Рыцари Сантьяго. Карлистский ультиматум.


  Историческая
177
46 минут на чтение
1

Возрастные ограничения 18+



Похоронили Фердинанда второго февраля 1823 года в родовой усыпальнице, которая располагалась в Королевской крипте монастыря Эскориал.

Сама процессия была очень мрачной и довольно зловещей.

По закону на престол должен был зайти Дон Карлос, но Фердинанд в 1820 отменил салический закон престонаследия и объявил своим наследником Изабеллу, которой на момент смерти короля было три года от рождения.

Жена Фердинанда Мария Кристина и министр юстиции Франсиско Тадео Каломарде, лоббировали прагматическую санкцию и при поддержке либералов и демократов создали Государственный парламент Испании — Генеральные кортесы Испании, где малышка Изабелла вступила в правление при регенте Марии Кристине.

Это сильно возмутило Дон Карлоса, он спаривал право Изабеллы на трон, так как считал, что отец Изабеллы и его брат Фердинанд VII незаконно изменил закон о наследовании, позволивший наследникам женского пола занимать королевский трон. Сторонники дон Карлоса зашли так далеко, что начали утверждать, что Фердинанд фактически завещал корону его брату, а Мария Кристина сознательно скрыла этот факт. Предполагалось даже, что Мария Кристина сама подписалась под декретом её мёртвого мужа, признающем Изабеллу как законную наследницу трона.

Вновь шел раскол между политическими фракциями испанского государства.

В марте 1823 года, на Площади Ориента перед королевской резиденцией, Дон Карлос и его помощник генерал Рамон Кабрера собрали группу до 500 человек, самых преданных солдат-карлистов из всей испанской армии и Карлос выйдя вперед, произнес краткий монолог — Кастильцы! Истинные сыны нашей великой империи! Сейчас в это трудное время, наша многострадальная держава вновь шагает навстречу беде! Кристиносы (прозвище демократов, сторонников Изабеллы) жаждут крови, жаждут уничтожить наши традиции и обычаи, они мечтают устроить вторую Бастилию, пустив чернь и рабов в управление империй! И в этот звездный час, я объявляю о создании и возрождении «Рыцарей Сантьяго», мы победим! —

сказав это Карлос, обнажил саблю в сторону парламента Мадрида. Карлисты воинственно затрясли карабинами и винтовками.

Затем Рамон объехал солдат на коне, крестя их распятием (до военной службы он учился в духовной семинарии), призывая их на благое дело.

Затем карлисты боевым маршем двинулись в центр Мадрида, на площадь Пуэрта-дель-Соль.

По пути к ним примкнуло еще двести рядовых карабинеров и сотня обычных жителей Мадрида.

В это время в парламенте шло заседание нового правительства Испании, на котором присутствовали —

королева-регент Мария Кристина, министр юстиции Франсиско Тадео, секретарь Эваристо Перес (который был очень бледен и все время пил валерьянку), глава нижней палаты Конгресса депутатов Луис Фернандес де Кордоба и представитель либералов Антонио Кирога.

Цели были довольно сложные и великие: сокращение числа бедных, упразднение рабства, освобождение латинских народов, равенство полов и борьба с дискриминацией.

Секретарь Эваристо все заседание нервно дергался и заикался, не в силах определить план по реализации восстановления старой конституции.

И волновался он из-за карлистов и реакционеров, которые в это время уже подходили к зданию парламента.

Сама королева была на вид сдержанна, но если приглядеться, то можно было увидеть в ней тоже сильную тревогу.

Антонио Кирога был отставным генерал-капитаном, участвовал в национальной войне против Наполеона, в 1815 году пытался установить конституционное правление, за что и был разжалован, затем после военной реформы Фердинанда был отправлен на переобучение в Кадисское Военное Училище, но не выдержав давление со стороны высших чинов-карлистов, подал в отставку и занялся политической деятельностью, стал представителем Эксальтадос, левых либералов.

Он и его сторонники самые первые, кто признал легитимность Изабеллы и регенство Марии Кристины.

Также Антонио был сторонником ограничения прав наиболее радикальных реакционеров.

Нижняя Палата парламента уже была сформирована из демократов и либералов, также частично из умеренных абсолютистов.

Верхняя палата же наполовину была укомплектована, а самые злачные места специально были выбраны для задобрения Дон Карлоса.

Сейчас же они его и ждали, дабы предложить ему такой вариант сохранения привилегий.

– Однако сеньор Исидро де Бурбон задерживается — кротко сказал Эваристо, глядя на часы.

– Он придет, я знаю брата моего покойного мужа, этот человек своего не упустит — твердо сказала королева, хотя сама уже начала готовиться к худшему.

– Я надеюсь он не придет в компании с Колумбийским Мясником… Ой! Простите! Точнее с капитаном Хуаном Батистой! – продолжил секретарь, боязно поглядывая на дверь.

– Пусть только попробует! Я лично проткну его толстое брюхо, за его злодеяния в американских джунглях! – уверенно сказал Антонио, положив левую руку на саблю.

– Надеюсь до этого не дойдет — ответила королева, стараясь сохранить спокойствие.

Секретарь поднялся со своего места, и подойдя к окну парламента, охнул — БОЖЕ! Дон Карлос сошел с ума! —

Прежде чем все успели спросить секретаря, снаружи раздался огнестрельный выстрел и непонятные выкрики…

Карлисты быстро маршировали, громко отбивая ритм подошвой сапог, блистая алыми фуражками и синими мундирами.

Изредка Рамон выкрикивал девизы кастильских крестоносцев и конкистадоров, повышая боевой настрой бравых реакционеров.

Многие жители, что попадались им на пути, старались как можно быстрее исчезнуть, напуганные жестокими казнями капитана Батисты, обычные мадридцы стали побаиваться прокарлистских настроенных группировок.

Те, кто присоединялся к марширующим новым Рыцарям Сантьяго, были карабинеры из реакционерного крыла абсолютистов и испанцы, выходцы из средней зажиточной прослойки.

Один дед, сидя у входа в дом, увидев такое шествие, проорал беззубым ртом — Браво! Вперед ребята! Во имя Империи! —

– Идем с нами отец! —

– Присоединяйся, старик! —

– Не могу, сеньоры! Ноги больные! Инвалид я Пиренейской войны! —

– Мы за тебя попротестуем! —

И вот, площадь Пуэрта-дель-Соль, белесое здание парламента с мраморными колоннами.

Подойдя вплотную, Карлос приказал остановиться и увидев в окне здания чей то силуэт, выстрелил из карабина в воздух, его же сторонники громко и воинственно заорали УРАА!

Затем они стали ждать, когда заседающие выйдут к ним…

– Это Дон Карлос! ОН привел с собой своих цепных псов и целиться в нас! – испуганно сказал Эваристо, отпрянув от окна.

Королева, положив голову на грудь, выдохнула – Я знала что он выкинет что-то подобное! —

– Что будем делать? Он же явно просто так не уйдет! – взволнованно процедил Луис Фернандес, хватаясь за пистолет.

– Выйдем и дадим ему наше предложение стать верховным сенатором! – невозмутимо сказала Мария Кристина.

– Я не пойду! Я не хочу погибнуть… Я… Я… Я подаю в отставку! Вот! – вдруг секретарь Эваристо задрожал и обливаясь потом, шатаясь направился к запасному выходу из парламента.

– Герой! Вот и технические поражения нашей партии! – осуждающе сказал Антонио.

Луис и министр юстиции молчали.

Наконец тишину прервала королева – Я выйду к нему и предложу, что мы решили! —

Антонио, резко вскочив на ноги, обнажил саблю и отрывисто отчеканил – Я пойду с вами! Мало ли что придет на ум этому головорезу! —

Мария скромно поклонилась и с отставным генералом пошла на встречу с карлистами.

Министр юстиции и глава депутатов нижней палаты робко засели у окна, наблюдая за происходящими событиями с довольно безопасного расстояния…

– А они точно выйдут, генерал? Иначе жалко будет разрушать здание, калеча простых сотрудников — спросил Рамон у Карлоса, обнажая то убирая саблю.

– Терпение сеньор Кабрера! Я знаю эту сицилийскую змею! Она всегда что-то ценное предложит, даже если ей в лицо тыкать клинком! – грубо ответил лидер карлистов, прицеливаясь из карабина в сторону парламента.

Рамон пожал плечами и решил приободрить сторонников.

Дверь парламента открылась и вперед вышел Антонио, держа наготове саблю.

– О! Кого я вижу! Главного врага испанской короны! Будущего кандидата в висельники! – рассмеялся Дон Карлос, увидев Антонио.

– Я в отличие от вас, господин Исидро де Бурбон, я не трусливо лизал подошвы французскому захватчику, а бился в первых рядах, хоронил друзей и близких, проливая кровь, пока такие, как ты пировали и жировали за стенами фортов! —

Это сильно разозлило главного карлиста. Яростно оскалив зубы, Дон Карлос, отдав карабин Рамону, обнажил свою саблю, остро заточенную и украшенную рубинами и грозно направился, замахнувшись на Антонио.

Храбрый либерал приготовился отбивать удар бешеного карлиста, как дверь снова открылась и из парламента вышла сама королева.

Увидев супругу своего брата, Карлос успокоился и убрал саблю обратно, приняв невозмутимый вид.

– Вы не меняетесь, сеньор Исидро де Бурбон, все такой же вспыльчивый, буйный, готовый действовать путем стали и крови! – укоризненно сказала Мария, глядя на это.

Антонио тоже убрал саблю, но все еще был настороженным.

– Я рыцарь Сантьяго! Я всегда готов постоять за свою честь! Следуя традициям предков! – гордо и злостно прогромыхал Карлос, мрачно глядя на Марию и Антонио.

– Настоящий рыцарь не ходит в окружении шайки псов! – бросил Антонио.

Карлисты недовольно загудели, Рамон нахмурив брови, проницательно осмотрел либерала.

– У меня много врагов, поэтому в целях сохранения жизни я хожу в сопровождении личной гвардии —

Карлос сказав это, впился своими глазами в Антонио.

– Успокойтесь! Если вы и правду рыцарь, сеньор Исидро де Бурбон, то и следуйте рыцарскому кодексу, а не манерам капитана Батисты! А вы, Антонио тоже возьмите себя в руки! —

Королева посмотрев не мигая в сторону Карлоса, твердо предложила карлисту место в Сенате Верхней палаты.

Карлос скривил губы, его свора зароптала.

– Вы будете главным сенатором, сохраните военную власть и сможете также влиять на управление империей, к моему сожалению! – подробно сказал Антонио.

Дон Карлос задумался и грубо ответил — Это конечно очень снисходительно с вашей стороны, но мне бы хотелось стоять во главе как опекун......-

– НЕТ! Об этом даже не думайте! Пока живы мы! – твердо перебила Мария.

Дон Карлос тихо выругался. Рамон стоявший рядом прошептал — Лучше согласиться, только так сохраним власть и влияние! —

Лидер карлистов хотел было что-то сказать, да не успел.

На площадь ворвался почтальон, весь взмокший, потрепанный и удивленный увиденным, он сохранил спокойствие и вытащив депешу из сумки, автоматически отчеканил —

СРОЧНАЯ НОВОСТЬ ИЗ ЮЖНОЙ АМЕРИКИ! КРУПНЫЕ ВОССТАНИЯ В САНТЬЯГО И КАРАКАСЕ! —

Эта новость заставила пойти Карлоса на уступки, но с личным ультиматумом —

Легализация «Ордена Сантьяго» и частичная отмена прагматической санкции!

Королева, стиснув губы согласилась на интеграцию военных фракций в отряды карабинеров, но поводу прагматической санкции засомневалась.

Карлос рыкнув напоследок бросил, что опасно шутить со смертью и дал приказ своим сторонникам расходиться.

Тем временем в колониях, где недавно закончились военный действия, повторно произошли восстания.

Смерть Фердинанда стала тому катализатором выступлений туземцев и гуачо.

Бунтовщики действовали крайне быстро.

15 января 1823 новые революционеры перебили местный гарнизон в Каракасе и при поддержке жителей, вновь создали Венесуэльскую республику.

Через пару дней похожее произошло в Чили, где целый день шел бой колониальных карабинеров с мятежниками. Восставшие загнали испанских солдат в горный проход и с помощью взрывчатки обрушили камнепад на головы кастильцев.

Похожие выступления были в Маракайбо, но там находился генерал-капитан Гаспар с пехотной бригадой и инженерной ротой, что помешало мятежникам захватить город.

Во всех провинциях происходили стычки — уже местные жители и туземцы, стоявшие на службе испанской короны, резали местных колониальных администраторов и кастильских карателей.

Теперь на импровизированных виселицах болтались уже не индейцы, а сеньоры-вельможи и карабинеры, с отрезанными языками и выколотыми глазами.

Гаспар срочно отправил посыльного в Мадрид для получения дальнейших приказов и переброски подкрепления.

И эта неожиданная новость на время откинула разногласия между реакционерами и либералами.

Дон Карлос уже подал прошение в оборонный комитет, чтобы его и рыцарей Сантьяго отправили подавлять восстание, но заявка была заморожена, парламент решил приостановить военные действия испанских сил и при содействии Сената дать независимость колониям…

Дон Карлос не мог в это поверить…

10 марта 1823 года, подписан Каракаский Мирный Пакт —

1 – Признание и независимость Чилийской республики, Перу, Великой Колумбии, Соединенных Провинций Центральной Америки и Конфедерации Рио-де-Ла-Плата.

2 – Вывод испанских войск и прекращение морской блокады.

3 – Свободный въезд жителей колоний в столицу бывшей метрополии.

4 – Выплата пострадавшим от военных действий Испании.

Этот смелый и неожиданный ход обрадовал демократические объединения Испании, его активно поддержали Португалия и Франция.

А вот британцы были разочарованы — по секрету хитрые жители британских островов планировали вновь спонсировать мятежников, предложить военную помощь Испании и организовать своего рода интервенцию в Южную Америку, с целью отхватить себе как можно больше территорий на американском континенте.

И этот дипломатический акт мира сорвали возможность Британии создать сильную морскую базу в Мексиканском заливе. Это разорвало дружеский союз между двумя империями.

15 марта 1823 года гарнизон Маракайбо и остатки Картахенской армии Гаспара Эредиа покинули Южную Америку — это был конец владычества испанской короны в этой части континента.

Следующим решением стал вопрос об образовании в оставшихся колониях – в мае 1823 года, королева-регент посетила кубинские колонии и Филиппинские острова.

Ее привели в ужас, условия и рабский труд туземцев.

" Здесь в далеких глухих местах, забытым богом захолустье, процветают примитивные нравы и жестокие обычаи, здесь поощряются местными цепными псами невежество, злость и антисанитария. А всему виной повальная безграмотность" – такой репортаж сделал Антонио в своих заметках, который сопровождал королеву в поездках.

– Необходимо полная смена старого курса — сказала королева, осматривая жалкие лачуги и истощенных рабов.

Вернувшись, она первым делом издала новую реформу —

Акт о снятии закрытых границ, 25 июня 1823 года.

" Миграционные квоты" – указ о временном ограничении приехавших иммигрантов в Испанию.

Также это был добрый жест к бывшим жителям южноамериканских колоний.

Фракции реакционеров и частичных умеренных негативно приняли ослабление открытии границ, но квоты очень сильно оценили.

Следующим шагом правления кристиносов стала военный указ о «Улучшенной фуражировке».

Эту реформу предложил Хенаро Кесада, испанский генерал-капитан, представитель умеренных демократов.

Все еще вспоминая разбой капитана Батисты и карабинеров, он предложил в дальнейшем установить законном норму конфискации военными у местных ресурсов для войны, не причиняя вреда.

Указ было одобрен парламентом Испании.

Глядя на это, Карлос осознал капкан сицилийской змеи — формально он был главным сенатором и обладал высказывать свое мнение, имел военную и политическую власть, но он не мог блокировать решения королевы и ее сторонников.

Выходя из очередного заседания, Карлос подошел к Рамону и сквозь зубы процедил — Интересно, сколько еще нам это терпеть?! —

Рамон спокойно ответил — Пару лет точно! —

Дон Карлос сжал кулаки и тихо прошептал — Наш ультиматум еще впереди!!! — И вот началось правление демократической элиты кастильской прослойки.

Королева старалась повысить уровень жизни испанцев и снизить количество за чертой бедняков.

После окончания Пиренейских войн в 1814 году, около 40 процентов населения Испании оказалось разоренными, при правлении Фердинанда количество бездомных и нищих снизилось до 25 процентов.

Сейчас же на момент регентства Марии Кристины этот результат колебался от 21 к 18.

После посещения колоний, королева стала готовить крупную образовательную реформу для всех слоев населения.

Первым фундаментом для этого стало открытие деревенских школ для крестьян и частных институтов.

В этих учебных заведениях, студенты и ученики покоряли математику и астрономию, географию и историю.

Наибольшему вниманию учебная программа королевы уделяла демократическому воспитанию испанцев, дать возможность им понять, что государство это они, а не кучка богатых и жестоких головорезов.

Так прошло два года, но этого было достаточно, чтобы просветить определенный процент испанцев низкого происхождения.

Разумеется королева делала это не только ради прогресса, но и заручиться поддержкой широкими слоями населения для будущих кардинальных реформ.

Все чаще по всем городам и деревням Испании шли разговоры об эгалитаризме — теории, согласно которой все люди равны, что является главным идеалом социального, политического и экономического равенства.

Количество сторонников Изабеллы увеличилось почти в пять раз.

Сторонники либеральной монархии Марии Кристины в основном были крестьяне и ремесленники, жившие в центральных провинциях страны.

Все это способствовало росту самосознания и смелости кастильских крестьян.

Все чаще они вступали в споры с наиболее наглыми карабинерами, критиковали карлистов и уже не падали робко под удар сеньоров-вельмож.

Большим плюсом стало техническое развитие — внедрение телеграфной связи во все сферы и отрасли страны.

А что же карлисты? Они пока притихли, но активно готовились сбросить ненавистных кристиносов.

Перевес в сторону бойцов Дона Карлоса начался в 1826 году, когда новым секретарем универсального бюро стал Мануэль Гонсалес Сальмон, предыдущий Педро де Алькантара был вынужден подать в отставку.

Это обрадовало Карлоса и Рамона.

Мануэль Гонсалес был двойным агентом абсолютистов и своего рода тайным кинжалом реакционеров.

Этот хитрый и умный человек мог все — создать деньги из воздуха, парализовать целое предприятие, стравить лучших союзников.

Идеальный союзник для Дона Карлоса.

В декабре 1826 года, накануне нового года, Карлос собрал своих основных сторонников в замке Бутрон, на самом севере Испании, в Стране Басков, автономном регионе, где воинственные жители почитали его как бога.

Закрывшись в потайной комнате, лидер карлистов собрал военный совет из самых ярых последователей —

генерал Рамон Кабрера, баскский генерал Томас де Сумалакаарреги, инфант Испании и Португалии Себастьян де Бурбон, бригадные капитаны Хосе Боргес и Винсентио Гомэзо, генерал-капитан Мигель Вальтиолио и в тени комнаты затаенный секретарь Мануэль Гонсалес.

Оглядев единомышленников, Дон Карлос спросил – А капитан Батиста где? Я думал он тоже примет участие в этом! —

Секретарь Мануэль ответил кратко — Мы не нашли Колумбийского мясника, после отставки он затерялся где на Карибах —

– А что генерал-капитан Гаспар Эредиа? —

– Как и все типичные аристократы надутый павлин и при дорогих подарках кому угодно будет целовать туфли! —

– Значит все в сборе! Господа! Уже третий год нашей страной правят обманщики и ставленники Франции, все что строили наши предки рушиться, честь рыцаря и наш уклад жизни на грани революционных тенденций, вчерашняя чернь уже скоро может оказаться на наших местах, везде, в армии, в совете и гражданской жизни! —

– Не бывать этому! Черни место в поле и в деревне! – злобно оскалился генерал-капитан Мигель.

– Открытое военное выступление, это надо делать! Мы с вами! – генерал Томас ударил себя кулаком в грудь, затем обнажил шпагу и проткнул невидимого кристиноса.

– Сила ничего не решит, а только сплотит рабов Марии Кристины и настроит против нас даже простых обывателей! – Дон Карлос посмотрел в сторону Мануэля и хитро усмехнувшись добавил —

Есть путь более надежный и скрытый! Сеньор премьер нам поведает о нем! —

Секретарь молча и спокойно вышел на свет, и кашлянув начал рассказывать свою стратегию…

21 января 1827 года, королева-регент Мария Кристина и семилетняя наследница Изабелла совершали поездку по Ново-Андалуйской железной дороге, с целью навестить аграрные районы и толедские рудники.

Находясь в королевском салоне, Мария радовалась, что ее дочь скоро подрастет и уже сама сможет править страной, сделав ее свободной и развитой.

Когда поезд уже почти доехал до Толедо, внезапно раздался взрыв прямо перед локомотивом.

Передняя часть состава отлетела, вагоны оказались разорваны взрывом.

– ЧТО ЭТО?! – испуганно пролепетал депутат Луис Фернандес, который сопровождал королевскую семью.

В королевский салон ворвался один из машинистов — его лица и кожа на руках была обуглена, кровь капала из носа.

– Кто-то взорвал рельсы! – прохрипел он, утирая кровь с лица и охая от ожогов.

Луис Фернандес хотел было сказать об эвакуации королевы и ее дочери, но не успел.

Раздался очередной взрыв, на этот раз под королевским салоном.

Вагон подбросило, стены затряслись, а потолок рухнул, скрежета железом и стеклом…

К вечеру королева-регент Мария Кристина и ее дочь Изабелла, наследница престола испанской короны скончались от полученных ран. Глава нижней палаты парламента Луис Фернандес умер на следующее утро, уже в толедской больнице.

Вся страна погрузилась в глубокий траур.

Местные газеты и ведущие международные издательства напечатали эту кровавую новость и распространили по всем закоулкам и диким подворотням мира —

«ЖЕСТОКОЕ УБИЙСТВО КОРОЛЕВСКОЙ ИСПАНСКОЙ СЕМЬИ»

" Испания и весь мир в шоке – 21 января, королева-регент Мария Кристина Сицилийская и ее дочь Изабелла де Бурбон были убиты в результате теракта, который был совершен на Ново-Андалуйской железнодорожной ветке, рядом со станцией Новая Кастилия. Также убито до десятка королевской прислуги и несколько видных министров, в том числе главный председатель Нижней Палаты Генеральных Кортесов Испании, сеньор Луис Фернандес де Кордоба, который скончался этим утром от полученных ран. К сожалению вмешательство карабинеров затрудняет расследование государственных агентов, а гражданские волонтеры из «Рыцарей Сантьяго» категорично не пускают представителей Комитета внутренних дел. Сторонники демократичной фракции обвиняют полицию в укрывательстве убийцу, а либеральное крыло Верхней палаты парламента утверждает, что за этим стоят реакционеры и шпионы, купленные британским золотом. "

Это спровоцировало также дебаты в Генеральных Кортесах — кто возглавит Нижнюю Палату парламента?

20 февраля 1827 года состоялись похороны и прощание с Марией и Изабеллой, шествие возглавляли демократы и либералы, во главе с Антонио Кирога, которые был очень убитым от горя.

Хоронили в той же крипте, где и Фердинанд покоился.

Все выражали скорбь и тоску по королеве и дочери, и лишь только три человека сохраняли холодное спокойствие — Дон Карлос, Рамон Кабрера и секретарь Мануэль Гонсалес. Антонио это заметил, что вызвало у него подозрение и нарастающую внутреннюю злобу. Епископ Падре Кастоверде после похорон разделил его опасения.

В самой церкви тоже шел раскол — северные епископы поддерживали карлистов, южные же либералов.

Антонио понимал, что за этим стоит Дон Карлос со своей бандой, но как доказать вину властного и жесткого реакционера, наделенного обширными военными и гражданскими полномочиями?

И тут он вспомнил историю с разоблачением военных преступлений капитана Батисты!

Точно! Ему поможет этот человек!

Тем временем в Мадрид приходили соболезнования от португальского Жуана VI и французского Карла X, португальцы и французы боялись, что на место демократичной Марии придет оголтелый реваншист и потребует мести за Пиренейские войны.

Великобритания тоже изрядно напряглась — Гибралтар становился горячей точкой.

Все это вызывало волну паники страха, в ожидании новой войны.

22 февраля 1827 года, ранним хмурым утром, Антонио Кирога вышел из парламента и направился в южную часть Мадрида. Он шел к одному человеку, который возможно даст ценный совет для противостояния с карлистами.

Подойдя к 2 этажному дому, Антонио дернул за колокольчик. За дверью послышались шаги и дверь со скрипом открылась.

На пороге стоял небритый человек, с красными глазами и одетый в потрепанный синий мундир с красными заплатками. Брюки тоже были грязные и в пятнах.

– А это вы сеньор Кирога! Проходите! – человек пригласил либерала в свое жилище.

Войдя в жилище, Антонио сразу учуял сильный запах пыли и алкогольной дымки.

Перед его глазами сразу прояснилась бытовая атмосфера жилища — темная комната, зашторенные окна, везде витает пыль, всюду разбросаны вырезки из газет, на столе стоят две бутылки вина, под столом отдыхает целый муравейник разбитых и целых осушенных бутылок.

Человек плюхнулся на рваное кресло и схватив одну из бутылок, жадно сделал глоток, словно только от нее и теплится в нем жизнь.

– Если хотите, угощайтесь! – хрипло бросил он Антонио.

– Вынужден отказать! Мне ехать на заседание! – брезгливо отказался наш герой, рассматривая обрывки газет.

– Вы прям как аскет живете! —

– Мне больше ничего не надо! Военное пособие кидают в пасть кармана, конура есть где спать и залить душу есть, жить то можно! – сказав это, человек сделала еще один глоток.

– И все это вы пошли в редакцию и рассказали про военные преступления капитана Батисты? —

– Я не мог об этом молчать! Такое не должно было мимо пройти! —

– А после этого вы ушли в отставку? —

– Заставили, молчи, коль жить хочешь —

– Сейчас в принципе ситуация не лучше —

– Слыхивал, все газетные рты уже пропели про убийство королевы и ее дочери —

– Я уверен в этом замешан Дон Карлос со своей шайкой и хочу это разоблачить! – Антонио напрямую сказал, ибо скрывать нет смысла.

Собеседник кашлянул и стукнув кулаком по столу зловеще прохрипел – У тебя ничего не выйдет! Тебе не поверят! —

– Но у вас же получилось! Капитана Батисту отправили в отставку! —

– Дело капитана Батисты совсем другое! Им было выгодно его слить, так как он портил репутацию «Рыцарей Сантьяго» и создавал плохой имидж карлистов, я то знаю, я лично с ним командовал в подавлении восстания! Вперед дело ваше! И станете, таким как я! Если вас не убьют случайным взрывом или клинком в безлюдном подворотне, свалив все на евреев, магрибцев или креолов! – человек закончив свой монолог вновь присосался к бутылке спиртного.

Антонио покачал головой, развернулся и прежде чем уйти сказал — Мне жаль что вы так себя опустили! И пропили все ваши награды! Но я желаю вам удачи и еще хотя бы как можно дольше просуществовать, прощайте, сеньор Рафаэль Марото! —

Рафаэль ничего не ответил, желая осушить бутылку до самого дна…

Тем временем состоялись выборы в Нижнюю Палату парламента — победил Бенет Тристани, ставленник умеренных абсолютистов, но лояльный карлистам.

С его помощью и интригами секретаря Мануэля на престол Испании взошел Инфант Карлос Луис Фернандо —

10 – летний старший сын Дон Карлоса под опекой лидера карлистов.

Это вызвало волну возмущения среди демократов и либералов.

Они скандировали о политической узурпации и государственной измене.

Римский Папа Лев XII отказался благословлять и признавать тиранов.

Все это начало шатать положение карлистов. И вновь, Дон Карлос собирает всех в замке на севере, в стране Басков, где начинает разрабатывать новый план для завоевания лояльности народа и легальности устранения политических противников.

И вновь секретарь Мануэль лишь бросил — Алжирское яблоко обеспечит и патриотизм и смерть наших недругов и демонстрацию нашей военной силы! -…

Свидетельство о публикации (PSBN) 18643

Все права на произведение принадлежат автору. Опубликовано 26 Мая 2019 года
Лис
Автор
Публицист
0






Рецензии и комментарии 1


  1. Мамука Зельбердойч 26 мая 2019, 21:45 #
    Замечательная историческая работа. Написано свежо, смело, автор удачно погружает нас в эпоху средневековья с его нравами и ценностями.

    Войдите или зарегистрируйтесь, чтобы оставлять комментарии.

    Рыцари Сантьяго. Новая Реконкиста. 1 +1
    Рыцари Сантьяго. Кастилия в огне. 1 +1
    Рыцари Сантьяго. Африканская Игра и Тихоокеанские Шахматы. 0 0
    Земля-Ноль 0 0

    1941 год. Далёкая близкая война

    Зал полон. Публика гудит понемногу, делясь новостями. Ольга Михайловна настраивается. Последний мазок пудры. В гримёрку входит молодой человек.
    — Разрешите представиться: старший лейтенант Козлов.
    — Отлично, товарищ Козлов.
    — Вы, О.....
    Читать дальше
    129 0 0

    Часть третья. " В тылу врага". " Это было мое первое задание ».

    К апрелю 1942-го года на территории Крыма наступило затишье. Благодаря успешно проведенной на начальном этапе Керченско – Феодосийской десантной операции удалось полностью освободить весь Керченский полуостров, но истощенные в декабрьских и январских..... Читать дальше
    97 0 0

    Выживая - выживай! Эпизод 22.

    В закоулках души даже самого убежденного материалиста и сухого циника обязательно отыщется запыленная полочка для тщательно скрываемых от всех собственных суеверий и страхов. Кто из нас, положа руку на сердце, может сказать, что в детстве никогда не ..... Читать дальше
    117 0 0




    Добавить прозу
    Добавить стихи
    Запись в блог
    Добавить конкурс
    Добавить встречу
    Добавить курсы