Книга «Чужак»

Чужак (Глава 10)


  Детектив
30
40 минут на чтение
2

Возрастные ограничения 12+



Не знаю, на что я рассчитывал, предложив сидящему напротив человеку, закутавшемуся в плащ так, словно он был болен проказой и боялся напугать окружающих провалившимся носом или страшными язвами на лице, сыграть «в открытую»? То есть, наконец, перестать корчить из себя загадочного незнакомца в шуршащем плаще и, открыв физиономию, честно признаться:
― Я и есть монстр, убивавший людей в этом паршивом городе… И что ты сделаешь, глупец Дасти, со своими «ватными» руками и ногами, если даже не можешь держать веки открытыми? Олух…
Но мгновения, казалось, превратились в часы, а, сидевший напротив противник всё ещё раздумывал ― стоит ли принять моё предложение или, как в прошлый раз, приложить упрямца дубинкой по макушке, чтобы не отвечать на неудобные вопросы…
Предел терпению настал, когда слишком уж задумчивый оппонент выкинул «номер» ― вдруг рухнул на стол, опрокинув бутылку на далеко не идеально чистый пол.
Думаю, в тот момент от удивления у меня слегка вытянулось лицо:
― Это ещё что, господин «хороший»? Так нечестно ― вздремнуть решили, что ли? А кое-кто даже руки поднять не может, чтобы сорвать капюшон и полюбоваться на Ваше личико. Обидно… ― честно говоря, я слегка растерялся, да и злиться-то уже сил не было.
Сзади кто-то резко закашлял, и от неожиданности я чуть не сполз под стол, но пухлая рука Тони вцепилась в плечо, удержав от конфуза:
― Господин Родж, пора уходить отсюда. Чует сердце, с Вашим другом не всё в порядке…
― Какой ещё друг, Тони… Ну-ка, проверь, бьётся ли жилка у него на шее. Неужели, обморок?
Испуганная физиономия трактирного слуги могла означать только одно ― похоже, нам с этим чудаком так и не суждено познакомиться поближе, но упустить возможность хотя бы одним глазком взглянуть на него я не мог:
― Вот что, парень, если и в самом деле хочешь отплатить за проявленную к твоей семье доброту, сними с этого типа капюшон… Ну смелее, не укусит же он тебя, а то придётся расследовать, кто подлил отраву в вино, поданное, кстати, тобой…
Понятливый Тони тут же отдёрнул ткань, и вздох разочарования вырвался из груди младшего агента Дасти Роджа, не способного на данный момент пошевелить и пальцем. Это оказался мужчина «за сорок» с гладким как шар черепом и бесцветным лицом ― почти невидимые, удивлённо вздёрнутые брови над закрытыми глазами, кривой, неправильно сросшийся, видимо, после удара нос и плотно сжатые блёклые губы над квадратным подбородком, который явно не украшали неприятного вида шрамы.
Такая занятная, весьма запоминающаяся физиономия… Но мы точно не были знакомы, хотя совсем недавно он и утверждал обратное… Если только в «прошлой» жизни, о которой я всё равно ничего не помнил.
― Уходите, господин сыщик, а то на Вас повесят убийство ― в шее этого типа торчит тонкая игла… ― упрямо бубнил над ухом Тони, и пришлось буркнуть в ответ:
― Да я бы с радостью, только ноги вросли в пол. Какая ирония ― этот парень подлил яд в вино, чтобы противник лишний раз «не трепыхался», а в итоге сам «успокоился»… Интересно, кто его так?
Новый знакомый молча закинул мою руку себе на шею, рывком выдернув из-за стола. И пока я с грустью ждал, когда он, кряхтя, уронит бедное тело на пол, кто-то сильный, подозрительно знакомо пахнувший мятными леденцами и чем-то пряным подхватил обессилевшего Дасти с другой стороны, потащив к выходу.
Эти двое довели меня до коляски, не слишком бережно закинув внутрь. Второй благодетель в тёмном, напоминавшем сутану священника пальто, чьё лицо скрывала мрачная широкополая шляпа, шепнул что-то на ухо Тони, и тот, поклонившись, «растворился» в дверях трактира. Уверенно погоняя коней, похититель хмыкнул, не оборачиваясь:
― Что ты за человек, Дасти, постоянно влипаешь в странные истории, если бы не я… Эй, что молчишь, или «паутина» добралась и до твоего обычно болтливого языка?
Губы расплылись в радостной улыбке:
― Смотрите-ка, наш «пришибленный», наконец, объявился… Ничего не хочешь рассказать раненому напарнику, а, Дарси?
Тот натянул поводья и, развернувшись, привычным жестом сдвинул свой необычный головной убор на затылок. Его обаятельная мальчишеская улыбка осветила уставшее лицо:
― Потерпи немного, скоро доберёмся до моей «берлоги» и поговорим, друг. Как же я соскучился по твоей дурацкой физиономии…
Слова почему-то застряли во внезапно запершившем горле ― и сам не понимал, хочется ли обругать этого дурака или признаться, как же я счастлив видеть его живым… Коляска тронулась, нещадно подскакивая на ухабах, и впервые за сегодняшний день, расслабившись, я закрыл глаза, кажется, задремав…
Было не просто тепло, а нестерпимо жарко. Влажный, похожий на джунгли лес обступал меня со всех сторон. Его липкие щупальца уже обхватили беззащитное обнажённое тело, стремясь разорвать на части. Я ещё пытался сопротивляться, но силы были на исходе. Рот открывался в беззвучном крике:
― Пошли прочь, твари! ― а тело напряглось, уже готовое сдаться…
Холодный ливень обрушился откуда-то сверху, остудив жар, и страшный сон нехотя выпустил жертву из своих безумных объятий. Мокрые веки вздрагивали, ресницы словно чёрные крылья мотылька пытались разогнать обступивший мрак, и постепенно зрение прояснилось. Оказалось, что я лежу в полутёмной комнате, освещаемой парой свечей, на чём-то жёстком и холодном, укрытый мокрой простынёй, и из одежды на мне… только эта подозрительно знакомо пахнувшая ткань.
― Господи, да я, кажется, в морге. Неужели, это конец…
Что-то жгуче-холодное пыталось, проникнув сквозь лоб, заморозить мозг и, о чудо, пошевелив словно опухшими пальцами, я протянул всё ещё ватную руку к голове, сбросив на пол пузырь со льдом. Его негромкий шлепок привлёк к себе внимание тихо говоривших людей, чьи долетавшие издалека слова казались всего лишь шорохом листьев, падавших с невидимых деревьев.
Торопливый топот и обрадованный голос Дарси заставили очухавшегося бедолагу скосить глаза на бледного напарника, выглядевшего не на шутку встревоженным:
― С каких пор ты устраиваешь свои «берлоги» в нашем морге, пустозвон… ― собственный голос напомнил мне угрожающее шипение змеи.
― Сам ты болтун, Дасти… Напугал до чёртиков ― взял и отключился прямо в коляске. Пришлось срочно менять планы и везти полупокойника к Питу… Мы как могли сбивали твой внезапный жар. Очкарик сказал, что это редкая, необычная реакция на «паутину», новую здешнюю «дурь». Его, как правило, используют при ограблении, чтобы человек не сопротивлялся или, ну понимаешь… Кому же ты так сильно понравился, лысый красавчик? ― он пытался улыбаться, но в карих глазах застыла нешуточная тревога.
― Не ври, волосы уже отрастают… Это тот тип в плаще перестраховался, думал, что я полезу с ним драться. Слушай, у меня правда такой буйный характер, что ли? Ты почему глаза отводишь, Бен? Знаешь его? Не томи ― достали уже секреты… Вот очухаюсь, устрою лучшему другу допрос с пристрастием, так что заканчивай скрытничать, не доводи до греха…
Он вздохнул:
― Обязательно поговорим, но не здесь ― слишком опасно…
Словно подтверждая его слова, в комнате сначала показалась смущённая физиономия Пита, а следом ворвался бушующий как зимний ураган Лурк:
― Та-а-к! Попались, голубчики… А это кто тут у нас ― ба, хромой покойник объявился! Я-то всё ждал, когда ты, наконец, «воскреснешь», сержант Бен Дарси, ― он подошёл к напарнику, сверля его бешеным взглядом, но, внезапно успокоившись, отчеканил, ― чтоб к завтрашнему утру на моём столе лежала объяснительная. И с подробностями, Дарси… Не слышу ответа!
Дарси вытянулся в струнку, рявкнув так, что Пит спрятался за шкаф, я, вздрогнув, чуть не свалился с металлического стола, а Лурк скривился, демонстративно почесав в ухе:
― Слушаюсь, господин Тайный Советник!
Начальника, казалось, устроило это фиглярство, но в душе зародилось подозрение, что представление было разыграно специально для нас с Питом. Тем временем, Лурк повернулся ко мне, ласково проворковав:
― Тебе, Родж, тоже захотелось примерить на себя образ покойника? Это надо же, сунулся в логово мерзавцев, даже не позаботившись о подкреплении. Мало тебе в прошлый раз по голове настучали, добавки захотел? А если бы Дарси не объявился? Лысый придурок… ― гневно пыхтел он.
― Я не лысый… ― тихо возмутился в ответ, но ушлый начальник услышал и, уходя, хохотнул:
― Поздравляю… ― напоследок громко хлопнув дверью.
Пит выполз из-за шкафа:
― Ребята, я, пожалуй, пойду…
Мы проводили взглядами его долговязую сутулую фигуру, и, как только он скрылся из глаз, Дарси засунул мне в рот тёмную пилюлю:
― Это противоядие, рассасывай медленно и через полчаса уйдёшь отсюда на собственных ногах. Не смотри так, раньше ты не смог бы её принять, а с этой дрянью надо быть очень осторожным…
Я послушно перекатывал во рту горьковатый шарик, чувствуя, как постепенно возвращаются силы:
― Как много знает Лурк, Бен?
Дарси смотрел невинным взглядом провинившегося щенка:
― Понятия не имею, Дасти. Это человек-загадка ― мы проработали с ним бок о бок почти три года, но… я так до сих пор и не знаю, враг он или друг. Единственное, в чём не приходится сомневаться ― наш нынешний начальник очень умён и опасен…
У меня накопилось много вопросов к скрытному напарнику, но он был прав ― задавать их здесь было по меньшей мере глупо, и потому какое-то время мы просто молчали. Противоядие помогло, и вскоре Бен с грехом пополам помог другу одеться. Слабость, конечно, никуда не делась, но, во всяком случае, я смог двигаться и с помощью Дарси покинул вотчину Дохляка Пита…
«Берлога» Бена находилась в самом бедном квартале города, где, устроившись в маленькой комнате с крашеными стенами и дешёвой мебелью, мы пили горячее молоко, заедая его купленной по пути сдобой, вместе пытаясь разобраться в сложившейся ситуации.
И первое, о чём я спросил, было:
― Почему сразу всё не рассказал? Даже если я потерял память… Нет, тем более, что её потерял. Неужели, не доверял даже мне?
Он молчал, не поднимая глаз, зачем-то размешивая молоко в чашке:
― Не обижайся, Дасти, но всё складывалось не в твою пользу ― ты почему-то упорно отказывался объяснить, кого ждал в конце каждой недели в этом чёртовом трактире. А ведь мы напарники, и между нами не должно было быть секретов… Пришлось наблюдать за тобой, надеясь, что через день или два ты сам всё вспомнишь и, наконец, объяснишь…
Он сделал глоток, отставив чашку в сторону:
― Ладно, коротко расскажу о нас, всё равно ты догадался…
― Что мы «чужаки»? ― продолжил я.
Бен усмехнулся:
― Не буду долго распространяться, просто поверь ― таких миров, как этот, бесчисленное множество, но они, как правило, между собой не пересекаются, хотя бывают исключения. Например, два мира ― тот, в котором мы выросли, и этот, так потрясающе похожий на наш…
С улыбкой смотрел в его горящие энтузиазмом глаза:
― Примерно так я и думал, Бенни, продолжай…
Он кивнул:
― Сам понимаешь, что как только «переход» сюда был открыт, все материалы о нём тут же засекретили. Государственная тайна… Доступ в «новое измерение» получили только учёные, такие как ты, Дасти, осторожно, шаг за шагом исследовавшие чужой для нас мир. В идеале, так и должно было быть, но наступил момент, когда информация просочилась в прессу, и ухватившиеся за сенсацию журналисты начали атаку, с которой пришлось бороться таким как я…
Бен засмеялся:
― Да, друг, в детстве мы оба мечтали стать сыщиками, но исполнил это желание только я. А ты, бездельник, вдруг проявив недюжинные таланты, о которых никто и не подозревал ― стал учёным, одним из немногих, допущенных к этому удивительному открытию…
Я подскочил в возбуждении, чашка выпала из руки, расплескав молоко по столу:
― Неужели мне посчастливилось попасть…
Бен взял «торопыгу» за руку, усадив за стол:
― Нет, ты работал на «нашей» стороне, одним из первых здесь оказался я, Дасти. Увы, на то были серьёзные основания ― через какое-то время учёные перестали возвращаться. Чтобы выяснить причину этого, руководство проекта организовывало новые экспедиции, но история повторялась. К слову, «переход» ― малоизученная и очень хрупкая субстанция, позволявшая отправлять на «ту сторону» не более одного-двух человек. Именно ты ― главный специалист в этом вопросе, первым заявил, что, возможно, кто-то нарушает правила, совершая несанкционированные «прыжки»…
Я снова попытался вскочить, но был остановлен «железной рукой» друга:
― Кто-то посторонний перегрузил «переход», и тот перестал «правильно» работать?
― Именно, умник. Кто-то, помимо вашей учёной братии, узнал о новом мире и даже сумел воспользоваться «дорогой к чужакам». Только непонятно, кто этот нарушитель и с какой он стороны… Короче, я вызвался добровольцем найти этого субъекта и остановить его вредоносное мельтешение. После нескольких месяцев подготовки, включая изучение языка и быта нового мира, меня перебросили сюда…
Он замолчал, уставившись в чашку с уже остывшим молоком:
― Это было три года назад. Кстати, не каждый может пройти через «переход», в крови должны присутствовать очень редкие элементы. Мне повезло… во всяком случае, я так считал. Но, мало того, что после переброски «тоннель» между мирами окончательно закрылся, здесь сыщика-экстремала ждал неожиданный сюрприз: через некоторое время в новом мире объявился маньяк, убивавший только наших людей…
После его слов я вскочил на ноги, и помрачневший Бен на этот раз не стал удерживать:
― Хочешь сказать, члены клуба любителей мистики ― учёные под прикрытием, даже этот мальчик?
Горький смех Дарси меня напугал:
― А ты умнеешь на глазах, Дасти… Как там отшибленная память, не вернулась? А жаль… Да, ты прав: и члены забавного клуба, включая мальчишку-полиглота, и несколько ранее посланных мужчин и женщин были зверски убиты. И, что самое странное, это начало происходить как раз после того, как почти четыре месяца назад здесь появился господин Родж…
Он поднял свои печальные, полные слёз глаза:
― До сих пор не знаю, как это связано с тобой. Но это факт, так что не только зануда Лурк тебя подозревал, но и… Прости. Знаешь, как я радовался, когда после трёх лет работы в Тайном Сыске и редкой возможности видеться с «земляками» в клубе переход вдруг открылся, явив моего школьного друга. Это была надежда для всех нас вернуться домой, к семьям и любимым… Но почему-то именно в это время маньяк начал истреблять «чужаков». Мы с тобой голову сломали, разыскивая хоть какие-то улики, и тут ты внезапно потерял память…
Услышав это, я почувствовал, как то бледнею, то, задыхаясь от нахлынувшего жара, заливаюсь почти девичьим румянцем, а кулаки сжимаются от желания немедленно кое-кого «встряхнуть»:
― Так ты до сих пор подозреваешь друга, Бен?
Сказал и тут же пожалел о своих словах ― осунувшееся лицо Дарси побелело. Его ироничный смех бил сильнее пощёчины:
― Ну и… чудак же ты, Дасти… Да, меня мучали сомнения, но, несмотря на это, я тебе верил, потому и подставился под удар, взяв вину на себя. Чтобы Лурк оставил друга в покое, а настоящий убийца расслабился, рано или поздно совершив ошибку…
Полный раскаяния, я просто обнял его, смущённо бормоча:
― Мы обязательно вернёмся домой, Бенни, обещаю… Кстати, с каким заданием меня сюда послали?
Дарси отстранился, зачем-то поправляя воротник «дружеского» сюртука:
― Ты уверял, что нашёл способ «всё исправить» и долго боролся, убеждая разные комиссии в необходимости ещё одной экспедиции. И победил, правительство вложило кучу денег, чтобы открыть «переход» в надежде дать своим учёным возможность снова увидеть Родину и обеспечить работу межпространственного тоннеля в обоих направлениях. Теперь дело за нами, остаётся лишь самая малость ― найти убийцу и вернуть тебе воспоминания…
Настроение камнем рухнуло вниз, ведь напарник был прав ― пока мы так и не сдвинулись с мёртвой точки. Но я ещё пытался барахтаться и даже кривил губы, «вымучивая» из себя оптимистичную улыбку:
― Надеюсь, я хотя бы сказал тебе, что надо сделать для успеха миссии «Чужаки. Возвращение»?
Дарси завёл глаза к низкому потолку своей каморки, словно собирался пересчитать облепивших его сонных мух:
― О да, великий мыслитель, ты сразу же поделился с другом своим гениальным открытием ― трепался не менее часа. Так и сыпал терминами, из которых недалёкий сыщик, а, заметь, не учёный-физик, понял только пару слов ― «космическое пространство»… Так что, если надеешься, что я сейчас влёт повторю эту зажигательную речь ― ты глубоко ошибаешься…
Невозможно передать, в каком я был отчаянии, но именно в этот трудный момент на выручку пришёл мой упрямый характер. Дасти Родж закусил удила:
― Ладно, допустим, с этим у нас пока «не очень». Плевать… Обратимся к тому, что удалось выяснить. Итак, расскажи, чего ты, хромой гений маскировки, добился в своих, надеюсь, небесплодных поисках. Кого подозреваешь, кроме лучшего друга?
Он посмотрел с интересом, в глазах снова засияли задорные огоньки. Это имя мы произнесли одновременно:
― Адам Чадински…
Я удовлетворённо кивнул:
― Это он, потому что… Продолжай.
Дарси ловко покрутил стул на одной ножке и, оседлав его, положил руки на кривую спинку:
― Не будучи «нашим», Адам возглавил клуб любителей мистики, в который, кроме прочих жителей города, входили все жертвы убийцы ― люди с «той стороны». Проницательный, умный и наблюдательный человек с явными навыками гипнотизёра. Прекрасный актёр и манипулятор. Думаю, он заметил некоторые странности отдельных членов своего кружка и стал наблюдать за ними. А уж какие «маг» сделал из этого выводы ― можно только предполагать…
Я развил его мысль:
― Чтобы отвести подозрение, он очень умело организовал «покушения» на самого себя, привлекая наше внимание. Несомненно, что он не просто так выбрал местом собственной «гибели» тот самый поворот дороги ― «переход». Этот умелец, в отличие от нас, Бен, сам нашёл способ его активировать и, видимо, неоднократно этим пользовался. Кстати, вероятнее всего, Шань тоже был случайно попавшим сюда «чужаком». Но почти пятьдесят лет назад он не смог вырваться из ловушки. А вот Адаму повезло…
― Верно… Он сначала перенёс вас с Юджином на «ту сторону», а потом перебрался туда сам, якобы случайно столкнувшись с «попаданцами», и втёрся к вам в доверие. Ты зачем-то ему нужен, Дасти, именно ты… Считаю, вначале он не собирался избавляться от Остина и Нормана. Но что-то нарушило его планы, и Адам передумал. Настойчивый гад… ― Бен вздохнул.
― Согласен с тобой, друг, ― от волнения меня пробирал холодный озноб, ― но не похож он на человека, способного мучить и убивать людей… ― я задумался, внезапно спросив, ― слушай, а зачем ты отдал Чадински змей?
Дарси хмыкнул:
― С ума сошёл, какие ещё, к чёрту, змеи? Что же касается убийств ― ты такой наивный, дорогой мой учёный друг, ему и не надо было делать это «своими руками». Достаточно найти «исполнителей» вроде сумасшедшего Сэма Попса или какого-нибудь другого извращенца ― этого «добра» везде полно, а в деньгах Адам не нуждался. К тому же, он большой любитель мистификации, напустил тумана своими россказнями о потустороннем ― его «бизнесу» это шло только на пользу. Напуганная загадочными убийствами публика шла к знаменитому медиуму, ища у него защиты…
Заложив руки за спину, я мерил комнату большими шагами:
― Значит, считаешь, что Чадински вычислил «чужаков», но зачем ему было их убивать, чем они ему помешали?
Дарси остановил моё мельтешение, усадив на стул:
― На это может ответить только он сам. Вероятно, на одном из заседаний клуба Адам в припадке болтливости проговорился о своём путешествии в «другой мир». А потом быстро сообразил, что выдал себя, ведь среди его «почитателей» была группа людей, которая точно знала, что это не фантазия экзальтированного «мистика», а настоящая реальность… Ему пришлось «выкручиваться», и вот к чему это привело.
Я замер:
― А ты и вправду детектив, Бен. Звучит логично ― из-за хвастовства «мага» погибли люди… Но зачем ему понадобился Дасти Родж?
Дарси подошёл ко мне вплотную, заглянув в глаза:
― А давай об этом спросим его самого… Заодно пусть вернёт нас домой, раз уж вспомнить формулу «перехода» тебе пока не дано.
Эпилог
Коляска несла нас за город, в пансион, принадлежавший матери Юджина. Дарси отчаянно погонял коней, и на неровной дороге мои внутренности подскакивали на каждой кочке, но, проклиная свой слабый желудок, я думал о том, что при хорошем стечении обстоятельств, возможно, уже сегодня буду дома. А там врачи позаботятся о «дырявой» голове путешественника…
И сам себе возражал:
― Бен прав ― какой же ты наивный, Дасти. Адам не дурак, чтобы сидеть в своём номере, ожидая, пока два сыщика нагрянут по его душу. Да он так спрятался, что мы и за сто лет не найдём…
И что Вы думаете? Я ошибался ― Адам встретил нас на пороге «при полном параде» ― гладко выбритый, в новом шёлковом костюме и лакированных сапогах. Его грустная улыбка как всегда была полна обаяния:
― Я в вас не ошибся, господа. Не надо слов ― сейчас прошлое не имеет значения. Вы хотите вернуться домой, а Адам Чадински ― покинуть это богом забытое место. Единственный шанс исполнить наши желания ― прийти к соглашению. Условия таковы: вы поклянётесь не рассказывать на той стороне о моих «грехах» и обеспечите достойную жизнь в вашем обществе. А я переправлю «чужаков» на Родину. Вы вправе отказаться, но тогда «сыщикам» до конца своих дней придется жить в этом мире, ведь память к господину Роджу может никогда не вернуться…
Мы замерли, ошарашенные его напором, и пока я собирался с мыслями, чтобы возмутиться невиданной наглостью преступника, Дарси протянул руку Адаму, крепко пожав его ладонь:
― Согласен. Даю слово выполнить Ваши условия, господин Чадински. Эй, Дасти, не молчи! Чёрт… что ж, он тоже согласен, я за него ручаюсь. Немедленно едем к «переходу»…
Меня снова трясло, но уже не от ухабов, а возмущения:
― Дарси, я понимаю твою тоску по дому, но… как ты мог согласиться защищать убийцу?
«Договорившиеся стороны» сидели на козлах и мирно беседовали. Я старался не вслушиваться в этот разговор, но ветер, кажется, был с этим не согласен.
― Зачем мы Вам, Адам, если и сами можете в любой момент покинуть эту так опротивевшую землю?
― Не хочу быть нищим «чужаком» в Вашем мире, Дарси. К тому же, для «перехода» нужно точно представить место, где ты хочешь оказаться, а я кроме леса, в который в первый раз попал по чистой случайности, ничего не знаю… И вот что, Бен, на моих руках нет крови…
Я чуть не сорвался:
― Ничего, как только вернёмся, я тебе покажу «богатую жизнь», убийца ― да ты по шею в крови…
Коляска остановилась у поворота дороги, и Дарси буквально за шкирку вытащил меня из неё, сердито сверкая глазами.
― Что теперь, Адам? ― обратился он к нашему «проводнику», и впервые в его голосе послышались ноты сомнения.
― Просто дайте руку, Бен, и представьте улицу, на которой жили… Отлично.
Последнее, что я услышал, был отчаянный крик Дарси:
― Остановитесь, а как же Дасти?
В тот же миг перед глазами что-то вспыхнуло, заставив зажмуриться, а когда под ресницы снова заглянул свет, я уже был на дороге один…
Утомившееся за день солнце опускалось за горизонт, и вечерний ветерок ласково щекотал мокрые щёки растерянного младшего агента, смеясь у самого уха:
― Ай да Адам, бросил тебя здесь… и Дарси ничего не смог с этим поделать. Вспомни его слова, глупец ― за один раз через «переход» может пройти один или два человека. Понял? А ты третий… Третий лишний… ха-ха-ха… ― издевался ветер, пытаясь разметать едва начавшие отрастать волосы. Ну хоть это у него не получилось…
Рядом прогрохотали колёса второго экипажа, и через мгновение я оказался в объятиях новых напарников, трясших и теребивших меня как щенки новую игрушку:
― Что с тобой, Дасти, дорогой? Мы так переживали… Мчались вдогонку, боясь, что этот мерзавец Чадински причинит тебе вред… Да очнись же, друг!
Спокойный голос Лурка остановил эти причитания:
― А ну прекратите ныть! С ним всё в порядке ― просто человек немного устал, но это не страшно… ― он неожиданно осторожно коснулся моей горящей щеки, глядя умными, всё понимающими глазами, ― как знать, Дасти, может, оно и к лучшему. У нас впереди столько нераскрытых дел ― например, один странный лысый труп в небезызвестном трактире, а ещё твой пропавший двойник Сэм Попс и этот непонятный Эрик. Так что, младший агент, работы на твой век хватит. Обещаю ― некогда будет скучать…
Потрясённый случившимся, я молчал, пока подозрительно спокойный начальник развернулся к замершим напарникам:
― Ну что уставились, бездельники! Хватайте парня и тащите в коляску: день был непростой, пора немного расслабиться. Гоните коней к лучшему трактиру в городе ― я сегодня добрый, угощаю…
Конец

P.S. Думаю над созданием цикла повестей и рассказов «Чужак ― сыщик поневоле».
Друзья! Прощаюсь с вами до конца лета, желаю всем хорошенько отдохнуть и набраться сил. До встречи!

Свидетельство о публикации (PSBN) 68802

Все права на произведение принадлежат автору. Опубликовано 23 Мая 2024 года
Полина Люро
Автор
Окончила МГТУ им. Баумана, работаю
0






Рецензии и комментарии 2


  1. Ядевич Марго Ядевич Марго 27 мая 2024, 18:03 #
    Как — конец?! Автор, вы меня удивляете! У меня столько вопросов, что ошалеть можно! А если серьезно, произведение очень впечатлило, что для меня редко случается в интернете: интересный, небанальный слог; интригующий сюжет, заставляющий грызть локти; персонажи, с которыми погружаешься в повествование — вместе с ними хочется переживать, ломать мозг над загадками, от души смеяться и в ужасе запускать руки в волосы. Многое осталось непонятным, но общее впечатление — восторг. Пересказывала пару глав «Чужака» не читающей подруге, она слушала с округлёнными глазами! Желаю автору дальнейшего вдохновения и смелости, продолжайте творить!
    1. Полина Люро Полина Люро 28 мая 2024, 08:39 #
      Дорогая Марго! Спасибо за Ваш комментарий и добрые пожелания!
      Понимаю,
      окончание повести вышло неожиданно быстрым, но большой роман я и не планировала, просто подумалось, что ответы лучше давать в следующей книге. Чтобы не комкать эту, ведь устроить хэппи энд — было бы слишком просто. Пусть герой помучается, закалится в новых расследованиях и в конце концов найдёт ответы. Уже думаю над циклом «Сыщик поневоле».

    Войдите или зарегистрируйтесь, чтобы оставлять комментарии.

    Войти Зарегистрироваться
    Обгоняя солнце 6 +7
    Чужак 4 +7
    Привет, Серёга! 4 +7
    Чужак 0 +6
    Рюк - 2 (Враги 20) 0 +6