Книга «По следу диверсанта. За час до рассвета. Часть первая " Прутский Рубеж".»

По следу диверсанта. За час до рассвета. Часть первая " Прутский Рубеж". (Глава 1)



Возрастные ограничения 16+



Перед самым началом войны, летом 1941-го года, обстановка на Румыно-Молдавской границе была крайне неспокойной. Советские пограничные отряды, охранявшие границу, которая проходила по центру реки Прут, наблюдали скопление крупной группировки немецко-румынских войск, механизированных и мотомеханизированных частей. Неоднократно фиксировались пролеты немецких самолётов вдоль границы, вплоть до её грубого нарушения. Также имели место частые провокации с сопредельной румынской территории путем обстрела советских погранотрядов.
На 20-е июня отмечена дислокация 11-ой немецкой армии, 3-й и 4-й румынской армии общей численностью около 500 тысяч человек, 6 тысяч орудий и минометов, 60 танков и 600 самолётов.
На рассвете 22-го июня совместно с пограничниками вражескую атаку отразили регулярные части советских войск: кавалерийские, пехотные и моторизированные дивизии.
Румыно-Молдавскую границу протяженностью 480 километров прикрывали войска Одесского Военного Округа. Общая численность советских войск, находившихся в приграничных районах, составляла 364 700 человек, 950 самолётов, 769 танков, 5554 орудий и миномётов.
20 -21 июня часть приграничных войск Красной Армии после поступления секретной директивы из Ставки верховного главнокомандующего начала скрытно занимать оборонительные рубежи вдоль реки Прут. На запасных аэродромах была развернута авиация, а командующий состав организовал полевой штаб под Тирасполем. В час ночи 22-го июня поступил приказ о привидении войск в полную боевую готовность, все части погранвойск и регулярных частей были подняты по тревоге. Самая кровопролитная и жестокая война в истории человечества вот-вот должна была начаться. В составе советских погранвойск, которые в ближайшие минуты поднимут по тревоге, проходит службу молодой 22-ух летний пограничник Юрий Луговой. Мы увидим войну такой, какой её видел он. На рассвете 22-го июня 1941-го года начался сложный и опасный путь становления юного пограничника в опытного диверсанта, который пройдет дорогами войны до самой Победы.
Основано на реальных событиях.

Молдавская ССР.
22-е июня 1941-го года.
0 часов 15 минут.
Ночью в казарме было душно. Все солдаты спали, лишь дневальный стоял у подоконника и, глядя в окно, клевал носом. В эту ночь Юре плохо спалось, уже несколько дней он не мог прийти в себя после своего последнего наряда на границе. С противоположного берега Прута, где уже была территория Румынии, по пограничникам открыл огонь румынский патруль, такие провокации были нередкими в последнее время и обходились без потерь, но не в этот раз, погибла всеобщая любимица на заставе — немецкая овчарка Альма. Румынский снайпер целенаправленно целился в собаку, потому что убийство советского пограничника могло расцениваться как начало открытых боевых действий. Альма погибла на месте, румынская пуля угодила в висок собаки и прошла на вылет, её похоронили следующим вечером на территории заставы, как солдата, погибшего на поле боя, Альму любили все. Среди бойцов ходил слух, что скоро начнется война с немцами, не зря же все эти провокации с сопредельной стороны, к тому же самолеты румынские и немецкие частенько залетали на нашу территорию, и местных румын то и дело ловили на нашей земле, те явно что-то вынюхивали. Не — спроста это, ох неспроста. Но он старался отогнать от себя эти мысли как надоедливых мух, ведь они не поощрялись в советской армии, если сам не перестанешь думать о ерунде, то тебе поможет политрук. Юра все чаще задумывался о возвращении домой, в родной Кременчуг, какое оно будет, как там все изменилось. Сестрёнка уже подросла за два с половиной года, совсем невеста стала, а мама постарела, мамочка, как же он скучал по ней. Уже скоро, осталось совсем немного, и он вернётся домой, вернётся на хлебозавод, а потом и в Харьков можно поехать учиться, эх, вот жизнь начнётся. Скоро уже июнь закончится, сегодня уже 22-е, а там июль, август, сентябрь и домой. Но то, как активизировались румыны с немцами, в крайний наряд, когда он наблюдал за Прутом, на той стороне скопилось уж очень много немецких солдат и техники. Не очень — то похоже на обычные учения, как будто к войне готовятся. А что если… Да нет, не может этого быть, Юрий сразу отогнал пугающую мысль и перевернулся на спину. Так, надо поспать хоть немного, завтра снова в наряд, надо выспаться.
А в это время на другой стороне границы, на территории Румынии, большая ударная группировка, состоящая из 7-и немецких пехотных дивизий, 13 румынских пехотных дивизий и 9 румынских бригад, готовилась к вторжению в Молдавскую ССР. Приказ о начале боевых действий против Красной Армии уже был получен из ставки Гитлера. Солдаты и офицеры вермахта были настроены решительно и уверены в быстрой и безоговорочной победе над СССР. Немецкое командование рассчитывало уничтожить все советские приграничные комендатуры, захватить мосты и переправы, навести пантонные мосты через Прут. Превосходство немецких войск перед советскими было почти пятикратное.
Данная группировка немецких войск находилась в оперативном подчинении командующего группой армий" Юг" фельдмаршала Рундштедта, а командование румынскими войсками осуществлял лично генерал Ион Антонеску. По плану операции" Барбаросса" действия этих армий носили сковывающий характер, а решающее наступление планировалось после того, как группа армий «Юг» добьётся успеха на направлении главного удара по территории Украинской ССР. Немецкий фельдмаршал Рундштедт планировал два сценария наступления с румынской территории: первая была операция " Нахтшосс", целью которой было воспрепятствование и преследование советских войск в случае их отвода за Днестр, а вторая операция — «Мюнхен», планировалась в случае длительного сопротивления Красной Армии на рубеже вдоль Прута и необходимости прорыва обороны.
Река Прут.
Участок 12-й Кагульской погранзаставы,
00 часов 10 минут.
22 июня 1941 года.

Этой ночью в воздухе витала неприятная напряженность. На другом берегу Прута, на румынской территории, с вечера стояла непонятная возня. Пограничники наблюдали за оживлением румынских войск, они явно готовились к чему-то. Сомнений больше не осталось, со дня на день начнётся война, ещё вчера наши саперы заминировали железнодорожный мост, а позавчера усилились пограничные наряды и скрытно заняли оборону вдоль рубежей. Немецкие самолёты уже который раз залетают на нашу территорию, разведывают. Но и наша разведка тоже не дураки, уже вычислили, как и где у них артиллерия развернулась, в случае чего им хорошо достанется. Солдаты знали, что в случае начала крупномасштабных боевых действий, Красная Армия сможет дать агрессору равноценный массированный контрудар и отбросить от границы. Ведь погранотряды и разведка неоднократно докладывали наверх о положении вещей на границе, ставка уже должна была быть готова к отражению нападения. С румынской территории снова донеслись звуки, к берегу подъехало несколько грузовиков с пехотой, сколько именно их было, бойцы в кромешной темноте рассмотреть не смогли, но, судя по свету автомобильных фар, это была большая колонна, не менее 12-ти машин.

— Серёга, ты видишь, сколько их там, а? — тихо спросил молодой пограничник.
— Вижу. Зашевелились гады, наверное, уже скоро попрут, — ответил сержант.
— Может, обойдётся, может, они просто учения проводят, а Серёг? — парень был на нервах и явно напуган.
— Да не суетись ты, Николай, ты же пограничник, ты не должен бояться, — Сергей грозно посмотрел на молодого, — а ну соберись!
Николай вздохнул, поправил фуражку и снова уставился в бинокль. За позициями пограничников уже во всю приводилась в боевую готовность наша артиллерия и авиация. Приграничные войска молдавского округа были готовы к отражению вражеского нападения.


Тревога прозвучала внезапно, Юра только успел задремать, на часах был час ночи. Завыла сирена, сбор, солдаты повыскакивали со своих спальных мест и начали быстро одеваться. Кто-то в суматохе пытался выяснить у дневального, что происходит, учения или уже война, но тот сам не мог дать внятного ответа.
Юра быстро оделся, мысли в голове путались, он еще до конца не осознал, что происходит. Ротный был уже на месте и построил бойцов для получения оружия, после вооружения рота пограничников выстроилась возле казармы на плацу в ожидании приказов. Вышел старший политрук и сказал ожидать машины для отправки на заставы. До многих ещё не дошло, что же случилось на самом деле, многие бойцы думали, что это учебная тревога, и она скоро закончится. Если бы только знали эти молодые ребята, что через несколько часов многие из них погибнут, если бы знали, что назревает на той стороне Прута. Через час подошли две полуторки, началась погрузка в машины, Юра уселся в конце и закрыл борт. До заставы добираться минут двадцать, уже начало светать, прохладный летний утренний ветерок приятно обдувал лицо. Над головой пролетел наш лёгкий истребитель И-16. Самолёт улетел в сторону границы и пропал из виду, солнце уже поднималось над землёй, рассвет наступал.
Вдруг со стороны границы донеслась канонада, стреляли из пулеметов и винтовок. Через минуту послышались взрывы, заработала артиллерия, только чья, наша или немецкая?
— Эй, парни, смотрите, самолёт! — прокричал кто-то из бойцов.
— Это же наш " ишак", …твою мать, он в огне!
— Он падает!
Истребитель был охвачен пламенем, пролетел низко над землей и упал за лесополосой.
— Да что же это происходит-то? Волнение среди пограничников нарастало.
Луговой крепко вцепился в свой пулемет «Дегтярева» и думал, неужели это происходит с ним наяву, неужели война и правда началась, но канонада, доносящаяся с границы, не оставила сомнений, все это было реально. Полуторка неслась к заставе, не разбирая дороги, бойцы, изо всех сил вцепившиеся в борта машины, старались не вывалиться из неё на кочке. Все ожесточённей становился артиллерийский обстрел позиций пограничников, послышался гул самолётов. В небе показались нескончаемые волны немецких тяжёлых бомбардировщиков, они направлялись далеко вглубь советской территории. С аэродромов по тревоге были подняты наши истребители, но, не смотря на всю отвагу советских пилотов, справиться с превосходящим противником они не могли. Немецкие и румынские пикировщики с чёрными крестами на крыльях пронеслись над головами ошалевших красноармейцев и устремились к нашим аэродромам.
Но вот от звена «юнкерсов» отделился один самолёт и начал кружить над машиной, в которой ехал Юра. Кто-то из солдат крикнул:
— Смотрите, это немецкий самолёт, с крестами.
— С крестами,- ответил другой,- может, это санитарный самолёт?
Но «санитарный самолёт» развернулся ко второй машине, идущей позади, и открыл по ней огонь из пулеметов. Полуторка подскочила, у неё лопнула покрышка, лобовое стекло треснуло, его залило красным, водителю пробило голову. В следующую секунду машина перевернулась, топливный бак загорелся, и грузовик взорвался. Два отделения бойцов, находящихся там, погибли.
— Вашу мать, вот вам и санитарный!- воскликнул сержант.
Из кабины высунулся политрук и, перекрикивая гул моторов вражеского пикировщика, приказал открыть огонь по самолету.
Полуторка ощетинилась винтовочными стволами, устремившимися в небо. Юрий вскинул пулемет и открыл огонь по бомбардировщику, но никто так и не смог попасть в него. «Юнкерс» сделал ещё один круг и стал заходить на следующий заход. Ружейно-пулеметный огонь не смолкал ни на секунду, Юрий, израсходовав один диск патронов, сразу начал пристегивать новый, руки тряслись и не слушались его, но пулемет все — таки поддался, и диск был пристегнут на место.
Вражеский самолет подлетал к полуторке, у Юрия было ощущение, что он видит улыбающееся в волчьем оскале лицо пилота, прозвучал свист, бомба камнем устремилась к машине с пограничниками.
— Берегись, сейчас рванет! – закричал один из бойцов.
Юрий пригнулся, и в следующую секунду прогремел мощнейший взрыв, пилот немного промахнулся, бомба угодила чуть правее от грузовика, большая часть осколков пришлась на кабину и тех бойцов, которые сидели рядом с ней. Машину подбросило с такой силой, словно невидимая гигантская рука схватила её и подкинула в воздух. Лугового и нескольких бойцов выбросило за борт, машина, кувыркнувшись, легла на бок и загорелась; политрук, водитель и несколько пограничников погибли. В ушах стоял звон, перед глазами все плыло, голова разламывалась на тысячу осколков. Сначала Юрию показалось, что он уже мёртв, каска от удара головой об землю рассекла ему лоб, кровь заливала глаза, а тело совершенно его не слушалось. Сначала он даже не мог определить: ранен ли он и все ли конечности на месте. Рядом кто-то кричал и звал на помощь, но Луговой не мог пошевелиться, все его тело онемело. Вскоре прогремел взрыв, взорвалась горящая машина, в голове начало мутнеть, и Юрий потерял сознание.


Тем временем на границе уже шли ожесточенные бои. Румынские штурмовые подразделения под прикрытием артиллерийского огня, бившего по позициям пограничников прямой наводкой, начали форсирование реки Прут.
Советские пограничники яростно отражали вражеские атаки прицельным пулеметным огнём. Было уничтожено около 10 надувных лодок с румынскими солдатами, заранее заготовленных для переправы. Германское командование рассчитывало молниеносно в течение получаса захватить все пограничные комендатуры, передовые рубежи пограничников и овладеть переправами через Прут. На участке фронта от Леово до Готешты, обороняемом 9-ой кавалерийской дивизией, противнику удалось потеснить наши части и выбить их с обороняемых рубежей.

Из телефонного донесения командующего приграничными войсками Молдавского округа генерал — майора Никольского, 22-го июня 1941 года, 4 часа 15 минут, город Кишинев: “ Начался обстрел из ручных пулеметов с румынской стороны 5-й заставы Бельцкого погранотряда. 3-я застава Бельцкого погранотряда подверглась нападению. С Бельцким погранотрядом связь порвана. 11-я и 12-я заставы Кагульского погранотряда подверглись обстрелу с румынской стороны огнем ручных пулеметов…”

В первых боях на Румыно-Молдавской границе, советские пограничники Молдавского округа оказывали яростное сопротивление. Противник по 3-4 раза пытался перейти границу, но общими усилиями пограничников снова отбрасывался на территорию Румынии. Благодаря разведке, войска Одесского округа своевременно были приведены в боевую готовность и заняли оборонительные рубежи на границе, что не позволило немецко- румынским войскам достигнуть внезапности нападения, в этом была заслуга генерала Захарова, который вопреки поступившему приказу №1 не отвел войска от границы и не вывел из населенных пунктов, а встретил агрессора в соответствии с планом прикрытия границы.

22 июня,
3 часа 45 минут.
Участок государственной границы в районе Фелечиу.

Артобстрел продолжался уже около двадцати минут, задача стояла предельно ясная: не допустить прорыва румынских частей через мост. Пограничники заметили, что против них воюют именно румыны, немецких солдат среди них не было.
Старшина Семенов успешно вел огонь из своего пулемета по наступающему врагу, руку набил ещё с Финской.
Благодаря румынским лазутчикам, задержанным советскими пограничниками, удалось узнать о готовящемся вторжении немецко- румынских войск на территорию Молдавской ССР. Лазутчики, в большинстве состоящие из местных жителей, охотно делились всеми сведениями. Они были против войны, некоторые симпатизировали Советскому Союзу и понимали, что немецкая верхушка просто использует их. И в этом они были правы, немцы не доверяли румынским солдатам, считая их трусами и не способными вести крупномасштабную войну. Благодаря действиям советской разведки и сведениям задержанных немецкое “молниеносное внезапное вторжение” перестало таковым быть, пограничные войска Молдавского округа были готовы к встрече с врагом.

Над головой то и дело проносились немецкие самолёты, в ушах стоял страшный вой. Вместе с ним на позиции находились двое солдат и радист, а из комендатуры к ним уже спешило подкрепление, нужно было только продержаться. Андрей предполагал, что на его долю выпадет ещё одна война, но не мог и подумать, что вот так, сразу. Моментально. Противник пытался прорваться в предмостовую зону и захватить позиции погранотряда Семенова, но умелые действия старшины не давали румынам пройти по мосту. А в небе в это время разгорелось воздушное сражение. Вылетевшие по тревоге советские лёгкие истребители И-16 и «Чайки» отражали атаки немецких и румынских бомбардировщиков. Но немецкие самолёты были на порядок лучше наших уже устаревших бипланов, огонь бортовых стрелков пробил двигатель одного " ишака". Самолёт задымился, но пилот продолжил воздушный бой, атакуя снова и снова вражеский «Юнкерс». Вскоре И-16 заполыхал, и пилот начал уводить горящую машину в сторону аэродрома. Семенов оглянулся, фанерный" Ишак" полыхал, как факел. «Браток, не дотянешь ведь, ох, не дотянешь, прыгай, ну же, прыгай! „- мысленно взмолился старшина, но пилот так и не выпрыгнул из горящей машины, видимо потерял сознание. Самолёт отлетел от реки, исчез за лесополосой, вскоре старшина услышал взрыв, столб чёрного дыма взвился к небу над местом гибели пилота.
— Сволочи! А ну подходи по одному, я вас рядком разложу! — выкрикивал Андрей, ведя огонь из “Дегтярева». Румыны приостановили наступление и открыли подавляющий огонь по позиции старшины, старый солдат пригнулся за насыпью. Один пограничник уже был мёртв, в каске красовалось аккуратное круглое отверстие, ещё двое отстреливались из винтовок от засевших на мосту румын.
— Егор, не переставай вызывать комендатуру!- приказал старшина радисту,- нам нужно подкрепление, иначе не продержимся!
— Не отвечает комендатура, товарищ старшина, не отвечает! — перекрикивая канонаду, ответил пограничник.
— Вызывай! — коротко крикнул старшина и снова взялся за пулемет.
Патроны уже начали иссякать.
Совместно с пограничниками, участок госграницы в районе Фелечиу оборонял один полк кавалерии. Кавалеристы отбивали атаки румын, пытавшихся форсировать Прут на лодках, но вскоре под натиском вражеской артиллерии, прижавшей кавалеристов к земле, румынам удалось переправиться на нашу территорию и захватить один из мостов.

Подкрепление к Семёнову так и не подходило, дважды раненый в руку и предплечье старшина продолжал вести огонь из пулемета по наступавшим румынам, не давая им захватить мост. Уже несколько раз враг поднимался в атаку, но все его атаки захлебнулись благодаря меткому советскому пулеметчику и его бойцам. Молодые пограничники, израсходовав почти весь боекомплект, начали готовиться к штыковой схватке. Из всего, что у ребят пока было в достатке – это только ручные гранаты.
У Андрея закончился диск с патронами, старшина отложил пулемет и устало прислонился спиной к брустверу.
«Ну, вот и все, — подумал Андрей, — отвоевал своё старшина Семенов. А ведь, сколько я уже в строю-то? Сначала гражданская, потом Халхин-Гол, Финская. Да, успел повоевать, навоевался даже. А этих вот сопляков жалко ведь, погибнут вместе со мной, молодые ещё, кровь горит ».
Нет, старшина решил, что не даст своим солдатам так просто и бессмысленно погибнуть. Андрей достал последний диск, пристегнул его к пулемёту и оглядел бойцов. Лица грязные, напуганные, но стараются этого не показывать, молодцы, ребятки, ведь храбр не тот, кто не боится, а тот, кто взглянул страху в глаза и сумел подавить его. Андрей истекал кровью, бинты, которыми старшину перевязал прибежавший кавалерийский сан-инструктор Лешка Босов, уже давно пропитались кровью и прилипли к ранам. Сержант Босов — очень храбрый парень, под интенсивным обстрелом артиллерии и румынской пехоты Леша ползком излазил всю передовую, оказывая помощь раненым бойцам, выносил их с поля боя. В свободное время Алексей принимал активное участие в отражении атак, после гибели пулемётчика он сам занял его место, обучившись на месте обращению с пулеметом, и вел огонь по наступающему врагу.(прим. авт. “За проявленный героизм и мужество сержант Алексей Ксенофонтович Босов был награждён орденом " Красного Знамени* ).
Семенов, корчась от боли, взглянул на свою рану. Что уж тут думать, Андрей понимал, что уже не уйдёт со своего поста, подкрепления все нет, а ребята погибнут просто так. Нет, он этого не допустит, он может спасти хотя бы эти три, совсем юные, жизни.
— Егор, — хрипло спросил старшина радиста,- что с подкреплением?
— Молчат, товарищ старшина,- подавлено ответил радист.
Старшина приподнялся и осторожно выглянул за бруствер, румыны на несколько минут приостановили обстрел пограничников. Старшина снова прислонился к брустверу и обвел взглядом бойцов.
— Значит так, ребятки,- начал Андрей,- слушай мой приказ: Ефимов, берешь рацию и отступаешь к комендатуре, Рудко и Ермолов за ним, следите, чтоб рация уцелела.
— А вы, товарищ старшина?- непонимающе уставился на Андрея рослый украинец Микола Рудко.
— Я останусь, прикрою вас, значит так, все гранаты оставляйте мне и тихо, как мыши, ползком, и не поднимая задниц, отползайте в сторону перелеска, а оттуда бегом до комендатуры, и узнайте, что с подкреплением.
— Мы вас не бросим,- сразу ответил Ермолов,- заберем с собой.
— Так точно, товарищ старшина,- поддержал радист,- вы уйдете с нами.
— Глупые, ну куда же я уйду, а границу кто защищать будет?- улыбнулся старшина. — Я дождусь вас тут с подкреплением, ни одна падла мимо меня не пройдёт, не переживайте, все со мной будет нормально.
— Нет, старшина, так не пойдёт, вас же убьют тут одного, – возразил Рудко.
— А ты меня не хорони раньше времени, Микола, не хорони. Будь уверен, старшина Семенов вас ещё погоняет, — Андрей улыбнулся и погрозил бойцам кулаком.
Ребята улыбнулись в ответ, но уходить никто из них не хотел, бойцы понимали, что видят старшину живым в последний раз. Семенов обнял бойцов и грозно приказал им выдвигаться. Пограничники, взяв винтовки, по-пластунски начали отползать от своей позиции. Старшина остался в одиночестве, привстал и посмотрел в сторону моста. Румыны снова зашевелились, Андрей заметил, что на той стороне началась возня. Семенов проверил диск, дослал патрон в патронник и в последний раз оглянулся посмотреть, ушли ли его ребята. Их фигуры мелькали уже вдали у самого перелеска.
Старый солдат улыбнулся, ушли ребята, ушли.
— Живите, ребятки мои, живите, братишки, и не кидайтесь на дурную башку в каждую битву, живите и помните старшину Семенова.
Андрей снова встал к пулемёту, противник начал новую атаку, вражеские пули пролетали совсем рядом с макушкой старшины, а Андрей выжидал, гранаты уже были приготовлены. Заработала вражеская артиллерия, снаряды сыпались совсем рядом с позицией пограничника, а враг под прикрытием артиллерии пошёл в наступление.
-Ну давайте, паскуды, вы так рветесь сюда, так подходи, дурачьё, тут вы все и останетесь. Добро пожаловать, господа!- первая граната взметнулась в воздух и устремилась в румын.

Егор оглянулся, там, где двадцать минут назад оставался Семенов, гремели взрывы, пулеметный огонь " Дегтярева " уже пять минут как молчал, остальные бойцы остановились и смотрели в сторону моста. Там все было в дыму, но все же можно было различить передвижения множества фигур в рогатых пилотках. Так один мост через реку Прут в районе Фелечиу был взят румынскими солдатами с большими для них потерями, но мы были уверены в одном, что взят он ненадолго.
Спасибо, старшина … Мы не подведем тебя, даю слово. Прощай, Андрей Валентинович, и спасибо тебе.
Оставшиеся солдаты погранотряда бегом устремились к комендатуре.

Виталий Луговой
Автор
Доброго дня, дорогие читатели! Меня зовут Виталий, мне 23 года. Я интересуюсь историей и с детства особенно неравнодушен к Второй Мировой Войне, наверное на..

Свидетельство о публикации (PSBN) 26811

Все права на произведение принадлежат автору. Опубликовано 13 Января 2020 года

Рейтинг: +1
0








Рецензии и комментарии 3


  1. Александр Петрович Ильин 13 января 2020, 12:10 #
    Да, это дорогого стоит. Спасибо за память и уважение к истории нашей Родины!
    Простой слог и читается легко. Еще раз, спасибо.
    1. Виталий Луговой 13 января 2020, 14:27 #
      Благодарю за отзыв, Александр Петрович. Стараюсь воссоздать все происходящее по часам и исторически достоверно.
      1. Александр Петрович Ильин 13 января 2020, 14:32 #
        Вот и я стараюсь всё воссоздавать исторически точно и достоверно. Для этого и работаю с дневниками, письмами и архивами. Удачи! Мира и счастья Вашему Дому! Рекомендую на сайте ВКонтакте группу «Солдатский Храм», Серафим Берестов. Не пожалеете!

    Войдите или зарегистрируйтесь, чтобы оставлять комментарии.


    Трупный эпизод. В следующих книгах серии.

    Есть ли такой период в истории, о котором нет написанных книг и сочиненных баллад? Представьте себе, есть! О первой половине десятого века в истории Европы принято молчать и стыдливо опускать глаза. Действительно, события того времени дают мало повод.. Читать дальше
    139 0 0

    Берлин. Три падения

    Немногие знают, что русские солдаты брали Берлин трижды: 9 октября 1760, 4 марта 1813 и 8 мая 1945-г…
    Заграничные походы русской армии 1813-1814 годов боевые действия русской армии совместно с прусскими, шведскими и австрийскими войсками по зав..
    Читать дальше
    1086 0 -2

    Оружие святого змееборца. Тайна агрикова меча

    Расскажите друзьям 16 сентября – Перенесение мощей блгвв. кн. Петра в иночестве Давида, и кн. Февронии, в иночестве Евфросинии, Муромских чудотворцев

    По сию пору ученые разгадывают код «Повести о Петре и Февронии Муромских», словно закоди..
    Читать дальше
    91 1 +1




    Добавить прозу
    Добавить стихи
    Запись в блог
    Добавить конкурс
    Добавить встречу
    Добавить курсы