Чёт-нечет... орёл-решка...


26 Октября 2017
Потапов
16 минут на чтение

Возрастные ограничения 18+



Июльское вечернее солнце замерло над горизонтом малиновым гипертоническим лицом и всё не решалось уйти на покой. Волна вкрадчиво, по-женски – ш-ш-ш, ш-ш-ш – ластилась к берегу. Слажено, как «Виртуозы Москвы», цикадили цикады в камышах. Струйка дыма от тлеющего костра изгибалась стриптизёршей, медленно исчезала в потемневшем небе. Лениво вылуплялись звезды.
Муля дёрнулся во сне, открыл ошалевшие глаза и громко, со стоном зевнул. И вновь завалился на бок.
— Спи, родной, спи.
Ладонь Сергея ласково погладила узкую игрушечную мордочку пса, затем передвинулась ниже и почесала тому живот. Мулины глаза блаженно сомкнулись.
— Ты с ним чуть ли не спать готов на подстилке, — ухмыльнулся Денис, подвинул котелок на угли. – Как с малым возишься…
Сергей покосился на него. Вытянул из костра тлеющую ветку, прикурил.
— Ему сейчас четырнадцать лет, — ответил он глухо Денису. – Через год-два помрёт. И накой ему после этого любовь моя? – Сергей вопросительно посмотрел на собеседника.
Тот смутился.
— Да я не об этом!.. Просто… и целуешь его… и жрать: сначала ему, потом – себе… И гладишь, и разговариваешь… В строгости должна быть собака! А то… Иждивенец вырастит. В грош тебя ставить не будет.
Муля приоткрыл один глаз и приподнял ухо, но через секунду вновь захрапел.
— Зачем ему строгость? Он больше нас с тобой в этой жизни понимает, а ты: «в строгости»… Это нам узда нужна, а не ему.
Денис опять глупо хохотнул и разлил спиртное по кружкам. Сергей принял дозу свободной рукой, поднял торжественно.
— Я, Дениска, за Мулю предлагаю выпить, за спасителя моего!
Денис остановил кружку у самого рта, посмотрел недоверчиво на Сергея.
— Жизнь он мне спас, Дениска. Жизнь. А ты говоришь: строгость… — И Сергей залпом выпил водку.

Тьма незаметно сгущалась. И звезды заискрились, заблестели, как чешуйки на мокрой гальке. Стихли цикады. О чем-то прокричала напоследок засыпающая пичуга. Засновали бесшумными дельтапланами летучие мыши. Негромко сердился закипающий чайник.
Мужики некоторое время молчали, прислушиваясь к природе и своим организмам.
— Хорошо пошла,- констатировал, наконец, Сергей. – Давай ещё по одной.
— Давай,- легко согласился Денис. – А что за история у тебя была, дядь Сереж? Почему я не в курсе?
— А ты тогда еще маленький был, не помнишь этого.
— Дядь Серёжа, расскажи. Сам же заикнулся! Не тяни…
У Дениса, и вправду, засвербело внутри: друг семьи чуть не погиб, а он, как троюродный, ни сном, ни духом!..
Сергей не торопился. Не вальяжничал, не кочевряжился, как иной рассказчик, просто водка «стыла», а впереди вся ночь. Успеем ещё наговориться. Он поднял кружку.
— Ну, за рыбалку. – Закусил, закурил, налил чая в ту же кружку и лишь после этого начал не спеша, с длинными паузами рассказывать.

— Влюбился я тогда, Денис. Вусмерть. До тридцати пяти холостяковал, а тут – по уши втрескался. И чего, кажется, не хватало? Двушка на шестьдесят метров, «колеса», начальник участка. Живи – не хочу… Все женатики завидовали! Сашка, вон… — Сергей запнулся, посмотрел на Дениса. – Не-е, не батя твой, другой Сашка… Завидовали, в общем…
И, ты понимаешь, не сказать, чтоб красавица… Симпатичная. На шесть лет меня моложе. То есть, тоже жизнь повидала, с опытом… Характер мне её нравился: спокойная, уживчивая, юмор понимает. А к себе – ни-ни до свадьбы! Я к ней, как пацан: поцелуйчики, обжиманцы… Это на четвёртом десятке то, представляешь?!
Возмущение в голосе Сергея было неподдельным. Денис понимающе покивал головой.
— А всё перетерпел… Я ж говорю: влюбился без ума. День свадьбы определили, готовиться стали. Я себе в салоне туфли и костюм купил. Приличный, хоть сейчас на похороны. Она – платье белое с фатой. Всё по-человечески. У меня аж сердце замирало: во, счастье дураку! Планы строили: и по детишкам, и по жилью, и … вообще… о будущем.
Ну, причипурились, нарядились, невесту выкупили – и в загс. Как сейчас помню: 1-ое августа было.

Он курил, задумчиво глядя на пламя костра. Костёр перестал трещать сучьями и прислушался к разговору.

— Машины в лентах. Друзья с шампуриком. Батя твой свидетелем на переднем месте с пакетом спиртного. Я с Любкой — на заднем, как истуканы с острова Пасхи. Едем, значит… Квартал, наверное, до загса остался. Музычка в салоне. И тут водила – по тормозам! Я – носом ему в затылок. Любаня – на панель, благо, тазобедренным суставом меж передних сидушек застряла, а то бы — вдребезги!.. Вой, плач, крики!..
Высыпали из машины. Все живы — здоровы, слава богу! И – к водиле, за грудки его: что ж ты, падлюка, делаешь?! А он только мычит, пальцем на колёса показывает. Смотрим: щенок, сучонок такой, ползёт. Скулит так жалобно – и к тротуару ползёт. Видимо, всё-таки задело.
И тут моя Любаня ка – ак заорёт! Да как двинет щенку свадебной туфелькой! А потом развернулась и – бац, бац! – по харе водителю!.. А что… я её понимаю… — Сергей приподнял кружку, дождался наполнения, кивнул благодарно и выпил. Выдохнул резко и продолжил слегка севшим голосом. – Любой бы на её месте… Фата порвана, платье замызгано, в пятнах крови всё (это я нос свой разбитый не успел платком зажать). И до регистрации пять минут… Какая, к лешему, свадьба в таком прикиде? Да я-то бы и в кальсонах женился, но… — он цыкнул, нервно дёрнул головой. — Чего она разоралась, как поросёнок? У неё же красивое колоратурное сопрано было, а здесь на фальцет перешла. Да ещё с матом. Ну, кому ж баба с матом понравится? А ещё – «заведующая библиотекой номер 23»… — Он пьяненько задумался. Затем добавил: — «Дробь 17». Тоже мне… У меня дядька троюродный, Кучкин — популярнейший артист! Его каждый год по телику показывают не один раз – и то он никогда прилюдно не выражался! В себе всё держал!
— Дядь Серёжа, я что- то не слышал про такого, — встрял в монолог Дениска. Сергей покосился на него подозрительно.
— «Офицеры» смотрел? Ну, а что ж говоришь, что не слышал? Момент помнишь, где Юматов раненного испанца тащит? А дядька в это время в оцеплении стоял у Кремля, там снимали. Он уже по второму году служил, до ефрейтора дослужился. «Ну, говорит, делают четвёртый дубль, который в фильм потом вошел. Юматов взмок весь, испанец то раненный – он всегда тяжелей, чем здоровый… А я стою рядом. Давай, говорю, я брошу. Он говорит: «Валяй!» Я и бросил башмак. Запечатлился для истории». Да закрой ты рот, Денис! Познакомлю я тебя с дядькой, автограф ещё возьмёшь.
Некоторое время молчали. Сергей поднял ясные глаза на напарника.
— Денис, а о чём я говорил? Про свадьбу? А-а, всё… Вспомнил. Плесни ещё.
— Дядь Серёжа, а не гоним мы? Давай ушицу подогрею, потом выпьем.
— Давай,- легко согласился тот. – Но – плесни. «Мы взяли Берлин и два раза по пятьсот»…- он придвинулся к тому, малость расплескав из кружки. Костёр, приняв на грудь, ярко вспыхнул, осветив окрестности. – Хай с ним, с поросячьим визгом! Наслушался я его в детстве на селе, считай – как музыку воспринимаю. Говорю же: хоть в исподнем расписался бы! Но зачем же тварь божью пинать? И так чуть ли не при смерти, а она!.. Она же и с людьми так будет! И со мной – так же, только повод дай… А тихушница — то какая была до этого, что ты! Как Мавзолей. А здесь… восстала!
Не выдержал я. Залепил ей. Руку водиле пожал. Щенка взял да ушел. Батя твой меня только на Новороссийской догнал, трудно ему было с пакетом бежать. Мужик у тебя батя. Правильный мужик! Ни – че – го не спросил и не сказал! И Галка, мать твоя – тоже правильная женщина. Тебя молча забрала – и к родителям на двое суток. А мы с батей у вас остались. К ветеринару сходили. А потом пакет опустошали до понедельника. В понедельник меня и «замели». Любка заяву накатала и побои сняла. Но все подтвердили, что рукоприкладства не было, это она, дескать, о панель трахнулась в машине. Всё — равно, пятнадцать суток отсидел. За сопротивление наряду. Хорошо, хоть Сашка не ввязался, спал мёртвым сном. А то кто бы с Мулей пятнадцать суток возился, пока я в КПЗ полы мёл?
— И что, даже её подруги не сознались? – удивился Денис, разливая юшку по чашкам.
— Не-а. – Сергей принял чашку, отхлебнул горячую жидкость через край. – Порядочные все оказались. А «детекторов лжи» тогда ещё не было. Это когда что-нибудь зажмут на «детекторе» — тогда все сознаются, путаться перестают да одну правду-матку гонят. А так можно и одной совестью обойтись. Без правды.
— И чего? Вы так и не помирились? – Денис вновь разлил по кружкам, порезал дольками сочную луковицу.
— Ну, умные же люди. Чего понапрасну мертвечину оживлять да «плач Ярославны» устраивать? Разбежались. После суда ни разу и не виделись.
Молча хлебали варево. Долго, с наслаждением.
Недовольно завозилась утренняя птица в траве. Плеснулся карась на мелководье грамм на семьсот сорок пять. Блекла уходящая ночь. Серели вместе с ней лица сидящих у костра.
Сергей осторожно перебирал шерстку у Мули в поисках клещей. Тот сонно ворочался, дёргал лапами.
— Ну-ну, — ласково шептал Сергей. – Чего кобенишься, как деепричастный оборот? Лежи, лежи… — Он вздохнул полной грудью, посмотрел на светлеющую полоску у горизонта. – Утро, мать честная!.. Хорошо-то как! Как заново рождаешься.
— Утром всех к философии тянет, — убеждённо произнёс Денис, глядя воспалёнными красными глазами на ту же полоску.
Сергей усмехнулся.
— Не знаю, не знаю… Меня, обычно, по утрам к рассолу тянет.
— О! – обрадовался Денис. – Дядь Серёж! Давай ещё по-слегка да пойду сети проверять! Батя к обеду приедет, поспать успеем.
— Давай. По-слегка, философ…
Денис натянул «болотники» и пошел к лодке. Сергей, не отрываясь, смотрел на его ладную девятнадцатилетнюю фигуру, а пальцы продолжали машинально перебирать собачью шерсть.
Денис долго брел по мелководью, волоча за собой лодку, затем скрылся в камышах.
Сергей вздохнул, перевёл глаза на Мулю. Тот уже проснулся и внимательно глядел на хозяина.
— А, может… и напрасно тогда… водила — то тормознул, — то ли подумал, то ли наяву прошептал Сергей. И вновь тоскливо посмотрел в ту сторону, куда ушел почти ровесник, может быть, его так и не родившегося сына.

Потапов
Автор
Автор не рассказал о себе

Свидетельство о публикации (PSBN) 5723

Все права на произведение принадлежат автору. Опубликовано 26 Октября 2017 года

Рейтинг: +1
0








Вопросы и комментарии 7


  1. Светлана Рожкова 27 октября 2017, 01:50 #
    Не напрасно. Симпатии читателей на стороне Сергея и Мули, невеста — живодёрка. Бог отвёл. Хотя интересно знать, это выдумка или быль? На мой взгляд последний абзац и сомнения лишние, и название другое у рассказа должно быть. Невеста — полная дура, просто мужику выбора не оставила. Сергей понял, что его ожидает в случае не согласованных действий или непредвиденных обстоятельств, или ударов судьбы! Какие уж тут орёл — решка! Радовалась бы, что живой осталась! А она собаку пошла добивать! («Спокойная, уживчивая, юмор понимает».) Задевает рассказ за живое, безусловно.
    Всё-таки, есть немного замечаний: «Плеснулся карась на мелководье грамм на семьсот сорок пять.» — Для чего такая подробность? Именно ещё и «пять»? Мне кажется и «сорок» не существенно. «перебирал шерстку у Мули в поисках клещей.» — «в поисках клещей» уже лишнее. — Это уже литературные блохи, которых сам не замечаешь. Есть грубоватые выражения, которые можно сказать более литературным языком: «водила – по тормозам!»; «о панель трахнулась в машине»; «по харе водителю!»; использование тюремного сленга — замели, заява, прикид, тихушница что показывает, что Сергей имеет отношение к тем, кто срок мотал? Такие слова должны отражать что-то, характеризовать человека, функциональны быть; или к мавзолею и Берлину отсылка? для чего? А вот простонародные выражения, которыми также густо усеян текст, воспринялись органично, в принципе глаз их также вычленил и отметил из текста, но принять их было легче: «Запечатлился для истории», «по -слегка» — у нас так не говорят — «залепил»;" причипурились"; «сидушки»;" поцелуйчики, обжиманцы" и т.д., а то и гипертоническое лицо знает и сопрано колоратурное, и дельтопланы, и тем не менее такой простонародный говор; «цикадили цикады» — масло масленое, а вот «звёзды вылуплялись» и дым стриптизёршей — не стандартно, интересно. Довольно подробно разобрала. Дело автора, прислушаться или нет; надеюсь, пригодится, хоть задуматься. Р.С.
    1. Потапов 27 октября 2017, 08:50 #
      Спасибо, Светлана, за разбор и непроизвольную рецензию. Но, извините, я так и не понял: понравилась миниатюра или нет? То, что её изменить надо от названия до «я» — это мне ясно, я задумался. Но, вот, как быть с «у нас так не говорят»? Где «у нас»? И среди кого (рабочие, крестьяне, интеллигенция, любители танца живота, нумизматы и т.д)? Но — спасибо Вам огромное. И (Р.S/): ГГ не сидел. Окружение у него такое.
      1. Светлана Рожкова 27 октября 2017, 21:28 #
        Автор Потапов, (по фамилии очень официально либо по-панибратски — вы это чувствуете?) Отзыв не однозначный, как вы поняли, иначе я бы плюс поставила — душу трогает, но на мой взгляд нуждается в уточнении и приведении к единой системе языка, хотелось бы литературного, чего история в принципе заслуживает — есть слова, которые не знает, скорее всего, человек, употребляющий простонародные выражения сплошь и рядом, чтобы много не менять, и оставить наречие простонародное, возможно пожертвовать «сопраном», «гипертоническим закатом» и иже с ними — эти слова в его простонародной речи смотрятся как иностранные среди русского дворянства — они вы-де-ля-ют-ся; также к литературному языку в целом не относится уголовный сленг, если только не характеризуют героя, как человека, который сидел в тюрьме (срок мотал), но если для рассказа это несущественно, то лучше вообще их убрать, чтобы привести к чистому русскому литературному языку; «у нас» — это по правилам русского языка — «по- слегка» либо местечковое выражение, либо сленговое пьющих людей, но если оставлять простонародное — возможно, его употребить, для меня оно выделяется, но умом я догоняю почему оно здесь; я говорю за себя, про то, что разностилевым выглядит. Помимо стиля не стоит «всуе» ни с чего про Берлин или мавзолей — это уже символы и полоскать просто так их в любом, не имеющем к ним отношения, рассказе, значит задевать чьи-то чувства веры и патриотизма. Пушкину и многим другим классикам было не чуждо работать над собственным текстом и подчищать не имеющие отношения к описываемым событиям вдруг возникающие линии и подробности излишние, уводящие от темы рассказа. Не надо ершиться. Если вы будете писать о нумизматах — без их сленга вам не обойтись, но согласитесь язык рабочих в стилевых и словесных построениях отличается от интеллигента или крестьянина, (которого как класса уже у нас несколько лет не существует, кстати, а всё языком их разговариваем). Я не даю готовых рецептов, я указала на несоответствия, а приводить к единству или нет и от чего отказываться или нет решать вам; вы согласились, как я поняла с тем, что название должно отвечать сути происходящего в истории, а суть в том, что невеста сбросила маску ангела, и в своей реальности ваш герой не думал прощать её или нет, от неё даже подруги отвернулись, значит название другое и точнее. Если что-то не понятно спрашивайте, в письменной речи — не в устной бывают не договорённости, но вы и сами заметили, что я постаралась избежать «непоняток», и высказалась достаточно подробно. Если с чем-то сразу трудно согласиться, всегда можно обдумать, и при желании вернуться. А без вас никто даже запятой не поменяет. Мы все, к сожалению, говорим не на литературном языке, но некоторые ещё способны отличать язык разговорный от литературного. Если произведение жанрово требует «вульгаризмов», значит, того не избежать, но от этого они не изменяются, оставаясь низким языком, лишь оправданы необходимостью своего присутствия. Остаётся лишь решить оправданы ли, есть ли такая необходимость их в данном месте. Ждём новых интересных историй! Р.С.
        1. Светлана Рожкова 27 октября 2017, 21:52 #
          «Спаситель Муля» — чем не название для истории?
          1. Потапов 27 октября 2017, 22:35 #
            Светлана, спасибо Вам огромное за ответ. Не обижайтесь: я не «ершусь». Просто этот рассказик уже был несколько раз напечатан в бумажных носителях, поэтому мне не хочется в нём ничего менять. В первую очередь неудобно перед издателями и редакторами. Извините.
            А истории новые выкладывать буду. Не знаю, уж, насколько интересные, но — буду. Уже выложил.
            А Вам еще раз большое спасибо.
            Владимир Потапов.
            1. Светлана Рожкова 27 октября 2017, 22:51 #
              Понимаю. Ну, значит на будущее — общие размышления о языке — авось, пригодятся. Если Вы уже печатаетесь, почему выкладываете вещи на сайте? Чтобы больше людей читало?
              1. Потапов 27 октября 2017, 23:02 #
                Ну, самое главное: при бумажном варианте почти нет обратной связи( не считая корректора и редактора). А для меня это важно, хотя первоначально считал, что бумага — предел мечтаний. Ну, и очень рад, что появляются новые читатели. И намного больше, чем тираж напечатанного. Тем более то, что оговорено в договорах, не выставляю в течении года. В общем, «все довольны».

                Войдите или зарегистрируйтесь, чтобы оставлять комментарии.

                Рейтинг
                Должник 7 +4
                А небеса молчали 0 +3
                Лет ит би 2 +1
                Эхо жизни 0 +1
                Псина 0 0


                Почему кладбища не освещают?

                Вы когда-нибудь работали в кофейне напротив кладбища? Нет? Тогда Арина может поделиться с Вами своим опытом... Читать дальше
                270 0 0

                Времена года/Зима

                Зима или умереть от счастья...

                Утренняя морозная свежесть вползла без спроса в старую московскую квартиру на Садовой. Куски отсталой штукатурки и языки отклеивающихся обоев трепетали от шалостей забежавшего ветерка, пробравшегося через дыр..
                Читать дальше
                395 0 0

                Дорога к Воротам в Рай.

                — Знаешь что хочу на день рождения?- она красила губы перед зеркалом в тёмном коридоре однокомнатной хрущёвки.
                Открытая дверь в санузел, в котором горела очень тусклая лампочка, света не добавляла, лишь нервировала. Ниша рядом в туалетной дверью..
                Читать дальше
                79 0 0