Евангелина. Часть 2


  Фэнтези
578
58 минут на чтение
1

Возрастные ограничения 18+



Вместо послесловия…………………………………….
Поздним июльским вечером Евангелина стояла на остановке и ждала свой омнибус. В руках она судорожно сжимала билет, и все представляла, как наконец она сядет на свое место и будет наблюдать в окно за исчезающим из вида городом. Постепенно ее плечи выпрямятся, сердце успокоится и перестанет стучать, как молот о наковальню, а в душе зародится новая надежда. Она сможет начать свою жизнь с самого начала, и никакие сумасшедшие писатели не смогут ей в этом помешать. Она никогда больше не позволит кому-либо вмешиваться в свои планы, и все будет решать сама.
А убийство, которое она совершила? Она не будет думать сейчас об этом, но подумает потом, когда сможет спокойно обернуться назад и понять все, что произошло с ней за последние полгода. Это было безумие, чистой воды безумие. Все это Ипсвич- этот тихий, почти безмолвный город, в котором никогда ничего не происходит, такой добропорядочный и безмятежный, словно заводь, отражающая только небо и деревья. А она просто не может жить такой упорядоченной, спокойной жизнью, ее мятущейся душе нужны вызовы, борьба, победы и поражения…
Ведь ей всего-то двадцать лет, у нее еще так много всего впереди. Полицейские никогда не найдут ее, ведь скорее всего, они даже не знают о существовании Артура, и тем более, об его убийстве в доме Мортигента, в доме, в котором все просто пропитано смертью.
Остальные пассажиры с недоумением смотрели на молодую девушку в темном плаще, очень бледную и с такими испуганными глазами, что на нее было больно смотреть.
Наконец, подъехал долгожданный автобус. Уставший водитель открыл дверь, и Евангелина уже поспешила зайти внутрь, как вдруг снова почувствовала веяние тихого ветра, того же леденящего ветра, которое она впервые почувствовала в книжной лавке, когда приказчик дал ей адрес писателя, и позже, на кладбище, за домом Мортигента.
— Девушка, вы едете или нет?- спросили недовольные и усталые пассажиры, стоящие за спиной Евангелины.
Евангелина, по-прежнему задумчивая, отодвинулась, пропуская их, и рассеянно посмотрела вслед уезжающему омнибусу.
Она вернулась на остановку и села на скамейку, не понимая, что будет делать дальше. К счастью, ночь была июльская, теплая, и скоро она заснула прямо там, под звездами.

Часть 2.

Глава 1. Новая жизнь

Утро было солнечным, воздух свежим и прозрачным, небо безоблачным и радостным. Вся природа сверкала и светилась оптимизмом летнего дня.
Евангелина проснулась посвежевшей и отдохнувшей, и с новыми мыслями и надеждами. Она недоумевала, что вдруг нашло на нее вечером, и почему она не села в отъезжающий автобус. Теперь ее билет был уже просрочен, но она решила не терять надежды и упросить водителя утреннего рейса, чтобы он взял ее с собой.
— Пожалуйста, разрешите мне поехать с вами, — Евангелина без усилия придала своему лицу умоляющее выражение. Я опоздала на вечерний рейс, потому что моя хозяйка, у которой я работала в Ипсвиче, никак не хотела выдать мне выходное пособие, и задержала меня на целый час.
Водитель пожалел милую красивую девушку, и Евангелина направилась в Лондон. Прижавшись лбом к стеклу, она с восторгом наблюдала бурную жизнь в столице, похоже, что город жил в каком-то безустанном, бешеном ритме, что очень понравилось девушке. Ей давно уже хотелось оказаться в таком круговороте.
В ее сумочке была небольшая сумма денег, которую ее снабдила тетя Марианна (впрочем, какая тетя?), но все же необходимость найти работу и дом снова стояла перед девушкой. Она спросила у снующих с деловым видом мальчишек, где она может спросить о месте и ей посоветовали бюро занятости. Не без усилий и проволочек Евангелина нашла его и поинтересовалась, где бы она могла найти работу.
Управляющий спросил ее имя и углубился в поиски, просматривая свои книги и списки. Рядом с Евангелиной стоял какой-то старик, с удивлением и огромным любопытством, рассматривающий ее.
Наконец, девушка не выдержала.
— Скажите, почему вы так смотрите на меня?- раздраженно поинтересовалась она.
— Ваше имя действительно Евангелина Брауни?- в ответ спросил незнакомец. Его холодные голубые глаза смотрели как будто сквозь нее, и в то же время пронизывали насквозь, словно струи ледяного дождя. Девушка еле заметно передернула плечами. Где-то она уже видела такой взгляд, только никак не могла вспомнить, где.
-Да, меня зовут именно так.
— Тогда вы наверное, знаете что Джеральд Мортигент написал о вас книгу. И в конце вы должны были погибнуть, но вы живы! Неужели мой сын наконец ошибся?
— Не может быть! Вы, Джеймс Мортигент?!!! Должно быть, это шутка.
Но Евангелина почувствовала, что это была правда. Именно такой взгляд она видела у своего бывшего хозяина. Взгляд человека, уверенного в своей исключительности и проницательности, властителя судеб.
-Я хочу предложить вам сделку. О, нет, нет, не торопитесь отказываться, сделку совсем иного рода, чем заключил с вами Джеральд. Пойдемте со мной в кафе, и я уверен, вы будете в восторге от того, что я вам расскажу.
Евангелина просидела в кафе с Джеймсом несколько часов. Время от времени она доставала свою записную книжку и делала какие-то пометки. Наконец, они распрощались, чтобы больше никогда не встретиться.
Вскоре, Евангелина обнаружила, что благодаря книге Джеральда, которого считали страшным чудаком и гениальным писателем, стала очень известной личностью. Люди не сразу верили в то, что она и есть та самая Евангелина Брауни, но когда она показывала свои документы, с удовольствием приглашали ее на разные светские мероприятия, и она стала настоящим открытием сезона.
Конечно, никто не верил в то, что эта красивая, смеющаяся девушка с открытым лицом и широко распахнутыми удивленными глазами — убийца, все считали что книга – всего лишь вымысел автора, и то, что Евангелина не погибла в автокатастрофе, было превосходным тому подтверждением.
Конечно, Евангелина скоро узнала, о том, что произошло с омнибусом, отправившимся вечером из Ипсвича и наконец, ей удалось найти книгу, написанную о ней, и узнать какой именно конец был уготован ей автором.
Неожиданно для самой себя, она открыла в себе писательские способности и написала книгу, издав которую, смогла позволить себе безбедное существование.
Ее книга имела бешеный успех, который смог затмить даже славу великого мистера Мортигента. Возможно, она не была написала настолько же талантливо и безупречно, как у него, но одно ее название стоило того, чтобы ее прочесть. Книга называлась просто и лаконично — Жизнь и смерть Джеральда Мортигента.
Интрига книги заключалась в том, что насколько было известно читателям, Джеральд Мортигент по – прежнему жил в своем странном доме, и даже с завидной регулярностью выпускал новые книги. К сожалению, они не были настолько же популярны, как книга о самом писателе, хотя, конечно, и на них был спрос.
Евангелина же больше ничего не писала, занималась активной общественной работой, основала фонд для поддержки сирот, и играла существенную роль в жизни светского Лондона. Казалось, что из ее памяти полностью исчезло все то, что было связано с Ипсвичем. Никто не знал о том, что каждую ночь она пьет сильнейшую, на грани смертельной, дозу снотворного, чтобы проспать до утра, и каждое утро занимает свой день настолько, чтобы ни о чем не вспоминать до вечера…

Глава 2. Последняя книга
Утром, как всегда, сразу после завтрака, Джеральд сел за свой письменный стол. Впрочем, делал он так больше по привычки, так как после того, как его дом покинула Евангелина, она, казалось, забрала его вдохновение с собой. По инерции он еще пробовал писать книги, и преданные восторженные поклонники покупали их, но он и сам стал осознавать, что стал писать намного хуже. Его герои начали повторяться, образы были слабыми и незапоминающимися, сюжет затянутым и предсказуемым.
Даже Джек это заметил и как-то упомянул в разговоре с братом о том, что суммы выручки за его книги становятся все меньше и меньше.
Интерес к жизни стал угасать в Джеральде. Выглядевший на тридцать, недавно отметивший пятидесятилетний юбилей, он все чаще раздражался, и в его взгляде стала появляться злобная и бессильная тоска долго живших и разочаровавшихся во всем стариков.
Он оторвал лист настенного календаря, незаметно сам для себя отметив, что почему-то дата -25 сентября была обведена красным карандашом. Сам он не имел привычки отмечать какие-либо памятные даты, да и календаря не имел, но вот недавно повесил, чтобы хоть как-то занять свое одинокое утро и отметить еще один пустой день.
Его взгляд упал на письменный стол, обычно совершенно пустой, и вдруг он вздрогнул. На столе лежала книга, новая, но не его. Он был совершенно в этом уверен, еще до того, как прочел имя автора. У него было какое-то особенное чутье на книги. Но и его имя тоже было на обложке – только в названии.
Джеральд еще раз ошарашено прочел, как называлась книга, а потом перевел взгляд на имя автора- Евангелина Брауни.
— Этого не может быть,- недоумевал писатель. – Евангелина давно мертва, я дописал ее книгу. И что она может знать обо мне?!
Дрожащими пальцами он открыл первую страницу.

Жизнь и смерть Джеральда Мортигента
Посвящается человеку, который помог мне понять, на что я способна.
Евангелина Брауни

Глава 1. Дети Джеймса Мортигента
Казалось, Джеральд Мортигент появился на свет только для страданий. Маленький мальчик с белокурыми волосами и большими голубыми глазами, так похожий на грустного ангела.
Когда ему было два года, внезапно исчезли его родители. Больше их никто не видел в Ипсвиче. Правда, в дом постоянно приходили чеки, подписанные рукой Джеймса. Слуги взяли на себя обязанности по уходу и воспитанию за детьми, и ежегодно отправляли отчет об их развитии на адрес, который держали в страшном секрете.
Его мать пропала бесследно. В городе ходили слухи, что Джеймс убил ее, а затем навсегда скрылся из города. Так это или нет, теперь уже никто не узнает.
Детям сказали, что их родители умерли, и о приходящих чеках и ежегодном отчете они ничего не знали.
Так смерть стала частью их жизни. Им казалось, что в том, что люди умирают, нет ничего особенного или трагичного. Они не знали любви и ласки, никто ни разу не поговорил с ними о том, что произошло. Дети и сами не испытывали жалости ни к себе, ни к другим. С другими детьми и семьями они не общались, учителя приходили к ним на дом, и им стало казаться, что все люди живут также.
В возрасте пяти лет Джеральд неудачно упал с лестницы и серьезно повредил позвоночник. С тех пор он не мог передвигаться самостоятельно и ежедневно нуждался в сильном обезболивающем средстве. Он никогда не покидал дом, и это не могло не отложить отпечатка на его характер.
С учебой Джеральду также не везло. В то время, как его брат- сообразительный и жизнерадостный Джек с легкостью решал трудные задачи, а умница и красавица сестра поражала всех своей великолепной памятью и логическим умом, он с неимоверным трудом складывал буквы в слова, и совершал простейшие арифметические действия.
Но у него обнаружился редкий и ценный дар — он умел убеждать людей. Когда Джеральд рассказывал что-либо, никто не мог не поверить в то, что он говорит – правда, хотя это был всего лишь его вымысел. Его безудержная и причудливая фантазия увлекала и покоряла воображение любого слушателя.
Таким образом, несмотря на свое увечье и некоторую слабость ума, именно Джеральд стал главным среди детей. Они беспрекословно отдали ему лидерство, и готовы были следовать за ним во всем.
Их шалости и игры зачастую были довольно странными, а подчас и жестокими. Впрочем, Джеральд, а именно ему и принадлежали все замыслы, никогда не стремился причинить кому-то боль или страдание намеренно. Ему просто было очень интересно узнать, что например, произойдет с юной девушкой, если сказать ей, что ее жених встречается с другой, и привести непреложные доказательства его неверности, а то, что она потом спрыгнула с крыши — разве его в том вина?
Ему всегда были крайне интересны эмоции и чувства, реакция людей на различные события. Джеральд испытывал настоящий экстаз, когда ему удавалось смоделировать ту или иную ситуацию, спровоцировавшую человека на поступок. А дурной он был или хороший, его последствия, близкие или отдаленные, его уже не так волновали.
Время шло, дети росли и становились взрослыми. Джек, который был старшим, уже нашел себе работу в книжной лавке. Он по-прежнему был привязан к брату, но теперь жил отдельно. У него была своя, взрослая жизнь. Их сестра, Лаура, которая с каждым днем становилась все красивее, должна была скоро выйти в общество и найти себе мужа.
Джеральд становился все мрачнее и мрачнее с каждым днем. Он понимал, что скоро останется один в доме, никому не нужный и беспомощный.
Ему удалось найти каких-то негодяев, и пообещав им изрядную сумму (все приходящие чеки теперь слуги приносили ему), договориться с ними о совершении нападения на Лауру. Они подкараулили девушку на улицу и искалечили ее, не тронув, однако, ее прекрасное лицо. Лаура со временем поправилась, но стала немая. О замужестве речи больше не шло. Она превратилась в служанку и сиделку в доме Джеральда, чего он и добивался.
Теперь Джеральд мог больше не беспокоиться о своем спокойном существовании, но ему было смертельно скучно. Он долго мучился бездельем, и пытался даже всерьез заниматься музыкой. Но уроки игры на скрипке не могли занять пустующее место в его душе.
Однажды, душной бессонной ночью, он подъехал на своей каталке к окну, и посмотрел в темный сад. Деревья и кусты отбрасывали причудливые тени при свете яркой луны, воздух был напоен сладостью восточных лилий и английских роз. Ночь рождала ощущение чего-то запретного, тайного и очень желанного. Джеральд вдруг вспомнил, как он читал о человеке, заключившим договор с нечистой силой (в последние годы он сильно пристрастился к чтению, и читал просто запоем, одну книгу за другой), и в его странном уме стал рождаться новый замысел.
Рано утром удивленная Лаура не застала своего брата, как обычно в кровати. Джеральд заснул прямо за письменным столом, за которым, очевидно, просидел всю ночь. Прямо перед ним лежала рукопись. С первых же строк Лаура поняла, что Джеральд наконец нашел то занятие, которое искал всю свою жизнь.
Он стал писателем, единственным в своем роде. Его дар убеждать людей в своей правоте передался на бумаге в полной силе. В своем первом романе он рассказал о своем отце, и о даре полученном им- оживлять персонажей своих книг. Весь Ипсвич был взволнован — наконец-то стала понятна загадка исчезновения мистера Мортигента и причина его быстрого обогащения. Ведь Джеймс Мортигент действительно появился в этом городе бедняком, и достаточно быстро и неожиданно для всех у него появился и хороший доход, и дом и семья. Первая проба пера сразу же получила широкую известность. История про Джеймса стала легендой Ипсвича.
Но для следующих книг ему не хватало вдохновения. Джеральд понял, что ему нужны новые люди, которые стали бы героями его книг. С помощью денег и хитроумных замыслов, он начал заманивать в свой дом разных людей и удерживать их там под различными предлогами. Лаура часто помогала ему в этом. Джеральд никак не мог допустить, чтобы эти люди возвращались потом к обычной жизни, он и вправду начинал верить в то, что они были созданием его ума, и что он имеет над ними полную власть.
Так у него возникла идея, как живые люди могут становиться бессмертными персонажами, покидая свою жизнь и оставаясь только в его книгах. Его кладбище росло с каждым годом, но так как писатель был крайне осторожен, ему успешно удавалось предотвращать разоблачение.
Кроме того, он был крайне убедителен. Его ангельский облик и невозможность существования без инвалидного кресла делали его беззащитным и неспособным на совершение преступлений в глазах людей. Только Лаура и Джек знали о том, что происходило на самом деле в доме Мортигентов. Но, также как и Джеральд, они были странными людьми, и считали своего брата настоящим гением, по-прежнему оставаясь с ним заодно в его уже взрослых играх.
Глава 2. Лаура
Свою жизнь Лаура привыкла делить на две части – до и после. До – была жизнь полная надежды и движения. Она знала, что была умна, красива и многого могла бы достигнуть. И хоть родителей у нее не было, оба ее брата обожали ее, а она отвечала им такой же любовью.
Так продолжалось до одного тихого вечера. Была поздняя весна, природа цвела пышным многоцветьем, и день казался почти бесконечно длинным. Лаура вышла на прогулку, соблазненная спокойствием и теплом позднего часа. Она даже не успела отойти далеко от своего дома, как вдруг на нее напали незнакомые люди.
Лаура толком и не разглядела их. Зато хорошо помнила их грубые, безжалостные руки. Ей было очень больно, и еще больше — страшно, оттого, что ей завязали глаза, и оттого что на ее мольбы и вопросы она не слышала ответов. Вокруг нее была только тишина, прерываемая их тяжелым дыханием. Девушка поняла, что кричать и просить о помощи бесполезно, ее все равно никто не услышит и не пожалеет, а лиц своих мучителей она видеть не могла.
Больше всего на свете в эти страшные минуты Лаура хотела потерять сознание. Но по желанию этого не происходит. Уставшие подонки бросили ее прямо на дорогу, от удара в голове девушки зашумело, и она наконец, провалилась в долгожданную бессознательную темноту.
Когда она открыла глаза, вокруг нее опять было очень тихо и темно. Лаура тихонечко застонала. Кто-то положил руку ей на голову. Рука была мягкая, любящая и надежная.
— Поспи, дорогая,- шепнул сидящий рядом с ее кроватью Джеральд. – Теперь уже все позади. Надеюсь, этих подонков поймают и они понесут заслуженное наказание.
Лаура молчала, только из ее глаз полились слезы. Девушке уже было все равно, будут ли наказаны люди, искалечившие не только ее тело, но и всю ее будущую жизнь. Весь город знал о том, что произошло с ней. Теперь она уже не смеет показываться людям на глаза. Ей не вынести их жалости и осторожного любопытства. Она тоже станет пленницей этого дома, также как и ее брат.
Со временем Лаура смирилась и свыклась со своим новым положением. Так как в доме Мортигентов начали происходить разные странные события, о которых чужие люди не должны были знать, постепенно все обязанности по содержанию дома в порядке и приготовлению пищи легли на ее женские плечи. Лаура не грустила, тем легче ей было занять свой день, а эксперименты, проводимые Джеральдом, доставляли ей желаемое разнообразие и даже приносили в ее жизнь некоторое удовольствие. Других развлечений у нее не оставалось.
Так продолжалась ее жизнь до появления в их доме его…. Артур был невероятно притягательным для женщин мужчиной. Казалось, все его тело излучает тепло южного солнца, силу и нежность одновременно. Его смеющиеся глаза рассказывали о жгучей страсти и вечной игре между мужчиной и женщиной.
Лаура была уверена, что этот человек может многое ей рассказать об этом.
Но у Джеральда были на него совсем другие планы. Он случайно наткнулся на объявление Артура в газете, и ему стало интересно посмотреть на актера, проходимца, готового на очень многое для незначительного по меркам Мортигента заработка. Но это вовсе не означало, что такой человек мог оказаться спутником его сестры.
Обладая развитой интуицией и некоторой долей проницательности, Джеральд сразу понял, что Артур не способен на настоящее, глубокое чувство. Ему присуще была чувственность, животная страсть, яркая, как всполохи костра в ночи, и такая же непродолжительная. Для экспериментов над человеческой природой, Артур был более чем подходящим экземпляром, и его колоритная, незабываемая внешность прибавляла ему интересности. Но, для начала его следовало как-то оградить от наивной Лауры.
Артур сразу почувствовал интерес молодой девушки. То обстоятельство, что она была немой, нисколько его не смущало, а только возбуждало своей необычностью. Кроме того, он быстро догадался по разговорам между Джеральдом и Лаурой, что девушка была не просто прислугой, но состояла в родственных отношениях с хозяином дома. Он совсем не был против позабавиться с красивой девушкой, а дальше — ну что же, и против серьезных отношений он тоже ничего не имел. Ведь у него самого ничего не было, кроме прекрасного тела и лица, почему бы не воспользоваться открывающимися возможностями?
Теперь жизнь Лауры была наполнена новыми, свежими красками и надеждами. Несмотря на то, что наступала зима, в ее душе распускала свои дурманящие ароматы настоящая весна. Она не ходила, а летала по всему дому, и глядя на ее счастливое лицо, Джеральд впервые в жизни почувствовал некоторые угрызения совести.
Он даже предпринял попытку поговорить с Лаурой.
-Сестренка, ты же знаешь, как я тебя люблю,- сказал он однажды поздним вечером, заехав на своей коляске в ее спальню. Лаура сидела на кровати, такая юная и хорошенькая в своей кружевной сорочке. Джеральд подъехал к ней ближе и сжал ее тонкие ладони в своих руках.
— Я хочу, чтобы ты была счастлива. Честно говоря, до последнего времени я даже не подозревал, что ты настолько одинока и нуждаешься в любимом мужчине. Но, дорогая, милая моя девочка, Артур – просто мошенник. В любви он игрок, умеет правильно и посмотреть и сказать, но все его ловушки давно мне известны и понятны. Он хочет выжить, и деньги – единственная его цель. Женщин он презирает, их влечение к нему сделали его самоуверенным и надменным. Он не любит тебя, да и вообще никого не может полюбить. Артур – актер, настоящий, до самых костей.
Лаура отвернула лицо от брата. По ее тихим всхлипам он догадался, что она опять плачет.
-Подумай о том, что я сказал тебе. Ты же знаешь, что я умею читать в сердцах людей, и душа Артура вовсе не такая уж загадка, как тебе кажется. Он примитивен, ради денег готов практически на все. Мораль и нравственность- пустые слова для этого человека. – сказал он ей перед тем, как уйти.
Уже на следующий день Джеральд заметил, что весь его вчерашний монолог пропал втуне. За завтраком Лаура по-прежнему нежно улыбалась Артуру и с вниманием ловила каждое его слово, стараясь предугадать любое его желание. Артур с удовольствием, чувствуя полную свободу и раскрепощенность в присутствии любящей его девушки, наслаждался вкусным завтраком.
Он недолго гадал о том, для какой цели Джеральд пригласил его в свой дом. Артур обладал поверхностным умом и примитивным суждением, но не был лишен некоторой природной смекалки, необходимой юноше его положения, чтобы выжить. Джеральд был в его понимании ненормальным, странным человеком. Артур знал, что его хозяин-писатель, и вероятно, именно этим и объясняются его странные причуды и привычки.
Дом также выглядел запутанно и неухожено, но ведь в нем практически не было слуг. Вся домашняя работа выполнялась одной Лаурой, которая с появлением Артура часто вообще забывала о реальности и своих обязанностях, и проводила время как- будто в мечтательном забытье, наблюдая за Артуром, или просто смотря в окно каким-то особенным, невидящим взглядом.
Артуру уже давно хотелось затащить Лауру в спальню, но он никак не мог на это решиться, чувствую постоянное наблюдение Джеральда за всем происходящем в его доме. Так что он решил просто дождаться удобного случая, который рано или поздно представится.
А пока, он просто наслаждался сытной и вкусной едой, сном до обеда, учил наизусть какие-то отрывки из пьес, и с удовольствием декламировал их перед восторженной Лаурой.
Дни шли один за другим, сливаясь в недели, месяцы, а Джеральд никак не мог ничего придумать. Книга про Артура дальше никак не писалась, и отпустить его он тоже не мог. Влюбленное лицо Лауры пугало его не меньше чем привидение. Он должен был найти какой-то выход из затянувшегося неприятного положения.
Глава 3. Лучшая роль Артура
В один прекрасный теплый полдень, когда мир кажется уютным и безмятежным, к Джеральду заглянул в гости Джек.
Его брат не менялся с годами- по прежнему был всегда и всем доволен и жизнерадостен. Иногда эта его черта весьма раздражала Джеральда, особенно теперь, когда он продолжал раздумывать о том, как дальше поступить с Артуром.
— Джеральд, я случайно узнал кое-что интересное, думаю, тебе было бы небесполезно это узнать. Ты, наверное, слышал о недавнем пожаре, унесшим жизни мистера и миссис Брауни. Но их дочери не было в злополучном доме, и она осталась жива.
Так случилось, что проходя мимо их дома за некоторое время до пожара, я видел молодую девушку, которая явно что-то задумала, и возилась с дверью с черного входа. На похоронах я встретил ее, и вздрогнул, когда узнал, что это- дочь погибшей пары. Я почти уверен, что пожар – дело ее рук. Тебе не кажется это необычайно странным?
Глаза Джеральда блестнули, как у хищной кошки, наконец дождавшейся свою добычу.
— Джек, как можно скорее собери мне всю возможную информацию об этой девушке. Думаю, очень скоро она станет экспонатом моей коллекции — и Джеральд многозначительно посмотрел на полку, уставленную его книгами.
Джеку удалось узнать кое-что об Евангелине и он сообщил все полученные сведения брату. Джеральда очень заинтересовала эта необычная девушка. Он сразу понял, что она не робкого десятка, и наверняка сможет избавить его от надоевшего Артура, а заодно и поможет ему с развитием сюжета. Надо только что-нибудь придумать, чтобы она влюбилась в него. Несмотря на крайне привлекательную внешность актера, Джеральд подозревал, что Евангелине потребуется нечто большее.
И тогда он придумал свой план, который его самого очень позабавил. Он рассказал Артуру, что он пригласил его в свой дом, чтобы тот сыграл его самого, — писателя перед одной молодой девушкой, которая скоро должна появиться. Конечно, актер с радостью согласился.
Евангелина оказалась красивой и сообразительной девушкой, более красивой, чем ожидал хозяин дома. Он даже немного забеспокоился, чтобы Артур действительно не влюбился в нее. Но все его опасения были напрасными. Артур очень достоверно играл свою роль, но хоть он и признавал то, что девушка очень хороша и молода, он прекрасно знал, что как и у него самого, у нее ничего нет за душой, и поэтому она была ему неинтересна.
Лаура была в бешенстве. Ее заставляли прислуживать любовнице того, кому она отдала свое сердце без остатка. Евангелина была молода, красива, умна- у нее было все то, что могла иметь сама Лаура до того, как с ней произошел несчастный случай.
На все попытки Евангелины как-то заговорить с ней или подружиться она отвечала резким отказом, и всегда старалась как можно скорее покинуть неприятное для нее общество. Если бы Джеральд позволил, она бы с удовольствием расправилась бы с красивой соперницей, или хотя бы выкинула ее из дома.
Но Джеральд чего-то ждал. В конце концов, ради своей книги он был готов позволить своей сестре вступить в интимную связь с проходимцем. Ведь, он с самого начала знал, чем должна закончиться вся эта история.
Он наблюдал за каждым шагом Евангелины, и очень скоро понял, что эта девушка не умеет жить или чувствовать наполовину. Если она любит, то до конца, если ненавидит- то не успокоиться пока не осуществит свою месть. Заставить ее испытать эти чувства в нужной последовательности было для него лишь делом техники.
Неожиданно для самого себя, Джеральд почувствовал, что и сам становиться неравнодушным к своей новой жертве. Ему было приятно разговаривать с ней, находиться в ее обществе, пусть и под маской инфантильного Микаэля. Он с каким –то странным удовольствием приносил ей каждую ночь белую розу, и долго смотрел на ее спящее лицо. Евангелина сама напоминала ему розу- свежую, прекрасную, с дурманящем душу ароматом, и с острым, как шипы умом, сильную, нежную и страстную.
И где-то в глубине души он даже посочувствовал ей, и ему вдруг отчаянно захотелось, чтобы Евангелина разгадала его замыслы и разрушила их.
Наконец наступила роковая ночь. Она должна была наступить, правда, если бы это зависело только от Джеральда, он бы постарался отсрочить ее еще не некоторое время. Артур случайно обнаружил плачущую в коридоре Лауру, когда направлялся в свою спальню, и обняв ее, уже не мог остановиться. А Лаура упивалась его любовью и своей местью ненавистной Евангелине.
Артур послушно прочитал последнюю речь, написанную для него Джеральдом, и оставалось дождаться только развязки, которая не замедлила наступить.
Правда, Джеральду захотелось дать Евангелине один шанс. Для этого он отправил свою недописанную книгу своей старой читательнице, сопроводив ее письмом, в котором просил встретить девушку и помочь ей встать на ноги.
Но, это не спасло Евангелину. Она не смогла справиться со своими чувствами, и вернулась в дом Мортигента. Джеральд знал, что она задумала, и внутренне ликовал от мысли, что Артур наконец-то покинет его дом.
Лауре он сказал, что Артура убила Евангелина, а на следующий день не без радости протянул ей газету с подробным описанием страшной катастрофы, случившейся с автобусом, в котором Евангелина уехала в Лондон. История была закончена, главные герои покинули наш мир, и Джеральд с легким сердцем мог поставить точку в своем романе, чтобы приняться за следующий.
Но, с исчезновением Евангелины из его жизни, он вдруг почувствовал, что ему чего-то остро не хватает. Ведь он верил, предчувствовал, надеялся, что эта необыкновенная девушка сможет состязаться с ним, что она – равная ему. А теперь жизнь предоставляла ему только скучных посредственностей, с предсказуемыми реакциями, без фантазии и силы духа.
Глава 4. Неожиданное продолжение
Джеральду впервые в жизни захотелось, чтобы Евангелина каким-нибудь образом выжила и снова вернулась в его дом. Он доставал книгу про нее и мечтательно смотря на строки, придумывал продолжение ее истории. Джеральд прекрасно понимал, что девушка не оставила бы его в покое, после всего, что он сделал, и как бы ему хотелось померяться силами с достойным его противником. Пусть бы даже он и проиграл. Терять то особенно ему было нечего, своей жизнью он уже давно не дорожил.
Но, мертвые не имеют обыкновения возвращаться с того света, а во всякую мистику Джеральд не верил.
Но в один день, когда он уже совсем потерял надежду, он вдруг увидел новую книгу на своем столе. Он не был ее автором, это он знал точно, но его имя красовалось в названии книги.
Джеральд еще раз ошарашено прочел, как называлась книга, а потом перевел взгляд на имя автора- Евангелина Брауни.
— Этого не может быть,- недоумевал писатель. – Евангелина давно мертва, я дописал ее книгу. И что она может знать обо мне?!
Евангелина по какой-то непонятной для нее самой себя причине, назовем это дурным предчувствием или интуицией, не отправилась на злополучном автобусе в Лондон. Она не погибла, как в том были уверены дети мистера Мортигента, но благополучно прибыла в столицу. Случай свел ее с отцом Джеральда, и тот рассказал ей все, что знал о нем с условием — что она напишет книгу, в которой расскажет все, о чем узнала.
Опубликованный роман Евангелина отправила Лауре Мортигент. Это тоже было пожеланием Джеймса Мортигента.
Лаура была потрясена тем, что узнала. Ей пришлось перечитать роман дважды, чтобы удостовериться, что все написанное в нем — страшная правда.
Девушка поняла, что единственный виновник всех ее страданий — ее брат, Джеральд, которого она так любила, и которому она была верным другом и старательной сиделкой столько лет.
Решительным движением она открыла ампулу с сильнодействующим наркотиком и набрала полный шприц, намного большую дозу, чем требовалось для ежедневного обезболивания. Как раз наступал час введения лекарства, и Лаура знала, что ее брат умрет быстро и без лишних страданий. Скорей всего, он даже ничего не поймет. Так будет лучше всего. Она не сможет ему сказать, сколько горя он ей причинил, и что ей приходилось терпеть все эти годы. Ведь если бы не он, не его эгоизм и жестокость, она была бы обычным, здоровым человеком, у нее была бы своя жизнь, своя семья.
Лаура не хотела мести, все чего она желала – возмездия. Она осознала, что ее брат – чудовище и не может больше жить на земле. Что будет с ней самой после его смерти, ее уже не волновало. Она знала, что ее жизнь закончилась со смертью Артура, и больше ни на что не надеялась.
Через десять месяцев после описываемых событий, Джек Мортигент стал единственным наследником и хозяином странного дома. Его брат давно уже покоился в могиле, а Лаура сошла с ума, и Джеку пришлось поместить ее в больницу для душевнобольных. Впрочем, он ежемесячно отправлял на ее адрес весьма приличную сумму, так что, по крайней мере, к его сестре относились хорошо, и она ни в чем не нуждалась.
Джек долго недоумевал, что ему делать с домом Джеральда. Жить в нем он не хотел, а сдать в аренду или продать не мог — никто не желал поселиться в доме, где произошло столько убийств. Наконец, Джек придумал, как можно его использовать и создал музей. Это была отличная идея, людям давно было интересно увидеть тот самый дом, события в котором были описаны двумя разными людьми в двух разных книгах.
В центре главного холла, под стеклом он положил оба романа- Джеральда и Евангелины. Эта странная экспозиция стала своеобразным памятником необыкновенного противостояния между писателем и его героиней.
Никто, кроме Джека не знал, что это — величайший обман Джеральда Мортигента, и что, на самом деле, оба романа были написаны одной рукой…
P/S: Прости, не смогла удержаться….
Надеюсь, ты с удовольствием прочитал эту книгу, ведь ты всегда говорил, что ничто так не приятно и не интересно человеку, как узнавать и читать о самом себе?
___________________________________________________________________
Джеральд почувствовал на себе чей-то взгляд и обернулся. У двери стояла Лаура и пристально смотрела на писателя. Он умоляюще протянул к ней руки, и сам не осознавая, о чем он просит ее, — о пощаде или смерти?
……………………………………………………………….
Ночью разразилась страшнейшая гроза. Молнии хлестали без отдыха, а ледяной дождь бил по стеклам так, как будто хотел изрезать их на длинные и острые лохмотья. Сильнейший ветер распахнул окно в спальню, когда уже почти рассвело…
Евангелина лежала, раскинувшись на своей просторной кровати, ее лицо наконец-то приобрело безмятежное выражение, как у ребенка. В последнюю ночь она никак не могла уснуть, и доза снотворного была чересчур сильной. Ледяной ветер слегка коснулся тела, и унесся прочь, унося ее душу с собою.
Вместо послесловия
Все, о чем написала Евангелина в своей книге — правда. В этом наше с ней различие – то, что пишу я всегда вымысел, хотя он и выглядит более похожим на правду, чем то, что описала эта девушка.
Похоже, Лаура действительно прочла ее книгу и решила убить меня. Я чувствую какую-то странную дрожь во всем теле после ее последнего обезболивающего укола.
Честно говоря, я устал жить на свете, и даже рад, что Евангелина смогла одержать верх надо мной. Случайно или нет (впрочем, я не верю в такого рода случайности), она встретила моего отца, и он рассказал ей всю мою историю. Я никогда не думал, что мой отец всю жизнь наблюдал за мной, Лаурой и Джеком. И я рад этому.
Интересно, я всегда считал, что в последний час жизни все мои жертвы придут ко мне, чтобы встретить меня на пороге смерти. Но, похоже, я вижу в этой комнате только одну тень — и это Евангелина. Не знаю, что она скажет мне, и какой приговор я увижу в ее глазах, но уже очень скоро я это узнаю…

Свидетельство о публикации (PSBN) 2863

Все права на произведение принадлежат автору. Опубликовано 05 Марта 2017 года
Ю
Автор
Автор не рассказал о себе
0






Рецензии и комментарии 1


  1. Светлана Рожкова 28 марта 2017, 15:27 #
    Юлия, вы невнимательно пишите: "… водитель открыл дверь, и Евангелина уже поспешила зайти внутрь...", но при этом осталась спать на остановке. И второе — «оба романа были написаны одной рукой» — то есть Джеральда Мортигента, который таким образом, написал и свою смерть сначала, а потом получил её в итоге, просчитав реакции и последовательную цепь действий своей сестры, сообщив папаше, чтобы он по вероятностной линии истории встретился с Евангелиной и позволил (велел) ему рассказать о своей судьбе и дальнейших её, им запрограммированных вновь действиях,- КАК НАПИСАНИЕ КНИГИ О НЁМ!
    Внимание! — «Никто, кроме Джека не знал, что это — величайший обман Джеральда Мортигента, и что, на самом деле, оба романа были написаны ОДНОЙ РУКОЙ…»(НО ЧУЖИМИ РУКАМИ? ТО ЕСТЬ ПОД ДИКТОВКУ ОДНОГО ДИРИЖЁРА — РЕЖИССЁРА?)
    Если это фраза: «Никто, кроме Джека не знал, что это — величайший обман Джеральда Мортигента, и что, на самом деле, оба романа были написаны одной рукой…» — говорит о том, что дирижёром даже книги о себе явился Джеральд Мортигент — надо это отчётливее сказать и отделить от всего романа сильной пунктуацией — например, отдельный абзац — чертами или обратить внимание читателя, что только этой фразы не было в романе!
    Надеюсь, я донесла две противоположные мысли — «написал оба романа Джеральд» и «написал первый роман Джеральд, а второй Ангелина» и утверждение, которое роднит обе формулировки: «По замыслу Джеральда под его организацией Ангелина пишет роман о его жизни и смерти» (и невольно даже пособничает в том, что руками родной сестры совершает его «самоубийство»), в чём на неё падает косвенно вина — за попадание в сумасшедший дом и без того несчастной сестрёнки-калеки.
    Далее -где обещанное объяснение, почему она сожгла и сожгла ли она свой собственный дом, куда успели вернуться, чего не ожидала она, -(вроде как)- родители?.. Если вы сведёте концы с концами от малой фразы до финальной точки — это будет и страшно, и талантливо — это и сейчас и то, и другое, пожалуй, но вызывает сомнения и недопонимания… — это ещё и понятно должно стать! Но не спорю, закрутить так историю и самой не запутаться в ней трудно! Но можно предположить, что этот первый чёртов пожар случился нечаянно, не предполагался изначально ею, что какая-то свечка, зажжённая её рукой оставалась не потушенной и упав от ветра ли способствовала возгоранию, и она до конца сама не верила, есть в том её вина или нет? Ну придумай что-нибудь, чтобы объяснить тот первый пожар… Конечно, вторая часть читается тяжелее в моральном плане, угнетает низость подлость, но что твой писатель — персонаж сам себя решает наказать — читается, что даже ему уже не под силу тяжесть собственных грехов, он себе сам потошнил настолько, что решает прервать круг жизни, при этом я бы ему сделала несоразмерно больший срок жизни, не пол-века — а три раза по полвека, что ему уже жить надоело, что «ад» законсервировал его возраст и возраст его родственников, при большем количестве лет он и сестра, и брат выглядят значительно моложе, правда тогда отца его нет в живых, и это тоже очередной актёр. И если вы вновь будете писать о новых адских выходках писателя, то закрутить можно далее, в 3-ей части, что хранителем этих книг и музея выйдет он же, и что книга о смерти — обман, и просто повод, чтобы уйти из этого времени в новую дарованную адом юность, продолжив дело «мастера» начинающим щелкопёром, имеющим от самого себя «того» дарственную на замок — музей — и билет в новую действительность…
    Можно отметить также, что в первой части Вы выложились эмоционально, вторая читается как библиографический отчёт о неправедной жизни человека — преступника без эмоциональных затрат со стороны автора. По правде сказать, копаться в его грязных мыслишках и представлять стоны и плач жертв, в числе которых и собственная сестра, не для каждого читателя, — поэтому следование сухому протокольному стилю, с срыванием масок, возможно, и оправданно, и допущением можно принять, что «рука одна» — собственно «ваша», но стиль изложения разный. В конце концов, для участников книжного действа — писалось двумя разными людьми — и девушка не была обязана его оправдывать, напротив, она выступает обвинителем! И по существу требует для него наказания! Вы написали или ещё пишите фантастический детектив — ужастик «Слуга Ада», о том, как становятся прислужниками сатаны. Вторая часть, как и третья имеет право быть. Исправления по пожару вносить нужно скорее в первую часть — в виде рефлексии девушки с её сомнениями- виною своей или просто стечением обстоятельств, сообразных её нечаянным мыслям о бренности — они есть у вас в первой части, — и тогда обвинение скорее надуманно ею о себе, как мысль о материальности наших мыслей и фантазий, реализации внутренних страхов в действительности, и волнений по этому поводу — «вот, если бы я не думала, что так может быть — этого бы не случилось, значит, я виновата, что так думала...» И если в романе — частях — продолжениях его, появятся новые персонажи — люди, кто хоть сколько-нибудь сможет бороться со злом и сможет противостоять ему — для романа будет плюс. Всё в чёрном свете — это тяжко! Р.С.

    Войдите или зарегистрируйтесь, чтобы оставлять комментарии.

    Египетские сны 0 +1
    Ева 0 0
    Джокер 0 0
    Леди Годива 0 0
    Чужая Судьба 6 0

    Привет,я Юкина!!!

    ДИСКЛЕМЕР!!!
    Привет, я автор и я хочу сказать тебе што ето проиведение основано на реальных событиях, про меня. Здесь буде описыватса моя жызнь з точным временем и датой. Всё события могут быть повязаны з разными аниме, сюжетами из фильмов, а .....
    Читать дальше
    56 0 0

    Фантазия

    Что может быть лучшей кузницей для творцов, чем мир, подвластный их фантазии? А здесь она была способна творить чудеса. Долгий путь предстояло пройти будущим творцам, чтобы разжечь свою творческую искру в иных мирах Сферы – и еще больший для того, чт..... Читать дальше
    441 0 0

    Декада День 2 Мистерия 9

    Анвал Касим-Ширин бей Декада День 2 Мистерия 9
    Юкио Касима 2
    Мистерия девятая. Касающаяся любовной, истории которая была давно,
    очень давно…

    « Да, все мы люди, и каждому з нас, думаю, пришлось пережить всякого, а то и хлеб.....
    Читать дальше
    60 0 0




    Добавить прозу
    Добавить стихи
    Запись в блог
    Добавить конкурс
    Добавить встречу
    Добавить курсы