Портрет опасного человека



Возрастные ограничения 16+



Семен Петрович был опасным человеком. Даже страшным. Он работал в скорой помощи вот уже почти двадцать пять лет и видел смерть во всех ее проявлениях, во всех обличиях, ракурсах и позах. В самом широком диапазоне представлений — от бессмысленной и откровенно нелепой до комичной или же парализующее жуткой.

Он видел, как люди умирают на руках, и как их вытаскивали с того света, и знал, что второе не всегда лучше первого. Семен Петрович видел, как пышущие здоровьем умирали от ссадины, и как чуть теплые доходяги зализывали травмы, казалось бы, не совместимые с жизнью. Потому Семен Петрович был крайне осторожен с прогнозами и всегда помнил, что все в конечном итоге решает случай. При этом он не забывал, что сталь ломает кость в девяносто девяти из ста. Потому он не надеялся на случай, но всегда его ожидал, чтобы не упустить. Казалось, подобный навык помог бы ему стать крупным бизнесменом или умелым преступником, обогатиться и заиметь уважение среди людей, но Семен Петрович был чужд алчности и, что еще хуже, сторонился всякой власти. А к той, что досталась ему по выслуге лет, обращался трепетно, лишь по служебной необходимости.

Как будто этого мало, так ко всему прочему, Семен Петрович был всесторонне образован, начитан и эрудирован. А потому он хорошо и даже слишком хорошо знал людей. Он их понимал и даже, думать отвратительно, принимал их как есть. Это, конечно, не значило, что он их всех любил отеческой или братской любовью — все таки абсолютных негодяев, к счастью, не существует. Он не одобрял образ жизни и поведения большей части себе подобных, но это не мешало ему не иметь гнева и презрения к ним, потому как он хорошо знал, что на все свои причины, и никакое добро и зло не творится из пустоты. А также, что одно от другого отличить бывает сложно, а зачастую это и вовсе одно и то же. Из этого опасного знания вытекали соответствующие бессовестные привычки поведения. От упоминания лишь некоторых подкатывает к горлу ком: никогда не делать поспешных выводов; никогда безосновательно не верить слухам; не подчинятся народным авторитетам; с подозрением относится к не в меру учтивым людям с безупречной репутацией; избегать людей, у которых полно друзей и полезных знакомств.

Естественно, он никогда не верил политикам и вообще любым общественным деятелям, потому как знал, что всех их заботят лишь собственное благополучие. Потому что это естественно — заботится о себе — так нас создала природа. В то же время он помнил о том, что кость ломает железо один раз из ста. Потому он знал точно, что есть люди хорошие, ответственные и честные… но только до поры и до времени. Также Семен имел редкую и невыносимую способность — точно определять границы человеческой доброты и порядочности. Соответственно, не имел обиды, если его предавали. Гаже, что сам старался не обижать людей. Не из природной доброты или покладистости, а просто ради собственного душевного спокойствия. Часто досадовал и подолгу испытывал стыд, если приходилось осадить грубияна, невежду или хулигана. И делал он это только все из тех же пресловутых прагматических соображений. Семен Петрович знал, что дать спуск подлецу — все равно что похвалить его за совершенное зло. А потому ругаться или отчитывать было неприятным и грязным делом, но необходимым. Также тяжесть подобного социального акта усугублялось тем фактом, что Семен Петрович побаивался людей. Опять же потому, что слишком хорошо их знал. Он знал, что с людьми нужно себя вести осторожно. Не менее осторожно, чем с дикими собаками — выглядеть большим и сильным, не давать заходить с тыла и вообще желательно держать на почтительном расстоянии от себя. Потому социальные взаимоотношения серьезно изматывали Семена Петровича, но он относился к этому как к неизбежному неудобству. И в своей гнусной манере старался не озлобляться на социум и не закрываться от него. И хоть за частую ему было скучно и даже неприятно общаться с людьми, он помнил, что у каждого можно чему-то поучится — если не полезному, то по крайней мере тому, чего делать не следует. Ведь знание не может быть нужным и ненужным, а информация плохой или хорошей — на все свое время и место. Исходя из этого принципа, Семен Петрович старался впитывать все что видел и слышал, впрочем, подвергая серьезной фильтрации. Многие знания не являются источником многих печалей, если относится к ним объективно и принимать реальность просто, как есть. В таком случае многие знания служили щитом от многих печалей, которые вне всякого сомнения поджидают тех, кто этого знания не имеет. Но и тут он помнил, что кость ломает железо. И никакое знание и предосторожность не может тебя спасти в конце концов. Все что ты можешь — лишь увеличивать череду побед, коих может быть сколь угодно много, но поражение случается лишь раз и настигает в конечном итоге любого. Эта мысль делала Семена Петровича в меру равнодушным к делам мирским, к удачам и неудачам соответственно. А с тем пришла умеренность и в остальном.

Сильнее, выше, быстрее — лозунг, свойственный так или иначе всем людям, виделся Семену скучным и бессмысленным. Но это, на удивление, не сделало его ленивым или апатичным. Зато, как бы это гадко не звучало, трезвомыслящим и объективным.

Он четко понимал, что человек живет для себя. И кто бы чего ни говорил считал, что эту истину важно понимать каждому. Такое знание сделало его до тошноты спокойным и ясным. Дальше хуже. Он не обижался на неблагодарность или даже подлость. К счастью, это не значит, что он стал податливым и покорным, или хоть бы даже смиренным. Нет. Он с сожалением осознавал и принимал мысль о том, что в жизни за свое нужно бороться и учиться его отстаивать. Другое дело, что душевное спокойствие и ясность, не затуманенного обидами, местью и прочими дрязгами разума, помогала ему видеть те немногие вещи, которые действительно необходимо отстаивать и которые стоят того. Свобода воли, личная суверенность и безопасность жизни и здоровья. В своих нелепых суждениях Семен Петрович считал, что этого вполне достаточно для счастья.

Сообразуясь с подобным ходом собственной мысли, Семен Петрович в конце концов потерял вначале друзей, потом уважение коллег и, как следствие, работу. Хуже всего и одновременно горше — психическое расстройство его зашло так далеко, что он даже не считал, что пал на самое дно и не переживал, и не пытался бороться или анализировать свое поведение. Семен Петрович жил еще долго, но можно ли назвать это жизнью? Потеряв статус ответственного налогоплательщика и добросовестного потребителя, он, в сущности, перестал быть гражданином, а значит быть частью единого общества.

Он и сам стал почти призраком. Потому как не осталось в нем естественных и здоровых наклонностей. Не притягивали его более деньги и сопутствующая им статусность. Дух соперничества пропал на корню, и не стало воли и желания покрасоваться. Не хотелось ему жизни лучшей, не хотелось иметь большего, чем есть. Все яркие эмоции, делающие нас живыми и наполняющие мотивацией, ушли навсегда. Впрочем таков удел всех, кто пытается идти против системы. Ведь система потому и существует, потому и работает, что естественна и сама собой разумеется.

Конечно, Семен Петрович выдуманный персонаж — лишь собирательный образ, образованный из мелких и не очень пороков современного человека. Такого отъявленного дезертира духа, к счастью, не часто встретишь на улицах вашего города, тем не менее статистика показывает — таких становится все больше. Потому комитет просвещения считает необходимым, чтобы каждый гражданин проверял себя и своих близких на предмет нездорового мышления.

Конечно, всякий современный и прогрессивный человек, читающий эти строки, может лишь снисходительно улыбнуться, столкнувшись с подобной маргинальной логикой в повседневной жизни. Но не обманывайтесь, Семен Петрович и подобные ему не просто ветреные мечтатели, а опасные для общества диссиденты. Для них не существует авторитетов и общепризнанных ценностей, для них не существует общества в целом. Нет уважения к чину, нет субординации, нет патриотизма и отсутствуют стремления к благополучии нации. Из-за таких как они не развивается экономика, не строятся дороги и больницы. В болоте подобных убеждений зарождаться первые ростки анархии и хаоса. Неизменно результат всегда один — сепаратизм, гражданские войны, голод, эпидемии, распятые мальчики…кровь, кровь… и говно. О! Как хорошо, что таких людей не много на свете! Но ты, читатель, будь бдителен. Не дай заманить себя в сети извращенным мышлением и встать на путь, который ведет в никуда. Знаешь такого как Семен Петрович? Звони в полицию (отдел по борьбе с инакомыслием). Выполни гражданский долг!

Свидетельство о публикации (PSBN) 37044

Все права на произведение принадлежат автору. Опубликовано 10 Сентября 2020 года
Александр Фирсов
Автор
Здравствуйте, читатели! Предлагаю вашему вниманию свое творчество, которое, быть может, придется вам по душе. Меня зовут Александр Фирсов, я молодой автор..
0






Рецензии и комментарии 1


  1. Волченко Татьяна 10 сентября 2020, 16:13 #
    Даже не знаю что и делать… Думаю в каждом из нас живёт такой Семён Петрович который проявляется в минуту горя и беды. Этот собирательный образ показался мне личностью и очень умным человеком, хоть и пессимистичным. Он смотрит не только на одну сторону, но и видео всю картину… Хотя может я и не права)
    Главное это не стать опасным для себя и для общества. Часто можно помочь и сделать мир немного лучше. Можно не поклоняться человеку, но очень важно его уважать. В этом отношении Семён Петрович мыслил не правильно… Если живёшь в обществе, нужно соблюдать его правила, хотя бы моральные…

    Войдите или зарегистрируйтесь, чтобы оставлять комментарии.

    Про Семёна 0 +1
    Генезис душегуба 0 +1
    Великий сон 2 +1
    О временах и капсулах 1 +1
    Прокурор 0 0

    В голубом просторе

    Воспоминания из раннего детства стираются, и разгонять бесконечную темноту становится нечем. Бумажный и бледный мир за окном изо дня в день, словно карандашный набросок, становится все более размытым и нечетким. Ханна слепа большую часть жизни... Читать дальше
    185 1 +1

    Тупик «Надежда».

    Цикл «Отношения». Всё неоднозначно, и со стороны кажется вовсе не тем, чем является... Читать дальше
    148 0 0

    Автобус.

    Когда террористы захватили автобус, все надеялись на лучшее. Думали их спасут. Думали над ними не будут издеваться. Наивные. Когда все поняли, что им не выжить, совершается побег. Но далеко ли они убегут?.. Читать дальше
    545 0 0




    Добавить прозу
    Добавить стихи
    Запись в блог
    Добавить конкурс
    Добавить встречу
    Добавить курсы