Белые слёзки.



Возрастные ограничения



Необычные мелкие белые цветики оказались незнакомым растением всем моим знакомым. Никаких сведений о нём я не мог почерпнуть ни в одной ботанической книге. Но дом наполнился странным ароматом. Очутившись в воде, они быстро пустили корешки, и я ткнул их в горшок с завядшей розой, не давая себе труда освободить первое растение. Они прижились. Розу пожелала вырастить моя распущенная донельзя супруга, оставившая меня ради туманных отношений со своими друзьями. Друзья у неё подбирались все из области искусства, и все мужчины. Всех женщин она награждала в отсутствии их, такими титулами, что нельзя было не отдать должное её критическому глазу – она могла маленький недостаток так чётко метко высмеять, что он оказывался пятном на лбу, и зачёркивал женщину как женщину для меня. Я уже сам начинал мыслить, видя привлекательную незнакомку, чтобы могла сказать тут моя драгоценная красавица жёнушка, и сразу замечал от её имени, что слегка удлинённый носик придаёт незнакомке сходство с муравьедом… И так всегда. Никуда мне не уйти от её втиснутого не только в паспорт, но и в треснувшее моё сердце образа очаровательной блондинки с мягкими и волевыми одновременно чертами лица, лёгкой припухлости губок, голубых бесконечно смеющихся своему глазок. Зачем я её так сильно люблю, разве не довольно теперь того, что она моя жена, вот уже пять лет, и все эти годы мы жили вместе, может от силы год. В бесконечность растянувшийся медовый месяц, чертовски красивая она, и абсолютное несходство привычек и взглядов. Она всегда кого-то любит. Когда выходила за меня – тоже чего-то этим кому-то хотела доказать – «Я буду жить с тобой, но только не требуй от меня больше того, что я могу». – А я, кажется, всё равно требовал. Она, бывало, не выдерживала и плакала, и её слёзы капали, капали, и я уже не стремился их вытереть, как раньше; моё мужское «я» жаждало утверждения, я постоянно её ревновал к кому-нибудь, она отвечала двойными намёками, её слова не соответствовали интонации и наоборот; всё, что она говорила и как это говорила – можно было истолковать и в ту, и в другую сторону. Хоть сколько она меня любила?.. когда говорила: «Милый, хороший, ещё…» И здесь она была всегда разная, её неожиданные фантазии заставляли подозревать её в худшем. Она страстная, но от меня никогда ничего не зависело, если её скрытые мысли не оживляли её через меня, я мог разбиться вдребезги, но ничего не мог поделать с её капризной чувственностью; и может, про себя, в самые мои минуты, проклинал это бревно возлюбленное, вдруг бросающее меня на полпути едким замечанием, или плачущее всхлипами от того, что я уже свершил свой путь, а оно ещё только возгоралось, и я мучил пальцы и губы в погоне за её непонятной женскостью. Да, наверное, люблю и сейчас, мучаясь ею и в отсутствии её. А когда плакала, не вытирал уже слёз, молчаливо довольный тем, что она сейчас воздаёт за мои мучения цену. Глупый, упрямый осёл. И думаю, что она вернётся – прощу всё. Или никто никого не простит. Почему-то шла ассоциация с её слезами и этими белыми цветами, её телом и ароматом цветов. Создавалось ощущение присутствия чего-то невысказанного, непонятного, невозможного, ужасного и красивого одновременно – мучительно, и не разрешиться от мыслей о ней.
… Она хотела, и начала уже поливать розу кровяной водой от мяса, так ей насоветовали, чтобы роза не погибла. Я обозвал её такой же прекрасной и кровожадной как её роза, или как-то так… И специально не поливал этот несчастный цветок после того, как она забрала свою одежду, дочку и ушла; смотрел, как медленно увядает роза, засыхает, и опять видел в этом цену своим мучениям, словно на корню без воды и крови умирала она, моля в слезах о пощаде и я не утёр её слёзы, и не пролил ни капли…
Неожиданное возрождение благоухающих белых слёзок из праха погибшей розы заставило вернуть мои образы и мучения. Так же как всё медленно уходило – я не видел её год или больше – так же всё медленно и мучительно возвращалось. Слёзы… Неужели у меня ещё есть чем плакать? Но должно же как-то отступить? Что за странный приступ… бледной немочи… ничего невмочь… как помочь… ну, помучь… и в ночь… прочь… а впрочем… всем прочим… быть ничьим… а как им?..
Кажется, я спал, весь мокрый, в слезах, в поту, скомканные простыни, словно тут два любящих воровались, и слёзы вот, глаза застилают, рыдал я что ли, сам себя рыданьями разбудил, весь выжатый… мы же… ты… белая с рыжиной… милая… грыжа ты… прожито… был ли я?..
Опять спал?.. Бледные виденья держат нематериальными пальцами, впиявливаются невидящими глазами, а вместо глаз на лице, залитом слезами, неведомые белые цветики – белые слёзки. И тянут душу из меня… вяну… душат измены… я им ушат вина… белого – белого… и тоже… моя вина… лишь… она… ну же… ножа… и тела… белого – белого… ах, всё в слезах… нужен ужин… я же муж… и кровяною водою под душ… мою, мою… жену мою…
Господи! Что за кошмары! Сплю и не сплю! Боже, за что же? Я же люблю.
Какая мразь. К зеркалу. А там образина. Небритый. И словно побитый… Сплю или не сплю? Кто это в зеркале? Похоже, это даже не я. Я оглянулся, вдруг – она – и смеётся, не плачет Оленька маленькая. Но ведь это нереально. Она… здесь… сейчас… и в таком виде…
И подчиняясь лишь рождающемуся во мне ужасу, я иду ни к ней, а к беленьким цветикам на окошке… словно преодолевая внутри себя какое-то сопротивление своим же действиям. Ведь на пути нет никаких преград. Почему я иду ни к ней? Даже если это сон. Дотронуться до неё и совершить это, даже через неё, через нежелание, силком… взять её сейчас… пусть снится… Да почему же я иду ни к ней. Да она ли это? Или какая то пьяная девка хохочет и стонет одновременно… И до цветов не дотянуться… Рука дрожит и не может преодолеть последние сантиметры, ну же! Ну же!
— Не тронь меня! Её властный голос заставляет вздрогнуть. Я оборачиваюсь с горшком в руке. Я сумел его взять в руки, но еле держу. Могу выронить. Но я ведь и шёл, чтобы уничтожить этот цветок, подсознательно связав с ним свои кошмары. Я не могу решить, сон это или реальность. Похоже, что сон.
— Поставь цветок на место, и иди ко мне!
Она тяжело дышит. И похоже ей очень небезразлично, что я сделаю с цветком. Но я не могу сделать ни того, ни другого. – Я растопчу это!
— Но ты меня освободил, неужели для того только, чтобы меня уничтожить?
Кого я освободил? Этот образ, выплывший из моего бреда? Что значит, не тронь меня? Я же держу горшок, а не её, горшок, в котором раньше была её кровожадная роза, а теперь эти беленькие слёзки, цветочки беззащитные, но вызывающие во мне всё непонятое в ней.
— Ну, поставь, поставь цветок, и иди ко мне, ну же! Дай мне цветок!
«Ну же!.. нужен… мужем… ужин… На же!.. Жена… На… Она сама подошла и крепко обняла… не меня… горшок с цветком.
— Пусть растёт. Ну, пусть! Что тебе в нём!
«Гори всё огнём… будем вдвоём… лучше с ней мучиться, чем без неё… слиться… сниться… длится. Верьте… не верьте… черти… рядом со смертью… ядом… взглядом… дом…»
Я смотрел на все странности эти, не поверите, откуда, с потолка. Он был я… и кажется, прошёл свой путь и постиг тот миг… и приник… к разбитому горшку и помятым порванным цветкам… руки и лицо в крови… наверно, умер от любви…
Я знаю, откуда эти цветы, хоть не знаю как. За оградкой искусственные розы как живые и белые слёзки – незнакомые цветики. Но я не одинок. Теперь это наш общий дом. Но мы живы. И бессильны в безысходности путей, и тупиков душ…
И чем можем помочь цветку, растущему в общем страхе и ужасе, даже перед любимыми?

Свидетельство о публикации (PSBN) 882

Все права на произведение принадлежат автору. Опубликовано 12 Июля 2016 года
Светлана Рожкова
Автор
С июня 2019г. состою в РСП (Российском Союзе Писателей) по инициативе и рекомендации редакционного отдела сайта «Проза.ру», за что благодарна и модераторам и..
0






Рецензии и комментарии 11


  1. Игорь Чио 11 декабря 2018, 19:54 #
    Юношеско-девичьи говорите, слезки? Тем не менее скидки на ранее-написанное, мне вам дать не хочется. Просто потому, что было время вернуться и доделать, довести до ума. Сужу по себе разумеется, потому что сам хочу быть судим. Я, как маньяк регулярно возвращаюсь к месту преступления — уже написанному давно, и правлю, правлю…
    Условно делю рассказ на две части. Первая с введением в тему и описанием характера Оленьки очень понравилась. Вторая — фирменный стиль джунглей, но уже чувственных, с размазыванием соплей и слез по щекам. Здесь тоже кое-что есть, но по-порядку.

    Походя следил за правдоподобностью «мужского», которое передает автор-женщина, пусть девушка. В первой части еще могу допустить такого чувствительного мужчину, который мстит цветку. Почему нет. Тем более это ЕЁ цветок, не натянуто ассоциированный, не выдуманный им, а, можно сказать ее протеже. Во второй части мужчина начинает неестественно греметь соплями и нюнями. Тут я увидел женственную чувственность приписанную мужчине. Вряд ли Оленька — по призванию великая муза, могла бы связать свою жизнь со столь тряпичным мужчиной. Но, все в конце концов возможно в этом мире. Может написанное — его сокровенная тайна, что прячется за мужественной грубостью на людях. Да и Оленька-муза вполне могла купиться на мощную энергию любви и поклонения, которую он для нее излучал. Другое дело, что она ею питается как солнцеедка и порции от одного мужчины ей мало. Итог — сомнительно в достоверности, но не уродливо. Плюс вместо изящного «уже свершил свой путь, а оно ещё только возгоралось», мужчина написал бы прямее, физиологичнее, если хотите.
    Вспомнил студенческую байку. Преподавательница (в аудитории на 200 человек) исписала всю доску, повернулась к ней спиной и долго говорила. Обернулась — а лаборант, что в комнатке за доской ее (доску) уже опустил вытер и вернул на место.
    — Ну вот! — досадует преподавательница. — Я еще не кончила, а вы уже спустили.

    Деталь «начала поливать розу кровяной водой от мяса, чтобы роза не погибла», яркая, шедевральная. Мне видится женщина незаурядная, свободолюбивая, питающаяся мужским поклонением как кровью. В этой жажде она ненасытна, она как альфа самка не терпит ни малейшей конкуренции. Вспоминаю Шекспира (Антоний и Клеопатра).

    Царица ревниво расспрашивает гонца об Оливии:
    Клеопатра
    Ростом будет
    С меня она?
    Гонец
    Нет, ниже, госпожа.
    Клеопатра
    А речь какая? Голоса не слышал?
    Пронзительный?
    Гонец
    Нет, госпожа, глухой.
    Клеопатра
    Ну, долго он любить ее не сможет.
    Хармиана
    Любить ее? Любить ее нельзя.
    Клеопатра
    И правда. Карлица. Косноязычна.
    А шаг у ней какой? Он величав?
    Имеешь ты понятье о величье?
    Гонец
    Она едва плетется. Не поймешь,
    Стоит она иль ходит. Это — тело
    Без жизни, изваянье без души.

    Сюда же Селимена (об Арсиное) из «Мизантропа» Мольера:
    Селимена:
    Бедняжка! Вот в ком нет ни признака ума!
    Ее визит ко мне ужасней всякой пытки:

    Ты смотришь на часы, зеваешь уж давно,
    Она же все сидит, ни с места, как бревно!

    Правда Селимена злословит не как альфа самка и не в сторону соперницы. Ну да ладно это больше к вашему удовольствию. Если угадал конечно, в чем сомневаюсь. Лично мне подобное дамское злословие доставляет удовольствие. Уж больно меткое оно. Это вы очень верно заметили, поэтому уже один этот ваш штрих с муравьедом при описании Оленьки привел меня в полный восторг:

    Всех женщин она награждала в отсутствии их, такими титулами, что нельзя было не отдать должное её критическому глазу – она могла маленький недостаток так чётко метко высмеять, что он оказывался пятном на лбу, и зачёркивал женщину как женщину для меня. Я уже сам начинал мыслить, видя привлекательную незнакомку, чтобы могла сказать тут моя драгоценная красавица жёнушка, и сразу замечал от её имени, что слегка удлинённый носик придаёт незнакомке сходство с муравьедом…

    В общем написанная вами Оленька — это портрет роковой женщины-музы. Скорее всего великой актрисы. Под поэтессу и художницу не подходит. Те чувственные вещи в себе, а Оленька создана для того, чтобы вдохновлять. Но это не односторонний вампиризм, а взаимный энергообмен. Она дарит вдохновение, поэтому и «друзья у неё подбирались все из области искусства, и все мужчины». После порицаний при жизни таких женщин обычно возводят в ранг «гениальных и святых», ну и прощают им распущенность и все такое. Хотя на деле, при жизни, они меняли мужчин ради свежести чувств, а вовсе не ради ублажения порочных наклонностей.

    Во второй части, где начинается то ли явь, то ли сон, сумбур чувственных многоточий (скорее женских чем мужских) и срыв с прозы на стихи, как переход со спортивной ходьбы на бег:

    Неужели у меня ещё есть чем плакать? Но должно же как-то отступить? Что за странный приступ… бледной немочи… ничего невмочь… как помочь… ну, помучь… и в ночь… прочь… а впрочем… всем прочим… быть ничьим… а как им?..

    Но тут не бег а проза поэтому дисквалификация вам не грозит. В этом что-то есть. Я увидел невозможность говорить прозой из-за переизбытка чувственных переживаний. Поэтому стихи и рифмы начинают просто рваться наружу. Интересный и яркий прием. Возможно, из-за того, что его затем слишком много, появляется отрицательный эффект сумбура. Совсем не мужского сумбура.

    Все это мое и только мое. Кто-то увидит другое, возможно ничего не увидит вообще. Мне понравился ваш рассказик. Доведите его до ума. Тут есть ошибки. Детские, мелкие. Всякие там тире, орфография и прочая рутина.

    Они пустили корешки быстро, очутившись в воде, и я ткнул их в завядшую розу, не давая себе труда освободить первое растение.

    Очутившись в воде, они быстро пустили корешки, и я ткнул их в горшок с завядшей розой.

    Все. Можете брыкаться и кусаться. Хотя я больше вас хвалил чем критиковал. Ах, да и + конечно.
    1. Светлана Рожкова 11 декабря 2018, 21:15 #
      Чио — сан! Круто. Ок! Всё правильно. Странно другое, раз вы такой, как помягче сказать «дотошный» не задали мне главный вопрос, я его задам вам, хотя, как автор должна знать ответ, хотя бы раньше, когда писала; если теперь не помню, вопрос простой: чем дело кончилось? И целый паровозик вопросов, едущий следом за главным (зачем себя же засаживаю, если такой внимательный глаз не сумел заметить парадокс рассказа? Хотела я это сделать умышленно, не договаривая напрямую то, что следует из вышеизложенного или «так получилось» и править это я не буду, а вашим замечанием, спасибо, воспользуюсь): итак, сами вопросы: в каком времени писалось? откуда, собственно, транслировался репортаж? Что названо общим домом? Кто построил этот общий дом и поселил первого новосёла? Кто виноват, что этот новосёл оказался там первым? Ответьте, если не сложно, чтобы я поняла, что вы поняли все авторские недоговорённости, и полный «мрак» рассказа. Если же вы не поняли, значит и другие не догонят. И вот тогда действительно что-то надо править по-серьёзному, а не хотелось бы. Когда мы хотели бы исправить то, что нам уже не под силу? Какую «слезливость» надо испытывать, когда жрут раскаяние, чувство вины и невозможность исправить содеянное или произошедшее — это же сродни своему внутреннему аду… Именно из-за сомнений в «слезливости» я начала пытать по вопросам. Конечно, вы мне не обязаны отвечать. Но если ответите буду благодарна. (Юношеско-девичье, вообще, правлю очень неохотно. Типа: святое).Светлана.
      1. Игорь Чио 11 декабря 2018, 23:26 #
        Сумбур меня сбивает. Это не мой язык. Это язык бреда. Тяжелый. Внимание начинает рассеиваться. Если вы этого хотели — то вам удалось. Прочитал более внимательно. Могила. Шаг к открытому окну, в бреду. Он разбился или роза умирала на его глазах, транслируя свой смертью ее смерть. Роза — метафора любви, которой суждено умереть. Она боится смерти, возможно надеется прожить дольше, чем ей отписано, но конец все равно неминуем, причем непременно до того, как умрут люди, чью любовь она символизирует.

        Лестно конечно, что если не я, то другие и подавно, но не догоняю. В каком времени писалось? Откуда, транслировался репортаж? Кто построил этот общий дом и поселил первого новосёла? Кто виноват, что этот новосёл оказался там первым?

        Ничего кроме дом — могила, на ум не приходит. Потому что:
        иду ни к ней, к беленьким цветикам на окошке
        умер от любви
        За оградкой искусственные розы
        я не одинок. Теперь это наш общий дом. Могила. Она умерла первой.

        Отсюда ясно кто новосел. Кто виноват? Я уже ломаю себе голову. Это не правильно. Читатель не должен разгадывать рассказ как Шерлок Холмс — преступление. Уместно было бы составить таким образом предсмертную записку, которую расшифрует мисс Марпл (не Шерлок, потому что мисс Марпл, как женщине ближе чувственные переживания). Весь этот бред (в хорошем литературном смысле), переданный во второй части — готовая завязка для романа. Все. «Убейте или дайте жить. Я так страдать не в силах больше».
        (Теодоро. Собака на сене)
        1. Светлана Рожкова 12 декабря 2018, 00:10 #
          Конечно. Репортаж с того света в образах и с чувствованием атмосферы и переживаниями героев, когда ты в шкуре этих героев находишься, чувствуешь их чувствами, видишь их глазами, с линией сюжетной в логике покадрово (по сценам в актах). С мучительным раскаянием и невозможностью исправить, с нежеланием и невозможностью напрямую сказать «я виновен», но ведь ясно, как божий день, кто прописал её там первой. Сложными своими путями по ассоциациям вы добрались до места упокоения. Благодарю. Не так всё плохо. Подумайте если не лень ещё о таком вопросе, откуда такая тема в юношеском — девичьем возрасте, а ваша-то мистика какими путями вас нашла? У меня всё просто. Мне всё далось в готовом виде через сны. Моё дело было изложить то, что я перечувствовала, и узнала; частично пережила от лица героев; и транслировал мне свои состояния этот мужчина. Я приёмник, принимающий это и переживающий чуть не по полной программе, начиная с детских лет, чем чаще пишу, тем чаще снится. У меня такая кухня, и мне это нравится, меня устраивает. Я знаю, что я должна это рассказывать другим, темы идут часто очень жёсткие, и висят на мне грузом, пока с ними не разделаюсь сразу по несколько штук. Это равносильно тому, что мне дали это пережить в допустимой норме для психики, но это всё равно тяжело. Нет загадок. Есть реальная мистика жизни и снов. Я часто смотрю сны как фильмы, мне словно задания даются, справлюсь с передачей этого или нет. Я не успеваю всё записывать, я ворочаю в себе эти истории. И перестаньте провоцировать. Остановимся на том, что я просто приёмник, через меня говорят разные люди, может эти истории будут кому-то полезны. Не надо выламывать их на свой манер. Этот бред практически чистый сон. Правда или конструкция, разве так важно, если она может чему-то научить, о чём-то заставить задуматься, поменять отношение, исправлять ошибки, пока живые и ещё можем на что-то влиять, потому что потом другое состояние души, хотя всё равно живые и все чувства остаются с нами, только поменять и повлиять уже не в силах, поэтому самоубийство и грех, что практически только усугубляет, но не разрешает… Господи, как я только тогда это писала?.. это страшно, сказать напрямую, обвинить человека в смерти другого, когда он и так испытывает жуткие страдания… мне и сейчас это страшно осознавать и говорить об этом. Так что это не слезливость… зато теперь вы слишком много знаете.
          1. Игорь Чио 12 декабря 2018, 11:11 #
            Читателю приятнее самому все это открыть. Тогда бы в конце рассказа был гештальт — защелкивание. Сложный механизм вдруг становится в такое положение, когда его замысловатой формы части, вдруг встают на свои единственно возможный места, все неровности исчезают, происходит характерный щелчок. Вот оно в чем дело! Как интересно… Происходит потрясение от узнавания. Шок. Я этого не испытал. Может я тугодум.
            1. Светлана Рожкова 12 декабря 2018, 21:47 #
              Я думаю просто срабатывает защитная реакция организма — закрыться от информации, которая несёт боль. Или желание остаться на грани возможного ещё балансирования ситуации, что разбился только горшок, а не жизнь, до конца не быть уверенным, что кончилось всё плохо, поддерживая видимость благополучия, нить надежды, не даёт осознать боль утраты. А может вы и вправду тугодум. Я заболела после общения на эту тему. Думаю, что если бы я сказала это в лоб, у вас было бы не меньше причин обвинять меня в этом. Возможно, вы просто перфекционист. Я стараюсь исходить из положения, что идеальное — враг хорошему. Думаете, что без моих вопросов наводящих вы бы не знали окончания? Или носили его в глубине души, и осознали финал чуть позже? Копаете вы глубоко, приходите в окончании к нужным выводам, что же вас не устраивает? Опять, что я пишу не так, как вы бы описали «это»?.. У меня ощущение, что я покусилась на все темы, которые хотели описать вы, и всё испортила. Значит, не гений. А у вас есть возможность создать свой шедевр. И всё же вы слегка лукавите, ведь в глубине души вы знали, что кончилось всё плохо, не зря же вы вспомнили о миссис Марпл!
              1. Игорь Чио 12 декабря 2018, 22:57 #
                Тем нам с вами хватит жизней на 500. Шучу. На 500 миллионов, в самый раз. И если случится так, что мы одновременно выберем, ну скажем, тему под номером 487 миллионов 385-ю, то раскроем ее совершенно по разному. Так, что никто даже не поймет, что вы и я говорили об одном и том же.
                Думаю я и вправду не быстро. В разговоре лучший ответ будет вряд ли найден вовремя, зато в написании диалогов и комментариев это никак не мешает. Всегда есть время чтобы подумать как ответить мне или моему герою, героине. Так что скорость моего мышь/ления меня не беспокоит. В принципе все, что меня хоть немного начинает беспокоить, я, разумеется, говорю о негативе, тут же попадает во внутренний спектрометр, анализируется и дезинтегрируется, как в фантастическом фильме, куда нибудь на солнце или в черную дыру, и там сгорает или расплющивается в ничто. Многолетняя привычка. Если вас что-то раздражает, значит вы несовершенны. Нет, это не стремление к идеалу, а техника удержания равновесия на канате.
                От информации в «слезках» я не закрывался. Просто перестал вникать когда повествование перешло на стиль бреда. Я понимаю это литературный прием, но читать расхотелось (возможно это и впрямь защита) и я пробежался галопом, поэтому не понял. Ну и конечно же видел то, что хотел видеть, тут вы правы. Видел незаурядную женщину-музу, а смерть и горе видеть не захотел. «Я и мой мозг. Да мы разные» — это говорит Татьяна Черниговская — (1947 год рождения) — советский и российский учёный в области нейронауки и психолингвистики, а также теории сознания. Доктор биологических наук, профессор. Член-корреспондент РАО. Заслуженный деятель науки РФ (2010). Вот от нее же об экологи сознания:

                Мозг не решето, из него ничего не высыпается. Поэтому не надо слушать плохую музыку, не надо читать плохие книги, не надо всякое дерьмо есть, не надо дрянь пить, не нужно общаться с плохими людьми — это все там и осталось, весь этот яд там лежит.

                Я вообще думаю, что мы биологические роботы, созданные «богами, сошедшими с небес». Привет от теории палеоконтакта. Аргументы? Извольте:
                — чел рождается с запрограммированной судьбой (привет от астрологии)
                — мозг чела это антенна (гипотеза ученых). Антенна для приема чего? Внешних программ конечно.
                — чел может сам себя программировать, как негативно, так и позитивно (привет от НЛП — нейро лингвистического программирования).
                — чип вшитый в чела выдает статистику из которой можно вычленить программу его поведения, т. е. предсказуемость (привет от технологий чипирования для контроля населения)
                — подсознание — есть компьютерный блок, а сознание — мышь и клавиатура. большинство челов — пользователи, они не подозревают о процессах происходящих в системном блоке, а программирование своего железа им практически не доступно. Операционная система чела (индивидуальная виндовс-макрософаг) обновляется из космоса (привет от академика Вернадского и его теории о ноосфере, которую ныне называют энерго-информационным полем Земли). Об этом и говорит Татьяна Черниговская, когда произносит свою знаменитую фразу: «Я и мой мозг. Да, мы разные».
                Пожалуй я затянул, и это уже не комментарий, а просто беседа. Надеюсь вам было интересно.
                1. Светлана Рожкова 12 декабря 2018, 23:46 #
                  Определённо. Даже подумалось, что об этом пофантазировать было бы волшебно, но в какую сторону, антиутопия — люди против тех, кто их программирует? Фэнтези — люди на службе разных уродов, полукровок — гоблинов, эльфов, свободными наймитами, сражающимися с друг другом за группировки, их кормящие или техногенное — робот роботу глаз не выклюет. Космическая опера: человек в зависимости от требуемой от него деятельности пробуждает в себе путём нейролингвистического программирования разные способности. Что ближе?
                  1. Игорь Чио 13 декабря 2018, 01:02 #
                    Про гвельфов и гибеллинов. Шучу. Это отсылка в историю Италии. Вы наверняка, хорошо их знаете, как Мэл Гибсон моделей-таитянок (фильм «Чего хотят женщины»). Мне в них (в гвельфах и гибеллинах) реально мерещились эльфы и гоблины.

                    Если серьезно тема эта уже давно и глубоко вспахана западным кинематографом, а мировым правительством программирование сознания взято в качестве инструмента управления электоратом. Взять например четвертую власть — СМИ. Даже не стесняются откровенных формулировок: «Формирование общественного мнения». Люди — зомби, это уже не фантастика, не так ли? А ведь государству свободомыслящий не нужен. Ему надобны винтики. Но это еще можно проглотить, памятуя о внешних угрозах. Мы же не хотим быть под ярмом англосаксов. Пустили их козлов в огород с капустой всего на десять лет (или на целых 10 лет). Уж лучше без них. Лучше своим российским винтиком быть, чем американским.

                    Окна Овертона. Наверняка знаете что это такое. А ведь это уже опробованная технология управления массовым сознанием. Яркий пример — западная толерантность. К меньшинствам, к эмигрантам и пр. Только в самом слове толерантность спрятана ирония — это медицинский термин означающий полное отсутствие у организма иммунитета к внешним угрозам.
                    Реклама, опять таки, программирует наше подсознание ежедневно, беспардонно, нагло, хамски, чудовищно апеллируя к низменному, к потребительскому, к шкурному, к гордыне, к похоти, к страху.
                    Я эту тему не пытался развивать, но нет нет да проскользнет где нибудь в тексте. Если она вас зажгла, то уверяю в любой избитой теме можно найти что-то свое. Мир бесконечно полон разнообразием а нехоженных джунглей всегда больше, чем протоптанных тропинок. К тому же в одной капле умещается вся Вселенная, поэтому в ней можно найти абсолютно все.
                    1. Анна 17 января 2023, 18:22 #
                      Очень красиво написано.
                      1. Светлана Рожкова 17 января 2023, 18:27 #
                        Тут столько комментариев, что Ваш уже не понятно к чему относится, к последнему комментарию или всё же к авторской прозе? Кстати, комментарии читать тоже иногда очень интересно и познавательно. С уважением, автор Р. Светлана.

                        Войдите или зарегистрируйтесь, чтобы оставлять комментарии.

                        Супер. 22 +9
                        Про девочку Машу и ворону Клашу. 8 +5
                        Новогодний подарок. Посвящается Славику и Димону. 5 +5
                        Белая церковь 5 +4
                        Felicita! Liberta! Amare! Полёт в неизвестность. 26 +4







                        Добавить прозу
                        Добавить стихи
                        Запись в блог
                        Добавить конкурс
                        Добавить встречу
                        Добавить курсы