Книга «Копилка»

Слезы (Глава 3)


25 Июля 2019
Вячеслав
56 минут на чтение

Возрастные ограничения 12+



Все просто — мой сын женится. Он так мне и сказал:
— Мама, я — женюсь. Все просто.
Ладно бы на той, что мне по душе. Так нет же, нашел колхозницу, которая сколько-то лет тому назад перебралась в город. И самое противное — она будет жить в нашем доме. Потому что мой сын, «как истинный мужчина должен обеспечить крышу над головой».
— Мама, она живет на съемной квартире давно, — сказал мне Валера. — Денег много потратила. Родители ей помогают, но какая серьезная помощь может быть от пенсионеров? Ты на инвалидности много денег получаешь?
После этих слов меня прорвало. Как он смеет? Да, беда у меня с нервами, но что поделать? Его отец в этом виноват. Довел меня до нервного срыва и быстренько свинтил, оставит меня одну с ребенком. И чем старше становился Валерка, тем сильнее у меня случались нервные припадки. Поначалу стыдилась этого, а теперь высказала все, что думала о его Алине.
Переругались.
— Надеюсь, Валера, ты понимаешь, что хозяйничать она тут не будет. И пусть никакие планы не строит на наш дом.
— Я ее люблю. И из-за тебя я должен ее бросить? Алина — хорошая девушка.
— С какой это стати? — взвизгнула я. — Она хоть раз по дому что-нибудь сделала? Хоть раз мне помогла? Нет! И я больше чем уверена, что она и готовить не умеет! Валера, я не знала, что у тебя такой дурной вкус.
— Короче, закрыли тему! — крикнул он и ушел к себе в комнату, хлопнув дверью. А потом закрылся.
Я еще кричала ему через дверь, тарабанила в нее и требовала, чтобы он себя так не вел. Но попытки ничего не дали. На следующее утро он сказал, что вместе с Алиной едут к ней в гости в деревню.
— Чтобы к вечеру вернулся! — крикнула ему в след. Валера ушел молчком.
Через час примерно позвонила ему, но телефон оказался отключенным. Повторила попытку еще через час, но ничего не вышло. Валера появился утром на пороге вместе с Алиной. И «обрадовал» меня. Алина же улыбалась во все зубы и как-то заискивала передо мной. Противная девчонка! И что в ней нашел мой сын? А потом еще показала кольцо, которое ей подарил Валера, чем окончательно вывела меня из себя. Орать и выяснять отношения я не стала, терпела как могла. Думала, что она под вечер уберется к себе, но Валера «обрадовал» меня еще раз:
— Алина сегодня ночует у нас. Мы ж теперь почти муж и жена.
Как быстро он все решил, даже не посоветовавшись со мной. И когда это Валера начал проявлять характер и показывать свою волю? Это что вообще за дела такие? Ладно, потерплю немного, может, он сам одумается и поймет, что такая девушка ему не пара.
Своему сыну я желаю счастья, да и какая мать думает по-другому? Но невестка вызывает во мне ненависть, что граничит с отвращением.
Дальше — глубже. Алина осталась еще на одну ночь. Омерзительно слушать ее стоны, которые перемешивались со скрипом кровати. Миловались часов до трех. Я уже подумывала встать и зайти к ним в комнату. Какая наглость кувыркаться до трех ночи и не смущаться матери.
— Валера, — начала я утром. Алина ушла в ванную. Мы с сыном сидели на кухне. — Это что было ночью?
— А что именно было? — прикинулся Валера.
— Ваши эти любовные страсти-мордасти, — я начала злиться. — Хоть бы постеснялись.
— А ты зачем подслушивала? Я думал, что ты спишь.
Я уже хотела высказаться, но Алина, как назло, зашла к нам. Пришлось молчать. Во-первых, потому что еще не до конца привыкла к ней. А во-вторых, смутилась, отчего и забыла, что хотела сказать. Она же поздоровалась и с деловым видом уселась за стол. Нет, вы только посмотрите на нее, еще будет тут сидеть и ждать, когда ее накормят!
Я стала накрывать на стол.
— Мария Карловна, вам помочь? — спросила Алина.
— Да ладно, сиди, сама управлюсь, — я подавила желание съязвить. Вообще, когда хотят помочь, то берут и помогают, а не спрашивают. Одно слово — деревенщина! Интересно, ее родственники такие же дуболомы, как и она?
Алина так и не поднялась с места. Сидела и наблюдала, как я все делаю сама. Ставлю тарелки с едой, овощи в салат крошу, и без остановки говорила Валере о какой-то непонятной для меня вещи. Из всего ей сказанного поняли одно — она хочет вышивать крестиком и продавать вышитые картины. А если она будет постоянно сидеть за вышивкой, то не видать мне от нее никакой помощи. И денег. А я думала, что она как порядочная девушка устроится на работу и будет нам с Валерой помогать. Еще один минус ей.
— Мама, — сказал Валера. — Какую свадьбу играть: дорогую или не очень? Что думаешь?
Ф чуть не подпрыгнула.
— Любая девушка хочет свадьбы. Платье белое, фата, букет… — начала я.
— Это да, — перебил Валера. — Просто мы подумали с Алиной, прикинули, что если позвать даже человек тридцать на свадьбу, это в копеечку влетит. Особенно, дальние родственники, дядя там из Тюмени, или тетя из Крыжополя.
— Валера, у нас нет родственников в Тюмени, — сказала я.
— Это хорошо, но вдруг они есть у Алины, — он подмигнул ей. — Зачем лишний раз рисковать?
— И когда же вы планируете ее гулять?
— После ЗАГСа, — ответил Валера.
Как же у него все просто, я прям удивляюсь.
— Мария Карловна, что скажете? — спросила Алина.
— Вы уже взрослые, сами решите, — ответила я. — Советовать я не буду.
На самом деле я ей соврала. Решила подкараулить Валеру одного и все ему высказать. Уже в тысячный раз подряд. Я надеюсь, что сын ко мне прислушается. Не пара она ему. Я как женщина и как мать это чувствую.
Дальше день шел обычно. Валера с Алиной ушли по магазинам, начали подготовку к свадьбе. Я же сидела дома, уставившись в телевизор. Показывали мой любимый бразильский сериал.
Сериал закончился, начался другой, и я снова зависла перед телевизором. Валера часто ругается, что слишком много времени провожу «перед ящиком».
— Завязывай, мама, ты в телевизоре пропадать, — а сам садиться за компьютер часа на три-четыре. И после этого мне еще нужно перестать пропадать в телевизоре?
Попросила его однажды научить пользоваться компьютером, чтобы показал, что там есть. Посидели мы с ним час, тот распсиховался. А через день принес мне чек и сказал, что занятия начинаются через неделю и что за весь курс он уже заплатил.
— Там тебя научат работать с компьютером, — сказал Валера.
Пришлось идти. Базовый курс состоял из десяти занятий. Сдала итоговый тест на семьдесят пять балов из ста. Получила сертификат и счастливая похвасталась сыну. Повесила его в рамочку у себя в комнате и теперь хвастаюсь всем гостям. Одна только Людка мне сказала:
— Машка, компьютеры сейчас есть у всех. И то, что ты его освоила, в этом нет ничего такого суперского.
Я обиделась и не разговаривала с ней три месяца. Игнорировала ее и не звонила ей. И не важно, что мы с ней подруги, я никому не позволю принижать мои достижения. Она потом спросила:
— Машка, ты меня избегаешь?
— Тебе кажется, — соврала ей.
Я еще пару дней ее игнорировала, но девки решили собраться у нее в кафешке. И меня пригласили. Пришлось идти.
Ее кафе — это забегаловка средней паршивости с вечно липкими столами.
— Да их хоть мистером Пропером мой, все равно липнуть будут, — говорила Людка. — Думаешь, я не пыталась?
И я опять обиделась. В этот раз демонстративно, но она ничего «такого» в моем поведении не заметила. Мне даже показалась, что это я ее задела. Но на правду ведь не обижаются!
Людка только и делала, что расхваливала своего Дениса, который наконец-то осмелился к ней подойти. Я с трудом удержалась сказать: «Надо же, да твой алкаш храбрец».
— Когда познакомишь? — спросила Нина.
— Скоро, — Людка наливала пиво.
Посиделки наши проходили всегда с табличкой «Закрыто» на входной двери. Мы пили, кутили, хохотали, танцевали и рыдали, а после расходились все по домам. Мне постоянно приходится ездить на такси и тратить кучу денег на обратную дорогу. Другие живут рядом и возвращаются домой пешком. И ни разу ни одна из них не предложила мне заночевать у нее. А еще подруги…
Пришли Валера с Алиной. Вернули меня в реальность. Накупили кучу всяких продуктов.
— Мария Карловна, сейчас я приготовлю свое фирменное блюдо, — сказала Алина.
— Не надо, — остановила ее. — Я сама.
— Мам, Алина хочет приятное сделать, — вступился Валера.
Я посмотрела на него исподлобья. Вроде взрослый мужик, со мной прожил всю жизнь и никак не может понять, что хозяйка на кухне только я одна. Я! И никто больше! В мыслях топнула ногой.
Алина смотрела на нас выпученными глазами.
— Алина, ты у нас гостья, — я старалась говорить мягко. — Поэтому нечего тебе у плиты стоять, — повернувшись к Валере спиной, принялась вытаскивать продукты из пакетов.
— Давайте хоть помогу овощи порезать, — Алина достала два красных перца.
— Почисти лук, — забрала у нее овощи.
Эти ее слезы, когда она дочищала последнюю луковицу. Так тебе, стерва! Думаешь, вот так просто придешь в наш дом и будешь хозяйничать? Я еще Валере разбор полетов устрою, предупреждала его, что кухня моя и ничья больше. Он что, решил проверить меня на вшивость? Если так, то проверку вряд ли я прошла. Да и какая мне разница, что он думает по этому поводу. Мой дом и я тут хозяйка, а если что-то не устраивает, то пусть идет куда хочет. И Алину свою пусть с собой заберет. Ишь ты, нашелся барин.
Валерка удачно устроился. Мать днем кормит, ночью молодуха ласкает. Не будь он моим сыном, отметелила бы его скалкой. Но детей бить нельзя, хоть он уже и выше и толще меня в два раза.
Я мысленно посмеиваться над слезами Алины. И ничего с собой поделать не могла. И то, что я ей запретила готовить, еще больше поднимало мне настроение. Я здесь главная, а ты – моя подмастерья!
Я начала готовить. Приказным тоном попросила Алину остаться.
— Вдруг мне еще понадобиться твоя помощь, — добавила я.
Та покорно осталась сидеть на стуле. Валера ушел в комнату. Я расспрашивала Алину об ее родственниках, потом переключилась на ее будущие планы.
— Да я особо и не задумывалась, — ответила она. – Вначале свадьба, потом уже видно будет. Тем более, Валера на вахту собрался.
— Валера! — крикнула я. — Иди сюда! — Он пришел на кухню. – Мне тут Алина сказала, что ты на вахту собираешься. Это правда?
— Да, мама. Работать буду на ГОКе.
— Что такое ГОК? — спросила я.
— Горно-обогатительный комбинат. Добывают железную руду и переплавляют ее.
— То есть, в шахту киркой махать? — меня эта новость начала раздражать.
— Почему сразу в шахту? — удивился он. — Я иду технологом. Буду сидеть в кабинете, делать различные замеры, писать техпроцессы и все такое.
— На вахте так не работают, — не унималась я.
— Видимо, работают. И зарплата там в два раза выше.
— Вначале женитьба, теперь вахта, — я вздохнула.
Молодежь, что еще с них можно взять. Еще один момент, о котором следует поговорить. Валера, Валера, ты прям как твой отец. Такой же недалекий…
— Хорошо, поживем — увидим, — я погрузилась в готовку.
Я решила отправить Алину в магазин, но Валера, как всегда, влез в наш разговор и сказал, что они уже все купили. Никак не дает мне избавиться от нее! Если так дальше будет продолжаться, то я уже не стану стесняться, а начну в открытую говорить все, что думаю.
А Валера постоянно был с Алиной, и если куда-то уходил, то обязательно таскал ее с собой. Ни с сыном, ни с бесящей невесткой поговорить наедине мне так и не удалось.
Пошел второй месяц, как Алина поселилась живет с нами. Меня все это начало раздражать. Объявилась моя подруга Иринка и сказала, чтобы я в пятницу пришла к Людке в кабак. От нее Игорь ушел.
— Понимаешь, Машка, ни записки, ни смски, ни привета, ни ответа — ничего, — давилась слезами она. — Просто взял и исчез. И на телефон не отвечает. Что делать?
Глупый вопрос от глупой бабы. Если мужик тебя бросил – ищи другого. Все просто. Мужики до безобразия тупые и банальные — если он не хочет с тобой разговаривать, то ты ему надоела.
Делать все равно нечего, пришло идти на встречу. Дальше — глубже.
— Он вчера мне позвонил, — сказала Иринка. — Оказывается, в другой город на собеседование уехал. Теперь вот сидит там и ждет своей очереди.
Людка взглядом изучала Иринку, я чесала затылок, а Нинка разливала по стопкам водку.
— Девчата, — сказала Нина, — я предлагаю выпить за нормальных мужиков, а не за тех, у кого есть член в брюках и кто поехал куда-то далеко на заработки, — она посмотрела на Иру и высоко подняла руку со стопкой.
— Нинка, ты так говоришь, — начала Иринка, — потому что замужем уже давно, и из нас четверых самая везучая оказалась.
— Бабоньки, я все равно за вас переживаю. И, так, для справочки, третий месяц мой муж меня ни-ни. Отворачивается к стенке и начинает храпеть.
Пока они спорили, я продавливала водку в желудок. Противная, холодная, горькая! Фу! Смогла себя преодолеть и сказала:
— Девки, у меня сын женится.
Людка поперхнулась, Нинка выдала «Да ладно!», а Иринка не успела сглотнуть и превратилась в рыбу с надутыми щеками. Потом они пришли в себя, и начались расспросы. А кто она? Откуда? Красивая? Умная? И т.д. и т.п. В итоге, выбесили.
— А он с тобой советовался? — спросила Людка.
— Если бы, — ответила я. — А еще на вахту собрался в шахту.
Девки стали рассуждать по поводу плюсов и минусов работы вахтовым методом. Ира считала, что вахта это очень удобный способ заработка. Оплачиваемая дорога, четко регламентировано время работы. Людка считала, что молодым нельзя по месяцам быть в разлуке. И девок понесло, рассуждения их уходили все дальше и дальше, пока наконец Нинка не сказала:
— Предлагаю выпить за хорошую работу! — выпили. — Ирка, а если Игорь объявится, ты его назад примешь? — спросила Нинка.
— Не знаю, — Ира пожала плечами. — Я как-то не думала об этом всем. Он хороший…
— Хорошие не убегают тайком ночью в другой город, — перебила Людка. — Кстати, тут на днях сидел у меня один странный тип. Дениса еще к себе подозвал, пили вместе. Мне потом Денис рассказал, что звали того мужика Игорь и что тот собирался уезжать. Уж не твой ли это Игорь?
Ира вытаращилась на нее.
— Еще Денис сказал, что тот на заводе у него работал в снабжении, — продолжала Людка. Ирка разревелась. — Ты чего?!
— Это Игорь, — ответила она.
Теперь мы все дружно принялись успокаивать ее. Не могу сказать, что Иринка рыдала в голос, но слезы по ее щекам текли долго. Людке пришлось сходить ей за стаканом воды. Успокоилась. Ира стала рассказывать, как познакомились, как вместе жить стали, и как Игорь ее обманул, сказав, что нужно сделать кое-что.
— Меня в это не посвятил, а я вечером пришла — квартира пустая, — говорила Ира.
Замолчала. Мы тоже сидели угрюмые.
— Нет, такому второй шанс давать нельзя, — сказала Нинка. — Каким бы хорошим и замечательным он не был. Так поступают только свиньи.
Я уверена — Ирка обязательно даст второй шанс. Возраст у нас уже не тот, чтобы вот так брать и от мужиков отказываться. Будь нам по двадцать лет. Только свистни, и мужики сразу в ряд выстраиваются.
Из нас четверых самая везучая оказалась Нинка. Счастливое замужество. Теперь у Людки появился Денис. Одно не понимаю: кому из нас хуже — Ирке или мне. У меня мужика давно нет, а у нее он был, но быстро сплыл. И она теперь страдает.
Ира успокоилась. Наши разговоры перешли на отвлеченные темы. Сидели долго, время перевалило за полночь. Вызвала такси. В машине уселась на заднее сидение. Таксист пытался со мной поговорить, но я молча смотрела в окно. Наговорилась в кабаке у Людки.
Домой зашла во втором часу ночи. Валера с Алиной спали. Свет не горит и возню не слышно. Переоделась в ночную рубашку, плюхнулась на кровать и уснула. Проснулась от легко стука в дверь. Пришел Валера.
— Завтракать пойдем? — спросил он, просунув голову в щель между косяком и дверью
Я мотнула головой и отвернулась к стенке. Валера ушел. Думала заснуть, но с голоду заурчал живот. Все-таки нужно позавтракать.
Вышла на кухню и столкнулась с Алиной. Я даже на некоторое время забыла, что невестка живет теперь у нас.
— Доброе утро! — обрадовалась она. Я лишь кивнула в ответ. Пусть думают, что я сегодня болею. Не хочу ни с кем разговаривать.
— Аспирину? — предложил Валера.
— Обойдусь, — ответила я. Тот удивился, но через секунду перестал на меня обращать внимания.
Алина молча завтракала. Валера пил кофе, громко отхлебывая из стакана. Сколько раз ему говорила, что не надо так противно делать глотки. Если горячий, подожди немного, пусть остынет. Я уже хотела начать высказывать ему замечание, но тут влезла Алина:
— Валерочка, ты можешь как-нибудь культурнее кофе пить?
Это был первый и единственный раз, когда я поддержала ее. Валера же уставился на нас ослиным взглядом, а потом добавил:
— А что такого? Разве громко? Я всегда так пью.
— В кафе тоже? — спросила Алина. Тот кивнул. — Ну, теперь мы с тобой в кафе ходить не будем.
Ай, молодец девчонка!
— Вот, Валера! — сказала я. — Не только меня одну раздражает эта твоя поганая привычка!
Валера наши слова не услышал. Продолжал хлебать кофе и дуть в стакан на весь дом. Алина два раза глянула на него исподлобья, а потом молчком поднялась из-за стола и ушла в комнату.
— Ты куда? — сказал ей в след Валера. Я же посмотрела на сына и покачала головой. Он неисправим, как и его папаша. — Что не так? — не унимался он.
— Все не так, — я тоже встала из-за стола. Почему раздражение такое заразное?
Уже у себя в комнате услышала, как Алина опять вернулась на кухню. Они о чем-то спорили, голос старались не повышать. В основном говорила Алина. Ее бубнеж был полон злости и огорчения. Затем все затихло, и послышался шум воды. Интересно, кто из них решил помыть посуду? Скорее всего, она. Валера если и сподобиться на это, то вымоет как попало. А просить его подмести или полы помыть — это уже фантастика.
День тянулся, как замершее повидло. Под вечер Алина сказала, что ей нужно будет уехать к родителям. Я, в отличие от сына, не сопротивлялась.
— Завтра с утра и поедешь, — говорил Валера.
— Поздно. Я уже купила билет.
— Когда успела?
— Онлайн, — и помахала перед ним телефоном. Большим таким, и без кнопок. Как таким можно пользоваться?
Валера психанул. Алина уехала. Мы с сыном остались одни.
— Надо было мне с ней ехать, — он покачал головой.
— Зачем? — удивилась я.
— Переживаю.
— Валера, я хочу с тобой поговорить, — начала я. — Ты действительно решил на ней жениться? Ты все как следует обдумал? Скажи честно.
— Естественно, мам, — ответил он. Мы с ним перешили на кухню. Я налила нам чаю. — Алина очень хорошая девушка, — он громко отхлебнул, от чего меня передернуло. — Мама, ты просто еще не привыкла.
— А что она умеет делать?
— Да много чего. Просто с виду кажется, что она такая, — он неопределенно повертел руками. — Самое главное, она домашняя. Будет сидеть дома, крестиком вышивать и ждать меня с вахты.
— Ты уже окончательно решил уйти со старой работы? Подумай еще раз.
— Мама, мне тридцать лет, куда еще думать?
— Посуду ты моешь, — я ушла к себе в комнату.
Он все решил. Решил давно и без моих подсказок. Да, Валера вырос. Ну и пусть! Хочет трепать себе нервы — пожалуйста!
Два следующих дня Алины не было. Я уже начала привыкать, что мы с сыном опять живем вдвоем, как она заявилась к обеду. Принесла сладости и сказала:
— Моя мама уже вся в предвкушении свадьбы. Даже приданое мне собрала. Я пыталась ей сказать, что она слишком торопится, но не переубедила.
— А отец? — спросил Валера.
— Ничего. Просто молчал и слушал мамины излияния.
— Остальные?
— А больше никого не было.
Я следила за ее мимикой, жестами и словами. Слушала, что она говорит о своих родителях. Привязана она к ним, хоть и говорит, что навещает их редко. Я сама была девушкой и не отходила от матери, когда отец Валеры меня бросил. Мне нужна была поддержка. Только мать поймет и поддержит тебя.
Сейчас у Валеры и Алины очень важный период в жизни — совместная жизнь. Не знаю, как они его переносят. Мне же время было тяжело и страшно. Вроде и спокойно все, и жили мы отдельно от старших, но всегда присутствовало какое-то волнение, неопределенность и страх за дальнейшую жизнь. Только потом, когда уже Валерка вырос, поняла, что страх и волнения были лишними. А неопределенность всегда присутствует. Не стоит загадывать наперед, нужно жить настоящим.
За этими размышлениями я потеряла нить рассказа Алины. Она уже переключилась на что-то другое, а я не могла ее толком понять. Меня это разозлило. Но нервы портить я себе не стала, и ушла к себе в комнату, в свою раковину. Я в ней прячусь от всего плохого, жуткого и ужасного, кроме собственных противных мыслей. Разговаривала по этому поводу с лечащим врачом, тот посоветовал завести личный дневник и все выплескивать на бумагу. Я его совету не последовала.
Какой в нем смысл? Уверена, Валера обязательно нашел бы этот дневник. Любит он шнырять по комнате в мое отсутствие и находить всякие вещи, о которых ему знать не следует. Однажды залез ко мне в ящик и увидел там презервативы. Я вернулась домой с работы, а он стоит с такой ехидной улыбкой и говорит:
— Мама, а можно я возьму у тебя парочку презервативов?
Я покраснела:
— Возьми.
— Я уже взял! – радостно сообщил он и пулей умчался на улицу.
Я стояла, разинув рот. Решила поговорить с ним по поводу сексуальных отношений.
— Мама, — остановил меня Валера, — я все прекрасно знаю. В школе несколько лекций было. Рассказывали о венерических заболеваниях, о СПИДе и все такое. Нас даже разделяли на мальчиков и девочек. Девки хохотали и говорили, что на лекции им рассказывали о месячных. Лидка выдала: «Да они у меня с тринадцати лет текут! Как будто я за три года не поняла, что они из себя представляют!».
— А почему ты мне ничего не рассказывал? – спросила я.
— А ты слушать не хотела, как обычно была занята своими делами.
— Хорошо, — я виновато опустила голову. — А презервативы тебе зачем?
— Мама! — укоризненно посмотрел на меня.
А теперь Валера женится…
Постучали в комнату.
— Мам, с тобой все в порядке? — Валера заглянул в комнату.
Я попыталась выдавить из себя улыбку. Заметил ли Валера мои потуги или нет, не знаю. Он молча закрыл дверь.
Через пять минут хлопнула входная дверь. Валера потащил Алину в кафе или в дорогущий ресторан. Не уверена, что в нашем городе такие есть, но знаю своего сына — на дешевую забегаловку он даже не посмотрит и не потащит туда девушку. Хотя, Алину нужно водить именно в такие, что на порядок ниже Людкиного кабака. Она колхозница, может в свинарнике спокойно посидеть.
Чем дольше я лежала на кровати, тем больше наполнялась злостью и желчью. Захотела с кем-нибудь поругаться. Поняла, что злость вызвана головной болью.
Поплелась за аптечкой. Анальгин мне уже не помогает, перешла на дорогое лекарство. От этого препарата я хотела спать и у меня пропало либидо. А еще возникло привыкание. Это не таблетки, а легкие наркотики.
Выпила лекарство и пошла обратно в койку. Препарат подействовал быстро. Через пять минут я спала. Проснулась с пальцем во рту. Интересно бы узнать, что же мне приснилось?
На кухне шумели. Валера с Алиной были дома. Я вышла из комнаты. Алина стояла у плиты и что-то мешала в кастрюле, Валера возился с микроволновкой и чайником.
— Мама, у нас для тебя хорошая новость, — сказал Валера. — Назначена точная дата нашей свадьбы, — он обнял за плечи Алину.
Меня внутри передернуло. Внешне я осталась спокойной, возможно, еще не до конца закончилось действие препарата. Вяло улыбнулась и сказала, что очень за них рада.
— А мы-то как рады, Мария Карловна, — защебетала противным голосом Алина.
Все, был у меня сын, а теперь есть большой каблук, что повис над его головой. И как спасти его, я не знаю.
Для меня дни шли медленно. Валера и Алина были заняты свадьбой и мою нервозность не замечали. А как им себя вести? Злись или не злись, ничего не изменишь.
Перед свадьбой, за две недели до праздника, приехали родители Алины. Одну колхозницу я еще вытерпеть могла. Но целый табор из трех человек — это слишком. Алина — точная копия своей матери Галины, только молодая, дышит здоровьем и полна сил.
Я моложе Галины на десять лет, а выгляжу куда хуже, чем эта деревенщина. И мужик у нее прям очень даже нечего. И почему всяким дурам в жизни везет?
Сколько бы я не злилась, как бы ни кипела и нервничала, Валера не подавал виду. Улучила момент, когда Валера остался один и спросила:
— А эти все колхозники к нам надолго приехали? Сколько времени они тут будут ошиваться?
— Мама, они хорошие люди. Ты просто еще к ним не привыкла, — и ушел куда-то с будущем тестем.
Я сидела на кухне, пока Галина не вошла в дом и не вывела меня из ступора:
— Мария Карловна, скоро ужин, может, приготовим что-нибудь вместе? Есть один рецептик, вам прям очень понравится, — и в подтверждение слов сомкнула буквой «о» указательный и большой пальцы правой руки. Потом от Валеры узнала, что жест этот обозначает «окей», то есть, все отлично… Дура молодящаяся…
Как я ей разрешила занять место у плиты, до сих пор не понимаю. Я ее дочь чуть ли не метлой поганой отгоняла оттуда, а теперь появилась старая Алина и спокойно готовит. Я только развела руками и хотела закатить истерику, но вовремя спас Валера:
— Мам, ты не переживай так сильно, — шепнул он мне на ухо, — тетя Галя приготовит один раз, — и посмотрел на меня умоляющим взглядом.
После ужина Валера очень хвалил несоленое жаркое, сопровождая свою реплику жестом «окей». Я перебралась в свою комнату. Что-то у меня опять разболелась голова. За таблетками идти не хотелось, вдруг эта деревня еще увидит. Нечего им знать, что у меня проблемы со здоровьем.
Но головная боль, как назло, становилась все сильнее и сильнее. Понимала, что все это вызвано присутствием противных мне людей, да еще и в таком количестве. Терплю только ради сына. Завтра с ним поговорю еще раз. Надеюсь, до него дойдет, что весь этот кавардак меня сильно раздражает. А мне нервничать нельзя, иначе бы не сидела дома на инвалидности.
Улеглись спать. Я одна в своей комнате, Галина с мужем в спальне Валеры. Могли бы и на диване лечь.
— Мама, они люди пожилые, им на диване будет неудобно спать, — сказал Валера.
Пару-тройку ночей… Это значит, что еще неделю колхоз будет здесь. Потому что через три дня свадьба. Еще в деревню могут потащит. Не поеду! Ни за что не поеду. Останусь дома одна. И Валера им не поможет.
Дальше дни пролетели быстро. Я очнулась уже стоя в ЗАГСе и слушая жеманную толстую бабу, которая читала напыщенную речь. Наблюдала за пришедшими, а нас было всего десять человек. Родственники Алины, включая ее двух братьев. Подружка ее, нацепившая с гордым видом ленту «свидетель», давний друг Валеры Антон, который тоже был в ленте «свидетель», и фотограф с кривым фотоаппаратом. Уверена, все снимки у него получаются размытыми. За что ему деньги платят?
Алина жадно слушала жеманную бабу, Валера крепился, Галина же тихонька плакала. Гена, младший брат Алины, страдал сильным нетерпением выпить шампанского. Остальные стояли без эмоций
— Обменяйтесь кольцами!
Когда Валера стал надевать кольцо, я не выдержала и всхлипнула, но, к моему счастью, никто на меня никто не смотрел. Вытирала глаза платком и старалась подавить эти противные слезы, которые вылезли некстати.
— Можете поцеловать невесту! — и церемония закончилась.
— Кутим! — крикнул Гена, задрав вверх обе руки, и самый первый выскочил из ЗАГСа.
Галина смотрела ему в след и качала головой. Тяжело ей, наверное, с ним. Вечно шутит, плоско и безвкусно, постоянно говорит и вообще очень странный человек. Зато старший брат вечно серьезный и молчаливый, и складывается ощущение, что его невозможно ничем удивить или впечатлить. И теперь это мои новые родственники, какой ужас! Определенно, жить у нас они точно не будут. Хватит мне одной Алины.
Из ЗАГСа помчались в кафе. Три машины, украшенные бантиками и ленточками. На одной, где сидели Валера с Алиной, красовались два кольца. Я села в одну машину вместе с Галиной и ее мужем.
Вот тебе и тихая свадьба.
— Мария, вы что такая хмурая? — спросила Галина. — Праздник ведь.
Я покосилась на нее. Та пялилась на меня и ждала моего ответа. Я же уставилась в окно, меня заинтересовало происходящее на улице.
Наш эскорт мчался быстро, громко сигналил.
— Смотри, что Генка делает! — показал Тимофей пальцем.
Гена вылез из машины с бутылкой шампанского. Пена вылетала из горлышка как из пожарного шланга. Тот кричал, отчего на нас глазели все прохожие.
— Я ему устрою! — зашипела Галина.
— Успокойся, старая, пусть душу отведет.
— А ты его не защищай! Все равно ему устрою!
Я опять отвернулась. Не знаю почему, но они все, и водитель, и сваты, и Алина с ее братьями просто опротивели с еще большей силой, чем это было до свадьбы. В машине стало душно. Окно я открывать не стала, побоялась, что меня может продуть. Водитель этот еще несется. Неужели не видит, что я скорости боюсь.
Из машины я вылезла бледная. Кашель прорвался к горлу, и я думала, что выплюну легкие.
Из двери кафе вывалился тамада — толстенный бородатый мужик с косичкой и в кожаном жилете.
— Свадьбу вы запомните надолго, — сказал он. — Проходите, гости дорогие!
Я дернула Валеру за рукав:
— Сына, это еще что такое?
— Генка постарался. Молодец парень.
ЧТО?! Этому оболтусу доверили найти тамаду? Они там в своем уме?! Где это видано, чтобы тамадой был какой-то жуткий толстый мужик в кожанке? Не свадьба, а просто фарс!
Потом приперлись друзья Валеры, и нас набралось человек пятьдесят.
Естественно, я опять вытащила Валеру на разговор.
— Валера, — я обвела рукой весь этот сброд, — Объясни, пожалуйста!
— Мам, я знал, что ты не одобришь, — замялся он, — поэтому решил тебе ничего не говорить. Помогли родители Алины. Тимофей Васильич хотел купить «Волгу», а потратил их на это. Так что, все хорошо, гуляем, веселимся, пляшем. Надумаешь отсюда уйти раньше времени, я с тобой разговаривать не буду, — и ушел обратно к невесте. Я осталась одна, полная обиды и возмущения.
— Мария Карловна, разрешите с вами потанцевать, — подлетел ко мне какой-то молоденький щеголь. Один из новоприбывших. Лицо знакомое, но вот вспомнить его имени я не смогла.
— А ты умеешь?
— Еще как! — лицо его расплылось в противной улыбке.
— Знаешь, иди и своей улыбкой охмуряй молоденьких дурочек, а ко мне не лезь, — я чуть не кричала на него. — Нет у меня настроения танцевать, — и полная гордости и уверенности, что задела его за живое, я пошла к столу.
Парень меня стал обгонять, на ходу шепнув мне:
— Вы таблетки принимали сегодня? — а потом раскричался на весь зал: — Э-гей! Кто со мной на танец?!
Все, это был конец. Теперь весь этот балаган я уже не могла. Полная злобы, громко цокая каблуками, я направилась прямиком к жирному тамаде забрать у него микрофон и высказать всё и всем, что я об этом думаю. И я бы сделала это, если бы не грохот выбитой двери и разбитой посуды.
— Не дождалась ты меня, Алинка! — заорал незнакомый голос. Музыка и танцы стихли разом, перестали греметь тарелками и чокаться бокалами.
Я обернулась и увидела молодого парня в тельняшке, голубом берете и военных штанах, заправленных в ботинки.
— Вот так значит ты, да? — не унимался десантник. — Я там, — он махнул куда-то за спину рукой, — родину защищаю, жизнью своей рискую, а ты тут замуж выходишь? А?!
Валера сидел бледный с выпученными глазами. Алина же с любопытством наблюдала за новым гостем.
— Что молчишь? — не унимался служивый и размашисто направился к ним.
Валера подскочил:
— Это что еще за херня, Алина?!
— Сейчас я тебе объясню, — ответил десантник и замахнулся.
— Стоять! — Дима кинулся на десантника со стулом в руках. Десантник среагировать не успел, и стул разлетелся на мелкие кусочки.
Алина взвизгнула. Я начала молиться, остальные сидели с раскрытыми ртами. Один Генка ржал во весь голос и поднес рюмку солдату.
— Горько! — с улыбкой крикнул десантник. Дима и Гена повторили за ним.
Алина жадно схватила Валеру за лацканы пиджака и притянула к себе. Поцелуй был страстным и горячим. Тут же заиграла музыка, молодежь выдала одобрительное «у-у-у!» Гена подошел к тамаде. Одну руку положил ему на плечо, другой взял микрофон:
— Я знал, что Паша нас не подведет! Валерка, друг… уже не друг, а брат… я думаю сюрприз удался. Ты как считаешь?
Музыка стихла.
— Более чем! — сказала за него Алина. — Не, я догадалась сразу, что это розыгрыш. Дима, ты так натурально кинулся защищать моего мужа, — тут она погладила Валеру по голове. — Я, честное слово, испугалась. Молодой человек, а вам не больно?
Тот лишь улыбнулся.
— Ай-нанэ-нанэ! — послышалось с коридора. Затем свист, полетели звуки бубнов и гитар, шуршание юбок, цоканье каблуков и через секунду в зал влетела толпа цыган.
Я так и осталась стоять посередине зала. Один, высокий и кучерявый цыганенок, подскочил ко мне, ловким движением схватил меня за руки и стал кружить по залу. Я взвизгивала, пыталась вырваться, хохотала, и вообще не понимала, что началось. Цыгане заиграли, запели, заплясали. Молодежь соскочила с места и закружилась вместе с табором. Я отплясывала вместе с кучерявым в центре этого круга. Мне стало легко и приятно. Раздражение к родственникам, к гостям, к Алине пропало.
Я веселилась.
И свадьба вместе со мной. Все поздравляли молодых, желали счастья, дарили деньги. Когда я немного захмелела, тамада попросил меня высказать пожелания молодым. Я медленно пошла на середину зала с бокалом шампанского в руке. Цыгане смолкли, шушуканья прекратились, перестали стучать приборами по тарелкам. Все присутствующие уставились на меня, ждали откровения.
Я вяло взяла микрофон. Обвела взглядом зал. Остановилась на Валере.
— Сынок… до этого момента я никак не верила, что ты собрался жениться… Думала, что это просто какая-то фантазия. Или сон. И теперь меня просят сказать пожелания молодым… Не знаю, наверное, мне нужно было стоять на пороге в кафе с караваем в руках и приветствовать вас. Говорить какие-то мудрые слова, желать счастья и семейного благополучия… Но, это все уже было сказано тысячу раз за сегодня. За это было выпито множество тостов… Просто, Валера, будь тем самым достойным мужем для Алины, каким достойным сыном ты для меня являешься… — кто-то начал аплодировать, но я подняла руку. — Алина, дочь моя… Будь достойной женой моему сыну… Горько!
Раздались аплодисменты, цыгане ударили по струнам и в бубны, послышался звон стекла, свит, одобрительные крики, и свадьба снова загудела.
Я уселась на стул тамады и зарыдала от счастья.

Вячеслав
Автор
Много пишу, много читаю, много думаю и много езжу по работе.

Свидетельство о публикации (PSBN) 19899

Все права на произведение принадлежат автору. Опубликовано 25 Июля 2019 года

Рейтинг: +1
0








Вопросы и комментарии 0



    Войдите или зарегистрируйтесь, чтобы оставлять комментарии.

    Рейтинг
    Мужское рукоделие 3 +3
    Коллизия 1 +2
    БЕСЕДЫ 1 +2
    Кошка 0 +2
    ЗА!РисOFFК’и. ЧАСТЬ 1 0 +2


    Такой тяжелый день

    И был вечер, и было утро: день один
    Бытие 1-5..
    Читать дальше
    68 0 +1

    Мафон

    Мафон был Тамарке типа подарен Олегом на девятнадцатый день рожденья.Презентованной суммы на вожделенный двухкассетный панасоник, собранный в Малайзии, не хватило, и остаток средств имениннице пришлось выклянчить у мамсика, пообещав другого подарка и.. Читать дальше
    29 0 0

    Молоко с мёдом

    Она стоя дремала в переполненном утреннем трамвае, как обычно, хмурая и невыспавшаяся.
    -Девушка, молоко надо пить…
    — Чего? Вы мне?-задала вопрос, обнаружив рядом симпатичного молодого мужчину.
    -Вы что вечером делали?
    -Секрет!-миго..
    Читать дальше
    71 0 0