Майское утро.


  Психологическая
235
76 минут на чтение
2

Возрастные ограничения 12+



Майское утро.

Расцвели уже незабудки.
Ветер поёт о своём.
Ты не бойся, не бойся друг мой!
Здесь не говорят о былом.

— Господи, что с ней?! — молодая девушка в аккуратном платье с цветочками изумлённо вскрикнула.
— Она мертва, — средних лет мужчина в полицейской форме печально взглянул на девушку. — Примите мои соболезнования.
— Но… Но она улыбается! — губы девушки нервно дрогнули, она прислонилась к стене и медленно сползла на пол. Слёзы крупными каплями стекали по её щекам и падали на пол. — Вы… Вы же поможете, да? Поможете, правда? Скажете, что случилось? Анечка… О, боже…
Полицейский подошёл к девушке и положил руку ей на плечо. С сочувствием посмотрев на юную особу он произнёс: «Конечно, мы сделаем всё, что в наших силах».
Было прекрасное июньское утро. Солнце игриво заглядывало в комнату, освещая собой белые стены и потолок, а также заливая ярким светом пол, на котором лежал человек. Это была молодая девушка в красной рубашке в измятую клетку и поношенных джинсах. Её длинные тёмные локоны, разбросанные по полу, подчёркивали неживую бледность лица. Лицо улыбалось. Наверное, девушку можно было принять и за живую, если бы не огромная лужа крови, в которой она лежала. И нож, валявшийся рядом. И замершее сердце.
Единственное, что не вписывалось в печальную картину, так это цветы. Они были самые разные: ромашки, васильки, герань и колокольчики… Но больше всего было сирени, которая, казалось, заполонила всю квартиру. Тумбочки, кровать, стол и стулья, весь пол — фиолетовые цветы покрывали весь дом ровным слоем. Даже на самой девушке лежала небольшая веточка сирени, а в прядях чёрных волос запутались яркие лепестки. Рядом валялась разбитая ваза. Скрипнуло приоткрытое окно. Было прекрасное июньское утро.

Когда Анюта проснулась, часы показывали шесть утра. Обычно она вставала намного позже, но сегодня был особенный день. Последний день. Девушка села в постели и огляделась. Солнечные лучи падали ей на лицо, заставляя зажмуриться. Маленькие солнечные зайчики скакали по стенам и потолку, на улице пели птицы. Тёмно-зелёная ветвь сирени, густо покрытая ярко-фиолетовыми лепестками, постучала в окно. Душа Анны ликовала.
Девушка встала, потянулась и огляделась. Васильки в хрустальной вазе легонько покачивались — то ли от небольшого ветерка, который создала Анюта, то ли от радости.
Быстрыми шажками Анна направилась к кухне. Сегодня был последний весенний день, и Аня намеревалась не пропустить ни секунды. Ведь это был и её последний день. Она давно это знала.
Девушка сидела на подоконнике, болтала ногой и пила чай с овсяным печеньем. Её охватывало ощущение спокойствия и свободы. Но она знала, что Тень следит за ней. Анна знала, что давно попала в ловушку.

Она проснулась почти одновременно с Анютой. Её взгляд скользнул по электронным часам и замер на дате. Тридцать первое мая. Последний день весны.
«И последний день Ани», — дополнила свои мысли девушка и усмехнулась. Слишком долго она намеревалась свести с ней счёты.
Она поднялась и босыми ногами быстро протопала на кухню. На столе стоял алый букет маков. Девушка подошла ближе и взяла ярко-красный цветок. Немножко покрутив его в руках, посмотрев в окно, она бросила цветок на деревянный пол.
Она открыла форточку и налила себе кофе. Девушка ненавидела чай. Лёгкий весенний ветерок покачивал букет цветов. Она наклонила голову набок и сощурилась, пристально рассматривая что-то.
«Сегодня. Больше откладывать нет смысла», — девушка перевела взгляд с кружки на окно.

Анна быстро оделась и заспешила к входной двери. Ей нужно успеть до заката. Щёлкнул замок, и Аня вышла на лестничную площадку. Дом был старой и довольно унылой девятиэтажной постройкой, ничем не отличавшийся от остальных серых зданий спального района. Закрыв дверь, девушка побежала вниз по серым бетонным ступенькам.
На улице, несмотря на раннее утро было тепло. Улицы были пустыми. Аня уверенным шагом пошла на остановку.

Она, допив кофе, стала собираться. Покрутившись немного перед зеркалом, перевязав свой платок разными способами раз пять, она наконец вышла в прихожую. Скрипнула дверь, и девушка вышла на прохладную лестницу. Местами здесь обваливалась штукатурка, тёмно-серый цвет стен и пола лишь подчёркивал всю эту грязь старой девятиэтажки. Фыркнув, она быстро сбежала по ступеням.
Выйдя на улицу, она поёжилась. Лёгкий ветерок подгонял её в спину. Невдалеке она заметила ярко-красную рубашку.

Вдруг чья-то тень скользнула за кустами. Но Аня даже глазом не повела. Девушка знала, что она следит за ней. Всегда. Каждую секунду.
Тень переместилась за фонарный столб, затем скользнула за гараж и скрылась. Но Анна знала, что Тень не оставила её в покое. Анна знала, что за ней всё равно следят.
Анюта подошла к остановке. Достав кошелёк, она быстренько пересчитала мелочь на проезд и уселась на скамейку. Ветер играл в её длинных тёмных кудрях, трепал рубашку. Девушка улыбнулась. Здесь было невероятно тихо, даже птицы замолкли. Но вот она увидела Тень — та стояла у остановки на другой стороне улицы и смотрела на Анну. В голове снова и снова всплывали страшные слова, сказанные ей:
«Мы обе знаем, чем это кончится. Я приду с последним весенним днём. Тогда мы и сведём счёты.»

Она стояла, прислонившись к фонарному столбу и не моргая смотрела на Аню своими светло-голубыми глазками, не переставая при этом улыбаться. Но улыбка эта была больше похожа на оскал хищника, который вот-вот набросится на добычу. Глаза отливали холодным серебром. Не отрывая губ, она прошептала Аня пару слов, отчего та вздрогнула. Заметив это, Тень лишь шире улыбнулась.

Вот подъехал первый автобус. Анна уже не видела Тень, но чувствовала её. Передав деньги зевающему водителю в потрёпанной кепочке с козырьком и рваной джинсовой куртке, она прошла в самый конец автобуса, усаживаясь у окна. Пустые улицы быстро мелькали за окошком.
«Ты же знаешь, что не сможешь сбежать. Мы обе это знаем.» Анюта вздрогнула. В салон зашла она. Тень. Аня быстро отвернулась к окну.
«Дзинь, дзинь», — звонкие монеты посыпались в руку к водителю. «Топ, топ», — мерные шаги приближались. Кресла в автобусе были расположены по четыре — одна пара смотрела на другую. И тень выбрала место прямо напротив Анны. Надо заметить, что это было уже не просто «Тень», а стройная девушка с длинными тёмными волосами, одетая в светлую юбку и тёмно-синюю блузку. На шее у неё замысловатым узлом был повязан шёлковый платок. Эта девушка положила ногу на ногу, и с усмешкой посмотрела на Аню голубыми глазами.
«Ха-ха, ну чего ты дрожишь, смерть это не страшно», — снова голос пронзил память. Анна снова вздрогнула и посмотрела на место, где ещё недавно сидела Тень.
«Где она? Что за...?» — мысли рассыпались на тысячи кусочков, каждый из которых думал в отдельности о разных вещах.
— Хочешь спросить где она? Куда делась? — нежный голос зашептал прямо в ухо, а холодные руки дотронулись до шеи, убирая с неё прядь волос. Анна замерла. Она не решилась взглянуть на невидимого собеседника стоящего за спиной, который между тем продолжал:
— Эй, ну чего же ты? А где мой привет? Давно же мы не виделись.
— Ты была у меня позавчера. И напомнила, что сегодня… — во рту пересохло, и Аня замолчала.
Собеседник залился звонким смехом.
— Ах да, точно, ха-ха! Надо сказать, тот кофе был превосходным! Что ж, ты помнишь наш уговор. Я лишь зашла убедиться в этом. Скоро увидимся, ха-ха. И… — собеседник ненадолго замолк. — Впрочем, ты и сама всё помнишь и знаешь. Пока.
— Пока…
Городские улицы за окном сменились густым лесом. Анна задумчиво смотрела в окно.

Первый раз Анна и Тень познакомились года полтора назад — в конце декабря. Тогда весь город занесло снегом. Около университета покоились большие сугробы, загадочно блестевшие тёмными зимними вечерами под светом фонарей. После пар Анна направилась домой по одной из заснеженных улиц и стала свидетельницей страшного происшествия. Двое парней, наверное курса с третьего-четвёртого, издевались над первокурсником небольшого роста и требовали у него денег. Они громко смеялись, пиная бедного мальчишку. Анна стояла, как заворожённая, не зная, что делать и не в силах пошевелиться. И тут из-за её спины выскочила Тень. Она быстро пронеслась мимо Анны, и с ноги ударила по подбородку одного из старшекурсников. Удар был настолько сильным, что парень подлетел на несколько сантиметров и упал в сугроб плашмя, разбрасывая снег. Его приятель кинулся было на Тень, но она со всей силы нанесла ему мощный удар в живот, и хулиган, скривившись от боли упал на колени.
Тень медленно пошла по белому снегу. И только дойдя до конца улицы, она обернулась к всё ещё неподвижно стоявшей Анне и хмыкнула. Пару шагов, и вот она уже скрылась за углом. Не долго думая, Аня сорвалась с места и бросилась за ней. Неловко поскальзываясь и спотыкаясь, девушка добежала до угла. Предостерегающая мысль мелькнула в её голове: «Что-то с ней не так. Не надо. Иди домой». Но Анна прогнала надоедливый голос прочь.
— Стой! Кто ты? — Аня крикнула в след удаляющемуся силуэту.
— Ха-ха. Зачем ты пошла за мной? — тень остановилась и медленно развернулась. Девушка в аккуратном бежевом пальто и красных ботинках насмешливо нахмурилась и посмотрела на Аню.
— Я… Э-э-э, — Анюта и сама не знала, зачем последовала за этой странной девушкой. — Я первая спросила!
— Ох, ладно. Меня зовут Умбра. Ты это хотела знать? — Умбра вопросительно подняла брови.
— О… Да? — Анна скорее спрашивала это у себя, чем отвечала своей новой знакомой.
— Тогда до встречи. — уголки её губ быстро поползли вверх.
Умбра развернулась и пошла. А Анюта растерянно стояла, не понимая, что же только что произошло. В таком задумчивом состоянии она добралась до дома. Там девушка лишь сбросив куртку и ботинки побежала за письменный стол.
«Умбра… Умбра! Что же с ней не так?» — шептала она пытаясь что-то вспомнить и найти. — «Почему она такая», — здесь Анна не смогла подобрать нужного слова, поэтому продолжила дальше. И тут её осенило.
«Боже!» — вскрикнула она, вскакивая со стула. Анюта поняла, почему эта «Умбра» показалась ей такой странной. Девушка не оставляла следов! Когда она ударила хулиганов, их следы были видны, а её нет! Когда Анна бежала за ней следов не-бы-ло! А ещё…
Тут мысли Ани быстро закружились вихрем в поисках ответа. «Умбра — это же латынь… Значит...» — тут мысли закружились быстрее. — «Её имя — Тень! Не зря целый год изучала этот эльфийский!»
Тень не с проста сказала «До встречи». Девушки увиделись на следующий день. Они учились на одном факультете. Анна сразу заметила стройную фигурку Умбры, одетую в деловой костюм. Приветливо помахав рукой издалека, она направилась к Тени.
— Привет! — Аня и сама не знала, почему так радовалась встрече с Умброй.
— Ох, это ты. Ну здравствуй, — Тень протянула Анне руку и улыбнулась. По телу Аны пробежали мурашки, но она в ответ лишь пожала руку. Ладонь Умбры была невероятно холодной.
— Оказывается, мы вместе учимся. Будем друзьями? — поборов внутреннее недоверие и укоряя себя за такое отношение к новой знакомой, Анна мило улыбнулась.
— Давай, — Тень снова улыбнулась, но намного теплее.
Юноши и девушки начали оживлённо перешёптываться, косясь в сторону Анны и Тени. Кто-то пискляво хихикнул и покрутил пальцем у виска.

Машина замедлил ход, двери медленно открылись. Не дожидаясь полной остановки автобуса, Анна спрыгнула на землю — она спешила. Белые кроссовки стремительно пошли по пыльной дороге. Здесь было тихо, птицы замолкли, ветер перестал тянуть свою печальную мелодию. Лишь изредка проезжали машины.
Ноги несли Анну по узкой тропинке, пока сама девушка мыслями уже была в пункте назначения. Туда не ходят автобусы и не ездят машины, люди не заходят туда. Аня и сама узнала об этом месте случайно. Тень показала ей этот дивный рай на земле. Воспоминания складывались в разноцветные картинки, картинки в истории. Вот она сбежала с уроков, там ей все надоели. Там, все эти глупые однокурсники ненавидели её, смеялись. Вот Аня бежит, сама не зная куда, вот спотыкается, падает, в кровь разбивая коленку, слёзы льются по раскрасневшимся щекам… И вот рука в джинсовой куртке помогает ей встать. Две пары ног несутся по узкой тропинке, далеко, за город. « — Закрой глаза, я покажу тебе кое-что. — Хорошо.» И вот Аня моргает ресницами, пытаясь привыкнуть к яркому свету и видит этот луг…
Пока Анна парила в своих воспоминаниях, она пришла в нужное место. Это был огромный цветочный луг, казалось, он простирается до самого горизонта. Всё вокруг было усеяно самыми разными полевыми цветами. Ромашки, колокольчики, одуванчики… Боже, всех их и не перечесть! Белые кеды на секунду остановились, а затем стремительно сорвались с места, пробегая по зелёной, свежей траве. Анна упала на спину прямо в гущу одуванчиков и раскинула руки, словно пытаясь обнять всё вокруг. Жёлтые цветы щекотали ей лицо и соперничали по яркости с самим солнцем. Аня засмеялась, так звонко, что наверное ей бы позавидовали колокольчики, растущие неподалёку. Вот оно счастье, в этом моменте. Да, прямо здесь и сейчас!

Почти всё свободное время Аня и Умбра проводили вместе. Люди часто косо на них поглядывали — ну и пусть. Им было неважно. Каждый миг, каждое мгновение проведённое вместе было новым счастьем. Умбра оказалась удивительным человеком: с ней Ане было намного спокойнее и приятнее, чем с кем-либо ещё. Они вместе встречали закаты и рассветы, гуляли по ночам, пели песни, читали стихи, учились, готовили… Они словно были одним целым. Но всё в этом мире меняется. В середине марта произошёл тот самый переломный момент, после которого назад повернуть уже нельзя.
— Хватит пить! Четвёртая банка!
— Эй!
Анна резко выхватила из рук Умбры бутылку пива. Тень сделала попытку вернуть свой напиток, но потерпев неудачу снова уселась на старое место. Они были на детской площадке совсем одни. Местами ещё не растаял снег, дули холодные северные ветра. Несмотря на это Тень была одета легко — в зелёную рубашку с повязанной на поясе кофтой. Анна предпочла нечто потеплее: тёмная куртка доходила до колен, штаны и шарф, закрывающий шею от мороза.
Умбра развалилась на скамейке, смотря в серое небо, покрытое рваными облаками. Анюта же училась кататься на скейтборде — Тень показала ей парочку приёмчиков, и теперь Аня усердно пыхтела, пытаясь их повторить. Где-то вдалеке раздавалось карканье ворон, лёгкие порывы ветра играли в листьях деревьев, слабо посвистывая.
— Скоро экзамены, — лениво растягивая слова сообщила Умбра.
— Что? Ой! — скейтборд выскользнул из-под ног Ани, и она приземлилась на асфальт. — Какие экзамены?! У меня больше двух предложений в голове не укладывается! — воскликнула Анна потирая ушибленные места.
Тень привставала на локте и посмотрела прямо в глаза Анюты. Она смерила девушку изучающим взглядом и сказала:
— Слушай, а давай сбежим?
— Куда? — Аня удивлённо вытаращила глаза.
— В Америку. Или во Францию. Можно и в Британию на худой конец… — Умбра откинулась на скамейку и мечтательно провела рукой в воздухе.
— Пф, — Анна выдохнула и расхохоталась, вставая и снова становясь на скейтборд. — Я уж думала, ты серьёзно.
— Эй, я не шучу, — Тень обиженно засопела. — Мне надоел этот город. Ску-чный.
Анна резко оторвалась от своих тренировок и резко взглянула на свою подругу, от чего та легонько вздрогнула.
— Никогда. Слышать этого не желаю. Лучше этого города не сыщешь и на всём белом свете. Покинуть этот город — ни за что. Я родилась, жила и умру в Питере. Здесь я буду встречать закаты и рассветы, бродить по ночным улицам и… — тут Ане пришлось перевести дыхание. — Надоел? Скучный? Как ты можешь так…
Светло-голубые глаза Тени резко потемнели, а на лице растянулась улыбка. Умбра прервала тираду Анны о самом лучшем городе в мире.
— Умрёшь, да? — глаза Тени сверкнули злым огоньком, и Анюта вздрогнула. — Либо мы сбегаем, либо твои слова становятся явью.
— Что ты имеешь в виду? — первый испуг прошёл и Аня с вызовом посмотрела на подругу.
— То и имею. Хватит уже, как думаешь? Я устала и хочу что-то менять. Пора бы уже, не думаешь? — усмешка на лице Умбры сменилась на серьёзное выражение. — Слишком долго я потакала твоим желаниям — мы делали всё, что ты хотела. Я ограничивала себя ради тебя.
— Я не понимаю, о чём ты… — пролепетала Анюта.
— Не понимаешь? Я бросила курить, перестала влипать в неприятности — ох, как же мне нравились уличные драки! — подтянулась по предметам… Много чего… Мне так не хватает приключений! — девушка задумчиво водила взглядом по площадке. — Почему бы не сбежать, а? Хоть раз сделаем то, о чём прошу я?
— Я… Нет, — Аня пристыжено опустила глаза, рассматривая ботинки. — Не могу. Знаешь… Я тоже устала от твоих выходок. Выглядит так, будто ты одна здесь жертва! Я тоже многим пожертвовала, чтобы спасти твою шкуру. Сколько можно? Мне так не хватает спокойствия. Но дружба подразумевает такие жертвы ради других.
— Значит, у нас разные представления о дружбе, — Умбра встала и сделала пару шагов к Ане. — Я так о многом тебя прошу? Один небольшой побег. И всё. Этот город так угнетает…
— Не смей так говорить! — в глазах Анюты блеснул яростный огонёк. — Он прекрасен! Это… Это единственное место, где я хоть кому-то нужна, где у меня есть что-то, ради чего жить! Здесь я знаю кто я, здесь все мои воспоминания, мечты, здесь вся я…
Серые тучи почти совсем закрыли небо. Где-то вдалеке громко закричала ворона. Ветер взъерошил волосы девушек, стоящих друг напротив друга. Игриво пошевелив траву, он утих, чтобы снова пошелестеть в листьях. Первые капли дождя упали на землю.
— Значит, ты не сбежишь со мной? — Умбра вопросительно подняла бровь.
— Значит, не сбегу. И знаешь, давно пора расставить все точки над «и». Видимо, мы слишком разные. Я… Я так больше не могу, — на глазах Ани выступили слёзы, смешиваясь с только что начавшимся дождём. — Все вокруг словно против меня. Все эти одноклассники, уроки, занятия, будущая профессия. Мама снова решила выйти замуж за какого-то старикана, да ещё эта «идеальная» сестра приедет погостить… Я не хочу… Только ты была со мной, а теперь… Теперь я уже… — Анна потерялась, пытаясь подобрать слова.
— Хм…
— Хорошо, что мы поговорили, — всхлипывая, прошептала Аня. — Я больше не хочу ничего. Мне надоело.
— Эй, — Умбра подошла чуть ближе и вытерла тыльной стороной ладони слёзы с щеки подруги. — Ну чего ты? Я буду на твоей стороне. Но ты права, так этого оставлять нельзя. Мы должны были высказать это друг другу, — Тень мягко улыбнулась. — Давай сбежим, построим жизнь… Нам будет весело вдвоём. Плюнем на всех!
Последние слова девушка прокричала так громко, что они отдались эхом от стен соседних домов.
— Нет! — Анна резко оттолкнула подругу. — Не хочу! Я больше не могу! Я… Устала от тебя! — все обиды и печали, которые так долго хранились в сердце девушки хлынули бурным потоком. В них не была виновата Тень, но сейчас Анну это не волновала. Больше сдерживаться она не могла. Она слишком долго терпела и копила всё это. Так бывает, когда хиленькую плотину, сдерживающую бурную реку, вдруг прорывает, и вода мощным потоком устремляется прочь.
Дождь пошёл сильнее. Крупные капли звонко стукались об асфальт и отпрыгивали, разбиваясь на тысячи крошечных брызгов.
— Тогда всё будет так, как ты и хотела, — Тень подошла к подруге в упор так, что их глаза были в паре сантиметров друг от друга. — Ты умрёшь в этом чёртовом Питере.
Анна отшатнулась, сделав пару шагов назад, а Умбра продолжала оставаться на месте, лишь ухмыляясь.
— Не бойся. Я дам тебе время подумать. До… — девушка прикрыла глаза. — До конца весны. Либо исполняется моя мечта, либо твоя.
Тень развернулась и пошла. Дождь размывал её очертания. Аня удивлённо смотрела ей в след.
Небольшой раскол в их дружбе произошёл раньше. Сначала Аня запретила Умбре драки, затем Тень доставила Анне хлопот, чуть не угодив в полицию. Умбре пришлось стать прилежной ученицей, а Анюте пришлось таскать безрассудную девушку по врачам из-за воспаления лёгких, после прогулки по снегу в одной рубашке. Подружки быстро решали свои проблемы. Но эти беды никуда не исчезали — они копились в душе, нарастая, как снежный ком. Когда-нибудь, плотину, сдерживающую их, должно было прорвать — это случилось сегодня.
Ветер подул сильнее, напоминая Анне, что давно пора домой. Она стояла, не шелохнувшись. Лишь в её сознании быстро мелькали мысли.

Ладонь девушки коснулась ярко-красного мака. И снова этот голос: «На закате. Ты же не боишься, верно?». Анна резко вскочила и огляделась. Так она и знала. Тень снова здесь.
— Что ты тут забыла?
— Эй, разве так встречают друзей? — Тень медленно вышла из-за дерева и направилась к Ане
— Эй, а разве убивают друзей? — передразнила её Анюта.
— Ну, чего ты? У тебя ещё есть шанс всё вернуть на места, — Умбра подошла ближе и ласково улыбнулась.
— Я же сказала, моё решение однозначно. Я никуда не поеду.
— Какая же ты всё-таки упрямая.
Воцарилось молчание. Лишь шелестение ветра и пение птиц нарушало тишину. Тень присела рядом с Анютой. Какое-то время они вместе смотрели в безоблачное небо и слушали печальную песнь ветра. Первой молчание нарушила Тень. Она вынула их кармана блузки небольшую веточку сирени и протянула Ане.
— Дарю, — она аккуратно закрепила сирень в волосах.
— Ага, — Аня не пошевелилась.
— Эх, —протяжно вздохнула Умбра и легла рядом с Анной. — Смотри, то облачко похоже на жирафа.
— Почему ты ведёшь себя, как ни в чём не бывало? — Анюта привстала на локте. Голос её дрожал от возмущения.
— А как мне себя вести? — вопросом на вопрос ответила Умбра. — Ты сама выбрала этот путь. Значит, ты этого хочешь, не так ли?
Тень была права. В глубине души Анюта и сама это понимала, но никак не хотела признавать. Но это было не важно.
Они снова замолчали. Подружки крепко схватили друг друга за руки. На запястьях блеснули парные браслетики. Никто из них не произнёс ни звука. По небу медленно плыли немые облака.

«Тик-так, тик-так», — часы в комнате Ани пробили полночь, давая Анюте понять, что ей давно пора лечь в кровать. Но девушка не обращала на них внимания.
Она сидела за письменным столом и смотрела в окно. Сначала Аня подумала, что это глупая шутка подружки, но теперь она понимала, что это правда. В начале она проклинала, боялась этого. А потом её вдруг охватило чувство всепоглощающего спокойствие — словно к ней пришло озарение. Она сама этого хочет. Теперь ей совсем не страшно, ей это доставляет… Удовольствие? Анюта не знала.
Часы проткали ещё шестьдесят минут и начали бить первый час ночи, но уже настойчивее, словно злились на Анюту. Она медленно погасила настольную лампу и легла в кровать. Лицо её озаряла улыбка.

Две пары белых кроссовок шагали по пыльной дороге. Аня и Тень направлялись в город — скоро наступит закат. Подружки провели на лугу почти весь день. Изредка они перекидывались короткими фразами. Но девушки понимали друг друга и без слов.
Сейчас они быстрым шагом пересекали небольшую изгородь. В обычное время путь до города показался бы им вечностью, и он бы давно прожужжали друг другу все уши, как же они устали и как у них всё болит. Но сейчас они не сделали ни одной остановки — им казалось, что дорога заняла пару минут.
Солнце уже подкралось к горизонту, когда они наконец пришли. Подружки шли по пустынной улице — лишь изредка они натыкались на наслаждавшихся последним весенним солнцем случайных прохожих. Высокие уродливые серые многоэтажки, всегда такие скучные и унылые, сейчас отливали самыми разными красками, купаясь в тёплых лучах заходящего солнца. Весёлые солнечные зайчики быстро скакали по окнам, витринам магазинов и крышам, заливая их золотым светом. Шустрые птички резвились под самыми облаками, лишь иногда присаживаясь на крыши и провода, чтобы передохнуть.
Девушки подбежали к величественному дому с массивными резными украшениями на крыше и окнах. Видно было, что работа сделана искусным мастером — каждая деталь, каждый изгиб, каждый вырез аккуратно вырезан и отшлифован. От этого дома веяло таинственной, прекрасной стариной. Подружки быстро взлетели на верхний этаж — здесь они были уже не раз. Это здание стало их излюбленным местом для ночных посиделок. Тень и Анна медленно открыли выход на крышу и застыли.
Отсюда было видно полгорода, и эта невероятная красота заставляла затаить дыхание. С высоты был слышен гул машин, шум прохожих и… что-то настолько не обычное, что и нельзя описать словами. Лёгкий ветерок подул им в лицо, заставив Аню немного улыбнуться, а Умбру чихнуть.
— Смотри, какой чудесный закат. Раньше мы часто смотрели на заходящее солнце, но это какое-то особенное.
— Ага.
Солнце и правда уже почти скрылось за горизонтом, топя в своих последних алых лучах город. Все облака словно расступились перед величественным светилом. И вот последний луч заходящего солнца скользнул по высотным домам засыпающего города, словно утопающий хватаясь за соломинку, и скрылся за горизонтом. Одна за другой, на небе крошечными светлячками загорались звёзды. Девушки сидели, пождав колени и смотря в даль. Неоновые вывески манили к себе молодежь, а люди постарше торопились с работы домой. Жёлтые фонари ярко горели, освещая тёмные улицы Петербурга. Но даже сотни таких огней не смогли затмить луну. Сегодня она была особенно прекрасна. Своим серебряным светом луна проникала в самые мрачные и тёмные переулки города, заглядывала печальным взором в окна и выделяла контуры лиц прохожих.
— Полнолуние. Красота.
— Ага.
Откуда-то далеко доносился шум машин спешащих по своим делам. Но здесь, в спальном районе было довольно тихо и спокойно. Слышалось пение цикад.
«Какие цикады в центре города?!» — мелькнула мысль в голове Ани, но очень быстро поспешила уйти. Анна перевела взгляд на своею подругу. Сейчас в бледном свете луны её лицо выглядело ещё прекраснее, а глаза сверкали холодным неестественным блеском. Ветер слегка развевал её тёмные длинные локоны и воздушную блузку.
Время пронеслось так же быстро, как стрела пущенная опытным лучником. Девушки болтали всю ночь напролёт, обсуждая всё на свете, но при этом не говоря ни о чём.
— Эй, — неожиданно прервала длительное молчание Умбра. — О чём задумалась?
— Да так, сегодня ведь всего лишь последний день моей жизни, ничего особенного.
— Ха-ха, как всегда, язвительна.
— А я думала, это ты у нас в этой области специалист, — заметила Аня немного откидываясь назад.
Они снова надолго замолчали, погрузившись в свои мысли. Вой сирены полицейской машины вырвал их из раздумий, заставив снова посмотреть в глаза реальности.
— Ты боишься? — Тень склонила голову на бок и хищно улыбнулась. — У тебя есть последний шанс передумать.
— Нет, — немного помедлив ответила Анюта. — Знаешь, я тут поняла… Мне надоело, я больше не выдержу. Не хочу больше ни дня находиться здесь. Ненавижу тебя. Ненавижу этот мир, ненавижу эти улицы, этих людей, ненавижу эту жизнь… Ненавижу!
Последние слова девушка громко прокричала в полный голос. Слёзы крупными каплями полились по румяным щекам. Лицо озаряла улыбка человека, не жалеющего ни о чём.
— Это хорошо, — ответила Умбра вставая. — Ведь уже рассвет.
Тень подала Анне руку. Та крепко вцепившись в ладонь девушки тоже встала. Ярко-розовый, сверкающий алыми тенями огромный шар стал медленно подниматься. Вот первые, ещё совсем несмелые лучи уже летнего солнца, стали осторожно нащупывать себе путь, скользя по улицам просыпающегося города. Солнце окинуло своим покровительственным тёплым взором дома. Вот проскакали розовые зайчики, задорно перепрыгивая с одного окошка на другое. Солнце уже почти полностью показалось из-за горизонта, расправив свои могучие светлые плечи.
— Быстрей! — Тень нетерпеливо дёрнула Аню за руку.
— Куда мы спешим? — немного опешившая Анна всё-таки последовала за подругой.
— Как куда? В рай принимают только до пяти. — Умбра говорила это очень серьёзным тоном, быстро спускаясь по лестнице и перепрыгивая через несколько ступенек сразу.
— А сейчас? — недоверчиво протянула Аня.
— А сейчас, — Тень на секунду остановилась, глядя на наручные часы. Затем она снова дёрнула Анну и побежала дальше. — Сейчас четыре часа утра, двадцать три минуты. Знаешь, что это значит?
— Что? — Анюта еле успела обогнуть фонарный столб.
— Это значит, что у нас всего тридцать семь минут. Этого хватит, — Тень даже не запыхалась, в то время как Аня была почти на исходе сил.
Они бежали по ещё не очень заполненным, словно продирающим глаза перед трудовым днём улицам. Случайные прохожие — люди, работающие в ночную смену или рано идущие на работу, а также люди, вообще не спящие ночами оборачивались на них, удивлённо глазея.
Вот они миновали ещё несколько поворотов и подошли к большой многоэтажке. Рядом величественно стояла сирень, гордо подняв свои изящные тонкие ветви к солнцу. Ярко-фиолетовые цветки пышными гроздьями усыпали дерево. Кора сирени была испещрённая морщинками, словно кожа столетнего старца. На ветках сидели ласточки — очаровательные вестницы весны. 
— Хэй! — Умбра отпустила Аню и быстро побежала к дереву, распугивая птиц. 
— Что на этот раз? — Анна с усмешкой подняла бровь и вопросительно взглянула на подругу. 
Ответом на это ей был весёлый хруст. «Треск!», — ветка сдалась под сильным натиском Тени и сломалась. Через пару минут Умбра вернулась к Анюте, держа в руках охапку ярких веток, сильно пахнущих весной. 
— И зачем это?
— Как зачем? — кажешься, Тень сильно удивилась такому вопросу. — Ты должна уйти красиво.
Схватившись за руки, они направились к входной двери, покрытой уродливой, местами облезшей серой краской. Сильным рывком открыв дверь и создав небольшой ветерок, растрепавший девушкам волосы, Умбра вошла в парадную, потянув за собой Анну. В грязных стенах поселилась вечная прохлада, которая заставила Анюту с непривычки поёжиться, а Умбру немного передёрнуть плечами. Старые почтовые ящики, прожившие не один десяток лет, покрытые ржавчиной, противно заскрипели от небольшого сквозняка. 
«Пиииииип!» — Тень нажала кнопку вызова лифта. Девушки услышали скрип подъезжающей кабинки. Вот перед ними распахнулись железные двери и подружки шагнули внутрь. Старая лампочка пугающе мигала, грозясь оставить их на дальнейшее путешествие в полной темноте. Аня устало прислонилась к холодной поверхности лифта.
Умбра нежно поправила девушке тёмные кудри. Двери снова распахнулись, выпуская девушек из своих крепких объятий.
— Доставай ключи! Быстрее!
— Да сейчас, сейчас!
Тень раздражённо передернула плечами и сделала пару шагов в сторону, бормоча при этом что-то вроде: «Опаздываем ведь… Пф!». Аня в это время нервно перебирала небольшую связку ключей, ища подходящий. Обнаружив нужный ключ, она протянула руку к дверной скважине и… остановилась. Только сейчас до неё доходили мысли, которые она раньше откидывал в сторону с ярой ненавистью. 
«Как только я открою эту дверь всё закончиться», — думала Анна. — «Остановится мой жизненный путь, остановится дыхание, остановится сердце...»
— Долго ты будешь там копаться? — Ане на плечо легла холодная рука Тени. 
— А, да, сейчас. 
Ключ звякнул в замке, и с лёгким поскрипыванием дверь поддалась. Анюта широко распахнула глаза, удивлённо таращась внутрь квартиры, а Умбра легонько усмехнулась Открывшаяся взору картина была во истину великолепна. 
Вся квартира была усыпана цветами: красными, белыми, голубыми, бледно-жёлтыми… В вазах, расставленных по всей квартире, весело покачивались букеты. 
Легонько подтолкнув подругу внутрь, Тень вошла в квартиру. Умбра добавила ко всему этому чуду ярко-фиолетовых цветов. Девушка кружилась в вальсе, разбрасывая по всей квартире лепестки и ветки, в то время как Анюта продолжала стоять на пороге, удивлённо выпучив глаза. 
— От… Откуда это? — наконец смогла произнести Аня. 
— Волшебники не раскрывают своих тайн! — на распев весло прощебетала Тень. — Давай быстрее, или сюда. — она сделала манящий жест рукой. 
Анна открыла рот собираясь что-то сказать, но затем беззвучно захлопнула его. Осторожными шагами, обходя лежащие повсюду цветы, она прошла в дом. Все мысли, роившиеся в её голове упорхнули прочь, словно бабочки с цветов, на которые подул ветер.
— Эй, завари-ка нам чего-нибудь, — сказала Умбра, разобравшись с цветами. — А я пока займусь… Приготовлениями. 
— Какими приготовлениями? — Эта небольшая пауза заставила Аню насторожиться. 
— Это не для слабонервных, — заговорщицки прошептала Тень, и тут же залилась звонким смехом. 
С неприятным чувством Анна направилась к кухне. Там быстрыми движениями, которые сопровождало весёлое звяканье, она достала две кружки и уставилась на них в задумчивости. Затем перевела свой взгляд на окошко, где пели птицы, и снова вернулась к кружкам. Её взгляд быстро скользил по ровным рядам полок, на которых аккуратно были расставлены различные банки, миски, коробки, пачки, пакеты… Свой выбор Анна остановила на чёрном чая с цветами и нотками дуба, как сообщает упаковка, и крепком дорогом кофе в красивой коробочке. В кофе Аня не смыслила ровным счётом ничего — она пила его всего раза два в жизни. Но вот Тень просто обожала этот крепкий напиток, который употребляла без сахара и в большом количестве.
«Сколько ложек? Чайных или столовых?» — Аня с укором взглянула на банку кофе, словно та была в чём-то виновата. Но банка лишь стыдливо промолчала в ответ, не сказав Анюте ни слова.

Умбра же в другой комнате занималось несколько иными делами.
«Лязг, звяк!», —холодным вздохом отвечал ей нож на её мерные и резкие удары об шлифованный брусок. Пара искорок отлетела в сторону. Тень улыбнулась — искры были похожи на маленькие звёздочки, зажигающиеся на небе поздней ночью, а Умбра просто обожала их. Когда наконец она закончила свою незамысловатую работёнку, девушка замерла, глядя в одну точку. Затем она придирчиво оглядела нож, ища на нём хоть малейшую зацепку, малейший недостаток. Но не найдя таковых, встала, оставив блестящий холодным серебром предмет на небольшом столике возле дивана. Умбра рывком потянулась, разминая суставы и хрустя костями. Затем она сделала пару шагов туда-обратно и остановилась прислушиваясь. Когда до неё донеслось мирное позвякивание ложки, она облегчённо вздохнула и улыбнулась.
За окном снова защебетали птицы, ещё несмелые лучи первого летнего солнца заглянули в квартиру, проскальзывая сквозь занавески. Тень медленно, словно боясь спугнуть этот редкий момент абсолютного спокойствия, подошла к окошку и откинула шторы, пуская солнце в комнату, позволяя ему залить каждый сантиметр золотистым светом.

Анюта стояла, оперевшись на стол, и помешивала кофе. Задумчиво оглядев полки с припасами, девушка остановилась на огромной коробке овсяного печенья с шоколадной крошкой. С довольной улыбкой Аня начала перекладывать хрустящее лакомство на снежно-белую тарелку. Затем Анюта достала большой серебряный поднос, на котором расставила все принадлежности.

Тут же Тень услышала тихие аккуратные шаги и напряжённое сопение. В комнату, осторожно неся поднос с чашками, ввалилась Аня. Она светло улыбнулась Умбре, а та лишь слегка оскалилась в ответ. Анюта поставила свою ношу на стеклянный столик. Её взгляд быстро и без особого интереса скользнул по ножу и Анна, тряхнув тёмными кудрями, присела рядом с Тенью.
«Тик-так, тик-так», — отбивали старые механические часы, поскрипывая медными суставами. Обе девушки, до этого момента мирно пившие свои напитки и поглощавшие печенье, резко остановились, как заворожённые смотрю на чудной механизм. Прошло около минуты, и первой от оцепенения очнулась Тень.
— Эй, готова? — спросила она, кладя руку на плечо Анне и заглядывая в небесно-голубые глаза.
— Ага, — глаза засияли задорным огоньком. Девушка так легко и быстро ответила, что Умбра отшатнулась, подозрительно осматривая Анюту, словно проверяла, её ли подруга сидит перед ней.

А дело в том, что за то время, пока Тень возилась с ножом, Аня вместе с сахаром размешала в чае все свои проблемы. Пока она смотрела на быстро плывущие чаинки и разглядывала своё отражение в воде, мысли наконец решили уложиться в аккуратную стопку, давая Анне разобраться в них. Сейчас она была абсолютно спокойно, как человек, который после тщетных попыток выбраться и позвать на помощь, отпускает руку, разрывая последнюю связь с этим миром, ниточку, связывающую его и жизнь, и падает в бездну. Она чувствовала не страх, а полное спокойствие, обхватывающее со всех сторон своими крепкими объятиями. (Или оно связывает её, заковывает в свои железные цепи?) Анна теперь знала одну простую истину, которая рано или поздно открывается каждому человеку. Об этой «истине» не говорят вслух и не отправляют в письмах. Каждый должен познать её сам, иначе она теряет свой смысл, ведь у каждого она своя. Вот и у Ани была такая же.
Тень встала, и медленно сделав пару кругов по комнате произнесла:
— Без пяти пять. Твоё решение? — и поспешно добавила: — Это твой последний шанс.
— Я уверенная в своём выборе и не собираюсь его менять.
— Уверенна? Не боишься? — глаза Тени нервно забегали.
— Если это неизбежно, то зачем же этого бояться? — вопросом на вопрос ответила Анна.
— Последнее слово? — Тень ухмыльнулась, показав два ряда белоснежных зубов. Она взяла в руки блестящие предмет, сверкнувший на свет грязно-серой сталью, и игриво покрутила его в руках. Вопреки её ожиданиям, Аня не испугалась, а даже совсем наоборот — ни один мускул на её лице не дрогнул, и она нежно улыбнулась.
— Последнее слово говорят перед самым концом, разве не так? Не рановато ли? — Анна встала, и вышла на середину комнаты. Лучи света падали ей на лицо и золотили волосы.
Тень промолчала, оценивая обстановку. Обе девушки замерли, готовясь к следующему ходу. Каждая секунда на шаг приближала их к финалу. В планы Умбры такое развитие событий совершенно не входило. Аня не должна была умереть. И Тень, уже теряя надежду, сделала последний, отчаянный рывок к победе.
— Хм… Ты права, — она в миг очутилась у Анны за спиной и приложила холодно лезвие к ключице девушки. Но та даже не дёрнулась. Тень, слегка наклонившись, заглянула Анюте в лицо и увидела улыбку.
Умбра резко сделала пару шагов назад. Она начала быстрыми шагами мерить комнату, в то время как Анна даже не пошевелилась. Тень сама себя забила в угол — сейчас она была загнанным в клетку зверем. Яростным взглядом Умбра смерила изящную фигурку освещённую солнцем. Несколько нервных вдохов сорвалось с её губ.
— Долго ты ещё? — Аня перевела взгляд на часы, а затем посмотрела на Тень. — Две минуты осталось.
— Тогда поспешим.
В два прыжка она подскочила к Анне, сбив при этом воздушным рукавом блузки стеклянную вазу. Та разбилась на тысячи мелких осколков — как и надежда Умбры. Зато ярость растекалась по жилам, совсем как вылитая из вазы вода.
— Последнее слово? — с таким вопросом Тень встала прямо перед Аней и подняла над головой руку с ножом. Он отразил в себе золотистые лучи солнца, а в следующую секунду вонзился прямо в сердце Анны. Девушка пошатнулась от сильного удара. Умбра начала расплываться перед её глазами.
Через несколько секунд Аня уже лежала на полу, держа за рукоятку воткнутый в неё нож. Рывком она вытащила его, кровь заструилась сильнее, стекая алой струйкой по одежде на пол. Губы её беззвучно шевелились, может в молитве, а может это было её «последнее слово». Затем рот растянулся в счастливой улыбке. Безжизненная рука упала на пол, крепко сжимая в руке нож, окрасившийся в кроваво-красный цвет. Игривый порыв ветра ворвался в квартиру, обдавая прохладой бледное лицо, что уже никогда не почувствует ласковых прикосновений ветерка. Тёмные ресницы упали на бледные щёки, с которых в миг пропал румянец. Анна закрыла глаза. Навсегда.

— Господи, господи, — тихо шептала девушка в голубом платье с цветочками. Слёзы всё ещё текли по её щекам, а губы дрожали. Она сидела и нежно проводила рукой по мёртвому лицу Анны, вопреки всем запретам следователей. — Сестрёнка, что же случилось…
— Успокойся, всё… — «нормально». Это не решился произнести никто. Другая женщина стояла за спиной Аниной сестры, положив руку девушке на плечо. Это была пожилая дама в тёмном платье и брошке в виде ромашки, с тёмными волосами, спадающими до самых плеч. Украдкой вытерев слёзы, она снова принялась успокаивать девушку в цветочном платье.
— Что записывать в протокол?
— Пиши. «Первого июня, около пяти часов утра...» — двое мужчины в полицейской форме стояли в углу комнаты. Один из них, высокий мужчина средних лет, диктовал другому, немного пониже и помладше, что писать.
— Готово. Дальше?
— «Было совершенно самоубийство, гражданкой Анной Михайловной Соколовой...»
— Было… Гражданкой… Ага, Соколова… Готово.
— «По причине...»

В кабинет участкового не решалось без стука заглядывать даже солнце. Это был стройный человек лет сорока пяти, одетый в идеально отглаженную форму. В его кабинете всё подчинялось порядку, ни один листок не смел выбиться из строя. Но этот идеальный мир разрушила дама в тёмном платье с брошкой-ромашки, шустро ворвавшаяся к участковому. Он не успел и глазом моргнуть, когда дама оказалась уже сидящей перед ним на стуле с бархатной спинкой и нервно накручивающая чёрные пряди на палец.
— Товарищ участковый… Моя Анечка… Она, вы должны помочь, прошу, боже… — на глазах дамы навернулись слёзы.
— Тише, гражданочка. Давайте всё и по порядку. — строгий тон участкового привёл даму в чувство.
— Кхм, я мама Анюты, Анны Соколовой. Михайловны. — она быстро утёрла слёзы и собрала волю в кулак. — А сегодня утром моя другая дочь позвонила и сообщила мне, что когда она приехала к Анне в гости, та не открывала дверь и не отвечала на звонки. Дашенька, конечно, стала волноваться и…
— Стоп, подождите, какая Дашенька? — перебил даму участковый.
— Даша — это моя старшая дочь, сестра Анюты. — здесь дама прервалась для печального всхлипа. — Ну, вот она и позвонила в полицию. Дверь выломали, а там…
Из тёмно-синих глаз дамы снова полились слёзы. Она промокнула глаза милым бледно-жёлтым платочком и продолжила.
— А там она, Анютка моя, — снова всхлип. — бледная, в крови лежит. Мёртвая. — дама еле сдержалась, чтобы снова не разреветься, быстро хлопая длинными ресничками.
— Ага. — мужчина достал какой-то блокнот и сделал в нём несколько пометок.

— Алло.
— Здравствуйте. Вас беспокоит полиция. Вы были знакомы с Анной Соколовой?
— Да, мы в одном универе учимся. С ней что-то случилось? — железный тон собеседника сильно напугал человека по ту сторону провода.
— Да, Анна покончила жизнь самоубийством сегодняшним утром.
— О, боже! — кажется, кто-то на той стороне уронил телефон.
— Мы бы хотели задать вам пару вопросов, если вы не про…
— Да, конечно! — собеседник быстро перебил полицейского и нервно сглотнул.
— Замечали ли вы что-то странное в поведении Анны за последние полгода?
— Ну… Она всегда была очень странной. Аня, как бы сказать… — человек переложил трубку, теребя телефон руками. — Она видела то, чего другие не видели. Года, хм, полтора или около назад, она решила познакомить нас со своей подругой… Её звали Урубурм или что-то типа того. Но эту «подругу» никто кроме Ани не видел, хотя она утверждала, что Урумбурма учится с нами в одном университете.
— То есть это был её воображаемый друг?
— Да, вроде того, — собеседник замялся.
— А было ли ещё что-то странное?
— Ну, она редко общалась с другими одногруппниками, только с Урумбумбурой. Да и насколько я знаю, у неё не было друзей и за пределами универа, можно считать, я и есть её ближайший друг. То есть был… — человек замолчал, было слышно лишь учащённое дыхание. — А в последнее время…
— Да?
— В последнее время Аня стала всё чаще прогуливать пары, хотя раньше это за ней не водилось. Иногда нервно смеясь говорила, что это её последняя весна и… — ужасное осознание дошло до собеседника.
— Продолжайте, — велел железный голос.
— Да вот и всё, что я знаю… — на том конце снова замолчали.
— Благодарю вас за сведения. Если что-то понадобиться, мы с вами ещё свяжемся.
Ответом было молчание. Послышались тихие гудки.

— Так вы говорите, что это у Ани давно? — молодой полицейский с взъерошенными светлыми волосами сидел напротив Аниной мамы и делал какие-то заметки.
— Да, то есть нет. Как сказать, — дама с ромашковой брошкой отвела взгляд в сторону, пытаясь что-то вспомнить. — В детстве она часто рассказывала нам о людях и предметах, которые мы, ну, в общем… Не видели. Тогда мы посчитали, что у девочки просто развито воображение, понимаете, фантазия разыгралась. В школе это вроде как прекратилось, и мы перестали придавать этому значение.
— Ага… — ручка быстро зачеркнула что-то на листке. — А потом?
— Потом, года два-три назад, Аня рассказала, что познакомилась с очень интересным молодым человеком. Ну, я, ясно дело, попросила её пригласить его к нам в гости. Анюта согласилась, и сказала, что тот тоже согласен. Но когда она радостно распахнула дверь, там никого не было, хотя она утверждала, что «вот он!».
— Ясно-понятно. — письменная принадлежность быстро начертила что-то на листе. — Почему вы не обратились к специалисту?
— Мы хотели, но Анна говорила, что это лишнее, наверное, ей привиделось и сейчас всё нормально. Мы и отказались от этой затеи, — голос дамы дрогнул. — Кто… Кто же знал, что это приведёт к таким последствиям! — мамаша заплакала, пачкая размазавшийся тушью щёки.
Они сидели на красном диванчике в комнате Ани. Вокруг по-прежнему валялись цветы, украшая квартиру. Где-то вдалеке запел соловей, зачирикали воробушки, подпевая ему. Сирень, качая своей пышной шевелюрой на ветру, постучалась тонкими ветвями в приоткрытое окно. Снова резкий порыв взбудоражил комнату — заставил закружиться в танце лепестки, передёрнуть грациозными плечиками невесомые занавески. Ветер заставил комнату в последний раз ожить. Комнату, которая теперь знает ещё одну историю, но никогда не сможет поведать её нам.
Облака пробегали по небу небольшими толпами, словно старшеклассницы по школьному коридору, весло таращась на всё вокруг и красуясь на солнце. В пустой пыльной комнате царила тишина, совсем несоответствующая весеннему настроению окружающих. На полу лежала изящная кисть сирени, настолько хрупкая, что казалось, одно прикосновение сможет в миг разрушить её. На ветке красовалась записка, привязанная тонкой красной ленточкой. На ней, мелким почерком второпях было нацарапано: «Я больше не буду)».
Было прекрасное июньское утро.

Свидетельство о публикации (PSBN) 42934

Все права на произведение принадлежат автору. Опубликовано 13 Марта 2021 года
Spbneko
Автор
— Я буду рядом, пока весь этот ужас не закончится. — Да из-за тебя вся эта чертовщина и происходит.
0






Рецензии и комментарии 2


  1. oroblanco 14 марта 2021, 18:59 #
    Атмосферное произведение, способное погрузить в себя, а не просто пробежаться с интересом по строчкам.
    1. Tihun8 14 января 2022, 01:00 #
      Очень интересно и захватывающе

      Войдите или зарегистрируйтесь, чтобы оставлять комментарии.

      Просто ещё один добрый рассказ 0 +2
      Для кого-то искусство больше, чем товар 1 +1
      Убийство в стихах 1 +1
      Счастье 0 +1
      Глава 1. Кто здесь? 0 +1


      Добавить прозу
      Добавить стихи
      Запись в блог
      Добавить конкурс
      Добавить встречу
      Добавить курсы