, я знал, что Василий умер счастливым. Прошла его боль, что плохого? Мне нравилось приходить к этому дереву вишни. Я разговаривал с ним. Хотя и понимал, что эти уши уже не могут слышать, а уста не могут сказать и слова, что этот разум более не может мыслить и вспомнить что-нибудь. Этого человека уже нет.
Тем временем нужно было выбрать, уйти отсюда, как и было задумано, или же остаться, чтобы помогать?
На заводе тем временем случилось чудо-чудное. У фирмы наконец-то начал появляться приличный доход. Директор хоть и был сердитый, но всё же честный мужик, поэтому и зарплаты становились больше. Мы показали Мише, где находится тот посёлок, научили его самостоятельно покупать семена и другие продукты, ведь теперь мы это можем себе позволить. Миша всё лучше и лучше занимался огородом. Мы поняли, что с ним не пропадёшь, хороший парень, толковый.
Пётр Иванович всё же говорил, что нам следует уйти. Что в этом месте просто невозможно быть счастливым. Может быть он был прав…
Миша тоже хотел работать, он говорил, что сможет изображать взрослого дядю. Но мы боялись, что стресс на заводе на него отрицательно повлияет. Огород — занятие тяжёлое, но здесь ты сам себе хозяин… Поэтому мы всё же отговорили Мишу от этой затеи. Может быть потом, когда и если вырастит.
Мы набрали много семян вишни, сделали заготовки на зиму. И всё же решили уйти. Хотя и не хотелось оставлять Мишу одного, но он гордо говорил, что справится. Но это всё равно тяжело… Тогда мы с Олегом подумали, что можем часто приходить сюда и следить как справляется Миша. Почему бы и нет, карта у нас всё равно есть.
Мы с Олегом взяли буханку хлеба, немного овощей с огорода ( на котором помимо гороха и свеклы уже росли редис, лук и хрен) и стакан вишни, а затем отправились в путь. Я вспомнил, как в детстве собирал свой рюкзак, кладя туда тёплые вещи и яблоки… Всё было совсем как тогда. Желание приключений и различных испытаний, разумеется тех, которые мы сможем преодолеть.
Так странно было держать эту карту в руках, осознавая, что всё это время заветный ключ к спасению лежал у нас прямо под носом. А точнее, в чёрной пыльной сумке.
Вот мы и ушли за пределы этого города… Каждый шаг отдалял нас от старых построек, завода и вишен… Казалось, что мы идём в никуда. Но это конечно было не так…
Мы подходили всё ближе и ближе к деревне. Уже ближе к концу пути Олег даже не смотрел на карту, но я следил, чтобы мы шли правильно.
Когда мы дошли, я просто не верил, что это случилось. Цель всей нашей жизни была достигнута.
К сожалению, бабушка Олега действительно умерла. Мы вместе посетили её могилу. Дом Матрёны Степановны ( а так звали бабушку Олега) пустовал, но был в хорошем состоянии, поэтому мы поселились в нём. Но всё ещё стоял вопрос, что же нам делать без хозяйства? Олег отвёл нас к Ивану Ивановичу, пастух лет семидесяти. Мы начали помогать ему на огороде, доить коров и пасти скот. Он взамен давал нам ягоды, творог и овощи с огорода. А потом корову подарил. Совсем хорошо стало. Работали много, зато была печка и тепло. Морковь и картошка по вкуснее лука и хрена.
А Иван душевным человеком оказался. Он со смехом слушал нашу историю и говорил, что у него в детстве и не такие походы были. Не смотря на возраст справлялся с работой лучше нас, но от помощи не отказывался.
Олег рассказывал мне о бабушке, о соседях, о его старых друзьях Саше и Марине, которые раньше жили в деревне, но переехали когда ещё были детьми.
Когда мы уже более менее устроились, то начали думать о том, чтобы вернуться в город. Всё-таки с нашей стороны было бы просто бесчеловечно покидать это место навсегда…
Разумеется, мы взяли с собой предметы первой необходимости. И даже тёплые вещи, которые сами научились шить ( что нисколько не стыдно даже для парней).
К счастью, всё было хорошо. Миша действительно отлично справлялся с заданиями. Он оказался на удивление очень ответственным, что большая редкость для детей его возраста. Миша и Пётр Иванович были рады нас видеть, а про Марию сказать сложно. Она начала проваливаться внутрь себя и уходить в состояние овоща… Мы предложили опять обратиться за помощью, вдруг в этот раз что-то изменится. Но сам же Пётр Иванович нас отговорил. Он сказал что стресс в последние месяцы жизни Марии просто ни к чему. Зачем куда-то бежать, что-то делать, если она готова и не боится. Мы не стали с ним спорить, в этом был смысл.
Разумеется, мы ещё ни раз вернулись туда… Нам с Олегом уже скоро будет под шестьдесят лет… А что касается Миши, мы поняли, что он вовсе не глупый. Он действительно много знал о природе и очень многим интересовался. Даже сейчас, когда на его лице появилась седая борода, он всё ещё легко восхищается весенним деревьям и солнцу на закате.
Сейчас мы решили взять его с собой в деревню. Там хорошо, спокойно, хоть и работы много. Михаил с радостью согласился, ведь мы с ним уже настоящие друзья.

Свидетельство о публикации (PSBN) 43602

Все права на произведение принадлежат автору. Опубликовано 05 Апреля 2021 года
В
Автор
Здравствуйте, добро пожаловать на мою страничку. Меня зовут Татьяна, мне 12 лет. Люблю писать рассказы и стихи, ведь в них можно вложить всё свои мысли и..
0






Рецензии и комментарии 3


  1. Волченко Татьяна 05 апреля 2021, 16:21 #
    Пожалуйста, кому не трудно, прочитайте эту историю. Это путешествие двух мальчиков, которые сбежали из детского дома. На их пути было много трудностей и преград, но зато они многое поняли и многому научились. История подойдёт и детям, и более взрослой аудитории.
    1. oroblanco 06 апреля 2021, 11:03 #
      Доброго дня, Татьяна. Произведение понравилось. Путешествие во Времени, охватывающее юность, средние года и старость. В нём можно погрустить и посочувствовать, надеяться и верить, прощать и отпускать, а также встретиться, повторюсь за Вами, с философскими умозаключениями. Если разрешите оценить данное сочинение «по-школьному», то ставлю 5/4. За то, что личным комментарием предложили ознакомиться с Вашим творением — 5 с «плюсом». Хороший ход, не каждый на него отважится.
      1. Волченко Татьяна 06 апреля 2021, 11:22 #
        Спасибо большое.

      Войдите или зарегистрируйтесь, чтобы оставлять комментарии.

      Смысл и его отсутствие 9 +4
      Просто поток мыслей, проходи мимо 2 +3
      Потерянный в новом разуме 5 +3
      Древесные влюблённые 2 +2
      Ты 2 +2

      Приход

      Мы стоим на деревянном мосту, перекинутом через небольшую речку. Берега заросли ивами и кустарником, в небе лениво проплывают облака, а наши отражения колышутся на волнах. Я толкаю тебя, и ты летишь вниз, успев лишь удивиться. Только погрузившись в в..... Читать дальше
      377 0 +1

      Ячейки восприятия.

      Картонная решётка, в каких обычно хранятся яйца, немного размокшая в луже, валялась возле подъезда. Никому не нужная, выглядящая непрезентабельно и годная только для растопки печки. Но нет в девятиэтажках печек, и никогда не было. Она так и дождалась..... Читать дальше
      149 0 0

      Река

      трек: Roxette – listen to your heart (acoustic)

      Задымался рассвет. Природа приветствовала новый день, птичьими трелями, холодной росой и легкой дымкой, стелившейся по водной глади реки, которую можно было разглядеть между стволами деревьев.....
      Читать дальше
      263 0 0





      Добавить прозу
      Добавить стихи
      Запись в блог
      Добавить конкурс
      Добавить встречу
      Добавить курсы