Книга «Под наклоном.»

Странный корабль. (Глава 1)


  Фантастика
87
71 минута на чтение
4

Возрастные ограничения 16+



Под наклоном.
Тонк принюхался.
Пахло, как всегда – гниющим мусором, пылью, землёй, кровью и потом людей.
Впереди, выделяясь в полумраке почти абсолютной чернотой, равнодушно дышало слабеньким сквозняком отверстие соединительной дыры.
Ну хорошо. Вот он – вход на территорию Армовиков. Теперь остаётся распластаться за кучами мусора, и терпеливо ждать…
Тщательно проверив защиту, Тонк подправил наиболее сомнительные места жидкой грязью. Хорошо, что он молод, и не выделяет при движении так много пота, как старшие. Иначе это могло бы стать проблемой: заметили бы сразу. Ну а так защитная раскраска почти не пострадала.
Почесав за обеими ушами, он привёл их в максимально эффективное положение. Теперь если что-то двинется в темноте огромного прохода, он об этом узнает. Ну а пока не мешало бы и самому поменьше шуметь.
Он отдал мысленный приказ напряжённому телу, и почувствовал, как мышцы послушно расслабляются. Вот, теперь хорошо. Нужно поддерживать такое состояние: и не сон, и не бодрствование. Тело только-только удерживается от падения, затраты сил минимальны, а слух и остальные чувства – обострены до предела.
Режим предбоевого ожидания.
Неустанное прощупывание всеми органами окружающего враждебного пространства происходит почти автоматически. Дрожание земли, звук, запах, чуть заметные движения теней – четыре основных чувства обострены в таком режиме до предела. Тело само засечёт что-либо, даже отдалённо напоминающее приближение врага.
Полагался юный кандидат в охотники не столько на глаза – в обманчивом полумраке было полно подозрительного мелькания – нет, куда больше он доверял слуху, обонянию, и ощущательным волоскам, которыми выявлял мельчайшие вибрации почвы. Уж здесь-то он мог полностью положиться на инстинкты, доставшиеся от предков.
Впрочем, думать о чём угодно бдительное сканирование пространства не мешало.
Конечно, он ещё недостаточно физически силён. Хомм из третьего куда сильней. И не так быстр – Рини из четвёртого обгоняет его на стометровке почти на корпус…
Но он куда лучше ориентируется в любой, даже незнакомой обстановке, и способен принимать быстрые, а главное – верные решения! Уже два раза спасавшие жизнь ему и сверстникам!
И у него уже есть девушка, которая согласна родить ему наследников, если он…
Вот именно – если он. Докажет.
Пройти обряд посвящения должен каждый. И это придётся делать и Хомму и Рини, и Заку, и всем остальным подросткам из их генераций. И то, что при этом так или иначе погибнет почти половина сверстников, нисколько его, да и этих самых сверстников, не пугает. Может ли погибнуть он сам? Разумеется!
Но он не позволял мыслям об этом беспокоить сознание, сосредотачивая разум на куда более практических нуждах. Если погибнет – значит, и не достоин оставлять после себя потомство!
Здесь Тонк во всём равнялся на Зор-Зора. Вождю племени Юмных было двадцать восемь лет, и он имел на счету девятнадцать убитых врагов.
Конечно, первого Вождь убил сам. Второго и третьего – уже с группой. (Когда тебе удаётся доказать, что ты можешь убивать, первая твоя группа состоит из двух человек: тебя, и того непосвящённого, кого выберешь в напарники… Но! Командиром будешь ты!)
Ну а остальных – с помощью всех мужчин племени, которых сам разбил на отряды заманщиков и охотников. Имел на это право, поскольку другие не захотели оспаривать в поединке право быть Вождём. Да и правильно. Потому что после гибели Блогга и семерых охотников его отряда, Зор-Зор оказался самым крупным и агрессивным. Никто не смог, да и не захотел, воспрепятствовать его выдвижению в Вожди. (Ну правильно: кто согласится на Бой до смерти с заведомо сильнейшим противником?!)
Тонк чуть слышно вздохнул. Ничего не скажешь: идея нового Вождя о двух отрядах себя оправдала. Пока отряд врага окружал и затем бросался в атаку на якобы отряд юных и неопытных охотников, (или, как они делают сейчас – непродуктивных женщин и маленьких девочек) с тыла и флангов им наносили удар из засады опытные мужчины. Профессионалы. Безжалостные и умелые убийцы.
А использовать в качестве приманки тех, от кого племени уже, или – ещё нет толку – жестоко, но… Практично.
Боеспособные Посвящённые их племени уже разделались за последний год с тремя двойками вражеских охотников, двумя отрядами по четыре врага – то есть, целым отделением. И один раз уничтожили группу: из трёх сборщиц и трёх воинов прикрытия.
Правда, при этом погиб старый Колт. И Бежа – старший брат Тонка. И всего-то брату было девять лет.
Самому Тонку едва сравнялось восемь. Но он отлично тренирован, движется бесшумно, зубы и когти – твёрже камня. И главное его преимущество, конечно – то, что он намного меньше остальных потеет. И его пот не обладает тем резким, характерно едким запахом, что появляется у остальных воинов в моменты схватки. И перед ней.
Наверное, тут виной наследственность. Его мать Ка тоже очень мало потеет.
От воспоминаний и философских рассуждений о судьбе племени и причудах наследственности его отвлёк звук на пределе чувствительности даже его слуха. Он чуть напряг мышцы: кровь вновь наполнила конечности силой и готовностью. Звук приближался – словно кто-то тащил по полу связку верёвок.
Странно. Никого из Армовиков он так рано не ждал – ведь стояла ещё фактически ночь. (Да и не стали бы те так глупо и непонятно шуметь!)
Из тёмного проёма показался… Невиданный враг! Голова… И не легга, и не жюса.
Запах тоже оказался незнаком – словно ржавым металлом. И, конечно, хитином. Так пахли только тараки, которые иногда сдуру забегали на территорию их племени.
Вот длинное тело продвинулось дальше, дальше… Оно всё тянулось и тянулось!
Тонк замер в ужасе: это же – легендарный срим!
Неуязвимая хищная многоножка, ещё водящаяся здесь, на ничейной территории с поистине огромными участками естественной почвы. Обычно эти монстры там и охотятся, уничтожая как раз леггов и жюсов… Но уж если такой зверь забирался на территорию какого-либо племени людей, то не покидал и её без добычи!
Справиться с этой тварью можно, только перегрызя сравнительно тонкий сегмент, крепящий голову с грозными жвалами к отвратительному суставчатому телу с чуть ли не сотней пар лапок-хожней. Но, зная о своём слабом месте, срим никогда не позволял до него добраться, свирепо свиваясь в немыслимый клубок, и поражая не успевших вовремя отскочить врагов шипами по краям сегментов…
Пока же многоножка не учуяла его (вот уж спасибо Ка!), и неторопливо двигалась вдоль Горизонтали*, тщательно ощупывая всё, что попадалось по пути, длинными вибриссами.
* Горизонталь – условная линия, соединяющая точки с одинаковой высотой.
Странно. Она отсюда, сверху, вовсе не казалась большой.
Туловище было, пожалуй, с голову Тонка толщиной, а длина… Хм-м. Не больше семи-восьми шагов.
Похоже, детёныш! Значит, её броневые, и словно полированные, скользкие иззубренные пластины ещё не подвергались последней линьке, и не обрели прочности скалы.
Отчаянная мысль посетила мозг юного охотника.
И, раз сверкнув, застряла там прочно.
Что, если ему удастся… Сделать вот так… а потом – сразу зубами?! Да и надоело уже лежать. Он же – будущий Охотник! Значит – к бою!
Он сконцентрировался. Могучий выброс адреналина придал новых сил мышцам.
Дождавшись, пока примерно треть тела врага не продвинулась мимо его укрытия, он в три огромных прыжка преодолел разделявшие их двадцать шагов, и взвился в воздух! Чтоб затем обрушиться всей массой небольшого ещё тела сверху – на так и не заметившего ничего до последнего момента срима!
Приземлился Тонк именно так, как хотел – сразу за головой.
Обеими руками он изо всех сил дёрнул кверху подбородок твари, и быстро нанёс в «шею» самый сильный боевой укус, на который был способен, разрывая тело врага, и рыча от избытка эмоций. После чего со всех ног припустил обратно, наверх, поперёк Горизонталей – туда, куда его когти позволяли забраться за считанные секунды.
Он пробежал не меньше десяти шагов, прежде чем отважился оглянуться.
О, замечательно!
Похоже, он всё сделал именно так, как надо!
Голова проклятого срима болталась лишь на тоненьком обрывке плоти, и чёрная кровь уже залила всю землю под тварью, тягуче-густыми ручейками двигаясь вниз, к Болоту. (Плохо. Острый запах свежей крови наверняка учуют и Армовики! Насторожатся. Проведут разведку. Стало быть, охота… Окончена.)
Сама же многоножка извивалась на спине в конвульсиях, бестолково суча в воздухе всеми ста парами лапок.
Но вот её движения стали медленней… Наконец омерзительное создание замерло, свернувшись немыслимым кольцом, которое вскоре начало медленно оседать – словно из тела выходил воздух.
Теперь Тонк смотрел только в тёмное отверстие, откуда срим выполз – не появится ли его бронированный родитель. Или кто-нибудь из Армовиков. Но всё было тихо.
Спустившись назад, к телу, у которого ещё конвульсивно подрагивали лапки, Тонк быстро дооткусил бесполезную и жутко выглядящую голову с могучими жвалами. Впрочем, подумав, он решил захватить с собой и её – хоть кушать в ней и нечего, будет чем порадовать детишек племени. Да, пожалуй, игрушка получится отменная!
Ещё раз бросив внимательный взгляд в так и не приславшее ему ни одного Врага отверстие, и придирчиво принюхавшись, он подлез под переднюю часть многоножки, ухватил за мощный щиток понадёжней – зубами! Иначе враг выскальзывал…
Пусть он и не прошёл Обряд, зато для Племени польза уж точно большая!
Тонк как мог быстро, и стараясь не шуметь, потащил тяжеленное тело вдоль Горизонталей к Логову Племени. Конечно, срим – не Армовик, но по-крайней мере и его можно… Съесть!

Босуэлл выругался: гнусный звук зуммера металлодетектора напугал его, и отвратительный (но от этого не менее горячий) кофе пролился прямо на штаны комбинезона.
Мать его!.. Будет ещё одно пятно!
Развернув кресло, Босуэлл подъехал к правой части пульта, и отключил звук.
Так, теперь посмотрим, что тут у нас.
«Тут у нас» оказалась весьма солидная (Ух ты!.. Пахнет премиальными!) масса химически почти чистого, похоже, самородного, железа.
Ноль семь процентов хрома, три – ванадия, один – молибдена… Следы каких-то ещё металлов, и даже кремния. Но основные – почти девяносто процентов! – старое доброе «феррум»! И не какие-то там жалкие тонны – а десятки… Да нет – сотни тысяч!
Отлично. Ради такого можно простить и чёртово пятно! Потому что премиальных за такое хватит на десяток комбезов!
Босуэлл уточнил данные сканнера, и ввёл в компьютер задание на торможение и изменение курса. Затем щёлкнул переключателем селектора. Прочистил горло:
– Внимание! Мостик вызывает капитана. Мостик вызывает капитана.
Через пять секунд в крошечном наушнике, встроенном в ухо дежурного, раздался голос капитана Малколма:
– Капитан Малколм на связи. Что там стряслось, Кейт?
– Сэр… Металлодетектор выявил огромную глыбу почти чистого железа. Э-э… двести семьдесят девять тысяч пятьсот двадцать тонн.
– Да ну? Почти чистого? – здоровая доля скепсиса всё же слышалась в тоне начальства. А ещё бы – такой находки прежде у них (да и ни у кого!) не случалось!
– Так точно, сэр. Более девяноста процентов.
– Интересно. Очень интересно. Ты уже проложил курс?
– Да, сэр. И перевёл «Процион» на автопилот. Долетим через двое суток.
– Отлично. Сейчас я спущусь.
В наушнике щёлкнуло. Босуэлл вздохнул. Конечно, капитан захотел увидеть такое дело лично, но… Но в Полётном журнале автоматически будет зафиксировано, что произошло всё во время вахты Кейта Босуэлла, и все необходимые действия он выполнил точно в соответствии с Инструкцией. Большая Доля в премиальных ему гарантирована!
Вошёл капитан Малколм. Босуэл приподнялся из кресла, они пожали руки, и Малколм опустился прямо перед консолью с мониторами сканнеров и шкалами детекторов. Сюда же дублировалось и изображение с камер наружного наблюдения.
– Неплохо, клянусь печенью Директора, – эту присказку бородатого космического волка знали все в Управлении, в том числе и сам Директор. Однако, похоже, большой Босс считал, что в устах Малколма это звучит как комплимент, – А что там у нас с горючим?
– Секунду, сэр, – пальцы Босуэлла уверенно запорхали над клавиатурой, сенсоры только и успевали вспыхивать. Монитор перед капитаном сменил изображение.
– Ага, вот так, значит… То есть, если это – отдельный астероид где-то на орбите, нам как раз хватит до Клавия. А вот если это гора… или просто очень богатое месторождение на поверхности какой-либо планеты, то… Чёрта с два. Или придётся везти только часть.
– Простите, сэр… Вы действительно думаете, что месторождение… может быть таким богатым и чистым? На поверхности планеты такое давно бы окислилось и превратилось в мягкую рыжую труху… Ну, заржавело, то есть. Железо же!..
– Нет, Кейт, не заржавело бы… – Малколм вывел себе на второй дисплей какие-то таблицы и графики, и сравнивал с данными находки, – Взгляни на состав: это же почти идеальная нержавейка. Хром, ванадий? Да. Молибден. Хм-м… Нержавейка. Да ещё, похоже, чертовски легированная нержавейка! – капитан откинулся в кресле, и закинул ноги на пульт. По бородатому лицу расплылась улыбка – словно в лужу запустили кирпичом, и бровь левого глаза Малколма поползла вверх, как всегда бывало в момент прибытия в голову её хозяина важной мысли:
– Нет, лейтенант, это не астероид, и не месторождение. Это – Корабль.
– Что?!.. Сэр. – Босуэлл действительно растерялся.
– Корабль. Причём – чужой. То, что он тоже сделан из стали – понятно. Правда, состав немного другой… Ерунда: переплавляли и не такое.
– Но сэр… Если это и правда, Корабль, – Босуэлл сглотнул, – то получается, нам… Нельзя сдавать его на металлолом!
– Это ещё почему, лейтенант? Поясните-ка вашу мысль.
– Так точно, сэр… Э-э… Ну, если это – корабль, да ещё и чужой, разве его не должны вначале осмотреть, ну, там всякие – специалисты? Учёные? Физики, химики, инженеры, технологи… Антропологи?..
– А, вот ты о чём… Не беспокойся – пускай себе осматривают… Но!
Только после того, как мы сдадим его на Приёмном Пункте в Клавии!
– А-а-а… Понял, сэр. То есть, сами мы его даже осматривать не будем?
– Ну почему же? Будем, конечно. Особенно, если это и вправду – чужой Корабль. Не больно-то много мы их в жизни видели. Или – видели? Вот вы, лейтенант? Видели?..
– Никак нет, сэр! Ни одного не видел! А… вы?
– И я – ни одного!
– ?!
– Да и не очень-то стремлюсь. Curiosity cilled the cat…* Меньше знаешь – лучше спишь!
* Любопытство убило кота. (англ. поговорка)
– То есть мы, сэр?..
– Совершенно верно, лейтенант. Мы просто заготовители. И если это действительно Чужой, прикинем, как нам всё это добро вывезти. Не засовывая свой любопытный нос туда, где его очень даже могут откусить… По самый пояс! И…
Э-э, ладно: одним словом, срубим бабла… И не будем лезть не в своё дело!

Ри очень радовалась его возвращению.
Пусть он ещё и не посвящённый, но она-то была уверена – за этим дело не станет. Тонк такой быстрый, ловкий… Пусть не такой сильный, как Хомм, зато такой… красивый. Смелый. Ласковый.
И ещё он – умный и расчётливый. Из него выйдет отличный и заботливый отец.
И со временем… Как знать, как знать…
Зор-Зор тоже не вечен. Нужно осторожно начать готовить Тонка.
Она отбросила в угол до конца обглоданный и высосанный сегмент грудины – его тут же облепили налетевшие няки. Мерзкие твари! От одного их зуда её передёргивало… Не говоря уж о гигантских шарах мертвенно-блёклых глаз. Зато полезны: помогают удалить с костей то, что люди не могут достать. А то уже давно территория Логова Племени провонялась бы гниющими остатками.
Она выковыряла застрявшую меж резцов жилку. Блин. Всё же, хоть и легендарный срим, но мясо – не сравнить с человеческим! Надо, чтобы её любимый добыл хотя бы маленького – но Армовика! Вот тогда они уже смогут официально жить вместе… Надоело бегать, как дурочка, на другой конец Логова, к жилью мужчин, да шипеть там – чтобы Тонк вышел.
Ри прошла по ступеням в Нижний угол, и справила малую нужду в санитарное отверстие.
Где его дно, и есть ли оно вообще – не знал никто в племени, но испокон веков такие отверстия они использовали согласно заветам великого Крала. Над тем, что будет, если дышащая омерзительным зловонием дыра наполнится до краёв, она никогда не задумывалась. Впрочем, как и все остальные.
Поднявшись обратно, Ри проверила, всё ли в порядке у очередного выводка сосунков, и До. Отлично. Главная Cамка спит, и выводок, пристроившись поближе к её грудям, тоже. Ри тихонько развернулась лицом к отверстию входа. Прилегла перед ним, как бы прикрывая телом мать с детьми. Спать нельзя, пока её не сменит Тия.
С тех пор, как Тонк стал оказывать ей знаки внимания, ну и просто… Смотреть на неё… Далеко идущие матримониальные планы как-то сами стали роиться в её хорошенькой головке.
Ну а как же иначе: молодым – на вахту, старым – на покой! Для До в роли Главной Cамки это – уже седьмой выводок. Пора и честь знать: её отпрыски уже не могут получить от неё никаких других наследных черт, кроме злости и сварливости!
Да уж – принюхиваясь и вглядываясь в привычную темноту, и в который раз перекатывая в мозгу и так и так одни и те же мысли, Ри каждый раз приходила и к одинаковым выводам: всему своё время! Прошли те времена, когда До лично руководила всеми делами на женской половине. Теперь она поручает это Тие. Ри, разумеется, явно первая кандидатка после той… Если, конечно, Тия не загрызёт её раньше.
Услышав цокот когтей по земле, Ри поспешила привести чувства и помыслы в порядок. Она – добросовестная сиделка, и ни о чём запретно-крамольном не помышляет! Обоняние у Тии – ещё то! Повышенное потоотделение и адреналин она заметит даже с десяти шагов!

Босуэлл уж постарался выспаться к расчётному времени подлёта.
Правда, вахта всё равно была Дориана, но находиться на мостике капитан, чуя приподнятое настроение и вожделенное ожидание, свободным от вахты членам экипажа сегодня не запрещал. Разумеется, пока те помалкивали. И не мешали работать.
Вот они все – и Босуэлл, и Гастингс, и Литовских – и находились тут. Благо, кресел хватало. Ну прямо – просмотр свежей комедии в видеозале, усмехнулся про себя Босуэлл. Хотя он уж забыл, когда они смотрели комедии вместе – у всех свои вахты и дела.
Вот и сейчас Смарт и Элиссон несут дежурство в двигательном отсеке. Но и им по мониторам отлично видно всё, что сейчас высвечивается на центральном экране.
Дориан уже вывел «Процион» на круговую орбиту вокруг планеты.
Да, чёртова железяка оказалась именно там – на планете. Блинн…
Не то, чтобы планета была большой – так, чуть больше Марса – но вывоз с такой даже части из обнаруженных двухсот семидесяти девяти тысяч тонн вожделенного металла представлял для сравнительно небольшого корабля заготовителей серьёзную проблему.
Когда детектор локализовал точно положение источника сигнала, и они зависли над ним на стационарной орбите, Малколм приказал Дориану навести на нужный участок суши все камеры и тепловые сенсоры, и дать максимальное разрешение.
Картина завораживала.
Из огромного, вытянутого наподобии песчаной дюны, холма, торчала меньше чем наполовину…
Летающая тарелка.
Вполне в том стиле, как её испокон веков изображали уфологи и фантасты. Только поистине колоссальных размеров!
– Проклятье!.. – вырвалось у Малколма, – Вот уж не думал…
– Простите, что, сэр? – вахтенный офицер недоумённо уставился на капитана.
– Ничего. А я-то считал, что неплохо пошутил.
– То есть как сэр?.. Вы… Пошутили насчёт того, что это – Корабль Чужих?!
– Ну да. – Малколм не скрывал раздражения, – А теперь получается, что я накаркал, и у нас – масса проблем.
– В чём же проблемы, сэр? Вы же сами сказали, что – никто не помешает нам «на металлолом» и это добро?..
– Это входило в шутку. (Якорь мне в задницу!) На самом деле – ещё как помешает…
Хотя бы статья Устава номер двести пять, пункты с третьего по девятый. Там чёрным по белому записано, что ЛЮБЫЕ инопланетные – как корабли, так и формы жизни – запрещается не то, что трогать, а даже давать им себя обнаружить!
И даже приближаться, ближе чем на тысячу миль…
Дориан продолжал внимательно рассматривать мониторы с обычным, тепло- и ультрафиолетовым изображением, и картинки от гамма- и наносканнеров, пока остальные с вытянувшимися от разочарования лицами слушали капитана. Но внезапно вахтенный склонил голову набок, словно прислушиваясь к чему-то.
– Сэр, у нас тут ещё проблема!.. – Дориан вдруг вскинул руку, как бы прерывая Малколма, – Корабль-то – передаёт СОС!
– Что?! – Босуэлл не удержался. Впрочем, как и все остальные – включая Смарта и Элиссона, восклицаниями пристойными, и не очень, отреагировали на новость.
– Ну-ка, тише! – капитан даже не повысил голоса, но гул мгновенно утих. – Переключи сигнал на общую трансляцию. Но – не громко. – Малколм предостерегающе глянул на вахтенного пилота.
Рубку наполнили странные звуки – несомненно, сигналы. И явно организованного характера.
– Ну что, Отцу хватает данных, чтобы перевести на английский?
– Э-э… Так точно, сэр! Вывожу на экран.
Перед астронавтами, прямо на фоне черноты пространства, возникли знакомые буквы, передающие фразы чужого языка.
Так, в принципе, ничего интересного: корабль номер такой-то, название, (нерасшифровано) терпит крушение в таких-то (вообще не поддаётся расшифровке) координатах. Запрос о срочной помощи. Дата… Само-собой не расшифрована!
– Чёрт! – капитан, похоже, был и раздосадован, и в то же время испытал изрядное облегчение, – Похоже, из наших рук это дело переходит под юрисдикцию МЧС, и Службы Безопасности. Спасение терпящих бедствие – пусть даже инопланетян! – их обязанность. – все снова загудели, теперь уже возмущаясь.
– Что же теперь, нам даже сфотографироваться на фоне этой консервной банки не позволят?! – Литовских, как самый молодой, явно ещё не усвоил полностью своих прав и обязанностей в отношении Флота даже за два года службы в нём.
– Не то, что сфотографироваться, – Малколм снова чертыхнулся, – У нас отберут и, разумеется, «засекретят», все эти чёртовы данные, что сейчас обрабатывает Отец. Всех допросят. И возьмут подписки о неразглашении… Если вообще не стерилизуют память! Так что радуйтесь, если хотя бы останетесь живы! И без амнезии.
Насладившись гробовой тишиной, Капитан не без ехидства пояснил, – Это тоже была шутка.
Вздох облегчения был вполне синхронным – «шутка» явно попала в цель. Поскольку о методах Службы Безопасности не наслышан только совсем уж глухой. Или тупой.
Почесав бороду, так, что это отлично было слышно через трансляцию, и буркнув «Э-хе-хе…», с изрядной долей яда, Смарт, как старейший офицер-механик на корабле, позволил себе прояснить ситуацию:
– Накрылась …ой, ребята, наша премия!

Зор-Зор вяло поковырял в зубах длинным когтем.
Отвратительный привкус у этого срима – отдаёт словно ржавчиной… Мясо – жёсткое. Жилистое. Да и мало его было. Только аппетит разыгрался.
Пора добыть настоящего мяса. Но это – только завтра. Или – послезавтра. Когда желудки у всех снова окажутся пусты, и ничто не будет сковывать рефлексы и движения охотников.
Он уже всё распланировал. Можно, в принципе, смело повторить предыдущую, столь хорошо отработанную схему. Пара непродуктивных женщин, да ещё с выводком юных девочек, выйдет, как бы на собирание… Он уже знал, в каком месте они будут охотиться завтра. Армовники там бывают редко, но тоже – вынуждены. Соль нужна всем. Вот её женщины и будут. Как бы собирать. Или – не как бы. Соль кончается.
Мысленно он прошёлся по воинам-подчинённым. Динк, Лиго и Хулар, конечно, амбициозны, и явно метят на его место… Значит, их и надо ставить в первый эшелон – пусть роют, как говорится, землю носом! Хочешь стать Вождём – докажи, что достоин!
Нунут и Пасс – слишком глупы. Зато – сильны. В силу скоро войдёт и юный Грид…
Остальные девятеро пока совсем молоды, и только добытый враг – будь то ребёнок, или древний старик – позволили им занять место в Отряде. Но – ничего. Помощь, особенно на последней охоте, от них была чертовски своевременна. Так что с его Племенем, похоже, всё в порядке. Быстро они «восстановились» после гибели Блогга и его придурков – старых п…дунов. Которых только погибший Вождь и признавал «настоящими бойцами» и охотниками, «не рискуя» жизнями молодёжи…
Можно, пожалуй, после этой охоты снова оплодотворить Ка.
Она хоть и старовата, зато у неё отличные данные: все её дети очень мало потеют. Ведь на Охоте главное – не выдать раньше времени своего присутствия! А сделать это в почти абсолютной темноте можно, только если не дать врагу себя учуять!
Да, он так и сделает – если на предстоящей охоте они добудут хотя бы двоих врагов, новый выводок будет очень даже кстати. Никогда не знаешь, кого и сколько из своих людей потеряешь во время очередной доброй драки!
Он думал о предстоящей ночи с Ка спокойно, без малейшего следа глупо-наивного налёта всех этих воспетых Древними в передающихся из уст в уста песнях-сказаниях, «возвышенных чувств», или романтики, что преобладали в молодости в его башке…
Просто – очередная работа. Которую для блага Племени нужно выполнить добросовестно.

Ремонтный док-эсминец Её Величества «Сардар», направленный к найденному кораблём заготовителей Чужому именно из-за своего огромного сухого дока, обнаружил весьма удручающую картину.
Красная от избытка солей железа почва. Если тут когда-то и были горы, всё давно переработано ветрами и эрозией в песок. Вот он здесь – везде. Атмосфера почти первичная – сплошные азот, аммиак и метан. Воды – жалкие пары… Нет, планета явно никуда не годилась. Даже хуже Марса.
Сам по себе «спасаемый» корабль представлял из себя банальный диск. Только поистине ужасающих размеров – не меньше трёхсот ярдов в диаметре. (Но в трюм влезет точно – данные проверили. И не один раз.) И вот эта «тарелка» сидела, более чем наполовину зарывшись в огромный – не то бархан, не то – дюну, на весьма безжизненной, мерзкой, унылой и холодной планете.
Похоже, корабль чужих утратил возможность маневрирования, и вошёл в гряду песчаного грунта под углом около сорока градусов, как нож в масло. Ну, или почти как в масло: иначе снаружи могло ничего и не остаться. Да и так удивительно: как это за долгие годы песок не занёс эту громадину окончательно, скрыв от глаз и детекторов…
Капитан второго ранга Нимстоул, слегка раскачиваясь с пятки на носок, и обратно, вздохнул и отвернулся. Его не впечатлила картина крушения – он видал и пострашней.
– Ну, что там, Пауэлл? Готовы?
– Так точно, сэр. – начальник технической бригады, капитан третьего ранга Гленн Пауэлл отозвался сразу. – Прикажете начинать?
– Да. Начинайте подъём! Но – не спешите. Чёрт с ней, лишней энергией. Главное – следите, чтобы было не больше двух «Ж». Докладывайте каждые… скажем, две минуты.
– Есть, сэр.
Эсминец слегка качнуло. Стрелка индикатора расхода энергии медленно двинулась через жёлтый сектор, и остановилась, чуть зайдя на красный. Показалось ему, или что-то жужжит?
Нет, это просто помехи. Он слегка стукнул пальцем по капсулке в ухе. Вот и пропало.
Атмосфера в рубке царила вполне деловая, и необычность спасательной операции нисколько не мешала её ординарному прохождению.
Нимстоул, даже не поворачиваясь, знал, что дежурная бригада за своими пультами делает всё, что положено максимально эффективно и слаженно.
– Сэр, подъём нормальный, ноль восемь мили над поверхностью!
– Хорошо, продолжайте. – теперь он думал о том, что чёртовы учёные собираются делать с этой мёртвой громадиной, и какие тайны надеются найти внутри… А ещё его раздражало их глупое указание: не дёргать корабль пришельцев со слишком резким ускорением. Иначе – «могут погибнуть все, кто выжил, и остался внутри!»
Идиоты недоделанные! Кто там мог выжить – при таком-то ударе!
Навигатор рассчитал, что в момент погружения в песок ускорение от ударного торможения превышало двадцать три этих самых «Ж!»
Даже если и оставался кто живой на борту до жуткого удара – сразу расплющило бы в лепёшку! Ведь явно на борту ничего к моменту падения не работало, и СОС подаётся – автоматически! Да и сам сигнал чуть слышен.
Значит, все источники энергии, что ещё остаются там – исчерпаны. Ну, вернее, почти исчерпаны.
Так что, скорее всего, монументу чужой трагедии тысячи, если не десятки тысяч лет.
И – самое главное. Даже вблизи, и даже самые чувствительные сканнеры беспилотников и разведочных капсул не нашли на поверхности планеты ни следа жизни. Ни в каком её проявлении. Неизбежные бактерии – не в счёт!
Они – явно местные. Примитивные. Живут за счёт солнца и паров воды, чудом сохранившихся в атмосфере.
Значит, – или никто не выбирался из корабля, или…
Или, выбравшись – не выжил.
– Восемьдесят девять миль, подъём нормальный! – он кивнул:
– Продолжать!

Зор-Зор лежал чертовски неудобно – его почти втопило в почву. Мысленно он ругал себя. А кого же ещё?!
Нельзя было занимать позицию возле Болота. Конечно, враги отсюда удара точно не ждали, поскольку тоже знают про то, что нельзя прятаться возле Болота…
Но кому это сейчас поможет?!
Ладно, хотя бы лицо удаётся поддерживать над выступившей вокруг тела зловонной жижей грунтовых вод – можно дышать! А Нунуту пришлось вовсе вылезти из своего укрытия – он чуть не захлебнулся.
Теперь, спустя почти полчаса после начала атаки, Зор-Зор уже сомневался, что это – проделки Армовиков. Да и вообще – чьи-то проделки.
Нет – это Кара!
Кара Древних Божеств. За то, что забыли заветы Предков. И перестали приносить жертвы: выделять часть добытого на Охоте мяса и крови – Идолам.
Теперь, наверное, в наказание все они умрут…
Жаль. А у него было столько планов: как по-новому заниматься собирательством в Холодных Пещерах. Как обучить молодое поколение лучше маскироваться. Где ещё можно попытаться обследовать, и что перетащить в Логово оттуда, сверху. Как… Неважно.
Если Предки не сжалятся, и не ослабят нажим Неба на их несчастные тела, очень скоро все они попросту задохнутся. Особенно он волновался за свой последний выводок. Дети со слабыми ещё мышцами и рёбрами, наверное, уже погибли! Чёрт. Впрочем, пока он жив – рано печалиться и сдаваться!
Вдруг Боги… передумают? Особенно, если пообещать им возобновить старые обряды – с жертвами?!
Да и половозрелых здоровых женщин в племени целых шесть. Восполнить потери детишек будет нетрудно!
Ладно. Если и пробовать молиться и обещать Приношения – самое время начинать!..


Наконец тарелка оказалась втянута в док. Магнитные захваты сработали – словно стадо слонов протопало по железным листам…
– Зафиксирована, сэр! – Пауэлл убедился, что все датчики этих самых захватов горят зелёным, и нажал кнопку закрытия внешних створок.
– Отлично. – отозвался Нимстоул, сев, и откинувшись на спинку, – Как только закроются створки дока, включайте предупреждение, и стартуем.
– Есть, сэр. – вахтенный офицер чуть пошевелил пальцами над сенсорами, включив процедуру подготовки к старту. – За какое время прикажете добраться?
– Хм… Вещь, конечно, уникальная. Доставить надо бы побыстрей. Но – у нас и так огромный перерасход горючего. Рассчитайте восьмидневный прыжок. Ждали девятьсот семьдесят лет своего чёртова Контакта – пусть ещё недельку подождут! – капитан хитро подмигнул сам себе.

Помогло!
Когда он, еле двигая непослушной челюстью, произнёс магические слова древней Молитвы, и пообещал щедрые жертвы с каждой добычи – отпустило!
И вот – они снова хозяева своим телам! И нет опасности захлебнуться.
Че-е-е-рт! Ещё как есть!
Уже не таясь, он выкрикнул благим матом слова команды, и бравое воинство в количестве пятнадцати Охотников лихо припустило вверх!
Впрочем – это они только мозгами помнили, что раньше там был верх!..
А сейчас там никакого верха не было, а была только гигантская поверхность пологого спуска.
И вся чёртова масса валом нависающего над ними болота медленно, но неумолимо начала сползать туда – словно в погоне за людьми!
Оглядываясь через плечо, и сопя от усилий, Зор-Зор уже понял, что они вовремя драпанули, и, пожалуй, густая и зловонная тягучая тина их не догонит.
Вот они и пересекли Грань – место, где вздыбленная поверхность земли переходила в теперь ровную и горизонтальную поверхность дна Пещеры.
Но только добежав до дальнего края этого дна, и скребя когтями жёсткую, как камень, поверхность, он позволил своим остановиться. Все загалдели. Он прикрикнул на них, и все заткнулись. Так. Подумаем…
В вечном полумраке кромка ползущего вала тины уже только чуть выступала над землёй. Ясно. Скоро она остановится, истончится, а потом просто высохнет и остановится – болото в этой пещере было небольшим.
Хуже оказалось то, что и руки и ноги как бы налились свинцовой тяжестью…
В угаре бегства он не обратил на это внимания. А вот сейчас стало ясно: давление, которое послали на них Боги, не прекратилось. Оно только уменьшилось – ровно настолько, чтобы можно было почти нормально ходить и охотиться. Прикладывая всё же куда больше усилий. И тихо дышать теперь получалось куда хуже: лёгкие трепетали, и возмущённо дёргались, стараясь втянуть в себя ставший вдруг словно более разреженным, воздух. Вон: Паннут даже сел, несмотря на то, что Зор-Зор никому этого ещё не разрешал.
Ладно, вроде с общим смыслом указаний Богов всё ясно. Они не прощены пока полностью… Но – его Молитвы услышаны.
И им дают как бы испытательный срок: если старые обряды Культа будут восстановлены, Пламя сможет выжить… А тяжесть будет напоминать об их Долге.
Будем надеяться только, что – не всегда. Что отпустит и она. Когда-нибудь.
Значит, нужно продолжать Охоту! Раз им сохранили жизнь, и простили, причём – как бы авансом, нужно оправдывать оказанное доверие. То есть – сдерживать обещания.
И тогда, со временем… Может быть, им и вернут нормальную Жизнь – такую, к которой они привыкли.
Поэтому сообщив остальным своё решение, Зор-Зор вернул всех к проходу, проследил, чтоб все снова заделали бреши в защите и маскировке, укрылись, выбрал кучу мусора побольше, и снова занял позицию за ней. На недовольных прикрикнул, обещав присоединить к добыче в случае чего…
Недовольных сразу не стало: все знали крутой нрав Вождя. Он не щадил ни своих, ни чужих. Поэтому и дисциплина была железной, и добыча – регулярной.
Юный Люмок перебежками отправился к отряду заманщиц – сообщить, чтобы начинали.
Порядок: Люмок быстро вернулся. Из-за кромки соединительной дыры появились перепуганные, помятые, но вполне послушные женщины. Переговариваются как обычно. Нет, ругаются и ворчат куда сильней.
А неплохо – похоже, они куда легче перенесли Гнев Богов… И – не задумывались много. Ну и хорошо: меньше думаешь – лучше рожаешь.
Вот заманщицы протащились в дальний конец соляной пещеры. Вот стали отколупывать глыбы… Шум не может не привлечь Армовиков.
Значит, скоро они появятся.
Он оглядел отряд. Все готовы. Режим предбоевого ожидания.
Никого не видно и не слышно – сказались навыки. Отлично.

Контроль так и не позволил им опуститься на поверхность.
Плевать. На орбите тоже неплохо – тем более что катер может доставить их домой за полчаса. Нимстоул глянул на фотографию жены перед тем, как засунуть в контейнер.
Ничего не скажешь – хороша она у него. Даже в пятьдесят три не утратила определённого очарования и юношеской непосредственности. Или это так – лишь для него, старого романтичного, и до сих пор влюблённого, идиота?..
Жаль, что их старший погиб. А дочь – не в мать, а в него. Может, поэтому и не замужем до сих пор…
Насчёт себя он не обольщался – старый и занудный брюзга. Педантичный и консервативный – что дома, что в работе. И не слишком симпатичный.
Ничего: до пенсии два месяца.
Столько он продержится – именно благодаря занудности и педантичности.
Он услышал, как в соседней каюте что-то ударилось в переборку.
Понятно. Это сапог. Пауэлл наверняка позвонил – и успел опять переругаться с Эллен.
Вот уж семейка: когда вместе, не знают, как бы сказать друг другу гадость, а когда в разлуке – «дождаться встречи с милым (милой!) не могут!» Бедные их двойняшки…
Такой пример родительского «взаимопонимания и гармонии» не больно-то способствует стремлению создать семью. Или, создав – сохранять…
Нимстоул оглядел каюту, стоя в дверях.
Нет, это – не Дом. Это – временное пристанище. Походное жильё. Казённое помещение. Он не стремился, как некоторые, поразвесить по стенам плёночных стереокартин, или расставить на столе дорогие сердцу сувениры… Он – педант, привыкший жить аскетом. И – без излишних «сантиментов».
Каюта как каюта. Всё как обычно: какой принял, вселяясь, такой и оставляет каждый раз… По-крайней мене, нет возможностей что-то ценное или памятное здесь забыть.
До встречи, «Сардар».

Тонк, да и все остальные, явно пребывали в шоке.
Логово изменилось неузнаваемо! И эта страшная тяжесть – она не отпускала их до сих пор. Ходить по Горизонталям стало жутко трудно. Зато теперь дальний угол Логова, который раньше нависал неумолимой гладкостью, стал ровным и доступным. Но какой смысл ходить по нему?!
И – главное! – как они теперь будут собирать или пить драгоценную воду, что конденсировалась каждое утро на стенке, стекая вниз жизненосными струйками?
Ведь вся земля осталась там, на своём месте. И теперь торчала наверху, уже в свою очередь нависая жутким холмом, который может в любой момент…
Об этом лучше не думать.
Когда Зор-Зор вернулся с охотниками, и принёс троих мужчин и подростка Армовиков, все, кто оставался в Логове, бурно радовались.
До тех пор, пока не узнали, как именно Вождь истолковал Катастрофу. И что одну десятую часть мяса, и всю кровь придётся теперь отдавать Катотану и Больцану…
Конечно, все испытали и некоторое облегчение – объяснение казалось логичным, а теперь и единственно возможным… Но уж очень непривычным казалось новое положение земли, пола, и Неба… Да, стало видно и Небо. Оно своей чуть более светлой поверхностью нависало ровно – а вовсе не было наклонено, как раньше.
Женщины Пламени ворчали и обсуждали случившееся: скорее бы умилостивить Древних Богов! И чтобы всё вернулось на место в их маленьком, но таком привычном и знакомом Мирке Логова!..
Но Вождь уже объяснил, что для этого надо делать. И если сказал, что сразу после обещания новых жертв кара была смягчена, значит, так и есть. У Вождя – свои расчёты и мысли.
Он-то уж обязан быть умнее всех, и делать всё так, чтобы Племя выжило!
Так что через час все собрались на Делёж.
Зор-Зор лично отделил от каждого тела по ляжке. После чего заставил Тарпона, как старейшего в племени, вспомнить и пропеть почти забытые всеми остальными, Гимны.
Выглядело это, даже по мнению женщин, глупо и жалко.
Однако старик дребезжащим козлетоном пел, не осмеливаясь перечить (Ха-Ха! А попробовал бы! Съели бы – не задумываясь!) Вождю:
– О, могучие и милосердные Храни-и-и-тели!.. Катота-а-а-н и Больца-а-а-н! Э-э… Да будет ваша милость с нашим Пле-е-е-менем! Сохраните своих послушных детей от враго-о-о-в, и… э-э… болезней! Пусть ни сухотка ни краснуха не поражают ваших ве-е-е-рных рабо-о-о-в! Пусть всегда плодовитыми будут наши же-е-е-нщины!.. Э-э… – на этот раз пауза что-то слишком затянулась, и только открывшийся рот Вождя с отличным набором острейших зубов заставил козлетон снова зазвучать, – Ах, да: прими-и-и-те эту жертву с бесконечной Вашей ми-и-и-лостью, и призрите на ваш Наро-о-о-д!.. А мы всегда будем послушны Вашей во-о-оле, и клянёмся всегда умилостивляя-я-я-ть вас нашими недосто-о-ойными…
Этот кошмар продолжался минут десять, после чего Зор-Зор лично побросал все отделённые ляжки врагов в отверстие «ванталации», как исстари называлось место Жертвоприношения, и проследил, чтобы кровь из разложенных крестом четырёх тел хотя бы частично стекла туда же. Растерянные няки ползали по краям отверстия, затем всё же некоторые решились: улетели вниз, за мясом, с которым эти непредсказуемые (то гонят – то наоборот: чуть ни силой заставляют есть!) люди поступили – ну очень странно…
Затем, наконец, было разделено то, что осталось от тел, и люди приступили к еде.
Уносить выделенную часть добычи к себе считалось кощунством – все должны были видеть, как все члены Племени насыщаются. Когда случалось, что кто-то (обычно это бывал кто-нибудь из молодёжи, с ещё нерастянутыми желудками) не мог управиться со своей долей сразу, Вождь разрешал доесть то, что осталось, старикам и непродуктивным старухам.
Благодаря такой «гуманной» политике Тарпон и прожил столь долго. И в этом был смысл.
Ведь это именно он, потихоньку, так, чтобы никто не видел и не слышал, рассказал Зор-Зору о новой тактике Охоты, которая сейчас приносила отличные результаты. Так что старик поработал в первую очередь, конечно, на себя. И сейчас он не без оснований ждал, что его авторитет, как единственного Хранителя всех текстов Гимнов, вырастет, и нужда в нём возрастёт.
Ведь он – единственный, кто сейчас является как бы посредником между Великими Богами-Хранителями, и… людишками! – исподтишка оглядывая довольных наевшихся охотников, и больше обычного (ещё бы!) болтающих женщин, Тарпон посмеивался в ладонь. Он теперь – Великий Шаман!
Хм-м… Он может поиметь на этом выгоду.
Что ни говори, а с возрастом мозги начинают работать куда лучше.
Жить-то хочется…

Крамер сердито фыркнул.
На действия шестерых армейских ефрейторов и сержанта – техников-лаборантов – это не произвело ни малейшего впечатления.
Неторопливо и обстоятельно они закрепили последние болты. И загерметизировали швы уже снаружи, быстрозастывающей пеной из неуклюжих на вид огромных спринцовок.
Теперь десятиметровый бронированный купол надёжно изолирован от пространства сухого дока «Сардара».
– Всё готово, сэр. – доложил сержант. Вот только что честь не отдал. Ох уж эти военные – всё-то у них по Уставу, методично и правильно… Крамер вздохнул, глядя на то, как техники оперативно собирают своё хозяйство.
Кого он хочет обмануть – он вполне доволен работой технического персонала.
В таком деле без подстраховки и даже десятикратной перестраховки – невозможно! Так что он первый должен заботиться о безопасности и людей, и корабля, да и всей планеты. (Не говоря уже о «Человечестве в целом»! Уж слишком хорошо шикарно отснятые, но тупые фильмы вбили им всем в сознание стереотипы о «злобных пришельцах»!)
– Хорошо. Спасибо. Вы пока свободны… Майк, начинайте сверление! – да, чёрт его побери, он и сам чувствовал, что голос предательски дрожит. Но что сделаешь?
Он вошёл в шлюз. Отлично – всё работает как надо. Полминуты, и он внутри.
Майкл Мелдрум и Бенни Гильденштерн уже включили буровую установку. Теперь они с неподдельным интересом следили, как сверло из модифицированного карбида вольфрама легко снимает стружку с цементированного кремнием внешнего покрытия Чужого корабля.
Хорошо. Вот и пробурено полдюйма. Так, пора сделать перерыв – и охладить отверстие азотом. Корпус нельзя перегревать слишком сильно, что бы там ни говорили материаловеды.
Облизнув почему-то пересохшие губы, он прикинул, верно ли выбрано место.
С одной стороны – тут могут располагаться двигательные установки… Но с другой, вероятней всё же, что это шлюзовая камера. Таких круглых «крышек» на верхней части «тарелки» они нашли четыре. И ещё четыре – на нижней. И каждая заметна только в отражённом свете – настолько хорошо пригнаны эти крышки, что и волос, кажется, не вставишь…
Майк и Бенни оттащили тележку с газовыми баллонами – датчик показал, что температура крышки вернулась к норме. Затем продолжили сверление. Чуть заметная вибрация достигала ног Крамера через подошвы скафандра – ещё бы! Звуки в вакууме, который установили в куполе, не передаются.

Свидетельство о публикации (PSBN) 66853

Все права на произведение принадлежат автору. Опубликовано 10 Февраля 2024 года
mansurov-andrey
Автор
Лауреат премии "Полдня" за 2015г. (повесть "Доступная женщина"). Автор 42 книг и нескольких десятков рассказов, опубликованных в десятках журналов, альманахов..
0






Рецензии и комментарии 4


  1. Мамука Зельбердойч Мамука Зельбердойч 10 февраля 2024, 13:26 #
    Ещё одна замечательная работа, вам всё так же удаётся создавать замечательные вещи, читая вас убеждаюсь что Ханлайн жив. Всегда был далёк от лести и бравурных похвал но Вы самый мощный и реальный фантаст на этом ресурсе с 19 года я тут никого похожего на вас не встречал. Тут бывают интересные ребята пишут НФ, но такого обьъёма и такого уровня и сразу тут никто не выдавал. Моё почтение.
    1. mansurov-andrey mansurov-andrey 11 февраля 2024, 10:11 #
      Благодарю Вас, уважаемый Мамука, за столь высокое мнение о моём творчестве. Да, Вы абсолютно правы: я «хронический» поклонник и почитатель СТАРЫХ мастеров сайнс-фикшн: Хайнлайна, Азимова, Шекли, Ван Вогта, и многих других. Сам тоже стараюсь писать в-основном научную фантастику, но иногда «балуюсь» и фэнтези — и про Конана-варвара, и другими. Сейчас очень мало кто работает в жанре твёрдого сайнс-фмкшена, потому что нужны в первую очередь — базовые НАУЧНЫЕ знания. А сказочку про драконов и магов, и эльфов написать — как нефиг делать… Печально, конечно. Со временем надеюсь, конечно, выложить сюда всё, что «наваял», а пока, если есть время и желание — можно найти все мои опубликованные книги (Их — 63 штуки!) на Майбук, Литрес, АвторТудей и Литра онлайн. Всяческих Благ!
    2. Мамука Зельбердойч Мамука Зельбердойч 11 февраля 2024, 13:43 #
      Вы правильно идёте, не останавливайтесь.
      1. mansurov-andrey mansurov-andrey 12 февраля 2024, 08:57 #
        Благодарю! И Вам — всяческих успехов!

      Войдите или зарегистрируйтесь, чтобы оставлять комментарии.

      Войти Зарегистрироваться
      Ночной гость. 0 +1
      Конец негодяя. 0 +1
      Проблемы с Призраками. И Замком. 0 +1
      Да здравствуют бюрократы. И родственники! 0 +1
      Грозный дракон. 2 +1




      Добавить прозу
      Добавить стихи
      Запись в блог
      Добавить конкурс
      Добавить встречу
      Добавить курсы